Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Историческое сознание российского общества в условиях социально-политической модернизации в конце ХХ – начале ХХI вв.
Посмотреть оригинал

Функции исторического сознания в условиях социально-политической модернизации современного российского общества

Социально-политическая модернизация, начавшаяся в конце XX-XXI вв., приведшая к актуализации исторического в социальногуманитарном дискурсе способствовала поиску идентичности и моделей развития России.

Историческое сознание как самостоятельная и равноправная по отношению к другим форма общественного сознания включает в себя темпоральные характеристики, такие как прошлое, настоящее и будущее способно фиксировать социальное время и опыт, отражать характер связи между событиями и поколениями, осознавать преемственность, устойчивость, изменчивость социального бытия. Многообразие способов фиксации прошлого обуславливает множество исторических реальностей, вариативность исторического сознания и его функций.

Со времен Античности основной функцией истории являлось принесение пользы, которая заключается в сохранении в памяти народа знаний о прошлом, которые могут пригодиться в будущем для объяснения функционирования социально-политического устройства, для формирования моральных образцов и служения настоящему.

Средневековый автор «Двенадцати книг историй народа Флоренции» Л. Бруни, обосновывал пользу чтения исторических трудов и оживления исторического сознания: для приобретения навыков хорошего стиля; ввиду воспитательной ценности истории; вследствие того, что «разумному человеку приличествует знать», как возникла его родина, какое прошла развитие, какие судьбы ее постигли; наконец, потому, что знание истории «дает величайшее удовольствие» [[1], с. 34].

Социально-политическая ситуация в России в начале XXI в., часто характеризуется как кризисная. Такая характеристика дается на основе выявленных проблем, к которым можно отнести высокий уровень коррупции на всех уровнях власти,острые политические, межэтнические конфликты, террористическая угроза, подрыв национальной самобытности этносов, высокий уровень инфляции, низкий уровень жизни и доходов большинства населения, степень дезинтеграции социальных групп и институтов, сложная демографическая ситуация, утрата идентификации личности с прежними структурами, ценностями и нормами, разложение общественных нравов, трудовая пассивность, отсутствие доверия к власти и, что является важным - незнание истории своей страны молодым поколением т.д. [[2] [3], с. 25].

Сталкиваясь с такими сложностями, субъект, наделенный историческим сознанием, актуализирует опыт прошлого и формирует определенные социальные чувства, критерии собственного взаимодействия с индивидами, социумом и государством. По аналогичной схеме происходит обращение правящей элиты к различным уровням исторического сознания (научно-теоретическому, обыденному, индивидуальному, массовому и т.д.) с целью определения наиболее эффективных моделей развития и взаимоотношений на внутриполитической и внешнеполитической аренах. В первое десятилетие XXI в. был принят целый ряд концептуальных документов, определяющих внешнеполитическую стратегию, в основу которых были положены принципы обеспечения национальных интересов, безопасности страны и создание благоприятных внешних условий для поступательного внутреннего развития. Для реализации заданной стратегии была определена важная тактическая задача по формированию «представления о себе, о нашей истории...», что, по мнению правящей элиты, должно способствовать достижению заявленных целей и преодолению кризисных явлений.

Указ Д.А. Медведева от 15 мая 2009 № 549 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» стал решительным шагом на пути целенаправленного формирования исторического сознания российского социума в русле интересов государственнополитической элиты.

Следующим тактическим шагом на пути формирования исторического сознания россиян стало расширение функций Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в направлении изменения картины прошлого в сознании российского общества [|4]. Это было сделано «в целях совершенствования государственной политики в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, а также содействия развитию институтов гражданского общества». Рабочей группой по исторической памяти при Совете были подготовлены предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы

«Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» [ 5].

По мнению авторов Предложений, необходимость обращения к прошлому, запечатленному в историческом сознании социума, помогает преодолеть взаимное отчуждение народа и элиты, формирует чувство ответственности перед историей, чувство национального самоуважения, «без которого мы никогда не создадим предпосылки для истинного патриотизма; а, значит, и разговоры о модернизации останутся благими намерениями» [ ].

В результате реализации этой программы предполагается существенная модернизация исторического сознания российского общества, в котором должен быть запечатлен высокий морально- политический авторитет нынешнего руководства страны; укрепление объединительных тенденций на территории бывшего СССР и, возможно, бывшего «соцлагеря» через осознание общности трагического прошлого, в результате чего, по мнению авторов программы, должно произойти укрепление международного престижа России; дистанцирование современной России от СССР через выражение политико-правовой оценки «преступных действий тоталитарного режима (как во внутренней, так и во внешней политике)», заявления о неприемлемости для сегодняшней политической элиты и российского общества большевистских способов управления страной, что станет убедительным способом показать российскому обществу и всему миру приверженность России идеям правового государства.

Предполагается, что реализация этой программы должна «дать положительный эффект для имиджа России, для модернизации общественного сознания, для самоуважения народа, для руководства страны» [[4] [5] [5]].

Указ «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» и Предложения Рабочей группы по исторической памяти Совета об учреждении общенациональной государственнообщественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» демонстрируют пристальный интерес со стороны руководства страны к истории России, память о которой хранится в историческом сознании россиян. Целенаправленное формирование которого, по мнению авторов Предложений, должно начинаться с раннего возраста через систему школьного образования, публикацию учебников и научно-исследовательских работ историков, отражающих интересы государственно-политической власти.

Такая установка берет свое начало в традиционном отношении к исторической науке как к науке, выполняющей государственный заказ и формирующей идеологизированное историческое сознание. «С самого начала писаная история как наука была наукой сервильной» [[7], с. 2], а «современная русская историография ...вышла из «шинели» государственной школы, которая в качестве телеологической цели истории выдвинула государство, сделав его главным критерием оценки...Имперское мировоззрение, характеризующее русскую историографию, сохранялось..., что нельзя считать случайностью» [[8], с. 91].

Инициаторами формирования представлений об истории страны, исторического сознания социума, лигитимирующего политические процессы, происходящие внутри государства и за его пределами, всегда были идеологи - лидеры государства. При этом «идеологи в принципе неспособны к диалогу ни с прошлым, ни друг с другом. У каждого из них своя история и свое прошлое, не совпадающие и взаимоотрицающие друг друга. И когда такой идеолог приходит к власти, история меняется до неузнаваемости, оправдывая определение России как страны с непредсказуемым прошлым» [[9], с.2]. В силу этого, работа соответствующих органов государственной власти в русле, обозначенном президентскими Указами, способна привести к «формированию» политически ангажированной истории, герметизму сознания субъектов исторической науки; активизации в самой науке и в массовом сознании исторического мифотворчества, тесно связанного с политической ситуацией, властным (идеологическим) заказом. В таких условиях управление и целенаправленное формирование исторического сознания является эффективным инструментом в борьбе за социальные, экономические, финансовые ресурсы и политический статус внутри государства и на мировой арене.

Определение «своего места» на общемировой арене должно сопровождаться не только обращением российского руководства к героическому прошлому своей страны, чувству гордости, патриотизма, но и формированием социально-политической активности российского общества, которая возможна при четком осознании социумом собственных ценностных ориентиров, определяющих понимание исторической ретроспективы и перспективы. Важные исторические события и героические образы прошлого, запечатленные в научной и художественной литературе и так называемых «местах памяти» являются материалом для конструирования исторического сознания и воспитания национальной гордости, самосознания и самоидентификации. Субъект, наделенный историческим сознанием, является членом общества и патриотом своей страны, а социум с функционирующим историческим сознанием в полной мере осознаёт свою общемировую значимость и роль, которую он призван сыграть в мировой истории.

Формирование такого социума - стратегическая задача, которую возможно решить, обратившись кобразцам социально значимого поведения в различных исторических условиях, которые со временем становятся эталоном и нормой санкционированного обществом поведения. Эту функцию исторического сознания, которая отвечает не только за процесс воспитания поколений, но и за накопление опыта человечеством определяют как функцию «накопления социального опыта» [[10], с. 121].

Современная социальная практика позволяет высоко оценить значение исторического опыта в формировании современного российского общества и возможности научно обоснованного прогнозирования социальных процессов. Функция накопления социального опыта является базовой для прогнозирования и определения перспектив развития. Если обратиться к тезису о повторяемости истории, к тому, что любые процессы могут воспроизводиться, но в других социокультурных условиях, то перспективное планирование и целеполагание вполне возможно и обусловливает прогностическую функцию исторического сознания.

Поскольку историческое сознание обеспечивает процесс передачи из поколения в поколение социального опыта, мы можем выделить в нем информационно-коммуникативную функцию с соответствующими каналами передачи сообщений: устный; изобразительный; печатный; фотографический; кинематографический; телевизионный, радиотрансляционный, а на современном этапе и виртуальный и т.д. Следует выделить два типа коммуникации: моментальная передача информации (синхронный аспект) и трансляция консервированной информации через печать, моду, обряды, обычаи, игры, обучение и т.д. (диахронный аспект).

Первый тип коммуникации более ориентирован на пространственное перемещение сообщения. Оно обслуживает современное общество, осуществляя межличностное и межсоциальное общение. Второй тип коммуникации ориентирован на временное, историческое передвижение сообщения, на его консервацию с последующей передачей. Этот тип коммуникации и обеспечивает социально-историческое развитие всего человеческого социума, осуществляя межкультурное общение личности и всего общества с историческим и материальным опытом нации, государства, человечества и является средством формирования.

В условиях формирования информационного общества, распространения новейших технологий процесс передачи исторического опыта и информации о прошлой социальной реальности приобретает новые качественные характеристики, которые следует дополнительно изучать и выявлять их влияние на процесс становления и развития социальной структуры. При этом следует обратить внимание на то, что в информационном обществе происходит обмен не знаниями и опытом, а информацией, которая не является сама по себе знанием.

Большое влияние на процесс накопления социального опыта оказывает героизация не только главного коллективного исторического героя, но и повествование о выдающихся представителях народа, на образах которых происходит воспитание молодежи и интеграция социума (но, это возможно при наличии позитивной оценки исторической личности большинством). Так, например, при обсуждении проблемы трудовой пассивности молодежи актуализируется образ А.Г. Стаханова, при формировании чувства патриотизма - образы героев Великой Отечественной войны, гордости за достижения в сфере науки и техники - образ Ю.А. Гагарина и т.д. Необходимо отметить, что воспитание историей должно опираться на все прошлое, «а не на те лишь его пласты, которые, так или иначе, согласуются с особенностями конкретной государственной политической системы».

Прошлое, хранящееся в историческом сознании социума, является источником гражданского согласия. Избирательный подход к нему порождает разрыв связи времен, фрагментарное историческое сознание и становится водоразделом между поколениями и социальными прослойками в обществе. Избирательность подхода к прошлому всегда определяется приоритетом политических ценностей и интересов в обществе, хотя именно в критических для судьбы Отечества ситуациях на первый план выдвигались гражданские, патриотические мотивы, которые и оказывались решающими [“].

В силу этого, историческое сознание может выполнять как интегративную, так и дезинтегративную функцию, объединяя отдельных людей в народ, сплачивать их на основе общих ценностей, норм, традиций, которые проверены временем и освящены историческим опытом или наоборот. Поэтому, в периоды значительных исторических сдвигов, которые лишают человека ориентации в социальном пространстве и времени, в историческом сознании начинают актуализироваться определенные исторические образы событий или исторических личностей, которые помогают ему сформировать свою объяснительную систему происходящего в настоящем и обрести уверенность в будущем. Понимание и осмысление истории ложится в фундамент идеологии, которая через историческое образование формирует необходимые условия для социализации личности, для социокультурного и национально-этнического самосознания, самореализации и самоопределения социума, для осознания им самого себя как особой социальной, этнической и культурной общности, как социально-исторической целостности, отличной от всех других общностей.

Это отражено в следующей функции исторического сознания - функции идентификации, которая приобретает особую значимость в периоды формирования национально-государственной идентичности и становления национальных государств, а также в условиях глобализации общественных систем. Она удовлетворяет необходимость личности, общества и человечества в самопознании. «Любовь к истории кажется неотделимой от человеческой природы, потому что она неотделима от любви к самому себе. Именно эта первопричина влечет нас вперед и назад, в будущее и к прошлым векам» и накопление ее знаний в историческом сознании народа всегда служило ее утилитарным целям, испокон веков изучались соседи и враги» ^[11] [12], с. 10]. В условиях процесса глобализации возникает острая потребность в диалоге культур, выработке и усвоении общечеловеческих ценностей, тем более, что «философская и историческая мысль давно отметила, точнее - предугадала, наступление такого этапа в историческом движении человечества» [[13], с. ]. На основе прошлого опыта, запечатленного в историческом сознании социума, определяются наиболее эффективные формы сотрудничества с представителями других культур и возникает уникальная возможность самоидентификации и формирования самосознания.

Среди множества функций в научной литературе, по мнению

В.А. Ельчанинова, не упоминается или очень редко обсуждается так называемая гедонистическая функция исторического сознания, под которой подразумевается обращение к своему прошлому для получения «чувственной радости, удовольствия, наслаждения или как к мотиву, цели или доказательству нравственного поведения» [[14], с. С. 92]. В гедонизме можно выделить чувственный уровень и интеллектуальный уровень наслаждения, которые взаимосвязаны и взаимообусловлены. При рассмотрении гедонизма как переживания интеллектуального наслаждения необходимо обратить внимание на такое естественное чувство, как любопытство. Порожденное историческим прошлым любопытство ведет человека к стремлению расширить и углубить свои знания о прошлом. В этом стремлении к самоудовлетворению с помощью исторического поиска совершается обогащение исторических знаний, а стало быть, и всей области исторического сознания общества.

М. Блок по этому поводу замечает: «Жажде знаний предшествует простое наслаждение; научному труду с полным сознанием своих целей - ведущий к нему инстинкт; эволюция нашего интеллекта изобилует переходами такого рода. Мы так же знаем, что маленькие радости коллекционирования древностей оказались занятием, которое постепенно перешло в нечто гораздо более серьёзное» [[15], с. 8]. Признание гедонистической функции исторического сознания не противоречит научному истолкованию роли его в жизни общества, не принижает его социальный статус, а наоборот, как нам кажется, значительно дополняет и обогащает наши представления о реальных функциях исторического сознания.

С функцией получения удовольствия от обращения к прошлому, с точки зрения И.М. Савельевой и А.В. Полетаева, перекликается такая функция исторического сознания как эскапизм, то есть конструирование «другого прошлого». Это означает, что человек на базе своего исторического сознания стремится переместиться в другую качественно новую реальность, так называемое «мифическое время», которое позднее дополняется «героическим временем». Как отмечают исследователи, подобная конструкция «другого» прошлого существует в сказках и легендах, что дает сильный толчок развитию разных видов искусств (литературе, драматургии, живописи, скульптуре и т.д.). Поэтому креативные личности старались и стараются сохранить «другое прошлое» в историческом сознании людей через свое творчество, и в таком проявлении эта функция влияет на воспитание поколений в широком смысле, и связана с функцией гедонизма. И.М. Савельева и А.В. Полетаев, считают, что по мере дифференциации истории от других социальных наук баланс в ее функциях в пользу эскапизма, удовлетворения потребности ухода в другую реальность становится все более отчетливым, особенно в последнее время, которое характеризуется возрастающим интересом к альтернативной истории.

Историческое сознание определяет пространственно- временную ориентацию общества; содержит представления о происхождении народов, важнейших событиях и деятелях прошлого; регулирует отношения внутри социальных групп; сохраняет и передает последующим поколениям накопленный исторический опыт. Различное восприятие и воспроизведение прошлого позволяет выявить многообразие социальной и исторической реальности. Вместе с тем взаимодействие, взаимовлияние обыденного и теоретического исторического сознания способствует выполнению одной из важнейших функций исторического сознания в целом - формированию социального и личностного самосознания. Изучая историю, субъект стремится найти в ней подтверждение идеалов людей прошлого и одновременно на материале прошлого выработать критерии собственного поведения. Но исторические чувства невозможны без определенных исторических знаний, и если эти знания являются результатом подлинно научного, полного исторического объяснения, то данные исторические чувства будут адекватно отражать культурно-историческую реальность. Важно отметить, что историческое знание влияет не только на социальные чувства людей, но в определенной степени и на их социальную активность. Негативный исторический опыт вызывает стремление уничтожить отрицательные явления прошлого, переосмыслить их роль в историческом процессе. Однако социальная активность общества возможна лишь при четком осознании самим обществом собственных ценностных ориентиров, определяющих понимание исторической ретроспективы и перспективы.

Историческое сознание выполняет интегративную функцию, объединяя отдельных людей в народ, сплачивает их на основе общих ценностей, норм, традиций, которые проверены временем и освящены историческим опытом. В периоды значительных исторических сдвигов, которые лишают человека ориентации в социальном пространстве и времени в историческом сознании, актуализируются определенные исторические образы. Из этого не следует, что необходимо хотя бы мысленно вернуть человека в прошлое, возвратить ему утратившие актуальность ценности и нормы поведения. Поскольку, как считает Смот- рицкий Е.Ю. «это опасный путь, который ведет к... лубочности, создает культуру ряженых». Это значит, что общество, опираясь на исторический опыт, должно выработать новые ценности, новые нормы, адекватные новым историческим условиям, а историческое образование (и гуманитарное в целом) должно донести их до каждого человека в приемлемой и понятной форме. Понимание и осмысление истории ложится в фундамент идеологии, а последняя средствами исторического образования формирует историческое сознание народа.

На наш взгляд, основная функция исторического сознания и исторического процесса - это функция социализации личности, которая создает необходимые условия для социокультурного и национально-этнического самосознания, самореализации и самоопределения народа, для осознания им самого себя как особой социальной, этнической и культурной общности, как социально-исторической целостности, отличной от всех других общностей. Это отражено в другой функции исторического сознания - функции идентификации. Эта функция применительно к задачам идентификации народа и государства более всего востребована для решения задач формирования национальной идентичности в период становления национальных государств и в периоды изменений их политических систем. Она удовлетворяет необходимость личности, общества и человечества в целом в самопознании. Обращение к «своему» и «чужому» прошлому со времен архаики и античности выполняло разные функции с точки зрения формирования образа «себя» и «чужих», познания «своего» и «их» настоящего. В Римской империи этот подход стал базой «искусства управления народами. Традиция такого целенаправленного изучения из политических соображений была доведена до совершенства в Византии, в частности в труде императора Константина Багрянородного «Об управлении империей» [ , с. 12]. [16]

Продолжением и конкретизацией предыдущей функции исторического сознания, на наш взгляд, является функция воспитания патриотизма. Национальная история - это важная часть образования. Свод побед и образы национальных героев в научной и художественной литературе - это материал для конструирования исторического сознания и воспитания национальной гордости, патриотизма и национального самосознания. Наличие исторического сознания превращает человека в члена общества, а любовь к истории своего народа, знание его исторической судьбы превращают человека в патриота.

В условиях процесса глобализации возникает острая потребность в диалоге культур, выработке и усвоении общечеловеческих ценностей, которые проявляются существуют в конкретных национальных формах и диалектика их взаимного влияния и развития достаточно сложный исторический, политический, психологический и культурный процесс.

Историческое сознание каждой эпохи существует не просто как функция индивидуального сознания субъекта или продукт личного опыта, но как общезначимое для всей социальной системы явление, актуальное, доступное и понятное всем членам данной социальной общности. Оно обеспечивает связь поколений, их преемственность, создает условия для социального взаимодействия, взаимопонимания и определенных форм сотрудничества людей в различных сферах социальной деятельности, передачи социального опыта.

В силу этого историческое сознание и историческое познание оказываются генетически тесно связанными по своему содержанию, хотя и не совпадают полностью. Они служат фундаментом в формировании как исторического самосознания личности, так и исторического самосознания общества данной исторической эпохи.

Функция накопления социального опыта является базовой для прогнозирования и предвидения будущего. Если обратиться к тезису о повторяемости истории, к тому, что любая деятельность может воспроизводиться, но при этом меняются условия, в которых происходят эти события, а не их смысл, то можно планировать и прогнозировать будущее. Эта функция исторического сознания дополняется функцией социального воспитания, которая отвечает за формирование и социализацию личности. Социально-историческая «память» человечества, выступающая как совокупность знаний о прошлом, дает нам множество образцов социально значимого поведения. Сами исторические ситуации и конфликты, а также способы их разрешения ведут к новой ступени общественного развития, становясь со временем эталонами и нормами санкционированного обществом поведения индивидов, определяют эту функцию исторического сознания как функцию «поддержания образцов», которая отвечает не только за процесс воспитания поколений, но и за накопление опыта человечеством. Большую роль здесь играет элемент героизации не только главного коллективного персонажа, но и повествование о выдающихся представителях того или иного народа.

Современная социальная практика позволяет в достаточной степени точно оценить значение исторического опыта в формировании новой социальной реальности и возможности научно обоснованного прогнозирования социальных процессов. Специфика предметнопрактической деятельности человека, связанной, прежде всего, с планированием и проектированием как своеобразными проявлениями це- леполагания в социальной практике, обусловливает прогностическую функцию исторического сознания.

Следует обратить внимание и на проблему соотношения функций исторического сознания и культуры. Культура является, своего рода, средством человеческой самореализации и самосознания и в силу этого может влиять на исторический процесс и на самого человека. Поэтому в современной социально-гуманитарной науке обострился интерес к культуре, как фактору социального развития, и все чаще исследователи приходят к выводу о том, что духовные черты, социокультурные признаки того или иного общества накладывают существенный отпечаток на социально-историческую динамику. В последнее время актуален вопрос о том, как культура и история могут взаимодополнять и влиять друг на друга. Такой интерес связан с тем, что в XX веке произошел разрыв социального и культурного циклов, то есть, на протяжении одной жизни чередуется несколько культурных эпох, что ведет к «психологическому онемению». Рассматривая соотношение функций исторического сознания и культуры в рамках социально-философского анализа, необходимо отметить, что культура в данном случае является фактором организации и образования жизни какого-либо общества. «Подразумевается, что в каждом обществе существуют некие культуротворческие силы, которые направляют его жизнь по организованному, а не хаотическому пути развития. Культурные ценности создаются самим обществом, но они же затем и определяют развитие этого общества, жизнь которого все больше начинает зависеть от произведенных им ценностей. Таково своеобразие общественной жизни: над человеком часто господствует то, что рождено им самим» [[17], с. 14]. Другими словами, культура обнаруживает себя в историческом развитии общества и говорить о культуре вне истории не представляется возможным. Культура - продукт истории, сугубо социальное явление, возникшее в результате общественных запросов и в результате необходимости закрепления и передачи социального опыта. В XX веке проблема соотношения истории и культуры приобрела особую остроту в силу обострения интереса к «неразгаданным» тайнам социальной динамики, перспектив развития культуры и в силу стремления распознать механизмы общественного развития. Поэтому можно говорить о том, что функции исторического сознания и культуры совпадают, а в некоторых случаях дополняют и влияют друг на друга и говорить об истории и культуре, как о бинарных оппозициях нам не представляется возможным, а выделение культурологической функции исторического сознания вполне обоснованным.

Таким образом, в результате проведенного анализа представляется возможным выделить несколько функций исторического сознания, но при этом мы выделяем в качестве основных функций социализацию личности, функцию индивидуальной и коллективной идентификации. Также историческое сознание выполняет ряд других функций: интегративную функцию, функцию воспитания патриотизма, накопления социального опыта, которая является базовой для функции прогнозирования и предвидения дальнейшего социального развития, гедонистическая функция, функция легитимации настоящего, информационнокоммуникативная, функция эскапизма, культурологическая и культуротранслирующая функция.

Указанные функции помогают выработке социального самосознания различных общностей; самоопределения народа и осознания им себя как единой целостности. Функции исторического сознания обеспечивают связь и преемственность поколений, социальное воспитание; развитие политической деятельности и самой политики как сферы взаимоотношений и борьбы классов и социальных групп. Влияя на процесс конструирования социальной реальности, историческое сознание формирует коллективную и индивидуальную идентичность и легитимизирует сложившиеся кратические практики.

Историческое сознание определяет пространственно- временную ориентацию общества; содержит представления о происхождении народов, важнейших событиях и деятелях прошлого; регулирует отношения внутри социальных групп; сохраняет и передает последующим поколениям накопленный исторический опыт. Различное восприятие и воспроизведение прошлого позволяет выявить многообразие социальной и исторической реальности. Вместе с тем взаимодействие, взаимовлияние обыденного и теоретического исторического сознания способствует выполнению одной из важнейших функций исторического сознания в целом — формированию социального и личностного самосознания.

Познание исторических законов и закономерностей создает еще одну предпосылку и необходимое условие актуализации исторического сознания личности в ее социально обусловленной деятельности и активизации самой этой деятельности с точки зрения целенаправленного регулирования различных конкретных видов и форм проявления социальной динамики. Отсюда следует, что механизм социального взаимодействия включает в себя, как внутреннюю подсистему, историческое сознание индивидов, а также механизм исторического познания и управления этими процессами в рамках решения задач современной социальной практики. Так как любые планы и проекты относятся к тем объектам, которых еще нет, которые еще только подлежат созданию, то их оценка и реализация требуют более или менее четкого представления о будущем, вследствие чего они оказывают опосредованное влияние на настоящее, определяя выбор решения и соответствующие ему действия.

Следует отметить, что в определенные периоды исторического развития возникает необходимость конструирования идеального прошлого, в целях легитимации настоящего и идентификации себя с героическим прошлым. Поскольку Советский Союз был оплотом марксизма, то эти политические мифы были дальнейшим развитием идеи о мессианизме пролетариата. Идея о великом предназначении русского народа и государства была рождена в недрах христианства и, на наш взгляд, это стало одной из причин, по которой руководство нашей страны в период Великой отечественной войны обратилось за помощью к церкви.

В результате многочисленных философско-исторических дискуссий в отечественной науке и данного исследования можно утверждать, что современное состояние исторического сознания представляет собой результат длительной эволюции. Оно «...родилось не сразу. Вначале появились какие-то первичные формы его бытия, отдельные элементы, которые по мере становления человечества обогащались в своем содержании, вступали во взаимную связь и обусловленность, прежде чем превратиться в целостное системное образование».

  • [1] Цит. По: Савельева И.М., Полетаев А.В. Теория исторического знания: учеб,пособие/ Савельева И.М. - М.: ГУ ВШЭ, 2008.
  • [2] Лапин II.И., Беляева Л.А. Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях.-Москва: ИФРАН, 1994.
  • [3] Сайт Президента России. Президент России / События. Электрон, ресурс. Режимдоступа: http://npc3wiCHT.r>cb/ncws/l0191 (дата обращения 10.02. 2010).
  • [4] Сайт Президента России. Президент России / События. Электрон, ресурс. Режим доступа: http://www.presidcnt- sovct.ru/structurc/group_5/matcrials/proposals_at_a_mccting_in_ckb/index.php. (датаобращения 10.02. 2010).
  • [5] Там же.
  • [6] Там же.
  • [7] Сараскина Л. История в России с самого начала формировалась как государственный заказ / Л. Сараскина // Независимая газета. - 2001. - №6.
  • [8] Свак Д. О некоторых методологических проблемах синтеза в «историях России»/ Д. Свак // Отечественная история. - 1998. - №6.
  • [9] Мсжусв В. Единственный путь к исторической объективности - это путь диалогас прошлым... /В. Мсжусв // Независимая газета. - №6.
  • [10] Самисв А.Х. К вопросу о формах исторического сознания / А.Х. Самисв // Исторический материализм и буржуазная социология. - Москва, 1987.
  • [11] . Смоленский Н.И. Теория и методология истории. - Москва: Издательский цент«Академия», 2008.
  • [12] . Болингброк Г. Письма об изучении и пользе истории. М., 1978. С. 10.
  • [13] . Рогалина Н. Проверка на искренность / Н. Рогалина // Отечественная история. -2000,-№5.
  • [14] . Ельчанинов В.А. Историческое сознание и проблема его формирования /В.А. Ельчанинов // Закономерности формирования общественного сознания. -Барнаул, 1984.
  • [15] . Блок М. Апология истории, или ремесло историка. М.: «Наука», 1986.
  • [16] Лурье С.В. Историческая этнология. - М., 1997.
  • [17] 2S. Полищук В.И. Мировая и отечественная культура. - Екатеринбург, 1993.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы