Зарубежный опыт реализации региональной политики

4.1.1. Становление региональной политики зарубежных стран

Региональная политика, как самостоятельный элемент осознанной государственной политики, в зарубежных странах начала формироваться в 1920-1930-х годах. До этого времени регулирование развития регионов в основном носило характер кампаний, направленных на регулирование миграционных процессов (например, заселение западных штатов США в XIX в. *). Стимулирующим фактором для проведения осознанной государственной региональной политики в странах Запада послужила необходимость устранения последствий экономического кризиса 1929-1932 гг., который наиболее сильно отразился на периферийных и наименее развитых регионах.

Начальным этапом реализации осознанной государственной региональной политики можно считать вторую половину 1920-х годов. Изначально региональная политика сформировалась как стимулирующая. Её объектами являлись отсталые регионы, основной целью - снижение межрегиональных различий (см. таблицу 4.1).

К числу наиболее известных проектов начального периода относятся программа развития региона долины реки Теннеси [1], образование единого органа для упорядочения индустриального развития Рурской области в Германии [2] [3].

В Великобритании в 1933 г. для проведения антикризисной политики были выделены «специальные районы», а в 1934 г. был принят первый специальный закон, регулирующий развитие территорий. В предвоенный период (конец 1930-х гг.) получила развитие активная государственная политика в отношении неосвоенных территорий. Так, например, в Швеции различные субсидии получали колонисты, основывавшие посёлки, специализировавшиеся на выпуске продукции легкой промышленности [4].

Таблица 4.1 - Этапы реализации региональной политики в зарубежных странах

Этапы

Цели и задачи региональной политики

Объекты региональной политики

Основные методы реализации

Виды региональной политики, страны

I этап

конец 1920-

х -

середина 1950-х годов

Восстановление экономики регионов, пострадавших от мирового экономического кризиса (1929-1932 гг.) и послевоенного кризиса

Периферийные и отсталые регионы Структурно кризисные территории с высоким уровнем безработицы

Разработка крупных региональных программ для отсталых и депрессивных регионов

Стимулирующая политика (предвоенный период) - США, Великобритания Компенсирующая политика восстановления регионов после Второй мировой войны

II этан

вторая половина 1950-х - середина 1970-х годов

Выравнивание уровня экономического и социального развития разных частей страны, сокращение безработицы в проблемных регионах, ограничение роста городских агломераций

Выделение четырёх типов проблемных регионов:

  • - слаборазвитые
  • - депрессивные
  • - перегруженные городские агломерации
  • - районы нового освоения

Концентрация рычагов развития проблемных регионов в руках государства Разработка крупномасштабных программ организации территории на базе теорий полюсов роста

Компенсирующая политика

  • - США, Канада, Швеция, Нидерланды, Китай Противодействующая (политика развития мегаполисов)
  • - Франция, Великобритания, Япония

Стимулирующая (на базе теории полюсов роста) - Япония, Греция, Китай

III этап

середина 1970-х - начало 1990-х гг.

Стимулирование эффективной пространственной организации (преобладание экономических целей регионального развития)

Общее сокращение числа проблемных регионов, выделение в них приоритетных ареалов помощи Снятие ограничений в развитии агломераций

Стимулирование использования внутреннего потенциала проблемных регионов Разработка локальных программ на основе теорий полюсов роста

Компенсирующая (на базе внутреннего потенциала проблемных регионов) - Швейцария, США, Великобритания

Противодействующая (мегаполисы) - Нидерланды, Япония

Стимулирующая (на базе

Этапы

Цели и задачи региональной политики

Объекты региональной политики

Основные методы реализации

Виды региональной политики, страны

теории полюсов роста) - Греция, Республика Корея, Китай, Япония

IV этап

начало 1990-х гг. - настоящее время

Развитие интеграционных процессов с целью устранения диспропорций в пространственном развитии

Объекты «миниатю- ризировались» (внутренние ареалы крупнейших агломераций с высокой безработицей и снижающимся уровне промышленного развития)

Экономически отсталые ареалы Депрессивные регионы (части регионов) Периферийные районы (приграничные, горные, островные)

Диверсификация инструментов региональной политики Стимулирование развития внутренних ареалов крупнейших агломераций Косвенные методы, направленные на увеличение инвестиционной привлекательности проблемной территории

Финансовая поддержка предпринимателей, расположенных в проблемных ареалах, в рамках целевых программ

Финансовая поддержка проблемных регионов из средств структурных фондов

Компенсирующая региональная политика - страны- члены Европейского союза, Республика Корея, Турция, Канада, США, Япония, Китай (с конца 1990-х гг.) Стимулирующая региональная политика (на основе теории полюсов роста) - КНР (до конца 1990-х гг.)

Основной целью послевоенного периода для западноевропейских стран явилось восстановление экономики наиболее пострадавших в ходе Второй мировой войны регионов, поэтому значительное место в деятельности государств занимала компенсирующая региональная политика.

Второй этап реализации государственной региональной политики, который характеризуется разнообразием выбора объектов и инструментария политики, начинается со второй половины 1950-х годов. Причем если на предыдущем этапе региональная политика носила в основном стимулирующий и компенсирующий характер, то для данного периода характерно применение также противодействующей региональной политики.

Примером может служить Франция, основными целями региональной политики которой в этот период выступали индустриализация аграрных территорий; реструктуризация старопромышленных районов; ограничение экономического потенциала Парижа ’. Наличие таких целей в государственной региональной политике Франции объяснялось существованием диспропорций в экономическом развитии регионов, которые усиливались внутренними миграциями; возникновением угрозы консервации ряда отсталых регионов из-за усиливавшегося старения населения и оттока профессиональных кадров; чрезмерной людской и промышленной концентрации в столичных районах.

Ещё одним примером сдерживающей (противодействующей) региональной политики является уже упоминавшаяся «английская» форма контроля над размещением производственных мощностей Лондона и Бирмингема в виде так называемых «сертификатов промышленного развития» [5] [6], представлявших собой своего рода разрешения на новое строительство в наиболее развитых регионах с высокой плотностью производства и с показателями хозяйственной динамики выше средненациональных.

В отличие от европейских стран, в азиатских государствах до середины 1950-х гг. активная (осознанная) региональная политика не проводилась. Появление интереса к ней в 1960-1970-е гг. было обусловлено обострением социальных и экономических проблем, возникновением ситуации, свойственной западноевропейским странам в 1930-1940-е годы. Стимулом использования противодействующей региональной политики стал экологический кризис в Токио и других мегаполисах в начале 1970-х гг., совпавший с неблагоприятной экономической конъюнктурой. Целью региональной политики становится ограничение развития мегаполисов, стимулирование «выталкивания» промышленности, приносящей «общественный вред», на периферию крупных городских агломераций в сельские районы *.

Следует подчеркнуть, что с начала 1960-х гг. Япония наряду с противодействующей стала проводить и стимулирующую региональную политику, которая базировалась предпосылке о наличии в регионах своеобразных «полюсов», генерирующих их поступательное движение. В этой связи интересен также опыт Греции, государственная региональная политика которой (до конца 1970-х гг.) была направлена на стимулирование наиболее развитых регионов - Афин и Салоников [7] [8].

Проведение компенсирующей региональной политики во второй половине 1950-х - 1970-х гг. было характерно для США, Канады, Нидерландов, Швеции. В США в 1961 г. был принят закон о развитии территорий, на основании которого Правительство расширило свою финансовую и техническую помощь отстающим регионам. В 1965 г. Конгресс США принял Закон о развитии Аппалачей - региона площадью 195 тыс. кв. миль с населением 21 млн человек, протянувшегося вдоль Аппалачских гор и охватывающего территорию 13 штатов [9]. Генеральная цель этой программы имела социальную направленность - создать населению Аппалачей условия для ведения здорового образа жизни, получения профессии, повышения занятости. Экономическая цель состояла в том, чтобы развитие хозяйства обеспечивало рост доходов населения.

В Нидерландах во второй половине 1960-х гг. проблемные районы были переименованы в «районы стимулирования», были выделены также «районы реструктуризации» - южная часть провинции Лимбург и окрестности Тилбурга, в которых было введено льготное инвестиционное регулирование Правительство Канады в это же время начало планомерную деятельность по выравниванию уровней экономического развития регионов (политика, остающаяся высокоприоритетной и в настоящее время). Она осуществлялась путём прямых финансовых трансфертов в рамках оказания помощи депрессивным регионам (прежде всего Атлантическим штатам), а также реализации целевых государственных программ, предусматривающих развитие всех видов инфраструктуры, поощрение частных инвестиций в слаборазвитые регионы путём предоставления налоговых и иных льгот [10] [11].

В Швеции, наряду с такими традиционными региональными проблемами европейских стран этого периода, как чрезмерная концентрация производства в городских агломерациях и университетских центрах (в Центральной и Южной Швеции), кризис старопромышленных районов (центральная Швеция) и отсталость аграрных (юго- восток), существовала ещё и проблема постоянного оттока населения из сельских и лесных районов Севера в густонаселённые южные районы. Поэтому длительный период времени (вторая половина 1950-х - 1970-е гг.) компенсирующая политика Швеции была направлена на поддержку и развитие северных территорий.

Третий этап реализации государственной региональной политики относится к середине 1970-х - началу 1990-х гг. и характеризуется сменой акцентов государственной региональной политики с прямого государственного регулирования на стимулирование внутреннего потенциала проблемных регионов, изыскание внутренних резервов, преодоление их трудностей и всемерное поощрение с этой целью развития частного предпринимательства.

Происходит не только уточнение критериев выделения проблемных регионов, но и более точная дифференциация предоставляемых им мер помощи. Наиболее кардинальные изменения в этом плане произошли в Великобритании, где после прихода к власти в 1979 г. консервативного правительства М. Тетчер было принято решение о сокращении расходов на региональную политику, значительном уменьшении числа районов помощи и ослаблении ограничений на размещение предприятий в густонаселённых районах.

В условиях ориентации государства на рост конкурентоспособности на мировом рынке государственные инвестиции в проблемные регионы в прежних объёмах становятся недопустимой роскошью. Делается попытка перенесения акцента с социальных аспектов региональной политики на основе всяческого стимулирования эндогенных факторов развития территорий.

Основными целями государственной региональной политики становится стимулирование предпринимательской активности при сбалансированном демографическом развитии территорий на основе обеспечения занятости, высокого качества предоставления социальных услуг и необходимого качества окружающей среды в любой части страны *. В Швейцарии в 1974 г. был принят Закон об инвестиционной помощи горным районам, в которых стали развивать инфраструктуру, ас 1976 г. - поддерживать мелкие и средние фирмы [12] [13]. В Греции в программе правительства 1976-1980 гт. главной целью было провозглашено достижение общей эффективности развития страны, что подразумевало развитие регионов на основе использования их собственных ресурсов[14].

Регионализация управления и ограничение числа районов помощи способствовали постепенному смещению центра тяжести региональной политики на низкие административные уровни, что повлекло за собой и пересмотр подходов к организации региональной политике. Правительства большинства стран приняли решение отказаться от крупномасштабных национальных и региональных программ и сосредоточить внимание на локальных программах обустройства территории. Основной акцент был сделан на всемерное развитие инновационных функций проблемных регионов и сферы НИОКР, которые в свою очередь могли привлечь предприятия наукоёмких отраслей промышленности.

Во всех развитых странах в этот период получила развитие практика создания так называемых научных парков, или технополисов. Главная их цель - стимулировать развитие отраслей «высоких технологий» с помощью субсидий государства и местных властей путём предоставления оборудованных разной инфраструктурой площадок, близких к государственным или частным университетам или исследовательским центрам. Во Франции, являющейся примером создания таких парков среди западноевропейских государств, свой научный парк стремился образовать центр каждого из 22 регионов, хотя далеко не все из них обладали для этого достаточным потенциалом.

Ещё одной особенностью третьего этапа реализации государственной региональной политики является её наиболее активное формирование и реализация в странах Азии. Например, в Японии в это время основной задачей региональной политики становится территориальная деконцентрация производства и науки. В 1980 г. была сформулирована программа технополисов. Её основной идеей стало рациональное сочетание науки и производства в пределах одного города, а за образец была принята американская Силиконовая долина в Калифорнии[15].

Идея технополисов, выдвинутая Министерством внешней торговли и промышленности Японии, представляла попытку связать решение проблем развития современного наукоёмкого производства и сбалансированности территориального развития. Концепция технополисов, предполагающая стимулирование регионального развития и формирование рациональной территориально-производственной структуры, благодаря созданию в различных районах страны за пределами крупнейших городских агломераций научно-производственных городков-технополисов, стала современным вариантом концепции «полюсов роста» на новом этапе теоретического осмысления проблем региональной политики. В принятом в 1987 г. четвёртом Комплексном национальном плане Японии предусматривалось возобновление инвестирования в систему обмена технологиями. Стратегия развития технополисов дополнялась внедрением мер, стимулирующих смену технологий, что законодательно было закреплено в 1988 г. законом о размещении научно-технологических центров (рисунок АЛ)[16].

16 категорий бизнеса, получивших поддержку, согласно Закону о размещении научно-технологических центров Японии

  • 1. Лизинг
  • 2. Аренда машин и оборудования
  • 3. Аренда офисной техники
  • 4. Ремонт техники
  • 5. Программное обеспечение
  • 6. Услуги по обработке информации
  • 7. Услуги по торговле ценными бумагами
  • 8. Рекламный бизнес
  • 9. Выставочный бизнес
  • 10. Мойка промышленного оборудования
  • 11. Услуги

неразрушающего технического контроля

  • 12. Услуги проектирования
  • 13. Консалтинговые услуги
  • 14. Технический дизайн
  • 15. Инжиниринг
  • 16. Лаборатории естественных наук

Политика размещения научнотехнологических центров реализуется с 1988 г. в связи с признанием того факта, что ядра экономического роста являются опорными базами развития региональной промышленности, и они должны быть равномерно распределены по территории всей страны. В дальнейшем в Японии наблюдалось увеличение числа научно-технологических центров.

Концепция размещения научно-технологических центров Японии

Рисунок 4.1 - Концепция размещения научно-технологических центров Японии

Концентрация отраслей, стимулирующих развитие промышленности (согласно плану, было выделено 16 отраслей), способствовала развитию более сложных видов промышленных структур в технополисах Японии.

Первый национальный план территориального развития Республики Кореи (1971-1981 гг.) установил прямую связь между экономическим ростом и региональными проблемами. Акцент делался на экономическую эффективность (стимулирующую государственную региональную политику), а не на равенство (компенсирующую региональную политику). Южная Корея предпочла концепцию «полюсов роста», акцент был сделан на развитие Сеула и Пусана. В Китае в 1979 г. концепция «равномерного размещения производительных сил» официально была заменена концепцией «использования сравнительных преимуществ», предпочтение было отдано регионам, имеющим наибольший потенциал экономического роста (приморским регионам)[17].

Четвертый этап реализации государственной региональной политики ознаменовался подписанием Маастрихтских соглашений в 1993 г., что дало основу осуществления новой «наднациональной» региональной политики в рамках Европейского союза и развитию интеграционных процессов (превращение «Европы национальных государств» в «Европу регионов»).

Названный этап в силу ряда предпосылок, характеризуется значительными изменениями в формировании государственной региональной политики стран мира:

  • - экономические кризисы, сопровождаемые ростом безработицы, неравномерно распространяются по территории страны; в тех случаях когда, региональные власти не справляются с решением проблемы безработицы и не в состоянии стимулировать экономический рост, на помощь им приходит центральная власть;
  • - распространение в обществе идеологии «государства всеобщего благосостояния» (Welfare state), заставляющей власть ставить цель создания равных условий жизни и предпринимательства для населения всей страны, независимо от места жительства;
  • - глобализация мировой экономики, меняющая, порой радикально, традиционные схемы движения факторов производства в пределах отдельных государств, обостряющая международную конкуренцию стран (регионов), трансформирующая условия использования национальными правительствами средств макрополитики и характер распределения между разными уровнями власти инструментария экономической политики.

В ходе 4-го этапа реализации региональной политики многие страны Азии изменили вид региональной политики. Так, целью третьего национального плана территориального развития Республики Кореи (1990-е гг.) являлось сбалансированное развитие со ставкой на небольшие и средние города периферийных районов !, в Японии была изменена основная идея создания технополисов: они стали носить социальную направленность, не разрушая, а подчёркивая местные особенности и своеобразие [18] [19]. Таким образом, была выработана новая концепция регионального развития на базе высокотехнологичных комплексов-технополисов, соединившая в себе два теоретических начала - «поляризованное развитие» и «местные сообщества».

Как видим, вопрос разработки и реализации государственной региональной политики весьма многообразен, каждая страна имеет свои особенности регулирования территориального развития. Но при всей специфике, можно выделить ряд вышеописанных общих закономерностей:

  • - стимулом реализации осознанной региональной политики в зарубежных странах явилась необходимость устранения недостатков экономических кризисов (в европейских странах кризиса 1930-1940 гг.; в азиатских - кризиса 1960-1970 гг.);
  • - государственная региональная политика на первых этапах реализации в конце 1920-х - середине 1950-х гг. в европейских странах и США сформировалась как стимулирующая;
  • - в середине 1970-х годов в мировой практике произошла смена акцентов региональной политики в сторону стимулирования внутреннего собственного потенциала развития проблемных регионов (данная тенденция сохраняется и в настоящее время);
  • - стимулирующая региональная политика на базе теории полюсов роста возникла в период 1960-1970 гг. в азиатских странах. Воздействие осуществлялось с помощью стимулирования внутреннего потенциала развития регионов-локомотивов роста;
  • - с конца XX в. в зарубежных странах наблюдается тенденция к смене видов и инструментария реализации осознанной региональной политики. Под воздействием глобализации мирового хозяйства политика противодействия росту городских агломераций сменяется политикой стимулирования развития агломераций, а распространение в обществе идеологии «государства всеобщего благосостояния» привело к стремлению государственных органов власти к выравниванию условий хозяйствования в регионах.
  • 4.1.2. Изменение географических приоритетов региональной политики Европейского союза с 2014 года

По наднациональной региональной политике Европейского союза в России написано немало работ, включая фундаментальные труды

1. Вместе с тем принятие с 2014 г. нового 7-летнего финансового плана Европейского союза сопровождалось ревизией содержания разных направлений наднациональной политики интеграционной группировки, не исключая регулирование социально-экономического развития территорий [20] [21].

При этом система региональной политики ЕС, называемой также политикой сплочения, формально претерпела большие изменения, что не удивительно, ведь это направление наряду с аграрной политикой по размерам финансирования в ЕС относится к ключевым. Так, в 2014- 2020 гг. на наднациональную региональную политику ЕС предусмотрены ассигнования в размере 351,8 млрд евро (порядка 32,5% расходов общего бюджета).

Самым заметным новшеством наднациональной региональной политики стало выделение с 2014 г. по уровню развития не двух, а трех групп регионов для распределения ассигнований из структурных фондов ЕС, отвечающих за политику сплочения - Европейского фонда регионального развития (ЕФРР) и Европейского социального фонда (ЕСФ). Наибольший объем финансирования по направлению региональной политики ЕС, названному «Инвестиции для роста и занятости», предназначен для менее развитых регионов (less developed regions) - с ВВП на душу населения с учетом паритетов покупательной способности валют (ППС) ниже 75 % от среднего по ЕС уровня. Такие регионы расположены в основном в странах Центрально-Восточной и Южной Европы. В то же время некоторый объем ассигнований получают регионы переходного типа (transition region) - с ВВП на душу населения от 75 до 90 % от среднего по ЕС) и более развитые (тоге developed regions), где ВВП на душу населения превосходит 90 % от среднего по ЕС.

Первая группа регионов выделялась на основе 75 %-ного порога по уровню душевого ВВП в рамках региональной политики ЕС с конца 1980-х гг., хотя в разные периоды эта группа отсталых территорий носила разные наименования: регионы «цели 1» (до 2006 г.) и цели «конвергенция» (в 2007-2013 гг.). Примечательно, что другие группы регионов, выделенные в ходе реформ, приведших к оформлению в 1989 г. современной наднациональной региональной политики ЕС, постепенно исчезли. В частности, «цель 2» (конверсия регионов или частей регионов, а до 1993 г. также пограничных районов, серьезно пострадавших от промышленного спада) и «цель 5Ь» (содействие сельскому развитию, а с 1994 г. также корректировка структуры аграрных районов) были объединены с 2000 г. в новую «цель 2» (кроме части мероприятий, отнесенных к сфере ответственности общей сельскохозяйственной политики ЕС). Однако с 2007 г. эта цель исчезла, став частью цели «региональная конкурентоспособность и занятость». Отчасти это связано с переводом группировки не только отсталых, но и развитых территорий для нужд региональной политики ЕС на уровень административно- территориальных единиц NUTS-2 (сейчас это свыше 270 регионов в ЕС) с оставлением более мелкого уровня NUTS-3 (чуть более 1300 регионов) лишь для программ приграничного сотрудничества *. [22]

Выделение в 2014 г. на основе четких статистических порогов регионов переходного типа стало следствием решения дифференцировать относительно благополучные регионы (которые в 2007-2013 гг. относились к цели «региональная конкурентоспособность и занятость») при общем повышении прозрачности региональной политики ЕС. Дело в том, что в 2000-е гг. особый, неформализованный подход применялся к ряду регионов с ВВП на душу населения, лишь немного превосходившим 75%-ный порог. Сначала исключения были в основном связаны со «статистическим эффектом», когда превышение порога по отдельным регионам было обусловлено не опережающим ростом их экономики, а лишь падением среднего показателя по ЕС после вступления в 2004 г. в интеграционную группировку восточноевропейских стран с невысоким ВВП на душу населения. С 2007 г. в документах региональной политики ЕС появилась также группа относительно благополучных регионов, которой выделялось дополнительное финансирование для сохранения мотивации содействовать экономическому развитию у местных властей, добившихся в предшествующий период опережающих темпов роста ВВП.

Разделение регионов на три группы позволило несколько ограничить число проблемных территорий, вернувшись к параметрам конца 1980-х - начала 1990-х гг., когда в регионах «цели 1» проживало лишь около четверти населения ЕС. Тем самым сделан шаг к прекращению распыления значительных средств на более благополучные регионы (см. таблицу 4.2).

В рамках сетки NUTS-2 к менее развитым регионам отнесен 71 регион (с населением около 128 млн человек, причем ассигнования в расчете на одного жителя в среднем превысят 200 евро в год). Регионами переходного типа названа 51 территория (с населением 68 млн человек и ежегодными расходами по направлению «Инвестиции для роста и занятости» около 75 евро на человека), более развитыми регионами - 151 территория (с населением 307 млн человек и расходами в 25 евро на одного жителя). Однако в постоянных ценах подушевые размеры финансирования территорий по линии региональной политики ЕС по сравнению с началом 2000-х гг. сокращаются, прежде всего для отсталых территорий; по сравнению с 2007-2013 гг. сильное сокращение произошло и по регионам переходного типа. Так, в ценах 2011 г. для регионов с ВВП на душу населения менее 75 % от среднего по ЕС показатель снизился с 259 евро в 2000-2004 гг. до 188 евро в 2007-2013 гг. и 180 евро в 2014-2020 годах. Аналогичные изменения с начала текущего столетия для более развитых регионов - с 29 до 22 евро, в целом по ЕС - с 89 до 84. Сокращение произошло лишь к уровню 2004- 2006 гг., который более чем на 60 % превосходит показатель 1989-1993 годов [23].

Таблица 4.2 - Доля населения, проживающего в регионах разных групп по классификации наднациональной политики ЕС, %

Категория регионов, поддерживаемых из структурных фондов ЕС и Фонда сплочения

Многолетний финансовый план ЕС

  • 1989-
  • 1993

1994-1999

  • 2000-
  • 2006
  • 2007-
  • 2013
  • 2014-
  • 2020

«цель 1» (1989-2006) + регионы с крайне низкой плотностью населения (выделялись в самостоятельную «цель 6» в 1994-1999), цель «конвергенция» (2007- 2013), менее развитые регионы (2014-2020)

25,4

25,0

34,1

31,7

25,4

регионы переходного типа

-

0,3

2,9

7,3

13,5

остальные регионы

74,6

74,7

63,0

61,0

61,0

состав ЕС для расчета населения (число стран)

ЕС-12

ЕС-15

ЕС-25

ЕС-27

ЕС-28

Источник: Региональная политика: зарубежный опыт и российские реалии / под ред. А. В. Кузнецова, О. В. Кузнецовой. М. : ИМЭМО РАН, 2015. С. 13.

Для наименее развитых территорий доля структурных фондов ЕС в софинансировании мероприятий политики сплочения должна составлять максимум 85 %, а для самых благополучных регионов - 50 %. В результате ожидается, что наднациональные ассигнования за счет национального, регионального и частного софинансирования будут в новом 7-летнем периоде дополнены почти на 100 млрд евро.

С точки зрения распределения средств политики сплочения по отдельным странам-членам ЕС произошли ощутимые сдвиги, хотя состав первой десятки лидеров по объемам получаемых ассигнований не изменился (см. таблицу 4.3). На своих местах остались и следующие за десяткой лидеров Великобритания и Словакия, тогда как «новичок» Хорватия оттеснила следующие далее Болгарию и Литву. На 10 основных реципиентов политики сплочения приходится почти 4/5 средств, причем ассигнования для заметно увеличившей свою долю Польши больше, чем суммарно для 18 стран с относительно небольшим финансированием по линии наднациональной региональной политики ЕС. Заметно увеличила свой удельный вес и Румыния, поднявшись на 4-е место.

Таблица 4.3 - Основные страны-реципиенты финансирования политики сплочения в 2007-2013 и 2014-2020 годах

Страна

2007-2013

2014-2020

Страна

2007-2013

2014-2020

млрд

евро

%

млрд

евро

%

млрд

евро

%

млрд

евро

%

Весь ЕС

347,4

100,0

351,8

100,0

Венгрия

25,3

7,3

21,9

6,2

Польша

67,3

19,4

77,6

22,1

Португалия

21,5

6,2

21,5

6,1

Италия

28,8

8,3

32,8

9,3

Г ермания

26,3

7,6

19,2

5,5

Испания

35,2

10,1

28,6

8,1

Франция

14,3

4,1

15,9

4,5

Румыния

19,7

5,7

23,0

6,5

Греция

20,4

5,9

15,5

4,4

Чехия

26,7

7,7

22,0

6,3

Прочие

61,9

17,8

73,8

21,0

Источник: Региональная политика: зарубежный опыт и российские реалии / под ред. А. В. Кузнецова, О. В. Кузнецовой. М. : ИМЭМО РАН,

2015. С. 16.

Резюмируя, отметим, что, с одной стороны, современные формализованные правила отнесения регионов к той или иной группе и лимиты финансирования разных типов поддерживаемых территорий и мероприятий сокращают маневр для политического лоббирования интересов отдельных стран и регионов, чем региональная политика на уровне ЕС выгодно отличается от российских реалий. С другой стороны, некоторые страны-члены ЕС находят лазейки для получения большего объема финансирования. Например, Ирландия смогла увеличить приходящиеся для нее ассигнования в период 2000-2006 гг. путем разделения страны на два региона NUTS-2 разного уровня развития (с целью сохранения одного из них в числе наименее благополучных). С 2014 г. в Словении также используют для нужд политики сплочения два разных по уровню развития региона NUTS-2.

  • [1] 2 Витвер И. А. Историко-географическое введение в экономическую и социальнуюгеографию зарубежного мира. М. : Изд-во МГУ, 1998; Ларина Н.И. Государственное регулирование регионального развития : мир, Россия, Сибирь / под ред.А. С. Новоселова. Новосибирск, 2005. 512 с.
  • [2] Горкина Т.И. Комплексное преобразование долины реки Теннесси(http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/TENNESSI.HTM)
  • [3] Кузнецова О. В. Экономическое развитие регионов : теоретические и практические аспекты государственного регулирования. М.: КомКнига, 2005. С.44.
  • [4] Региональная политика стран ЕС / отв. ред. А. В. Кузнецов. М. : ИМЭМО РАН,2009. 230 с.; Кузнецова О. В. Экономическое развитие регионов : теоретические ипрактические аспекты государственного регулирования. М. : КомКнига, 2005. С.44.
  • [5] Региональная политика стран ЕС / отв. ред. А. В. Кузнецов. М. : ИМЭМО РАН,2009. 230 с.; Государственное регулирование размещения производительных сил вкапиталистических и развивающихся странах / отв. ред. В. В. Вольский, Ю. А. Колосова. М. : Мысль, 1975.
  • [6] Каракчиев П. Становление европейской политики регионов Великобритании //Мировая экономика и международные отношения. 2007. № 6. С. 21-28.
  • [7] Государственное регулирование размещения производительных сил в капиталистических и развивающихся странах / отв. ред. В. В. Вольский, Ю. А. Колосова. М.: Мысль, 1975.
  • [8] Зимаков А. В. Греция : особенности региональной политики // Современная Европа.2009. №2. С. 34-41.
  • [9] Бычкова Ю. В. Зарубежный опыт реализации региональных программ социально-экономического развития // Федеративные отношения и региональная социально-экономическая политика. 2008. № 4. С. 76-84; Управление региональными программамив США и Канаде. М.: Наука, 1983.
  • [10] Ларина Н. И. Региональная политика в странах рыночной экономики / Н. И. Ларина, А. А. Кисельников. М. : Экономика, 1998.
  • [11] Ирхин Ю. В. Канадский опыт государственной региональной политики :сравнительный анализ // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 6. С. 229;Adams С. Spatial Variation in Canada's Socio-Economic Well-Being: Analyzing 1991Census Data to Determine Trends in Regionalism and Provincialism in Canada.Geography Department thesis, Wilfred Laurier University. 1994
  • [12] Пчелинцев О. С. Региональная политика Швеции // Известия Сибирского отделения Академии наук СССР. 1991. Вып. 1.
  • [13] Былов В. Г. Экономические аспекты региональной политики в странах Европы :опыт для России. М. : ИНИОН, 1996.
  • [14] Юилл Д. Основные характеристики региональной политики : опыт европейскихстран // Регион : экономика и социология. 1999. Спец, выпуск.
  • [15] Тацуно Ш. Стратегия - технополисы / пер. с англ. М. : Прогресс, 1989.
  • [16] Леонов С.Н., Сидоренко О.В. Селективная региональная политика: российский изарубежный опыт. Владивосток: Изд-во Дальневост. федерал, ун-та, 2012. С. 68-70.
  • [17] Мозиас П. М. Региональная политика в КНР : эволюция, движущие силы,современные тенденции // Общество и государство в Китае. 2008. № 1. С. 90; SachsJeffrey D. Foreign Direct Investment in China: Issues and Problems. Institute forInternational Development Publication. 2000.
  • [18] Ким Х.-С. Региональная политика и благосостояние : южнокорейский опыт //Экономика и математические методы. 1991. № 4.
  • [19] Лилуева О. В. Зарубежный опыт проектирования технопарков // Приволжскийнаучный журнал. 2009. № 1. С. 121-127; Меркушева О.А. Региональная политикаЯпонии на общенациональном и местном уровне. Диссертация на соискание ...канд. географ, наук, М., 2016, 217 с.
  • [20] См. : Региональная политика стран ЕС / отв. ред. А.В. Кузнецов. М. :ИМЭМО РАН, 2009. 230 с.; Кондратьева Н. Б. Образ Европы в региональнойполитике ЕС // Современная Европа. 2007. № 2. С. 116-128; АртоболевскийС. С. Западный опыт реализации региональной политики : возможности и ограничения практического использования // Региональные исследования. 2008. № 3. С. 3-16; Региональная политика: зарубежный опыт и российские реалии / под ред. А. В. Кузнецова, О. В. Кузнецовой. М.: ИМЭМО РАН, 2015.137 с.
  • [21] Поскольку принятие многолетних финансовых планов ЕС оказывает непосредственное влияние на размеры ассигнований из общего бюджета интеграционнойгруппировки на различные направления наднациональной политики, ближе к концу очередного, обычно 7-летнего периода, подготавливается реформа того илииного направления, призванная повысить эффективность расходов ЕС. Подготовканового финансового плана ЕС на 2014-2020 гг. не стала исключением.
  • [22] Подробнее см. : Региональная политика стран ЕС / отв. ред. А. В. Кузнецов. М. :ИМЭМОРАН.С. 11-13.
  • [23] Региональная политика : зарубежный опыт и российские реалии / под ред. А. В. Кузнецова, О. В. Кузнецовой. М.: ИМЭМО РАН, 2015. С. 12.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >