Историческое сознание как проблема современного общественно-гуманитарного дискурса

Сущность, уровни и характеристика элементов исторического сознания

Рассматривая поставленный в данном параграфе вопрос, следует обратить внимание на то, что собой представляет сознаниие как таковое и как оно становится историческим, приобретая характерные черты и особенности.

Проблема сущности сознания является одной из самых острых проблем современной науки, которая по мере научно-технического и информационного развития становится еще более актуальной. В сфере научно-технического знания упорно разрабатываются программы по созданию искусственного интеллекта, интеллектуальных машин, особенно интеллектуальных компьютерных программ, созданных для изучения человеческого интеллекта и сознания. Информационнокоммуникативные условия, созданные в современном социуме, демонстрируют исследователям возможности формирования и манипулирования сознанием общества, проявляя тем самым свои позитивные и негативные тенденции и особенности. За этими, как может показаться на первый взгляд, чисто техническими и технологическими проблемами стоят более глубокие, затрагивающие фундаментальные проблемы человеческого сознания вопросы.

На современном этапе, наряду сфилософией, этикой, психологией, социологией, политологией и другими гуманитарными науками, проблемами сознания занимаются и такие науки как информатика, кибернетика, нейробиология, нейрофизиология, когнитология и т.д.

В каждом из представленных направлений выработан свой понятийный аппарат, раскрывающий сущность «сознания» и его особенности, но нас, в первую очередь, будут интересовать результаты исследований, проведенных в русле гуманитарных дисциплин: философии, истории, психологии, социологии и политической науки.

Согласно Толковому словарю русского языка Д.Н. Ушакова (1935-1940 г.) «сознание» представляет собой некое действие (процесс, т.е. сознать - сознавать, сознаться-сознаваться); в другом случае - мысль, способность мыслить, рассуждать, чувствовать, ощущать и определять свое отношение к окружающей действительности, отдавая себе отчет в своих действиях и переживаниях, будучи в здравом уме и твердой памяти. Подобные толкования мы можем встретить и в других зарубежных и отечественных словарях.

Отталкиваясь от данного определения, следует отметить, что в философском дискурсе сложилось несколько подходов к пониманию сущности рассматриваемого явления: субстанциональный, натурали- стически-функциональный, социокультурный, экзистенциальнофеноменологический и др.

Субстанциональный подход представлен работамиПлатона, Аристотеля, Августина Блаженного, Г. Лейбница, Р. Декарта и др.

Согласно Платону, сознание сопоставляет и сравнивает сигналы, поступающие от органов чувств человека, устанавливая их сходства и различия, противопоставляя индивидуальное и общее для приведения их к одной форме. В период Средневековья, учитывая особенности эпохи, сложилось представление о сознании как надмировом божественном начале, которое существует до природы и творит ее «из ничего», а в философии Нового времени сознание рассматривалось как особая замкнутая в себе субстанция. Общим для этих эпох было представление об универсальном, объективном, всеобщем характере идеального, которое существует до индивидуального сознания и определяет его опыт.

Другим, не менее распространенным подходом к анализу сущности сознания, является натуралистически-функциональный подход, становление которого связано с развитием идей английского и французского материализма XVII - XVIII веков в работах Д.Локка, Д. Дидро, К. Гельвеция, Т. Гоббса, Р. Декарта, Б.Спинозы и др. Согласно взглядам этих исследователей, сознание является функцией мозга, отражает действительность, влияя тем самым на деятельность человека. Подход к проблеме выявления и определения сущности сознания, разработанный Дж. Локком, рассматривает его как самоотчет «Я» в собственных действиях. Согласно Дж. Локку, существует два источника знания: ощущения (все, что приходит из внешнего мира) и рефлексия (внутренний мир индивида и наблюдение за своей собственной деятельностью). Рефлексия, по Дж. Локку, является сознанием, понимаемым как специфическая реальность, особый познаваемый через само- восприятие и самонаблюдение «внутренний мир» субъекта. Следует отметить, что этот подход не раскрывает всей сущности сознания, поскольку, по мнению Ж.-П.Сартра, рефлексия представляет собой высшую форму самосознания, без которого индивид не может контролировать и анализировать собственное поведение и поступки как внешние, так и внутренние (работу мышления, воображения, желания и т.д.).

Рефлексия является важным элементом сознания и возможна посредством речи и других видов коммуникаций, соответствующих определенному культурно-историческому этапу развития общества.

Опираясь на достижения физиологии и медицины XVIII века ученые (Ж. Ламетри, П. Гольбаха, П. Кабаниса и др.) продолжали рассматривать сознание как особую функцию мозга человека, благодаря которой он оказывается в состоянии познавать окружающий мир и самого себя. Достижением натуралистически-функционального подхода является постановка психофизиологической проблематики сознания, а недостатком - отсутствие понимания социальной обусловленности человеческого сознания.

Одним из наиболее авторитетных подходов к пониманию сознания в современной философии является экзистенциальнофеноменологический (Ж.-П. Сартр, А. Камю, Э.Гуссерль и др.), в рамках которого сознание рассматривается как субъективность специфического бытия, актуализируется реальный опыт человеческой жизни и сознание индивида. Феноменология и экзистенциализм ставят перед собой проблему исследования человека в качестве конечного, конкретного, единичного существования, переживающего мир в доступных ему непосредственных формах.

Э.Гуссерль выдвинул идею редуцирования (очищение сознания, а точнее опыта сознания от всего того, что существует как внешнее по отношению к нему, от всяческих суждений о мире); такая феноменологическая редукция, по его мнению, призвана осуществить «наиболее радикальный род интроспективного знания о чистом явлении сознания».

В работах французских исследователей Ж.-П. Сартра и А. Камю используется метод внутреннего анализасознания (Э.Гуссерль) для исследования индивидуального реального человеческого опыта бытия в мире, согласно которому сознание понимается как действенное пространство личности в совокупности мыслительного, эмоциональночувственного, волевого и др. состояний. Сознание представляет собой совокупность психических процессов, интеллектуальных и духовных способностей, посредством которых человек, переживая, постигая и осмысливая мир другого и себя самого, осуществляется как особое, уникальное существо.

Рассматривая экзистенциалистскую интерпретацию сознания в контексте нашего исследования, выявляются возможности человека получать, интерпретировать и накапливать впечатления; извлекать из них опыт, перерабатывая их содержание в субъективно и объективно значимую информацию (знание), и на этой основе самостоятельно определять свое место в бытии, свой способ существования и свое отношение к миру; проектировать свою деятельность, полагая ее цели и определяя (выбирая и изобретая) средства их достижения; прогнозировать возможные последствия этой деятельности. Знания не являются, по мнению исследователей (Ф.Брентано, Э.Гуссерль, Ж.-П.Сартр и др.), единственным элементом и признаком сознания, наряду с ними необходимо рассматривать интенцию - стремление сознания к миру, смыслоформирующее отношение сознания к предметам, объектам, существующим в реальном или виртуальном пространстве. Согласно этой точке зрения, индивид может не знать ничего об объекте, но если он выделяет его посредством своей интенции, то он становится объектом сознания. При таком понимании сознание - это не только совокупность интенций, но и их внутренний или внешний источник. Следует отметить, что интенциональные переживания могут быть и вне сферы сознания - бессознательные мысли, эмоции, намерения и т.д. Согласно этому подходу, возможно «отождествление психики и сознания, истолкование индивида как абсолютно прозрачного для самого себя, но факты неполной очевидности «Я» для себя не могут найти объяснения при приравнивании сознания к интенциональности».

Следует обратить внимание на психоаналитический подход изучения сознания, представленный в работах 3. Фрейда, К. Юнга, Э. Фромма. Особенностью данного подхода является выявление бессознательного, т. е. скрытых составляющих сознания, не представленных в нем самом. Феномен бессознательного, по мнению авторов различных ветвей психоаналитической теории, представлен в персональном и коллективном виде, последний символизирует наследие опыта предшествующих поколений в индивидуальной психике человека.

Следует обратить внимание и на структуралистский и (М. Фуко, Р. Барт) и герменевтический подход (М. Хайдеггер, Г. Гадамер), в рамках которых сознание рассматривается через структуры языка и трактуется как процесс рече - и текстопорождения, призванный передавать сообщения по каналам коммуникации.

Рассматривая подходы к определению сущности сознания, можно выделить ряд его основных элементов: знание; интенция как стремление к феноменам реального или виртуального пространства; ощущения; рефлексия и коммуникация, благодаря которым осуществляется и реализуется деятельность субъекта. Единство компонентов, принадлежащих внешнему и внутреннему опыту как в определенный момент времени, так и в осознании единства, переживаемого прошлого и настоящего, определяется наличием ответственного за деятельность и поступки субъекта «Я».

На наш взгляд, следует отдельно рассмотреть подход к проблемам выявления сущности сознания, представленный идеями К. Маркса, который «впервые вводит сознание в область научного детерминизма, открывая его социальное измерение, его социальные механизмы» [[1], с. 14-25]. По мнению М.К. Мамардашвили работы К. Маркса и его эвристические схемы мышления о сознании прорвали рамки традиционной классической философии и дали о себе знать в таких философских движениях как феноменология, экзистенциализм, социология знания, психоанализ, структуралистика и т.д.

Благодаря исследованиям К. Маркса, «вместо однородной, уходящей в бесконечность плоскости сознания выявились его археологические глубины; оно оказалось чем-то многомерным, объемным, пронизанным детерминизмами на различных одновременно существующих уровнях - на уровне механики социального, механики бессознательного, механики знаковых систем культуры и т.д., а с другой стороны, составленным из наслоений генетически разнородных, то есть в разное время возникших и по разным законам движущихся структур. И уж, конечно, сознание в этих глубинах и различных измерениях не охватывается самосознательной работой размышляющего о себе и о мире индивида» [[2], с. 14-25].

Для того чтобы выявить сущность сознания и проникнуть в процессы, происходящие в нем, К. Маркс «в промежуток между двумя членами отношения «объект» - «человеческая субъективность» вводит «общественное сознание». Получается, что объект воспринимается субъектом через системусодержательных общественных связей, через призму общественного сознания. Введение этого звена, по мнению М.К. Мамардашвили, переворачивает все отношение, в рамках которого изучалось сознание. В соответствии с концепцией К. Маркса, формы объекта или субъекта, которые они принимают в процессе восприятия их индивидом, являются кристаллизациями системы многократных переплетений и наслоений отношений и деятельности. Через эти отношения «должен пролегать реальный путь изучения сознания, то есть того вида сознательной жизни мотивов, интересов и духовных смыслов, который приводится в движение данной общественной системой». К. Маркс вводит понятие системной причинности, с помощью которой он прослеживает эффекты действия системы одновременно и на стороне объектов и на стороне субъекта и делает для себя вывод, что применительно к этим одновременно взятым эффектам бессмысленно проводить различение предмета и сознания, реального и воображаемого [, с. 14-25]. Для него образования сознания являются феноменами социальной действительности, своего рода «текстом», записанным в индивидах, «объективными мыслительными формами» общественного сознания, в которых субъект фиксирует и переживает свой социальный опыт, регистрирует то, что его движет и побуждает.

Проблематика сущности сознания тесно сопряжена с процессами фиксации и осознания индивидом социального опыта, деятельности и движения во времени, которые разворачиваются в определенных социокультурных, исторических условиях. Движение во времени, осознание этого движения, обращение к объектам прошлого или будущего, их восприятие сознанием индивида с целью определения своих потребностей, мотивов и целей своей общественно значимой деятельности порождает историческую форму сознания.

Следует отметить, что сфера исторического и история как фактор социокультурной жизни общества впервые была актуализирована в работах Г.В.Ф. Гегеля и получила дальнейшее развитие в трудах его последователей и оппонентов, работы которых стали основой для современных зарубежных и отечественных исследователей. Для последних, существенный вклад в рассмотрение исторического сознания как специфического духовного образования общественной жизни и процесса осознания взаимодействия человека, общества и природы, внесли идеи К. Маркса. Его теоретические разработки по данной проблематике оказали значительное влияние на исследования отечественных ученых XX века и легли в основу их работ (М.А. Барг, А.В. Гулыга, А.Я. Гуревич, В.А. Ельчанинов, И.С. Кон, Ю.А. Левада и др.). С другой стороны, под давлением советской идеологии «марксистский подход» жестко ограничивал круг исследовательских задач, научно-исследовательский потенциал самой концепции и отечественных ученых.

Выход за рамки идеологизированного марксистского подхода воспринимался как отказ от истинного научного подхода в изучении- общественных процессов и влияния на них исторического сознания социума. Устоявшаяся парадигма со временем показала свое несовершенство, потребовав поиска новых подходов, которые обладали мак- [3]

симальным научно-исследовательским потенциалом. В этих условиях необходимо было налаживать и развивать научные контакты с представителями европейской научно-исследовательской традиции, которые, имея в своем познавательном арсенале более богатый опыт, смогли выработать новые подходы и наметить основные тенденции развития исследовательского интереса по проблемам формирования, структуры и роли исторического сознания в современном обществе.

Особое направление составляют труды ученых, относящихся к так называемой школе «Анналов», которая выдвинула концептуально новое видение истории и общества. Представителями французской школы «Анналов» являются М. Блок, Ф. Бродель, Ж. Дюби, Ж.Ле Гофф, а их последователи в отечественной науке (Ю.А. Афанасьев, А.Я. Гуревич, Ю.Л.Бессмертный и др.) способствовали появлению «новой исторической науки» с обогащенной и обновленной проблематикой исследований и углубленному изучению научно- исследовательского уровня исторического сознания.

Рассматривая работы зарубежных и отечественных исследователей, необходимо отметить, что историческое сознание представляет собой многоуровневую систему, на каждом из которых происходит трансляция информации через различные социальные институты. На обыденном уровне процесс обмена информацией о прошлом происходит в рамках семьи, посредством личного опыта, кинематографического и изобразительного искусства, литературы и средств массовой информации, а также посредством опыта той социальной среды, в которой находится индивид. Научно-теоретический уровень характеризуется тем, что передача информации о прошлом идет через государственные институты: детский сад, школа, вуз, научная деятельность.

Разграничение этих двух уровней позволяет понять, с одной стороны, эволюцию данного духовного феномена, с другой - объяснить его многообразие в современных условиях.

Обыденное историческое сознание возникает в процессе повседневной жизнедеятельности людей от произвольных и непроизвольных встреч с историей через рассказы старших, воспоминания, традиции, памятники и произведения искусства, кинофильмы, радио и телепередачи, посещение музеев и памятных мест, на основе собственного опыта, привычек, оценок.

Полученные знания являются результатом познания индивидом реальной действительности посредством анализа деятельности людей прошлого и имеющихся технологий трансляции исторического знания. Основной формой знания является житейское знание, складывающееся в повседневной жизни индивидов, базирующееся на здравом смысле и обыденном сознании. Оно является определяющим в поведении людей, в их взаимоотношениях с обществом и природой. Эта форма знания развивается и обогащается по мере прогресса научного знания. В то же время и научное знание вбирает в себя житейский опыт. По своей природе знание имеет социальный характер, поскольку отражает жизнедеятельность людей.

Историческое сознание не находится в застывшем состоянии, а претерпевает изменения, испытывает на себе влияние развивающейся науки, обогащается новой информацией, усложняется структурно, но при всем этом оно остается самим собой, поскольку его функции не может выполнять никакая другая форма сознания.

В рамках обыденного исторического сознания формируется свой понятийный аппарат, специфичность которого обусловлена спонтанностью его формирования, присущими ему задачами и функциями. Главной особенностью этих понятий, с помощью и через которые происходит восприятие действительности сознанием индивида, является их синкретичность, то естьабсолютная слитность и органичное единство реальных и фантазийных элементов. Характерная черта обыденного исторического сознания - стереотипность, которая проявляется и в восприятии обыденным историческим сознанием научного знания. Как правило, обыденное историческое сознание не ориентировано на выработку новых знаний, а признает какую-либо научную теорию не в результате основательного ознакомления со всеми аргументами и доказательствами в ее пользу, а потому, что с течением времени все привыкли считать ее выводы не вызывающими сомнения. Наиболее ярким примером данной черты обыденного исторического сознания можно считать существовавший в прошлые годы устойчивый, эмоционально окрашенный образ врага, который сохраняется в обыденном историческом сознании и сегодня, сплачивая определенные социальные группы.

В значительной степени специфика обыденного исторического сознания обусловлена социально-психологическими механизмами. Обыденное историческое сознание не может исключить фигуру индивида, его «Я» из исторического опыта, что способствует абсолютизации индивидуального исторического опыта, его объективированию и переносу на масштабы всего исторического процесса.

Еще одной специфической чертой обыденного исторического сознания является его стихийность. Как и субъективность, стихийность обыденного сознания вызвана чувственным восприятием мира, событий, неполнотой, поверхностно отраженной действительностью. У силение стихийности характерно для переходных эпох: войн, революций, социальных кризисов, таких, например, который произошел в нашей стране в конце XX века.

Научно-теоретическое историческое сознание так же, как и обыденное, стремится проследить связь прошлого, настоящего и будущего. Материалом для этой реконструкции служит совокупность сохранившихся исторических источников, которые являются носителями определенной информации о прошлом.

Главное отличие обыденного и научно-теоретического уровней исторического сознания в восприятии источника. Научно- теоретическое историческое сознание характеризуется большей критичностью, более глубоким проникновением в сущность исторического прошлого. Первым этапом научного познания выступает проверка достоверности исторического источника. Цель истории как науки не только в установлении и объяснении фактов, но и в раскрытии связи между ними. От анализа источника исследователь переходит к систематизации его результатов, к группировке фактов, к обобщению и синтезу отдельных наблюдений, к формированию определенной исторической концепции.

Таким образом, высшей формой познавательной практики на научно-теоретическом уровне исторического сознания является научно-теоретическая концепция, которая возникает на основе умозаключений и выводов, полученных на уровне эмпирического описания, которые являются как бы точкой отсчета при дальнейшем развитии знания, при переходе его на более высокий уровень абстрактности, обобщенности и организации. Значение научно-теоретической концепции как формы исторического сознания заключается в раскрытии сущности исторических явлений и процессов, механизма преемственности, ценности исторического прошлого, в попытке обнаружить смысл истории.

Разделение теоретического и обыденного исторического знания отражает их качественные различия, их разноуровневый характер. Но необходимо отметить их единство, генетическую и функциональную общность и взаимовлияние. Историческое познание в период своего возникновения и начального развития мало чем отличалось от знания на уровне здравого смысла.

Взаимоотношение обыденного знания и собственно научной эмпирии - сложный и опосредованный процесс. Сложность состоит в том, что обыденное и научное восприятие объектов в процессе самого эмпирического научного познания пространственно не разделено, оно протекает в сознании одного и того же исследователя. Обыденное знание включается в сам процесс научного познания, становится его компонентом. Это проявляется не только на уровне сенсорного восприятия и формирования эмпирического опыта, но и в мышлении на эмпирической и теоретической стадиях научного познания.

На каждом уровне историческое сознание включает в себя ряд элементов: историческое познание, историческое объяснение, историческое знание, историческое понимание, историческая реальность. Каждый из представленных элементов актуален для той или иной исторической эпохи и социальной структуры, так как удовлетворяют определенные социальные потребности.

Нам представляется возможным отнесение к устойчивым социальным потребностям выработку социального самосознания различных общностей людей, создание необходимых условий для культурного, социально-этнического самоопределения народа, для осознания им себя как особой этнической общности, отличной от других, как особой целостности. Историческое познание и историческое сознание тесно связаны между собой, но не совпадают полностью.

Рассматривая структурные элементы научно-теоретического уровня, необходимо обратить внимание на их взаимодействие, которое определяет имманентный механизм существования исторического сознания в целом, действие которого можно раскрыть, анализируя историческое объяснение и историческое понимание.

Историческое объяснение, являясь одной из форм исторического познания, прямо ориентировано на получение нового знания. Вместе с тем историческое объяснение само всецело основывается на исторических знаниях, функционирует на их основе и при их посредстве. Историческое объяснение нацелено на открытие всеобщей системы причинно-следственных связей. Объектом объясняющего исторического познания выступает история в ракурсе «всеобщности», единства.

Возникая в качестве фундаментальной прагматической установки, историческое объяснение наделяет человека способностью ориентироваться в историческом времени и социальном пространстве.

Наряду с историческим объяснением раскрыть сущность исторического сознания помогает понятие «историческое понимание», которое представляет собой элемент исторического познания, предполагающий реальное владение познавательными смыслами. Вследствие этого историческое понимание связано с более глубоким проникновением в объект, с большей непосредственной доступностью знания субъекту. Историческое понимание, являясь духовной стороной бытия человека в мире, позволяет ему пережить и осмыслить меняющуюся и непреходящую уникальность окружающего мира. Если историческое объяснение формирует, главным образом, рациональную часть содержания сознания, то историческое понимание, целью которого является также получение нового знания, становится в то же время основой чувственного, эмоционального аспекта исторического сознания.

Историческое сознание как общественный феномен формируется путем распространения в массовом сознании добытых наукой исторических знаний - результатов специализированного познания истории. Историческое познание как процесс познавательного освоения действительности и историческое знание как результат этого процесса являются элементами структуры исторического сознания в целом. Поскольку человечество всегда стремилось к приобретению новых знаний, то познание мы можем определить как процесс постижения человеком новых, ранее неизвестных ему фактов, явлений, закономерностей, свойств и связей. Человек на обыденном уровне стал задумываться над тем, что такое познание и каковы пути приобретения знаний уже в глубокой древности.

Одним из главных вопросов исторического познания является вопрос о том, какой практический, жизненный смысл имеет достоверное знание о прошлом, мире, самом человеке и социуме. Историческое знание - это результат процесса исторического познания, зафиксированные в памяти человека и в соответствующих материальных носителях. Знания человечества о прошлом образуют сложнейшую систему, которая выступает в виде общественного исторического сознания, ее опыт передаётся от поколения к поколению, от народа к народу с помощью механизмов социальной наследственности и культуры.

В историческом познании можно выделить типы, формы, уровни, виды. Типы исторического знания - индивидуальное, групповое, общечеловеческое (по типам познающего субъекта). С точки зрения первичности происхождения, различают чувственную форму и рациональную форму исторического познания. Первая форма познания даётся человеку посредством ощущений, восприятий и представлений. Затем на этой основе в результате операций мышления (абстрагирование, обобщение и т.д.) он получает знания рационального, логического характера. В познании принято различать два уровня: эмпирический и теоретический или обыденный и научно-теоретический Эмпирический - порождается из конкретного научного опыта, наблюдений и экспериментов. Теоретический - имеет своим источником размышления, рассуждения на основе ранее накопленных знаний, без обращения к опыту. Эмпирический и теоретический уровни нельзя свести к чувственной и рациональной формам познания, потому что взаимодействие мышления и чувств присутствует на обоих уровнях [[4] [5]. С. 41].

Следует отметить, что важную роль в процессе исторического познания играет «исторический интерес» - «особая психологическая потребность личности в определенных предметах и видах деятельности как источника желанных переживаний и средствах достижения желанных целей» [х. С. 154]. Это тем более важно, что возникновение исторического познания и его развитие неразрывно связаны с возникновением и изменением содержания исторического интереса. В ходе развития той или иной общности и усложнения ее структуры, исторический интерес может оказывать на историческое познание различное влияние, поскольку «через него воздействуют на историческое познание классовые религиозные, культурно-этнические, и личные позиции» [[6]. С. 34].

Одним из важных факторов возникновения исторического интереса было обнаружение необратимости, взаимосвязи, последовательности и детерминации социально значимых событий и отдельных поступков людей во времени. Таким образом, мы сталкиваемся с таким понятием, как «историческое время». Категория «становление», выражающая текучесть, нестабильность, непрерывность и вместе с тем определенную направленность событий, является, по мнению А.Ф. Лосева, основой для исторического познания и тесно связана с пониманием исторического времени.

Другим мощным стимулом, обусловившим исторический интерес, явился переход от устного текста к письменному тексту. Это составило предпосылку «сознательной» стадии формирования исторического сознания и условия для выделения исторического познания как его особой структуры.

Таким образом, следует отметить, что историческое познание с самого начала сформировалось как эмпирическая форма познания, выполняющая функции сохранения, накопления и передачи исторического опыта, функцию социального самосознания, самоидентификацию данного общества, функцию самосохранения этнической целостности, культурной общности и преемственности. Историческое сознание вырабатывается членами данного общества, которое развивается и существует в «исторической реальности» - элементе исторического сознания. Слово «история» обладает дифференцированным употреблением: с одной стороны «история» как сама объективная действительность прошлого, с другой стороны - «история» как образ прошлого (и повествование о прошлом), который возникает в сознании историка на основе анализа исторических свидетельств. На обыденном уровне исторического сознания эта дихотомия осмысливается иначе: существуют две истории: одна, которая происходит в действительности и вторая, которая рассказывается.

В данной работе для обозначения истории как последовательности событий в прошлом мы будем употреблять термин «историческая действительность», а наше знание об этой действительности обозначим термином «историческая реальность». В таком понимании историческая реальность всегда имеет субъектно-объектный характер. Другими словами, не существует исторической реальности абсолютно субъективной или исторической реальности абсолютно объективной: реальность - это наше представление о действительности, которое мы принимаем за действительность. Поэтому нельзя согласиться с высказыванием Р. Дж. Коллингвуда о том, что «история не содержится в книгах и документах, она содержится только в сознании историка как ход его мыслей» [|0, с. 307].

Но также неправомерно и противоположное мнение все еще достаточно популярное в среде историков-эмпириков, что «история живет в архивах и руинах». Без архивных документов, летописей и археологических находок невозможно наше знание об исторической действительности, ибо они являются важными источниками информации о ней, но любой документ или предмет, принадлежащий прошлому, не является сам по себе элементом исторической реальности. Он становится таковым только в смысловом поле исторического сознания. Если прошлые деяния не оставляют после себя никаких следов, никаким образом непосредственно или опосредованно не проявляются, не сохраняются в настоящем, то они не могут принадлежать исторической реальности.

Событие действительной жизни должно быть зафиксировано в памяти социума в виде информации о нем и передано другим поколениям. Упоминание в летописи, статистический материал, дневниковые записи, текст вчерашней речи президента, художественные произведения, руины древних городов и обломки домашней утвари среди этих [7]

руин — все это информация о событиях, действиях, имевших место в прошлом, все это следы человека. Такого рода информация является исходным строительным материалом для формирования исторической реальности, но она становится ее элементом лишь постольку, поскольку получает определенную оценку и интерпретацию в мировоззрении историка.

Формируясь на базе обыденного сознания, историческая память не отражает зеркально исторический процесс, а преломляет его через призму индивидуального и коллективного восприятия. В основе исторической памяти лежит закрепление знаний индивида о прошлом. Историческую память можно рассматривать на трех уровнях, которым соответствуют и определенные ее формы: общественный уровень, уровень локальных групп, личностный уровень. Им соответствуют коллективная, групповая и индивидуальная формы. Это деление несколько условно, потому что формы исторической памяти взаимосвязаны. Индивид включает в свой внутренний мир, в личностную оценку событий те ценности, убеждения, образцы которые выработаны и характерны для всего общества, либо его локальной группы.

Историческая память имеет волнообразный, синусоидальный характер развития, отражая неравномерность исторического процесса, а главное - она избирательна и делает акценты на отдельные исторические события, порой гиперболизируя одни, игнорируя другие. Это объясняется в первую очередь значимостью исторического знания и исторического опыта для современности, для происходящих в настоящее время событий и процессов, а также возможного их влияния на будущее. В такой ситуации историческая память нередко персонифицируется, и через оценку деятельности конкретных исторических личностей формируются впечатления, суждения, мнения о том, что же представляет особую ценность для сознания и поведения человека в данный период времени.

Актуализированная информация о прошлом, попавшая в поле сознания индивида или коллектива и получившая в нем определенную оценку и интерпретацию, становится историческим знанием. Исторический факт - это форма знания о некотором событии в прошлом, которая формируется на основе информации об этом событии, но в рамках определенного исторического мировоззрения. Картина исторической реальности, представляющая собой систему таких фактов и связей между ними, задается, творчески конструируется на основе исторического сознания, она есть его продукт. В исторической науке выделено два типа исторических фактов: собственно исторический факт и научно-исторический факт.

Исторический факт - это действительное событие, имевшее место и обладающее всегда следующими характеристиками: локализо- ванностью во времени и пространстве; объективностью; субъективностью и неисчерпаемостью. Историческое время представлено хронологическими категориями: год, тысячелетие, эра, период, этап и действиями (соотнесения, сопоставления, определения длительности и последовательности, соотнесения синхронности/асинхронности). Историческое время обеспечивает локализацию исторического прошлого во времени и способствует развитию временных ориентаций. Историческое пространство представлено совокупностью природногеографических, политических, общественно-культурных процессов, протекающих на определенной территории. Историческое движение отражает деятельность человека и общества в различных сферах деятельности: трудовой, общественной, политической, культурной, познавательной, международной, по саморазвитию.

Научно-исторический факт - результат работы историка- исследователя в рамках определенной научно-исследовательской парадигмы над историческим фактом. Эти факты всегда субъективны, отражают позицию ученого, уровень его квалификации, образования, степень идеологизированности его сознания и т.д. В учебном предмете чаще всего представлены научно-исторические факты, которые описаны, систематизированы и объяснены. Любой исторический факт может содержать общее, всеобщее, единичное. С учетом этой специфики в методике преподавания истории условно выделяются три группы фактов: факт - событие - характеризующий уникальное, неповторимое; факт- явление - отражающий типичное, общее; факт - процессы - определяющий всеобщее. Эти факты подверглись логической обработке и представлены в логических формах: представления (образы) содержат характеристику внешней стороны в форме описания; понятия, идеи, теории, которые характеризуют сущность и обеспечивают объяснение исторического прошлого. Факты - процессы представлены описанием, объяснением, оценкой.

Руководствуясь своим научным мировоззрением, историк формирует, оценивает и отбирает факты, принимая решение, какие из них можно считать подлинными, а каким следует отказать в бытии. «Всякая история есть выбор... историк сам создает материалы для своей работы... сам создает объекты своего наблюдения. Установить факт, значит выработать его» — так видит работу историка Люсьен Февр [' . С. 14-15]. [8]

Пишущий историю не может быть свободным от менталитета своей эпохи, от предрассудков общества, от общей идеологической парадигмы, в рамках которой он существует и творит. Поэтому сегодняшняя история (историческая реальность) уже не та, которой она была вчера. Историческая реальность так же подвижна и текуча, как и историческая действительность. Исторические сочинения древних авторов мы читаем глазами настоящего. Историческая реальность есть интерпретация исторической действительности. Поскольку же историческая реальность есть результат творческой деятельности историков, то становятся возможными и явные исторические мистификации, когда наряду с подлинными фактами в ткань исторической реальности внедряются факты вымышленные, факты, которые не соответствуют событиям действительности и принимаются «на веру».

Поэтому, еще одним элементом исторической реальности, на наш взгляд - является «историческая вера», как вера в то, что историческое знание, которым мы располагаем, соответствует действительному ходу событий в прошлом. Историческая вера - это вера в объективность самой исторической реальности. Историческое познание невозможно без доверия к источнику информации и к методам его интерпретации. Оно невозможно также без веры в те ценности, на основе которых формируется историческое сознание. Роль авторитета, вера в авторитет играют в историческом познании, большую роль, чем в науках о природе. Исторические парадигмы более устойчивы, нежели естественнонаучные в том отношении, что они менее чувствительны к так называемым «аномальным фактам». Исторические парадигмы, как правило, изменяются не под напором новых, не вписывающихся в них фактов (они их или «не видят», или подвергают собственной интерпретации, ассимилируют), а в результате смены ценностных ориентаций той культуры, того общества, в котором они формируются. Это внешние условия или предпосылки исторической веры, они легко различимы, ибо лежат на поверхности. Более сложны и глубоки те экзистенциальные структуры человеческого восприятия мира, на основе которых формируется наша уверенность в том, что историческая реальность как наше представление об исторической действительности в целом соответствует этой действительности. Если такая уверенность исчезает, то исчезает и история.

Таким образом, анализ сущностных характеристик и элементов исторического сознания позволяет сделать несколько выводов.

В отечественной и социально-гуманитарной науке на сегодняшний день можно выделить несколько направлений в изучении проблем исторического сознания: философская антропология; история;

психология и социология. Каждое представленное направление имеет свой предмет, исследовательские задачи, активно использует междисциплинарный подход, на основе которого вырабатывает уникальные методы изучении поставленной проблемы. Так, например, социальная история в качестве предмета изучения имеет системы и механизмы конструирования социальной реальности на основе знаний о прошлом, а историческая психология, наиболее полно может дать представление об историческом сознании людей прошлого и т.д.

В результате проведенного анализа точек зрения зарубежных и отечественных ученых, нам представляется возможным сделать вывод о том, что историческое сознание - это одна из форм общественного сознания, духовно-исторический опыт, в котором синтезируется теория и практика познающей деятельности субъекта, дистанцирующегося от истории.

Историческое сознание не может быть поставлено в один ряд с остальными формами общественного сознания, поскольку имеет уникальный предмет отражения - «историческую реальность». Историческое сознание является наиболее универсальной формой, так как может включать в себя структуры других форм общественного сознания и интегрироваться в них.

Структура исторического сознания включает в себя ряд элементов: историческое познание, историческое знание, исторический интерес, историческое объяснение, исторический текст, историческая реальность, историческая вера, историческая память. При этом необходимо отметить, что историческое сознание представлено двумя уровнями: научно- теоретическим и обыденным (массовым), которые имеют свои особенности.

Для концептуального уровня исторического сознания характерны следующие элементы: «исторический интерес», «историческое познание», «историческое объяснение», «историческое понимание». В результате возникновения исторического интереса, который спровоцирован социальной необходимостью, начинается процесс исторического познания, в котором немаловажную роль играет «историческое объяснение». Особенностью данного элемента является тот факт, что историческое объяснение, являясь одной из форм исторического познания, прямо ориентировано на получение нового знания и обладает способностью ориентироваться в историческом времени и социальном пространстве. Историческое понимание представляет собой элемент исторического познания, предполагающий реальное владение познавательными смыслами.

Все представленные элементы исторического сознания направлены на выполнение определенных функций исторического сознания, которые будут рассмотрены нами на примере современного российского общества, которые мы рассмотрим в следующем параграфе.

  • [1] Мамардашвили М.К. Анализ сознания в работах Маркса. // Вопросы философии.№6.
  • [2] Там же.
  • [3] Там же.
  • [4] Губин В.Д. Философия. М. 2001.
  • [5] х Иванов В.В. Историзм в ленинской методологии научного исследования. - М.,1982.
  • [6] Согрин В. Политическая история современной России. 1985 - 1994 гг. От Горбачева до Ельцина. - М., 1994.
  • [7] Левинсон А.Г. Массовые представления об «исторических личностях»// Одиссей: Человек в истории. 1996: Ремесло историка на исходе XX века. - М., 1996.
  • [8] Фсвр Л.Бои за историю. М., 1991.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >