Основные понятия стилистики кодирования и декодирования: стилистика автора и стилистика читателя

Исследователи всегда проявляли пристальное внимание к взаимосвязи языковых средств в тексте и выраженного ими смысла. Грсче- ская риторика, например, особенно интересовалась тропами и приемами, которые в наибольшей степени помогали оратору добиться максимального эффекта при аргументации или убеждении. И сегодня многие учебники по стилистике представляют собой воплощение идей древнегреческой риторики.

Современные исследования в области поэтики слова доказывают, что создание и восприятие художественного текста представляют собой в равной степени творческие процессы, однако разнонаправленные, а художественная литература как словесное искусство есть не что иное, как «психические представления, которые формируются на основе имеющегося у писателя и читателя опыта».[1] [2] Биполярная природа художественного текста позволила выделить два направления исследований: стилистику от автора, или стилистику внутреннего построения самого текста, и стилистику адресата?

Стилистика от автора[3] [4] занимается исследованием авторского выбора речевых средств, замысла и его воплощения. Автор получает из окружающего мира различного рода информацию, некоторая ее часть становится источником авторского творчества: информация обрабатывается, воссоздается с помощью собственных эстетических образов, которые и становятся средством передачи авторского мировосприятия адресату. Происходит процесс кодирования информации. Как отмечал

A. Шопенгауэр, «художник заставляет нас смотреть на мир его глазами».[5]

Роль автора в создании художественного текста может рассматриваться не только как формальная физическая составляющая коммуникативного акта - отправитель сообщения, по Р.О. Якобсону, - но и как основной определяющий компонент художественного текста.

B. В. Виноградов выделяет «образ автора» именно в качестве детерминанты всего литературного произведения, именно ему как свсрхкатего- рии подчиняются язык, образ и идея всего текста. Кодирование информации автором задействует механизмы, в которых некоторые обладающие значением единицы организуются в текст в соответствии с принятыми правилами. Идея автора (или message) заключается именно в таких единицах. Художественное произведение - это отражение личности автора, оно несет на себе отпечаток мировоззрения, поэтического видения, языка и стиля своего создателя, поэтому одну из главных задач исследования художественного текста ученые видят в том, чтобы «в изображенном найти изобразителя».[6] С точки зрения психологии творчества, порождаемый текст - это не просто реализация языковой системы, это - «авторский поток сознания, выраженный в языковой форме».[7] Та же идея заложена в основе любого творческого процесса. П. Пикассо говорил о своих картинах: «Я рисую мир, не как его вижу, а как его мыслю», т.е. в произведении словесного или изобразительного искусства всегда отражен мыслимый мир самого автора. Поэтому в рамках стилистики от автора, или стилистики кодирования, наиболее полное восприятие литературного произведения может быть осуществлено только с учетом категории автора.

Однако процесс кодирования информации имеет смысл только тогда, когда помимо отправителя информации существует получатель информации, в данном случае, читатель, который и будет в дальнейшем производить декодирование. О доминирующей роли читателя в художественном произведении размышляют нс только теоретики языка. Например, в романе В. Пелевина «Т» разворачивается широкая дискуссия о том, насколько произведение вообще имеет смысл без категории читателя. Главный герой размышляет: «Как я мог не видеть этого раньше? Нет разницы, сколько авторов. Все равно - и Бога, и Ницше, и Васю создает тот, кто читает. Так же и со мной. Кто бы ни придумывал все то, что я принимаю за себя, все равно для моего появления необходим читатель. Это он ненадолго становится мной, и только благодаря ему я есть ... Читатель, благодаря которому мы возникаем на свет, совершенно невидим и неощутим. Он как бы отделен от мира, но при этом мир возникает только благодаря ему! В сущности есть только он, Читатель».[8]

Действительно, трудно отрицать творческую, созидающую роль читателя в процессе декодирования текста. И именно в этой связи появляется противоположный стилистике кодирования подход - стилистика декодирования, или стилистика адресата.[9] Это направление представляет собой относительно новый вид стилистических исследований и тесно связано с теорией информации, психологией, литературоведением, историей искусства, поэтикой текста и пр. Собственно термин «стилистика декодирования»[10] является результатом заимствования в лингвистику из теории информации[11], чему способствовали исследования таких ученых, как И.В. Арнольд, П. Гиро, Ю.М. Лотман, Р. Якобсон и др.

Стилистика декодирования гораздо шире традиционного филологического анализа художественного текста, который представляет собой комментирование текста, основанное на исторической, культурной, биографической или географической информации о произведении и его авторе, либо является стилистическим анализом выразительных средств и стилистических приемов в тексте.

Очевидно, что полноценное представление о тексте, его идее и смысловой наполненности невозможно получить в рамках одного научного метода. Методы исследования стилистики декодирования и их соотносимость с методами традиционного стилистического анализа, ее цели и задачи активно обсуждаются как отечественными, так и зарубежными лингвистами (И.В. Арнольд, С. Левин, Ю.М. Лотман, Ю.С. Степанов, Л. Долежсл, Дж. Лич, М. Риффатср и др.). Подход к тексту с точки зрения стилистики кодирования преобладает при историко-литературном и литературоведческом анализе художественного произведения, ибо он исходит из углубленного изучения исторической и политической обстановки в стране, где создавалось произведение, философских и эстетических взглядов автора, особенностей творчества автора в период создания произведения, фактов биографии автора, оказавших влияние на творчество данного периода и др. При подходе к тексту с точки зрения стилистики декодирования анализ концентрируется на самом тексте, его рациональном и эмоциональном воздействии на читателя и имеет лингвистическую направленность.

Оба направления анализа не изолированы, они взаимодействуют и дополняют друг друга. И.В. Арнольд детально описывает метод интерпретации, объединяющий черты лингвостилистики и литературоведческой стилистики. Являясь основоположником стилистики декодирования, исследовательница подчеркивает особую значимость анализа лингвистических элементов художественного текста и признает необходимость интерпретации, объединяющей черты лингвостилистики и литературоведческой стилистики.

Методы стилистики декодирования обеспечивают адекватное понимание художественного текста посредством декодирования скрытой от поверхностного взгляда информации, которая может быть заключена, например, в специфических аллюзиях, культурных и политических параллелях, особенностях использования иронии или эвфемизмов и т.д. Проще говоря, декодирование - это творческий процесс, в котором «позиция читателя становится исходной в теории эстетического восприятия художественной речи, а само его сотворчество автору - важнейшим методологическим принципом анализа текста».[12] Особая активная роль читателя и его творческое восприятие всегда были и остаются важными проблемами теории обработки информации.[13] О принципиальной важности читателя как части эстетической коммуникации посредством художественного текста писал В.В. Виноградов: «Читатель не просто «читает» «писателя», но и творит вместе с ним, подставляя в его произведение все новые и новые содержания».[14] О «мастерстве интерпретатора»[15] Л.А. Новиков пишет как о важнейшем свойстве феномена эстетического наряду с творчеством самого художника слова.

На пути к читателю художественный текст встречает множество препятствий разной природы: социальных, исторических, временных, культурных и пр., и большинство из них неизбежны. Автор и читатель могут принадлежать к разным историческим эпохам и социальным группам, иметь разные религиозные и политические воззрения, а также культурные и национальные традиции. Некоторые произведения требуют от читателя широкого кругозора, обширных знаний по истории, философии, мифологии, религии и др., только при наличии которых возможно максимальное декодирование текста.

И даже при условии, что автор и читатель принадлежат к одному сообществу, ни один читатель не может идентифицировать себя с автором полностью ни эмоционально, ни интеллектуально, ни эстетически. Более того, каждый читатель уникален и обладает собственным опытом, образованием, культурой и эстетическим вкусом. Помимо этих объективных и личностных факторов, существует также и то обстоятельство, что некоторые произведения обладают особенно сложной структурой: сложные форма и содержание, богатые импликации создают несколько семантических планов и могут содержать невыраженные смыслы, семантические приращения, открытую композиционную структуру, кроме того, «авторская интенция» может быть шире или уже «текстовой потенции».[16]

В случае, когда декодирование текста читателем выходит далеко за рамки авторских интенций, происходят «ослепительные смысловые события», связанные, как утверждает знаменитый французский философ-дсконструктивист Ж. Деррида, именно с теми «слепыми» местами, которые нс попали в поле зрения самого автора. Поиск таких «слепых» мест в тексте занимает в его теории деконструкции одно из важных мест. Ж. Деррида в своих рассуждениях идет дальше. Он пишет, что и его собственное прочтение не может являться привилегированным и само подчиняется той же логике несовершенства восприятия: «поэтому совершенно невозможно сказать, что автором того или иного прозрения являются Деррида или Бланшо, потому что это прозрение оказывается не эффектом их письма, а эффектом нашего чтения их текстов».[17] Об ограниченности естественного человеческого восприятия и о способности придавать действительности собственную структуру говорил Ф. Ницше: «несовершенства - это глаза, которыми мы способны увидеть идеал». Великий философ понимал, что человек не только видит по-своему, но и мыслит собственными категориями и в меру собственных эмоциональных и интеллектуальных способностей.

Кроме того, кодирование информации совсем нс означает передачу сведений определенному реципиенту, здесь также существует ряд проблемных зон. В отличие от автора, который всегда единица конкретная и определенная, читатель является в некотором смысле абстрактным понятием, им становится любой, читающий этот текст. Такой абстрактный реципиент может быть по ряду причин не готов к декодированию информации или элементарно нс склонен к данной деятельности в данный момент.

Все эти факторы естественно затрудняют декодирование и являются хорошей иллюстрацией того, насколько сложен процесс передачи и полноценной расшифровки авторского замысла. В итоге информация, которая была кодирована и отослана автором, может сильно отличаться от той, которая получена при декодировании. В «Литературном произведении» М.М. Гиршман пишет: «Теоретический внешний взгляд на текст как на объект аналитического изучения и внутреннее читательское пребывание в художественном мире не могут быть сведены друг к другу однозначными причинно-следственными отношениями. (...) Творческий характер произведения - не раз и навсегда данный ответ, а заданный вопрос, заключающий в себе путь для каждый раз нового и самостоятельного решения. Между композицией текста и структурой воплощенного в нем жизненного мира всегда есть «зазор» - преодолевается он не просто заранее готовыми знаниями и теориями, а переходом этих знаний в здесь и сейчас происходящее созерцание, понимание и творческое воссоздание всего разделенного».[18]

Поскольку речь идет о двух направлениях осмысления текста: от мира к слову (писатель) и от слова к миру (читатель), то коммуникативная неудача может иметь место как в отношении отправителя, так и в отношении получателя текста: читатель жалуется, что он не понял того, что хотел сказать автор, а автор, со своей стороны, может утверждать, что его неправильно поняли или не поняли вообще. М. Цветаева в своем эссе «Поэты о критике» пишет, что чтение - это такой же творческий процесс, если читатель хочет понять прочитанное и получить удовольствие от прочитанного. Чтение не всегда одно и то же, что досуг и легкое времяпрепровождение. Читатель погружается в повествование, интерпретирует, разгадывает загадку, спрятанную между строк, за словами.[19] Поэтому, если читатель не обладает творческим воображением, ни одна книга не станет понятной и доступной ему.

Все языковые элементы текста складываются в некое сложное целое, поэтому для декодирования смысла теста необходимо скрупулезное изучение не только лингвистических свойств каждого отдельного элемента, но и эффекта их взаимодействия. На изучение взаимодействия формы и значения направлен стилистический анализ, он обязательно включает два элемента: изучение образной природы текста и детальное, обстоятельное описание языковых единиц текста и их взаимодействия. Тщательный анализ выразительных средств и стилистических приемов в тексте - это только первый этап, который дает возможность увидеть более глубокие скрытые смыслы.

Идеи, характеры, эмоции, личное отношение автора к событиям и явлениям кодируются в тексте посредством языка. От читателя требуется воспринимать и расшифровывать эти знаки посредством чтения и интерпретации. Стилистика декодирования - это стилистика читателя, который полностью вовлечен в процесс воссоздания авторского видения мира посредством анализа конкретных текстовых элементов и их взаимодействия.

Стилистика декодирования исследует те же лингвистические уровни, что и лингвостилистика. Главное различие состоит в том, что экспрессивные средства каждого уровня анализируются не только в тесной взаимосвязи друг с другом, но и как часть относительно крупного сегмента текста от абзаца до всего текста в целом. Стилистический анализ может быть максимально достоверным только при условии, что максимально полно принимается во внимание авторская концепция и система эстетических ценностей, воплощенных в тексте. Важность этого замечания состоит в том, что у получателя информации появляется возможность создания некоего абсолютного, идеального понимания текста. Но полное совпадение составляющих процесса кодирования и декодирования информации невозможно. Даже при прочих равных ничего нельзя сделать с фактором времени, который всегда будет оставаться нетождественным для отправителя и получателя. Поэтому представляется уместным рассуждать лишь о максимально полном декодировании, но не абсолютном.

  • [1] Новиков Л.А. Избранные труды. Эстетические аспекты языка. MISCELLANEA. Т.2. М., 2001. С. 166.
  • [2] Большой энциклопедический словарь. Языкознание. М., 1998. С. 493.
  • [3] В современных исследованиях термин «стилистика от автора» входит вбольшой синонимический ряд. Так, в работах И.В. Арнольд вводится понятие «стилистика кодирования» - Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка / Стилистика декодирования. М., 1990.; П. Гиро висследовании «Разделы и направления стилистики и их проблематика»пользуется термином «генетическая стилистика». - ГироП. Разделы инаправления стилистики и их проблематика. // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.9. Лингвостилистика. М., 1980. С. 44-55.
  • [4] Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Минск, 1998. С. 201.
  • [5] 4 Виноградов В.В. Стилистика. - Теория поэтической речи. - Поэтика. М.,1963.
  • [6] Новиков Л.А. Избранные труды. Эстетические аспекты языка. MISCELLANEA. Т.2, М., 2001. С. 184.
  • [7] Новиков Л.А. Избранные труды. Эстетические аспекты языка. MISCELLANEA. Т.2, М., 2001. С. 183.
  • [8] Пелевин В.О. Т. М., 2009. С. 213.
  • [9] Систематическое и хорошо разработанное описание стилистики декодирования как направления общей стилистики представлено в работеИ.В. Арнольд «Стилистика современного английского языка. Стилистикадекодирования», поэтому здесь мы ограничимся рассмотрением наиболееобщих принципов и концепций. - См.: Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка /Стилистика декодирования. М., 1990.
  • [10] Биполярная природа анализа текста диктует необходимость созданияпарных, диалектически единых терминов. Так, термину «стилистика отавтора» соответствует логическое противопоставление и соответствующеенаучное направление «стилистики адресата». - Якобсон Р.О. Работы попоэтике. М., 1987; онтологическое единство «стилистики кодирования» и«стилистики декодирования» отражено в работах И.В. Арнольд, а также вработах зарубежных исследователей. - Арнольд И.В. Основы научныхисследований в лингвистике. М., 1991; Simpson Р. Stylistycs. London andNew York, 2006; Verdonk P. Stylistics. Oxford, 2003. В обиход вводятсятакже термины, во внутренней форме которых скрыт метод. Например,Л.Л. Нелюбин предлагает пользоваться терминами «стилистика восприятия» или «стилистика выходного языка». - Нелюбин Л.Л. Лингвостилистика современного английского языка. М., 2008.
  • [11] Термин кодирование (encoding) заимствован из теории информации, вкоторой им принято называть процесс сбора и обработки внешней информации. Ему соответствует термин декодирование (decoding), означающийпротивоположно направленный процесс.
  • [12] Новиков Л.А. Избранные труды. Эстетические аспекты языка. MISCELLANEA. Т.2. М., 2001. С. 23.
  • [13] В статье «Язык и искусство» Л.А. Новиков убедительно доказывает тотфакт, что творческая активность читателя давно и в значительной мерезанимала умы великих мыслителей мира, и в качестве иллюстрации приводит размышления А. Шопенгауэра, В. фон Гумбольдта, Л.Н. Толстого.
  • [14] Виноградов В. В. О теории художественной речи. М., 2005. С. 9.
  • [15] Новиков Л.А. Избранные труды. Эстетические аспекты языка. MISCELLANEA. Т.2. М., 2001. С. 93.
  • [16] Вербицкая М.В. Теория вторичных текстов. М., 2000. С. 195-199.
  • [17] Деррида Ж. Жизнеописание, мировоззрение, цитаты. СПб., 2007. С. 79.
  • [18] Гиршман М.М. Литературное произведение. Теория художественной целостности. М., 2002. С. 318.
  • [19] Цветаева М.И. Автобиографическая проза. Дневниковые записи. Воспоминания о современниках. Эссе. Письма. Екатеринбург, 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >