Юридическая ответственность. Основные подходы к ее понятию в современной юридической науке

Т.Н. Радько

Доктор юридических наук, профессор

Юридическая ответственность одна из самых традиционных, фундаментальных и дискуссионных в юридической науке. На процесс дискуссии оказывали и оказывают влияние не только выводы в правоведении, но и философия, и психология, и социология. Видимо, этим и объясняется то обстоятельство, что, несмотря на значительное количество работ, посвященных проблемам ответственности, общей точки зрения на понятие «ответственность» до сих пор не найдено. Причем дискуссии продолжаются не только в научной, но и в учебной литературе. Существующие разногласия по вопросу понятия юридической ответственности, с одной стороны, являются следствием активных творческих поисков ученых, а с другой - свидетельством ее сложного содержания, глубинных свойств ее сущности.

Если взять методологический аспект проблемы, то в настоящее время наблюдается отход от монизма в исследованиях ответственности. Вместе с тем имеет место рыхлость методологических позиций у некоторых ее исследователей, пытающихся объяснить сложные вопросы проблемы субъективным взглядом на ту или иную ее сторону. И особенно противоречивость подходов наблюдается в том, как понимать ответственность: только в качестве явления прошедшего события (действия) или явления, имеющего перспективное содержание. Отсюда и существующее двухаспектное понимание ответственности: ответственности за содеянное (за прошлое) или ответственности за будущее. С позиции первого подхода ответственность - это кара за совершенное правонарушение; санкция за нарушение правила, установленного нормой права; принуждение к исполнению обязанности; претерпевание невыгодных последствий, предусмотренных санкцией нарушенной нормы; обязанность понести наказание; особое охранительное правоотношение и т.д.

С позиции другого подхода юридическая ответственность - это позитивная ответственность; необходимость совершать определенные действия, а не только кара; возможность действовать в определенном направлении; активная позитивная обязанность; долг, вытекающий из правового предписания, и т.п.

Авторы, не признающие существования позитивной юридической ответственности, считают, что она лишена юридического содержания, относят ее к категории долга или правосознания. Например, Н.С. Малеин утверждает, что сторонники позитивной юридической ответственности выводят ее за границы права. А.С. Шабуров считает, что проблема позитивной юридической ответственности не только не укладывается в рамки теории юридической ответственности, но и вообще выходит за пределы юридической категории. В.М. Баранов полагает, что факт закрепления понятия в законодательстве не делает выражаемое им явление юридическим. Суммируя все возражения против категории позитивной юридической ответственности, можно сказать, что ее противники рассматривают позитивную ответственность как моральную ответственность, существующую наравне с правовой.

Тем не менее нельзя не признать, что позитивная ответственность - это элемент не только нравственной, но и правовой системы, она достаточно четко предусматривается в действующих правовых актах. Следует согласиться с Н.И. Матузовым, что к позитивной ответственности нельзя подходить с мерками негативной, так как с этих позиций ее не понять. Позитивная ответственность - это особый феномен, выражающий иные связи и отношения, соответственно здесь должны применяться другие оценки и критерии.

По крайней мере совершенно очевидно, что позитивная юридическая ответственность является важнейшим элементом правового статуса личности, должностного лица, коллектива. При определении правового статуса указанных субъектов права законодатель предвидит, кто должен нести ответственность за должное совершение определенных юридически значимых действий. Например, статус руководителя государственного органа предполагает ответственность за надлежащее совершение функций, входящих в его компетенцию. В соответствии со ст. 8 Федерального закона «О судебных приставах» Главный судебный пристав РФ «несет предусмотренную законодательством Российской Федерации ответственность за выполнение задач, возложенных на службу судебных приставов». Статья 3 Указа Президента РФ «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы» гласит: «Руководители федеральных органов исполнительной власти и главы исполнительной власти субъектов Российской Федерации несут персональную ответственность за состояние исполнительской дисциплины в соответствующих федеральных органах исполнительной власти и органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации». В ст. 6 Закона РФ «О Счетной палате Российской Федерации» установлено, что аудиторы «самостоятельно решают все вопросы организации деятельности возглавляемых ими направлений и несут ответственность за ее результаты». Подобные положения об ответственности за предстоящую деятельность имеются и в других правовых актах РФ.

Таким образом, можно констатировать, что существовавшее много лет определение юридической ответственности как ответственности за содеянное, за прошлое, пришло в противоречие с реальной законодательной практикой и реальными правовыми отношениями, в которых состоят многие субъекты права. По всей вероятности, придется в большей степени учитывать позицию тех, кто предлагает понимать юридическую ответственность не только как кару, санкцию, но и как необходимость совершения активных действий, вытекающих из правового статуса субъекта права.

Устанавливаемая государством ответственность за соблюдение правовых предписаний, функциональных обязанностей представляет особый вид ответственности, который существует и действует как стимул для правомерного поведения, как требование активно действовать в рамках правового поля по выполнению установленных обязанностей. В.М. Горшенев назвал такую ответственность статутной ответственностью, и с ним нельзя не согласиться. Субъективная сторона позитивной ответственности неразрывно связана с мотивацией положительных, общественно полезных правомерных поступков. В их числе можно назвать не только осознание, правильное понимание субъектом права возложенных на него обязанностей, но и определенное отношение его к этим обязанностям, которое характеризуется как стремление выполнить порученное дело хорошо, обеспечить достижение положительного результата. В этой связи прав А.И Кожевников, считающий, что субъектом позитивной юридической ответственности является субъект права, осуществляющий деятельность, обусловленную его правовым статусом, которому законом предписано активное правовое поведение для достижения положительных результатов этой деятельности.

Сказанное дает основание для вывода, что проблема юридической ответственности нуждается в глубоком и всестороннем исследовании, которое можно осуществить только при комплексном подходе и совместными усилиями представителей гуманитарных и юридических наук. Сегодня очевидно, что юридическая ответственность - это комплексный институт, со сложной структурой и различными формами проявления, занимающий особое место в правовой системе общества.

Обоснование позитивной юридической ответственности предполагает формирование новой теоретической концепции в общей теории права и в теории отраслевых наук. Это не модернизация высказанной ранее точки зрения о «возможности» ответственности, а концепция, обосновывающая реальное существование ответственности, реализуемой постоянно в активной форме.

В юридической ответственности слишком тесно переплетены общесоциальные и правовые моменты. Поэтому поиски их совмещения совершенно оправданы. Нельзя не видеть того, что между ответственностью и в позитивном и в негативном плане существует диалектическое единство противоположностей1. А диалектика рассматривает внешние противоположности не как изначально различные сущности, а как результат раздвоения единого, в конечном счете как производные от внутренних.

Противоположности не только исключают друг друга, но и находятся в неразрывном единстве, взаимопроникновении.

Стремление авторов признать позитивную юридическую ответственность как ответственность за претворение в жизнь указаний закона, совершение активных действий, надлежащее выполнение юридических обязанностей и разумное осуществление прав преследует цель поднять авторитет правовых норм и содержащихся в них предписаний, что в свою очередь ведет к укреплению законности.

Вместе с тем, чтобы не сводить выполнение юридической обязанности к юридической ответственности предлагается иной подход к этой дискуссионной проблеме. Можно, в частности, различать позитивную юридическую ответственность и правовой долг. Например, Н.И. Матузов связывает статутную ответственность (относя последнюю к позитивной) с выполнением морально-правового долга[1] [2]. Правовой долг основывается на высоком правосознании, пишут Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский, следовательно и проявляется он не у всех субъектов юридической ответственности. Совершение субъектами ответственности социальнозначимых действий исходя из правового долга - факт реальной действительности.[3] Идею введения в понятийный ряд учеными о юридической ответственности понятия «правовой долг» поддерживает А.С. Мордовец. Долг пишет он - это объективная обязанность. Однако обязанность имеет более конкретный характер.[4] Представляется, что подобное различие помогло бы разрешить спор о юридической ответственности в активном и ретроспективном плане (о позитивной и негативной ответственности).

Долг в самом широком (этико-социологическом) аспекте заключается в том, чтобы действовать в соответствии с объективной исторической необходимостью. Правовой долг заключается в уважительном отношении к праву, в том, чтобы поступать согласно принципам права, духу законодательства, в том числе и предписаниям действующих правовых норм, он связан с правом через правовое и нравственное сознание.

В науке совершенно правильно отмечалось, что общественный долг будучи высоким требованиям морали, может принимать и юридическую форму. В праве имеются статьи предписывающие гражданам честно и добросовестно исполнять гражданский долг, в нем нередко указываются отдельные виды долга: воинского, служебного, профессионального;

устанавливаются правовые меры поощрения лиц, проявивших добросовестность, самоотверженность или героизм при выполнении долга, предусматривается ответственность граждан, пренебрегающих свои долгом и т.д. Во многих случаях исполнение гражданского долга является не только моральным требованием, но и правовым принципом, юридической обязанностью граждан. В такой форме общественный долг граждан закрепляется в праве на различных уровнях от Конституции до решений местных органов власти (например, обращений к гражданам соблюдать порядок в общественных местах).

В демократической государстве и обществе как право, так и мораль, играют свою особую роль в регулировании поведения людей. Поэтому и долг может проявляться и как моральное требование, и как правовой принцип, и как юридическая обязанность. Такой подход позволяет гражданский долг поставить в прямую связь со всеми другими элементами правового статуса граждан как с обязанностями, так и с правом.

Правовой долг есть категория нравственно-правовая и тем самым он отличается от юридической обязанности, реализуемой в охранительных правоотношениях, - категории собственно юридической. Действия в соответствии с правовым долгом - не вынужденные по обязанности, а совершаемые по убеждению в правильности и разумности закона.

Факт теснейшей взаимосвязи долга с правом можно подтвердить ссылкой на те юридические акты, где употребляются понятия обязанность и долг как равнозначные. Например, ст. 59 Конституции РФ гласит: «Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации». Этот пример говорит, что правовой долг явление объективно существующее, и одновременно свидетельствующее о том, что понятие правового долга наименее всего разработано юридической наукой. Поэтому оно в перспективе ждет таких исследований.

  • [1] С.С. Алексеев также усматривает некоторые общие черты имеющиеся у негативной и позитивной ответственности. Он считает, что юридическая ответственностьявляется своеобразной разновидностью морально-политической ответственности,которая охватывает активный и ретроспективный аспекты. Причем, по его мнению,и в своем активном аспекте она связана с правом, т.к. включает осознанную и воспринятую необходимость строжайшего соблюдения и выполнения юридическихобязанностей (С.С. Алексеев. Проблемы теории права, т. I, с.371).
  • [2] См. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987, с. 214.
  • [3] См. Р.Л. Хачатуров, Д.А. Липинский. Общая теория юридической ответственности. СпБ, 2007, с. 135.
  • [4] Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека игражданина. Саратов, 1996, с.232.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >