Юридическая ответственность иностранных интернет-компаний в условиях современного информационного законодательства

В.Е. Чеботарев

Кандидат экономичесских наук, доцент

Развитие единого информационного пространства Российской Федерации является одной из важнейших задач, стоящей перед государством, которое должно решать вопросы не только развития информационного пространства, становления информационного общества, но и неизбежно сопутствующей задачи - обеспечения информационной безопасности.

Источником распространения массовой информации в сети является любой общедоступный и открытый информационный ресурс. Известно, что «для сетевых информационных процессов характерны широта охвата аудитории, высокая оперативность, многообразие форм информационного воздействия при наличии обратных связей пользователя с поставщиком информации. Такое сочетание приводит к тому, что глобальные компьютерные сети становятся мощным инструментом выражения и формирования общественного мнения. В этом качестве они приближаются по своим возможностям к традиционным средствам массовой информации, а в некоторых случаях и превосходят их .

Свобода Интернета от коммерческих и политических ограничений вместе с его доступностью и интерактивностью придает электронным средствам коммуникаций громадный демократизирующий потенциал, поскольку позволяет избегать цензуры и регламентации. Однако, с другой стороны, эти возможности являются основой существующих угроз информационной безопасности, а также нелегальной деятельности хозяйствующих субъектов, бесконтрольного распространения рекламы и т.п. Особую актуальность и, соответственно, внимание со стороны законодателя приобрела в последнее время «жизнь» в реалиях российского законодательства иностранных интернет-компаний.

Виктор Александрович Копылов, стоявший у истоков информационного права, важной особенностью глобального информационного пространства называл отсутствие географических и геополитических границ государств-участников, в результате чего происходит «столкновение» и «ломка» национальных законодательств стран в этих сетях. Интернет - по замечанию В.А. Копылова - по сути дела, представляет собой новую среду [1]

обитания человечества, новую среду деятельности личности, общества, государства. Эту среду нередко называют виртуальной, имея в виду тот факт, что информация - основной объект этой среды - физически, «на ощупь», не ощутима[2]. Но информация сегодня - понятие чрезвычайно широкое, это прежде всего - серьезнейший ресурс, одна из движущих сил развития современного общества, потому и отношение к информации, представляемой и передаваемой любым интернет-ресурсом, тем более если речь идет, об иностранном представителе, более чем пристальное.

Об усилении контроля со стороны государства за интернет- ресурсами свидетельствует немало фактов. Так, Федеральный закон от 28.07.2012 № 139-ФЗ внес в Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» ст. 15.1., в которой был установлен Единый реестр доменных имен, содержащий информацию, запрещенную к распространению в Российской Федерации.

Изменениями, внесенными федеральным законом № 139-ФЗ, установлены четыре основания включения доменных имен и сетевых адресов в Реестр. К таковым относятся интернет-ресурсы, содержащие:

  • - материалы с порнографическим изображением несовершеннолетних;
  • - информацию о разработке и об использовании наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и т.п.;
  • - материалы, пропагандирующие совершение суицида, а также способы самоубийства;
  • - сведения о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия).

Проблема внесения интернет-ресурсов в Единый реестр доменных имен неоднозначна. Одно из мнений - проведение профилактических мероприятий, конечно, хорошо, но необходимо учитывать специфику Интернета, которая позволяет обойти практически любые ограничения, так как сама глобальная сеть не принадлежит никому и регулируется зачастую лишь на национальном уровне [3]. Изучая богатый опыт зарубежных стран по данному вопросу, можно прийти к выводу, что многообразие различных фильтров рассчитано в первую очередь на рядовых пользователей Интернета и не представляет особых затруднений для технических специалистов. Так, исследование, проведенное в Гарвардском университете, показало, что средства обхода ограничений во Всемирной паутине «сложны в применении и обладают недостатками, поэтому на практике ими пользуются не менее 2 % пользователей страны».

В числе последних реализованных законодательных инициатив - преобразование сегмента интернета для органов государственной власти в отдельный российский государственный сегмент (соответствующий Указ подписан Президентом 22 мая 2015 года), появление новой обязанности1 для операторов, осуществляющих обработку персональных данных, обеспечивать осуществление всех действий, связанных со сбором и хранением персональных данных граждан Российской Федерации, с использованием баз данных, в том числе в сети Интернет, на территории РФ, а также обязанности организатора распространения информации в сети Интернет по частичному хранению данных о трафике и пользователях на территории России и их предоставлению по запросу компетентных органов, согласно так называемому «Закону о блогерах»[4] [5]. Этот закон обязывает авторов интернет-ресурсов (сайтов, блогов и пр.) с аудиторией «свыше 3000 пользователей в сутки» регистрироваться в Роскомнадзоре и накладывает ряд серьезных ограничений на содержимое этих ресурсов.

Вышеназванный федеральный закон устанавливает ряд достаточно жестких требований по обеспечению сотрудничества интернет-сервисов с российскими правоохранительными органами (главным образом с ФСБ). Данное регулирование является во многом схожим с тем, которое предусмотрено для операторов связи, и в основном представляет собой попытку распространить на коммуникационные интернет-сервисы те же положения, что и на операторов связи - подобно тому, как тот же Закон распространил на блогеров ряд положений законодательства

Нарушение требований действующих законов в этой сфере влечёт за собой уголовную, административную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Так, несоблюдение обязанностей по взаимодействию с уполномоченными органами может влечь административную ответственность по ч. 2 ст. 13.31 (непредоставление информации по запросу) и ч. 3 ст. 13.31 (за нереали- зацию требований к оборудованию и программно-техническим средствам, а также разглашение сведений об организационных и тактических средствах осуществления оперативно-розыскных мероприятий) КоАП РФ в виде шграфа, максимальный размер которого для юридических лиц может составить 500 тыс. руб.

Однако применение мер ответственности к иностранным интернет- компаниям на практике реализовать очень сложно. Действия Роскомнадзора ограничиваются сегодня исключительно профилактическими мерами - в числе последних - банальная рассылка официальных писем с требованием прекратить нарушение российского законодательства и предупреждением о возможном возбуждении дел об административных правонарушениях. Подобные действия Роскомнадзора были вызваны тем, что Facebook, Twitter и Google не представили запрошенных данных о суточной посещаемости ряда пользовательских страниц, а также данных, позволяющих идентифицировать владельцев аккаунтов с суточной посещаемостью более 3 тыс. человек. В то время, как ответственность предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях РФ (ст. 19.7.10): штраф до 300 тыс. рублей - для юридических лиц, за повторное нарушение - до 500 тыс. рублей или административное приостановление деятельности на срок до 30 суток. Высказываются совершенно обоснованные сомнения1 - если в России будет вынесено решение о штрафных санкциях против Facebook и Twitter, то взыскать с них средства будет сложно. При этом в нашей стране агенты собирают для этих компаний деньги за рекламу, и эти средства можно будет взыскать через суд - за исключением вознаграждения самого агента за проведенную работу.

Что касается Google, то в России у этой американской корпорации есть дочерняя компания, но и это не гарантирует возможности взыскать штраф.

Остается лишь один выход и одна действенная мера - блокировка доступа к таким интернет-ресурсам. Так, по заявлениям заместителя руководителя Роскмонадзора Ксензова «Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков. Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от «выключения» социальных сетей будут менее существенными по сравнению с тем вредом, который причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону»[6] [7]. Однако такая позиция выглядит слишком радикальной и не популярной среди массовых пользователей, которые привыкли общаться и получать информацию через эти системы.

Да и сама возможность внесудебной блокировки интернет-ресурсов неоднократно подвергалась серьезной критике.

Интересен опыт зарубежных стран. Так, согласно исследованию Фонда развития гражданского общества1 зарубежные страны блокируют следующую информацию:

  • - сообщения политического характера (Вьетнам, Китай);
  • - сайты, подрывающие экономику (США, ОАЭ, Оман);
  • - материалы, нарушающие семейные ценности и социальные нормы (Саудовская Аравия, Иран и другие мусульманские страны);
  • - ресурсы экстремистских и террористических движений, веб-сайты мошенников (Южная и Северная Корея, Грузия);
  • - интернет-инструменты для обхода блокировок (Китай, Куба).

В целом необходимо отметить весьма неоднозначные оценки принятым и принимаемым законам, так или иначе направленных на регулированияе деятельности иностранных интернет-компаний. Так, по мнению А.И. Савельева, юрисконсульта в компании IBM (Россия/СНГ), старшего научного сотрудника НИУ ВШЭ[8] [9], «лишь немногие страны ввели определенные ограничения на хранение персональных данных за рубежом, да и то касающиеся только некоторых категорий персональных данных, в основном финансового характера (Китай), либо требующие от владельцев конкретных видов вебсайтов (новостных, социальных сетей и онлайн-игр) локального хранения копий соответствующих данных для предоставления их компетентным органам и облегчения рассмотрения претензий пользователей, не запрещая параллельной их обработки за рубежом (Вьетнам). Даже Китай, обладающий самой продвинутой системой контроля над Интернетом в мире, не пошел на полную локализацию персональных данных, так что модель, закрепленная в нынешнем варианте Закона № 242, не имеет аналогов в мире, что является очередным подтверждением ее нежизнеспособности (по крайней мере, если в нее не будут внесены существенные корректировки). Учитывая явную направленность Закона № 242 против иностранных интернет-компаний, он, скорее всего, имеет исключительно политические цели, став одной из санкций второго уровня, в то время как в роли орудия санкций первого уровня в России традиционно выступает Роспотребнадзор».

Можно по-разному относится к этому мнению, однако же очевидно, что далеко не все иностранные интернет-компании смогут реализовать себя в условиях серьезных изменений информационного законодательства. Однако ряд из них уже проводят серьезную работу по адаптации своей деятельности к имеющимся реалиям. 20 мая на расширенном заседании коллегии Роскомнадзора глава ведомства Александр Жаров уже сообщил о согласии американских компаний Google, eBay и китайской AliExpress хранить персональные данные своих российских пользователей на серверах в России. Действовать закон, предписывающий хранить данные россиян внутри страны, начнет с 1 сентября текущего года. При этом до 15 августа Роскомнадзор планирует сформировать реестр «нарушителей прав субъектов персональных данных».

Вообще в различных странах существуют свои подходы к решению этих и других проблем информационного права, связанных в том числе и с деятельностью иностранных интернет-компаний.. Так, например, в Китае удалось поставить использование Интернета в жесткие рамки, при этом многие представляющие опасность сервисы, например иностранные социальные сети, запрещены, а доступ к ресурсам всемирной паутины осуществляется только на основе предоставления пользователями подлинных персональных данных. Естественно, такое положение дел помогает правоохранительным органам и специальным службам бороться с инцидентами и правонарушениями в национальной информационной сфере. За последние годы в средствах массовой информации не фигурировало ни одного крупного инцидента, связанного с утечкой информации ограниченного доступа из государственных учреждений Китая.

В основе системы контроля за информационной сферой, применяемой в США, лежат мощь и передовые позиции этой страны в области информационных технологий. Следует отметить, что на сегодняшний день США являются мировым лидером по количеству высокопроизводительных средств вычислительной техники, в том числе применяемых в государственном секторе для нужд обороны и безопасности.

Известно также о существовании нескольких крупных центров обработки данных, действующих в интересах спецслужб и военных ведомств. Эти возможности позволяют США осуществлять контроль не только за национальной информационной сферой, но и за информационными ресурсами, а также интернет-трафиком и коммуникациями других стран. Преданные огласке факты о деятельности американских спецслужб свидетельствуют о тотальном контроле с их стороны за информационными ресурсами, органами власти и государственными деятелями ряда европейских и латиноамериканских государств, а также за сотрудниками международных организаций. Вместе с тем даже такие серьезные силы не помогли этой стране избежать крупных утечек секретных сведений из-за активности интернет-ресурса «Викиликс» и разоблачений Эдварда Сноудена.

Важно, чтобы России удалось найти свой, оптимальный вариант регулирования информационных отношений в Интернете, урегулировать взаимоотношения со всеми интернет-ресурсами, в том числе и с иностранными интернет-компаниями, сбалансировав интересы всех: государства, каждого россиянина, всего общества, и, безусловно, иностранных интернет-компаний....

  • [1] Осипенко А.Л. Борьба с преступностью в глобальных компьютерных сетях. Международный опыт. М.: Норма, 2004. С. 33.
  • [2] 2 Копылов В.А. Информационное право: Учебник. - М.: Юристъ, 2002. - С. 235.
  • [3] Николаев В. Запрещенные сайты: найти и обезвредить // ЭЖ-Юрист. - 2014. - №16-17.
  • [4] Установлена Федеральным законом от 21.07.2014 г. №242-ФЗ «О внесении измененийв отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядкаобработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях»
  • [5] Федеральный закон № 97-ФЗ от 5 мая 2014 года «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите ин-формации“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационнотелекоммуникационных сетей»
  • [6] Известия: Роскомнадзор предупредил Facebook, Twitter и Google об ответственности // Режим доступа: http://izvestia.ru/news/586739
  • [7] Известия: «Мы не видим больших рисков в блокировке Twitter в России» // Режим доступа: http://izvestia.ru/news/570863
  • [8] Доклад Фонда развития гражданского общества "Фильтрация контента в Интернете: задачи, тенденции и методы. Анализ мировой практики". URL:http://civilfund.ru. 25 апреля 2013 года.
  • [9] Савельев А.И. Законодательство о локализации данных и его влияние на рынокэлектронной коммерции в России // Закон. - 2014. - № 9.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >