КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ НА СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ

Территориальные перемещения людей являются сложным и многогранным процессом, который оказывает воздействие на самые различные стороны жизнедеятельности современного российского общества. Однако среди них центральное место, безусловно, принадлежит формированию численности населения. Особая актуальность данного аспекта вызвана тем, что на протяжении уже относительно длительного периода времени, начавшегося еще в прошлом столетии, естественное движение жителей нашей страны давало исключительно отрицательные демографические результаты. В этой связи международная миграция объективно превратилась в реальный фактор сдерживания депопуляции. За 1990-2014 гг. результаты естественного и миграционного прироста жителей России совпали только дважды - в 1990 и 1991 гг., когда обе компоненты формирования общей численности населения влияли на ее увеличение. Причем, если в 1990 г. пусть и не сильно, но преобладающая роль осталась за естественной составляющей (55% общего прироста), то в 1991 г. соответственно за миграционной составляющей (56%). С 1992 по 2014 гг. естественный и миграционный факторы действовали в противоположных направлениях. Причем за указанные двадцать лет рождаемость и смертность приводили исключительно к естественной депопуляции, а прибытие и убытие обеспечивали исключительно миграционный прирост населения нашей страны. Однако в рамках этого локального отрезка только в 1992, 1994, 2009, 2011 и 2012 гг. миграционная компонента в Российской Федерации смогла не только покрыть естественную убыль, но и обеспечить общее увеличение численности жителей. Во всех остальных случаях «силы» миграционного прироста просто не хватало для предотвращения снижения количественных размеров отечественной популяции. Чтобы оценить компенсирующее воздействие международной миграции (КВММ) был использован следующий относительный показатель:

где МП - объем миграционного прироста населения;

ЕУН - объем естественной убыли населения.

Уровень КВ ММ, рассчитанный за годы естественной убыли жителей нашей страны, продемонстрировал своеобразную динамику. В общем виде графически она напоминает параболу, направленную ветвями вверх. Снижение, приведшее к низшей точке компенсирующего воздействия международной миграции в 2003 г. (всего 10%), сменилось на подъем, который, однако, так и не смог в полной мере достигнуть максимальных высот 1993 и 1995 гг. (72% и 80%). При этом особе внимание требуется обратить на тот факт, что сокращение объемов миграционных потоков по прибытию и выбытию через границы России, выявленное в первом параграфе данной главы монографии, смогло все же в двадцать первом веке обеспечить некоторый рост значений КВММ (до 71% в 2008 г.). Подобный количественный результат достигнут в качественно иных условиях - значительно меньших размеров естественной убыли россиян, которая с 2005 г. неуклонно сокращалась (в 2011 г. по сравнению с 2005 г. она снизалась в 6,6 раза). Следовательно, компенсирующая роль миграционного движения в последние годы возрастала не за счет повышения весомости данного фактора, а в большей степени за счет заметного затухания результата взаимодействия естественных процессов (рождаемости и смертности) населения Российской Федерации [1].

Позитивный вклад международной миграции в формирование численности населения нашей страны также можно проиллюстрировать при помощи другого показателя, который ориентирован на элиминирование воздействия миграционных процессов:

где S,, - последний уровень общей численности населения в рассматриваемом ряду динамики;

Sj — первый уровень общей численности населения в рассматриваемом ряду динамики;

МП,, - совокупный (накопленный) миграционный прирост населения за весь период времени в рассматриваемом ряду динамики.

Величина А, получаемая по результатам вычислений в первых квадратных скобках, показывает общее сокращение численности жителей за исследуемый период времени (по существу убыль населения России за 1990-2014 гг.). Величина В, определяемая по результатам вычислений во вторых квадратных скобках, отражает каким было бы общее сокращение численности жителей за исследуемый период времени, если бы не было такого фактора, как миграционное движение населения (весь накопленный миграционный прирост в Российской Федерации за 1990-2014 гг. принимается равным нулю, а поэтому устраняется из рассмотрения) [2].

Применение подобного алгоритма расчетов позволило получить следующий результат:

С учетом компенсирующей роли международной миграции за интервал времени с 1990 по 2014 гг. общее сокращение численности населения нашей страны составило почти 4,8 млн. человек. Однако если бы миграционная компонента была исключена из процесса демографического развития России, то тогда бы итоговая убыль числа жителей равнялась почти 12 млн. человек. Получается, что внешнее миграционное движение населения, связанное с пересечением границ Российской Федерации покрыло 50,9% (100 -40,1) потенциально возможной депопуляции. Столь серьезный вклад, на наш взгляд, наглядно свидетельствует о заметной и существенной роли международных миграционных потоков в формировании не только социально- экономической, но и геополитической ситуации. Ведь в условиях огромной территории и так достаточно низкой по мировым меркам физической плотности жителей нашей страны (с 1990 по 2014 гг. она уменьшилась с 8,6 до 8,4 чел. на км2) без компенсирующей роли миграционной составляющей последняя достигла бы уровня 7,9 чел. на км". При этом численность населения России упала бы до отметки в 135707 тыс. человек (или на 8,1% по сравнению с 1990 г.). Но по факту за 1990-2014 г. она сократилась на 3,3%. То есть по общему числу жителей Российская Федерация опустилась бы еще на одну позицию в демографическом рейтинге крупнейший мировых держав. В этом может быть и не было бы ничего страшного, если не вспомнить, что еще двадцать с небольшим лет назад (сразу после распада СССР) по численности населения она находилась на шестом месте в мире, а сегодня уже подошла к рубежу первой десятки. Следовательно, международная миграция явно отражалась как минимум на консервации сложившегося демографического статус-кво.

Международные территориальные перемещения объективно не могли не отразиться на трансформации важнейших структурных пропорций жителей нашей страны, так как состав данных потоков (как было показано во втором параграфе данной главы монографии) отличался от состава постоянного российского населения по месту жительства, полу, возрасту и т.д. Чтобы оценить значение названного фактора в изменении уровня урбанизации общества (удельного веса городских жителей в общей численности населения) использовался подход, основанный на элиминировании роли миграции в динамике как городских, так и всех жителей России:

где Б„(г) - последний уровень численности городского населения в рассматриваемом ряду динамики;

S,, - последний уровень общей численности населения в рассматриваемом ряду динамики;

МПи(г) - совокупный (накопленный) миграционный прирост городского населения за весь период времени в рассматриваемом ряду динамики;

МП,, - совокупный (накопленный) миграционный прирост всего населения за весь период времени в рассматриваемом ряду динамики

[3].

Логика подобных вычислений сводится к тому, что величина С показывает фактически достигнутый (последний в ряду динамики) уровень урбанизации общества. Промежуточная величина Д фиксирует какой была бы численность городских жителей, если бы за исследуемый период времени (2000-2014 гг.) не было миграционного прироста населения, а величина Е - тоже самое, но применительно к общей численности населения России. Соотношение этих двух промежуточных величин отвечает на вопрос о том, каким бы был удельный вес городских жителей в обществе в условиях отсутствия миграционной компоненты. Следование данной методике расчетов предоставило возможность выйти на следующий итог:

По состоянию на 1 января 2011 г. уровень урбанизации российского общества достиг отметки в 73,79%, а вот если бы отсутствовал международный миграционный прирост за весь период времени с 2000 по 2011 гг., то тогда бы он составил 75,26%. То есть миграционная компонента обеспечила небольшое, но сокращение удельного веса городского населения - на 0,6% (100 - 99,4). На первый взгляд это несколько противоречит картине роста доли горожан, как среди въездных, так и среди выездных международных миграционных потоков. Однако на самом деле никакого противоречия в полученном результате нет, потому что самое пристальное внимание следует обратить на равнодействующую противоположных по направлению территориальных перемещений через границы Российской Федерации, а именно на международный миграционный прирост населения. Особенность данного процесса сводится к тому, что на протяжении определенной части временного интервала с 2000 по 2014 г. (примерно до 2005 г.) доля городских жителей в миграционном приросте отставала от доли горожан во всем населении. Выявленное выше несоответствие привело к тому, что только во второй половине первого десятилетия текущего столетия в нашей стране структура международного миграционного прироста достигла уровня фактически сложившейся урбанизации общества. После этого удельный вес горожан в составе внешнего прироста мигрантов превзошел их удельный вес во всем населении России. Следовательно, рассматриваемый миграционный прирост только последние годы стал играть в направлении роста степени урбанизации общества за счет миграционной компоненты. Поэтому, в целом, за 2000-2014 гг. совокупный накопленный миграционный прирост, связанный с территориальными перемещениями через границы Российской Федерации, сыграл в противоположную сторону. В дальнейшем при сохранении сложившихся тенденций данная ситуация, скорее всего, будет постепенно выправляться, если не произойдет резких колебаний имеющихся пропорций миграционных потоков в зависимости от места жительства.

Соответственно международный миграционный прирост определенным образом воздействовал и на трансформацию половой структуры жителей нашей страны. Чтобы выявить роль внешних мигрантов в этом аспекте была использована ужа рассмотренная выше методика, которая применительно к гендерному разрезу приобрела следующий вид:

где S„(M) - последний уровень численности мужского населения в рассматриваемом ряду динамики;

S,, - последний уровень общей численности населения в рассматриваемом ряду динамики;

МПН(М) - совокупный (накопленный) миграционный прирост мужского населения за весь период времени в рассматриваемом ряду динамики;

МП,, - совокупный (накопленный) миграционный прирост всего населения за весь период времени в рассматриваемом ряду динамики

[4].

Последовательность представленных расчетов практически ничем не отличается от алгоритма, примененного к оценке степени влияния международной миграции на изменение уровня урбанизации общества. Расхождения относится лишь к внутреннему наполнению, так как величина С* отражает фактически достигнутое (последнее в ряду динамики) значение удельного веса мужчин в российском общества. Промежуточная величина Д* ориентирована на количественную характеристику условности - какой была бы численность жителей мужского пола, если бы за весь исследуемый период времени полностью отсутствовал миграционный прирост населения, а величина Е* - аналогично, но применительно к общей численности жителей нашей страны. Соотношение этих двух промежуточных величин отвечает на вопрос о том, каким бы был удельный вес мужского населения в обществе в условиях отсутствия миграционной компоненты. Следование данной методике расчетов предоставило возможность выйти на следующий результат:

На 1 января 2011 г. удельный вес мужчин в российской обществе достиг уровня в 46,23%, а вот если бы отсутствовал международный миграционный прирост за отрезок времени с 2000 по 2014 гг., то тогда бы он равнялся 46,33%. Следовательно, миграционный фактор обеспечил небольшое, но сокращение доли мужского населения - на 0,2% (100 - 99,8). Здесь тоже возникают некоторые вопросы о согласованности такого результата с данными за 2000-2014 гг. где виден рост доли мужчин во въездном и снижение доли мужчин в выездном международном миграционном потоке. Они в значительной мере объясняются при помощи В первой половине первого десятилетия текущего столетия произошел определенный и существенный «провал», связанный с падением удельного веса мужчин в международном миграционном приросте населения нашей страны. Что не могло не отразиться на трансформации половой структуры общества в пользу женщин. Причем если обратить внимание на погодовые данные, то вообще станет ясно, что только с 2007 г. доля представителей сильного пола во внешнем миграционном приросте стала заметно превосходить их долю во всем населении. Поэтому международный миграционный прирост начал постепенно приводить к выравниванию половой диспропорции российского общества всего несколько последних лет, а за 2000-2014 гг. в целом пусть и незначительно, но играл на руку повышения относительного превосходства женщин.

Применение алгоритмов вычислений, апробированных на трансформации территориальной и половой структур населения нашей страны, относительно возрастного распределения жителей позволило вскрыть своеобразные механизмы (табл. 6.1).

Таблица 6.1 - Итоги элиминирования воздействия международного миграционного прироста на изменение трудовой структуры насе- _ления Российской Федерации, %_

Группы населения

Фактическая трудовая структура населения в 2014 г.

Условная трудовая структура населения при отсутствии миграционной компоненты за 2000-2014 гг.

Лица в до трудоспособном возрасте

16,1

16,2

Лица трудоспособного возраста

62,2

62,0

Лица пенсионного возраста

21,7

21,8

Итого

100,0

100,0

По нашему мнению, подобный результат логично согласуется с данными, на которых отчетливо заметно преобладание в составе въездных и выездных международных миграционных потоков именно лиц, находящихся в трудоспособном возрасте. Этот же вывод подтверждается и при расчете других показателей. Например, если в 2014 г. коэффициент общей трудовой нагрузки, вычисленный для постоянного населения России, равнялся 607,7%о, то для контингента, составляющего международный миграционный прирост, он был значительно ниже - всего 190,5%о. Следовательно, равнодействующая территориальных перемещений людей через границы нашей страны действительно способствовала повышению удельного веса жителей, находящихся в трудоспособном возрасте [5].

Применительно к трансформации национального состава россиян между двумя последними переписями элиминирование миграционной компоненты позволило выйти на следующие показатели (табл. 2).

Таблица 2 - Итоги элиминирования воздействия международного миграционного прироста на изменение удельного веса титульной национальности Российской Федерации, %

Годы

Удельный вес русских в общей численности населения

Условный удельный вес русских в общей численности населения при отсутствии миграционной компоненты за 2002- 2014 гг.

2002

79,8

-

2014

77,7

78,1

За период времени с 2002 по 2014 гг. национальная структура российского общества претерпела определенные изменения. С позиций титульной национальности ее удельный вес в населении сократился на 2,1 процентных пункта. В этом процессе определенную роль сыграла и международная миграция. Проведенные расчеты дают основание утверждать, что если бы компонента трансформации численности жителей России, связанная с территориальными перемещениями через границы государства отсутствовала вообще, то тогда бы за промежуток времени между двумя последними переписями снижение доли русских в составе популяции было бы меньшим (на 0,3 процентных пункта). Получается, что международный прирост населения пусть и не быстро и не кардинально, но видоизменял этническую картину нашей страны. Выражаясь современной терминологией, он делал ее чуть более мульти национальной за счет повышения удельного веса остальных национальностей. Подобное изменение ситуации по-разному интерпретировалось в литературе: от простой констатации происходящего до возведения значения миграционной демографической экспансии в ранг важнейших проблем национального масштаба. С нашей точки зрения расширение мульти национальности лежит в русле глобальных трендов, характерных многим экономически развитым государствам земного шара. Однако общественное сознание титульной национальности, в том числе и в России, еще не всегда готово воспринимать подобный сценарий развития событий, что при определенных условиях (раздувание национализма, непродуманная национальная политика и др.) вполне способны приводить общество к серьезным межэтническим противоречиям, которые, естественно будут повышать напряженность социально-экономической обстановки.

Международная миграция вкупе с внутрироссийскими территориальными перемещениями оказывали самое непосредственное влияние на изменение численности жителей субъектов нашей страны, на их размещение, а, следовательно, и на трансформацию важнейших пропорций, имеющих прямое отношение к геополитической, экономической, социальной и т.д. обстановке. Роль миграционного фактора в демографическом развитии субъектов нашей страны выглядит впечатляюще. Из 27 административно-территориальных образований, где в 2014 г. наблюдался рост числа жителей, более чем в 44% случаев подобный итог был достигнут за счет превышения миграционного прироста над естественной убылью населения. Из 56 депопуляционных субъектов в 25% случаев такой результат был предопределен превышением миграционного оттока над естественным приростом. Следовательно, не принимая во внимания даже случаи компенсации и дополнения итогов естественного движения населения, если так можно выразиться, более чем в двух третях всех демографических «достижений» по субъектам Российской Федерации доминирующая роль принадлежала миграционной компоненте.

Для оценки факторов, повлиявших на динамику коэффициента миграционного прироста населения нашей страны (включая международные и внутрироссийские территориальные перемещения) в разрезе федеральных округов по данным, была построена двухфакторная индексная модель. Проведенные расчеты позволили установить, что под влиянием изменений коэффициентов миграционного прироста по федеральным округам за 2000-2014 гг. коэффициент миграционного прироста по стране в целом увеличился на 37,5% (или 0,6%о). За этот же интервал времени структурные сдвиги в размещении жителей привели к возрастанию коэффициента миграционного прироста россиян на 6,7% (или 0,6%о). Совместное воздействие двух факторов обеспечило за одиннадцать лет повышение коэффициента миграционного прироста населения России на 46,7% (или 0,6%о). При этом в общем приросте интенсивности миграционного прироста жителей 86% приходилось на долю интенсивного фактора, а 14% на долю структурного фактора. Подобный вклад структурного фактора свидетельствует о том, что территориальные перемещения содействуют реальной и заметной трансформации размещения населения по регионам Российской Федерации.

Миграционная компонента принимала неодинаковое участие в формировании численности населения по федеральным округам нашей страны. Ее вклад в региональном разрезе отличался не только по направлению, но и по конечному результату взаимодействия с естественным движением жителей. За последние двенадцать лет общий прирост численности населения был достигнут только в двух округах нашей страны. При этом в ЦФО миграционный прирост сумел не только компенсировать естественную убыль жителей, но и привести к росту размера популяции. В СКФО миграция существенно дополнила естественный прирост (единственный среди всех округов за рассматриваемый период времени) и обеспечила почти 65% общего прироста численности населения региона. В СЗФО и ЮФО миграционный прирост оказался не в состоянии покрыть естественную убыль, а во всех остальных округах Российской Федерации вообще наблюдалась миграционная убыль жителей. Причем, если в ПФО и УФО миграционная убыль была несопоставима с естественной убылью населения, то в СФО и особенно в ДФО картина выглядела иначе. В СФО миграционная убыль была сопоставима с естественной убылью жителей, а в ДФО вообще ее превосходила (почти в 2,8 раза), тем самым являясь определяющим фактором общей депопуляции одного из стратегически важных регионов России.

В результате совместного воздействия компонент, физическая плотность жителей по округам нашей страны претерпела следующие изменения. В условиях неизменной площади территории физическая плотность жителей за 2000-2014 гг. выросла только в ЦФО - на 0,5% и СКФО - на 21,8%, а снизилась во всех остальных округах: СЗФО - на 3,6%, ЮФО - на 0,3%, ПФО - на 5,9%, УФО - на 4,3%, СФО - на 7,5% и ДФО - на 9,1%. При этом бросается в глаза, что сокращение и так достаточно низкой физической плотности населения наиболее сильно произошло в самых больших регионах нашей страны (СФО и ДФО), располагающих значительной частью общегосударственных запасов сырья и полезных ископаемых самого различного рода. То есть в данном случае наряду с естественной убылью миграционный отток жителей способствовал дальнейшему расширению демографических «проплешин» в округах, требующих самого активного освоения и развития. В данном контексте, чтобы вычленить роль именно миграционного фактора были проведены условные расчеты. Таким образом, за 2000- 2014 гг. миграционная компонента способствовала росту численности жителей ЦФО (без чего там бы наблюдалась общая депопуляция) и более быстрому росту численности жителей СКФО. В результате чего в обоих указанных федеральных округах имело место повышение физической плотности населения. В других регионах нашей страны роль миграции проступила иначе. В СЗФО и ЮФО территориальные перемещения не смогли предотвратить сокращение численности жителей, но преуменьшили (смягчили) их размер, а соответственно и фактическое снижение физической плотности населения. В ПФО, УФО, СФО и ДФО миграционный фактор воздействовал на ускорение депопуляции, более быстрое уменьшение численности и падение физической плотности жителей. Особенно сильно данный процесс проявился в ДФО и СФО. В этом плане «бегство» россиян из самых больших по территории и запасам природных ресурсов регионов можно дополнить и таким фактом, что по данным Росстата в 2014 г. из 20-ти субъектов нашей страны, входящих в группу районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к ним, только в Тюменской области не наблюдался миграционный отток населения.

Чтобы количественно оценить влияние территориальных перемещений на размещение населения России был применен средний линейный критерий близости структур (СЛКБС):

где d„ - удельный вес жителей федеральных округов в общей численности населения страны;

dm - удельный вес площади территории федеральных округов в общей площади территории населения страны;

п - число федеральных округов.

Таблица 6.3 - Уровень среднего линейного критерия близости де-

мографической и территориальной структур населения России, %

Показатель

Фактически за 2014 г.

При условии отсутствия миграции за 2000-2014 гг.

Критерий близости структур

12,7

12,2

Сопоставление уровня СЛКБС фактически достигнутого в 2012 г. с его условным значением, который имел бы место при отсутствии миграции за период времени с 2000 по 2014 гг., свидетельствует о том, что территориальные перемещения в современной России в последние двенадцать лет привели к дальнейшему усилению и так непропорционального размещения населения по территории страны.

При этом особое внимание хотелось бы обратить внимание на явно существующее несоответствие между качеством въездных и выездных миграционных потоков, выражающееся в устойчивой утечке «умов» или так называемом обмене «мозгов» на «мускулы», которое в разрезе образования проступает в России. Почти треть всех уезжающих из нашей страны имеет высшее полное и неполное образование. В то время как среди приезжающих таких чуть более 17%. Причем в расчете на каждые 10000 чел. среди прибывших в Россию насчитывается только 5 докторов и 25 кандидатов наук. В свою очередь из каждых 10000 чел. убывших имеют место быть 11 докторов и 59 кандидатов наук. То есть на лицо более чем двукратное несоответствие, приводящие к миграционному «вымыванию» интеллектуального потенциала российского общества. Анализ же динамики изменений говорит о том, что подобные «ножницы качества» мигрантов в новейшей истории нашей страны в целом носят достаточно устойчивый характер.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >