Проблемные вопросы уголовно-правовой ответственности за семейно-бытовое насилие в отношении женщин

И.Р. Шикула

Кандидат юридических наук, доцент

Насилие в семье - это наиболее острая проблема, требующая более активного вмешательства со стороны государства. Семья является основой государства, поэтому обеспечение безопасности семьи является во многих странах одним из приоритетных направлений государственной политики.

В настоящий момент Совет Европы осуществляет программу «Остановите домашнее насилие», в рамках которой во многих европейских городах проводятся акции по защите прав женщин, подвергающихся насилию в семье.

Исследования в странах ЕС свидетельствуют, что от 20 до 25 процентов всех женщин, по крайней мере, один раз в жизни испытали физическое насилие, и более чем 10 процентов - насилие сексуальное.

Эксперты ООН подчеркивают, что насилие в отношении женщин совершается во всех странах мира, которое принимает различные формы: изнасилование, убийство младенцев женского пола, принуждение к проституции и ранним бракам, убийство, совершаемое «в защиту чести», и калечащие операции на женских половых органах. Каждая третья женщина хоть раз в жизни становится жертвой изнасилования или грубого обращения, ежегодно в мире пять тысяч женщин становятся жертвами убийств, совершаемых членами семей во имя «защиты чести»1.

В структуре насильственной преступности против женщин основной массив образуют корыстно-насильственные преступления (удельный вес которых составляет 80,1 %), насильственные преступления, совершаемые в семейно-бытовой сфере (89,2 %), насильственные преступления сексуального характера (7,15 %), торговля и сексуальная эксплуатация (2,91 %), преступные посягательства против репродуктивных прав женщин (0,04 %), преступления, связанные с криминальной дискриминацией женщин (0,01 %).

Только по официальным данным правоохранительных органов каждое третье убийство совершается в семье. Более 50 тыс. детей каждый год убегают из дома, спасаясь от «горячей любви» своих родственников или опекунов. Ежегодно 7 тыс. детей становятся жертвами сексуальных преступлений1. По данным правозащитной организации «Международная амнистия», каждый год в России в результате мужского супружеского насилия гибнут 14 тыс. женщин, т.е. одна женщина каждые 40 минут. Каждый день 36 тыс. российских женщин терпят побои от своих мужей[1] [2] [3].

На учете в полиции стоит около 200 тысяч семейных дебоширов, однако истинные масштабы семейного насилия этими цифрами не исчерпываются.

Как было отмечено в феврале 2008 г. на совместном заседании руководителей МВД России и правозащитного движения «Сопротивление», по-прежнему действует синдром «молчания ягнят», когда о зверских преступлениях не заявляют в полицию ни пострадавшие родственники, ни свидетели - соседив

Участники первого европейского криминологического конгресса (Лозанна, сентябрь 2001 г.) поставили проблему семейно-бытового насилия[4] в один ряд с организованной преступностью, наркотизацией и терроризмом[5].

Насильственные посягательства в семейно-бытовой сфере[6] представляют реальную и потенциальную опасность для социального здоровья семьи, общества и подрастающего поколения. Однако, несмотря на масштабы и социальную опасность внутрисемейного насилия, складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, общество и государство признают обозначенную проблему глобальной и требующей немедленного реагирования, с другой - государство предпринимает лишь робкие шаги в этом направлении, предпочитая не вмешиваться в семейную сферу, а реальные меры по противодействию насилию в семье остаются лишь предметом научных дискуссий.

Ситуация становится наиболее острой, когда речь идет о защите от семейно-бытового насилия женщин, которые в силу психоэмоционального состояния, поведенческих особенностей, являются наиболее уязвимыми для «домашнего агрессора».

Проблема защиты женщин от семейно-бытового насилия существовала всегда, но только в последние годы о ней стали говорить на международном и национальном уровнях. В Пекинской платформе действий от 1995 г. и заключительном документе Генеральной Ассамблеи ООН «Равенство, развитие и мир XXI века», а также в Конвенции о правах ребенка, принятой 20 ноября 1989 г., содержится призыв к правительствам всех стран провести необходимые меры для защиты женщин от насилия. На Форуме тысячелетия, проведенном ООН в сентябре 2000 г., отмечено, что ликвидация всех форм дискриминации и насилия в отношении женщин по- прежнему не достигнута.

Семейно-бытовое насилие - специфический вид преступления. Это один из самых скрытых видов преступлений, происходящих в стенах дома. Основными ее мотивами остаются ревность, злоба, зависть, иные личностные и бытовые причины. Поводом, как правило, служат ссоры, скандалы, неприязненные взаимоотношения в результате семейных неурядиц, жилищно-бытовой неустроенности.

Результаты проведенных автором исследований свидетельствуют, что чаще всего потерпевшими от насилия в семье оказываются жены (сожительницы) (47,2 %), дети (14,7 %), а также родители (13,3 %) виновного[7].

Жертвами «домашних агрессоров» чаще всего становятся женщины и дети в силу физиологических и психоэмоциональных особенностей, делающих их более слабыми и уязвимыми для преступника.

На фоне растущего вытеснения женщин из экономической и политической сферы, насилие в отношении женщин остается в России хроническим и повсеместным явлением. Так, количество преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении потерпевшей женщины (члена семьи) в 2007 г. составило 28885 тыс., (их доля в структуре всех преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении потерпевших женщин составила 11,4 %), в 2009 г. - 26531 тыс. (11,9 %), в 2010 г. наблюдается рост данного показателя - 28074 тыс., (их доля составила 12,6 %), в 2011 г. - 29465 преступлений, в 2012 г. - 27458, в 2013 г.-26430 (Рис. 1).

ском давлении, при котором агрессор не позволяет жертве работать, ставит ее в материальную зависимость, вынуждая просить у него деньги, лишая ее каких-либо средств к существованию1.

Кроме того, насилие включает в себя сексуальные домогательства[8] [9], постоянный контроль за действиями супруги (сожительницы), психическое насилие, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, экономическое насилие, манипулирование детьми в сугубо своих интересах, запугивание жестами (действиями), единоличное принятие важных для семьи решении.

У женщин, подвергавшихся насилию в течение длительного времени, вырабатывается своеобразный «синдром избиваемой женщины», в результате которого она ощущает себя целиком беспомощной, зависимой от своего мучителя, порой оправдывая его поступки. За рубежом женщина может уйти от обидчика, но в России она вынуждена возвращаться, поскольку общество не в состоянии обеспечить ей возможность выбора, безопасность и независимость. Неуверенность в себе в сочетании с социальными условиями вынуждает женщину жить под одной крышей с «домашним агрессором», поэтому государство, соответствующие правоохранительные структуры должны обеспечить женщине содействие и защиту: ей должна быть оказана социальная, психологическая, правовая и медицинская помощь (обеспечение жильем, трудоустройство, личная безопасность и безопасность ее детей и т.д.).

В связи с этим приобретает актуальность изучения зарубежного опыта противодействия насилию в семье в отношении женщин, не только с научной, но и с практической точки зрения, что должно помочь выработке адекватной системы мер по эффективному воздействию на ситуацию, определить место и роль в ней всех субъектов профилактики.

Так, в Швеции насилие со стороны супруга расцениваются как грубое нарушение неприкосновенности женщины и подпадают под более суровое наказание, нежели те же действия со стороны незнакомцев. В Австрии, Венгрии, Мексике, Португалии введена уголовная ответственность за сексуальное насилие в отношении женщин со стороны их мужей.

Одной из мер защиты женщин от физического насилия в США является охранный ордер, предоставляющий ее обладателям широкий спектр правовой защиты: виновник жестокого обращения должен прекратить преследование жертвы, какие-либо угрозы и физическое насилие.

Практически во всех центрах Европы уже несколько десятилетий существуют специальные убежища для женщин, подвергшихся домашнему насилию (так называемые кризисные центры), которые предлагают не только безопасное убежище от жестокого обращения, но и оказывают женщинам юридическую помощь в защите нарушенных прав.

Как правило, все кризисные центры имеют «горячую линию», которая доступна не только самим жертвам, но и другим лицам, нуждающимся в информации о данном центре.

В России также существуют центры психологической помощи, кризисные центры, «телефоны доверия», общественные организации «Женский союз», «Женщины Дона», правозащитное движение «Сопротивление», оказывающие помощь жертвам домашнего насилия[10].

Большую роль в предупреждении насилия в семье призваны играть органы внутренних дел. Однако не всегда правоохранительные органы стоят на страже интересов женщин, ставших жертвами семейно-бытового насилия. В основном возбуждаются уголовные дела по фактам насилия в семье в случае совершения убийства и причинения тяжкого вреда здоровью. Совсем иная складывается ситуация с побоями, истязаниями, угрозами и оскорблениями в адрес женщины. Возбуждение и расследование данной категории дел имеет свою специфику, связанную с особым порядком их возбуждения (по заявлению самой потерпевшей) и с объективными трудностями, возникающими при сборе, проверке и анализе доказательств, необходимых для следствия. Большинство таких преступлений осуществляются при отсутствии свидетелей, между близкими людьми. Женщины, пострадавшие от супружеского насилия в суд обращаются крайне редко1.

Казалось бы, УПК РФ содержит достаточное количество норм (ч. 4 ст. 20, ст.ст. 318-322), обеспечивающих жертвам преступлений, отнесенных к уголовным делам частного обвинения, доступ к суду. Однако мировые судьи, рассматривающие дела данной категории, а также сами жертвы преступлений говорят об обратном[11] [12]. Даже составить заявление в соответствии со ст. 318 УПК РФ представляется для последних достаточно грудным делом. Судьи же не могут помочь потерпевшим в соответствии с принципом состязательного правосудия. При этом от жертв, кроме составления заявления, требуется собрать все необходимые доказательства по делу и выступить в суде с поддержанием частного обвинения, т.е. фактически выполнить функцию прокурора - юриста высокой квалификации.

Действующее уголовное законодательство также не в полной мере обеспечивает защиту женщин от насильственных посягательств. С момента изменения Уголовного Кодекса РФ в 2003 г. существенно изменилась и система рассмотрения дел по насилию в семье. Большинство из них попали в категорию дел частного обвинения (ст. 115, 116. ч.1, ст. 117 ст. 119 УК РФ).

Такое выделение с точки зрения законодателей оправдывается тем, что эти преступления затрагивают права и интересы конкретных граждан, от их воли зависит, будут ли они возбуждать уголовные дела против обидчиков или нет. Однако в реальности это привело к тому, что пострадавшие остались практически без надлежащей защиты со стороны государства.

По данным судебной статистики, подавляющее большинство дел частного обвинения прекращается по двум причинам:

в связи с невыполнением требований суда по устранению недостатков заявления; по примирению сторон.

Женщины, испытывая чувство вины и веря словам обидчика о том, что насилие больше не повторится, забирают заявление или идут на примирение, поэтому возникает вопрос о целесообразности перевода вышеуказанных преступлений из категории дел частного обвинения в категорию дел частно - публичного обвинения.

Кроме того, следует внести изменения в ст. 115 и ст. 116 УК РФ посредством усиления санкции за насилие в семье. Так, например, ст. 115 УК РФ следует дополнить текстом следующего содержания: «те же действия, совершенные в отношении члена семьи, близких, бывших супругов, лиц, находящихся в фактических брачных отношениях, наказывается арестом на срок от двух до шести месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет».

В целях снижения криминализации населения и предотвращения рецидивов агрессивного поведения, внести в ст. 44. УК РФ «Виды наказаний» дополнительный вид наказания, а именно принудительное посещение курсов перевоспитания, который мог бы применяться в качестве и основного, и дополнительного вида наказания, при этом из заработной платы осужденного к принудительному посещению курсов перевоспитания должны производиться удержания в доход учреждений, организующих данные курсы, в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов. Внести соответствующие изменения в другие статьи УК РФ, касающиеся наказаний

Кроме того, в соответствии с действующим уголовным законодательством элементы семейного насилия не выделяются в отдельные виды преступлений по семейному признаку, а квалифицируются по отдельным видам преступлений: по статье 105 УК РФ «Убийство», изнасилование члена семьи - по статье изнасилования и т.д., отсюда и невозможность дать реальную оценку масштабам семейного насилия. Государством не разработано никаких общих критериев. Отсутствует единая система сбора официальной статистики и регистрации случаев насилия в семейнобытовой сфере. Существенным пробелом этой системы учета является недостаточное количество сведений о пострадавших.

Например, если указание на то, что потерпевшей является женщина, в учетной карточке имеется, то о ее родственных связях с лицом, совершившим преступление, не говорится вообще. Пока же основную информацию о насилии в семье, его причинах и условиях, личности преступника и пострадавшего дают социологические опросы, анкетирование, анализ документов, включенное наблюдение. Необходимо ввести как отдельную меру защиты охранный ордер, или внести дополнения в Закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», включив защитный ордер во вторую главу «Виды государственной защиты» как один из видов защиты, совершенствовать основные направления виктимологической профилактики в правоохранительной деятельности, которая в основном ограничивается пока что лишь вынесением представлений и профилактическими беседами с жертвами домашнего насилия, что можно объяснить как отсутствием закона, защищающего их от внутрисемейного насилия, специальных правовых норм уголовного законодательства, предусматривающих уголовную ответственность за насилие в отношении членов семьи в семейно-бытовой сфере, несовершенством статистической, так и отсутствием государственной программы по реабилитации жертв домашнего насилия, поэтому в целях обеспечения безопасности жертв от преступных посягательств в семейнобытовой сфере органам внутренних дел необходимо совершенствовать статистическую информацию1, повышать эффективность осуществляемых ими профилактических мероприятий виктимологического характера, которые должны быть направлены на предотвращение преступного насилия в семье и снижение виктимности ее членов[13] [14].

Список литературы

  • 1. Криминальное насилие против женщин и детей: международные стандарты противодействия: сб. документов / сост. В.С. Овчинский. - М.: Норма, 2008. С.7-8.
  • 2. Римашевская Н.М. Разорвать круг молчания... О насилии в отношении женщин. - М., 2005.
  • 3. Салагаев А.Л. Первый европейский криминологический конгресс// СОЦИС. - 2002. № 5. С. 139.
  • 4. Электронный ресурс: оон.рф>ги/ехрег1/20140331/03484.html
  • 5. Электронный ресурс: www.mvd.ru.

  • [1] См.: Бьет - не значит любит // Российская газета.-2008. 21 февр.
  • [2] См.: Каждые 40 минут в России гибнет одна женщина // ВВС Russian.com,08.03.2003; см. также: Римашевская Н.М. Разорвать круг молчания... О насилии вотношении женщин,- М., 2005.
  • [3] Электронный ресурс: www.mvd.ru.
  • [4] Необходимо разграничивать семейно-бытовые отношения, складывающиесямежду супругами (сожителями), родителями и детьми, иными родственниками(братья, сестры, бабушки, дедушки и т.д.), коммунально-бытовые отношения,складывающиеся между квартирантами, соседями и иными лицами, общение между которыми обусловлено совместным проживанием, производственно - бытовыескладывающиеся между сотрудниками (сослуживцами) на производстве, предприятиях, государственных и коммерческих структурах; между заказчиком и исполнителем, продавцом и покупателем и т.д.
  • [5] См.: Салагаев А.Л. Первый европейский криминологический конгресс// СОЦИС.-2002. №5. С. 139.
  • [6] Под семейно-бытовым насилием следует понимать совершаемые в результатебытовых конфликтов между лицами, состоящими в брачно-семейных, родственныхотношениях, умышленные общественно опасные деяния, посягающие на охраняемые уголовным законом семейные отношения (жизнь, здоровье, честь, достоинствои свободу личности).
  • [7] Не редко встречаются случаи лишения жизни родственников, особенно пожилых,«осложняющие» в силу возраста и личностных особенностей жизнь несовершеннолетним внукам или взрослым детям, привыкших к свободной, ничем не обремененной жизни.
  • [8] Так, по данным исследования семейных пар, проведенного Советом женщин Московского государственного университета, 54% опрошенных жен сталкивались сэкономическим насилием (они вынуждены регулярно просить деньги у мужа, отчитываться за все или большую часть произведенных расходов, не имея, в отличиеот мужей денег, которые могут потратить на себя), при этом каждая четвертая изопрошенных женщин (26%) подвергалась экономическому давлению (запрет состороны мужа учиться и делать карьеру, угрозы оставить без средств к существованию, плохие отзывы о работе жены, высказывания о том, что от нее на работеникакого толку, отказ в деньгах из-за «плохого» поведения жены) // Горшкова И.Д.,Шурыгина И.И. Насилие над женами в современных российских семьях. - М.:МАКС Пресс, 2003.
  • [9] Исследования, проведенные членами Российской ассоциации кризисных центров,указывают на то, что в государственной статистике приведены значительно заниженные данные по сравнению с фактическим числом изнасилований. Судя по телефонным звонкам, поступившим на телефоны доверия, работники кризисныхцентров г. Москвы и г. Санкт - Петербурга считают, что только 5-10% жертв изнасилования подают заявление в правоохранительные органы, и многие из этих заявлений не принимаются. По данным центра ’’Сестры”, только примерно у 3% потерпевших дела доходят до суда. Женщины не обращаются в полицию по многимпричинам: чувство стыда, связанное с изнасилованием, страх мести со стороныпреступника, боязнь, что об изнасиловании узнают соседи и коллеги по работе.Кроме того, даже если бы все потерпевшие обращались в милицию, государственная статистика в ее настоящем виде не отражала бы истинные масштабы сексуального насилия в России из-за отсутствия статистического учета заявлений пострадавших женщин, которые не были приняты или не дошли до стадии предварительного следствия.
  • [10] Положительный опыт имеется в ЖКЦ «Фатима» и ОППП «Сердеш» (г. Казань РТ); вкоалиции «Ангел», кризисном центре «Сестры» (г. Москва) и многих других.
  • [11] Криминальное насилие против женщин и детей: международные стандарты противодействия: сб. документов / сост. В.С. Овчинский. - М.: Норма, 2008. С.7-8.
  • [12] Об этом заявляли мировые судьи - участники семинара «Выработка схемы межведомственного взаимодействия представителей различных профессиональныхгрупп по противодействию насилию в семье».
  • [13] Если по заявлению пострадавшего сотрудниками ОВД приняты решения об отказе ввозбуждении уголовного дела на основании ст.24 УПК РФ, либо о направлении материалов по подследственности в соответствии со ст. 20 ч. 2 и ст.145 п.З ч.1 УПК РФ вмировой суд, то какая-либо информация по данным лицам в статистической отчетности не отражается, что в значительной степени снижает эффективность виктимологи-ческой профилактики жертв внутрисемейного насилия. Порядок регистрации фактовпричинения легкого вреда здоровью и побоев (не иначе как по жалобе потерпевшего)не позволяет объективно оценивать реальную ситуацию, которая в большей степенизависит не от деятельности сотрудников ОВД по выявлению и раскрытию данных преступлений, а от желания потерпевших и их родственников подавать заявление в ОВД.Кроме того, недоверие граждан в эффективность деятельности ОВД, неверие в объективность правосудия, способствует росту незащищенности жертв преступных посягательств в сфере семейно-бытовых отношений.
  • [14] Эту деятельность могут и должны осуществлять на более высоком уровне структурные подразделения органов внутренних дел, в частности участковые уполномоченные полиции (УУМ), сотрудники подразделений по делам несовершеннолетних(ПДН), патрульно-постовой службы (ППС) и органы предварительного следствия.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >