О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ СООТНОШЕНИЯ СТАТЕЙ 429.2 И 429.3 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Поэтапная реформа Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) ознаменовала собой появление в рамках указанного акта ряда новых правовых конструкций.

Определенная их часть (в виде новых типовых договорных конструкций) явилась результатом реформирования отечественного обязательственного права, которое было осуществлено Федеральным законом от 08.03.2015г. №42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Закон № 42-ФЗ). Соответствующий закон дополнил ГК РФ, в том числе статьями 429.2 (Опцион на заключение договора) и 429.3 (Опционный договор).

Принимая во внимание использование схожей терминологии в наименовании указанных статей, а также их последовательное изложение в структуре Кодекса, первым логичным предположением является и схожесть общественных отношений, которые соответствующие нормы призваны регулировать. Постановка вопроса о схожести регулируемых отношений является, в свою очередь, предпосылкой к постановке вопроса о наличии определенной «общей» и «различной» частей регулирования и, соответственно, о соотношении статьи 429.2 и статьи 429.3 Кодекса как отдельных видов общего родового понятия.

К данному выводу приходит А. Гармаев, который указывает, что «опционы по ГК РФ будут иметь два вида - опцион на заключение договора и опционный договор», а «разница между ними может быть обнаружена скорее на доктринальном уровне»[1].

Однако дальнейшее исследование вопроса позволяет усомниться в первоначально сделанных предположениях, а также в том, что различия между двумя конструкциями обнаруживаются «скорее на доктринальном уровне».

Приступая к более углубленному исследованию, отметим, что введение в ГК РФ конструкции «опционный договор» (в понимании действующей статьи 429.3 Кодекса) не предусматривалось первоначальным Проектом Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Проект №47538-6); в указанном документе в качестве предложения фигурировала статья 429.2, которая именовалась «Опционный договор».

Таким образом, статья 429.3 Кодекса в действующей редакции была предложена к внесению уже после первого чтения, в рамках которого 27 апреля 2012 года Государственной Думой РФ был принят Проект №47538-6 и относится, по выражению В.В. Витрянского1, к так называемым «теневым поправкам».

Указанное замечание было необходимо с целью объяснить причины того обстоятельства, что до появления действующей статьи 429.3 Кодекса в Законе № 42-ФЗ в литературе и в широкой юридической общественности не предпринимались попытки

осуществить какое либо аналитическое исследования соответствующей конструкции. В отличие, например, от модели опционного договора (в понимании статьи 429.2 Проекта № 47538-6).

Согласно пункта 1 статьи 429.2 Кодекса в силу соглашения о предоставлении опциона на заключение договора одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне право заключить один или несколько договоров на условиях, предусмотренных опционом.

Данное легальное определение позволяет сделать ряд принципиальных замечаний:

- во-первых, соглашением предоставляется безотзывная оферта, которая в силу положений статьи 435 ГК РФ должна содержать все существенные условия;

во-вторых, достижение сторонами соглашения о предоставлении опциона означает, что договор, существенные условия которого содержатся в оферте, еще не заключен; заключение (или незаключение) договора зависит теперь исключительно от воли держателя опциона (акцептанта).

Соответствующие положения отражают существо конструкции, закрепленной в статьей 429.2 ГК РФ: опциональность, в данном случае, находит свое отражение именно в том, что держатель опциона (акцептант) с момента достижения соглашения о предоставлении опциона обладает возможностью распоряжаться дальнейшей судьбой 'См.: Итоги IV юридического форума для практиков // Юридическая справочная система «Система Юрист» // URL: www.ljur.ru (дата обращения: 15.02.2016).

2См.: Щелкунова Т.С. Опционные договоры// Арбитражные споры. 2012. № Г; Жужжалов М.Б. Юридическая природа опционного договора в арбитражной практике и проекте поправок в Гражданский кодекс Российской Федерации// Арбитражные споры. 2011. № 4.; Морозов С.Ю. Покупка прав на заключение договора// Юрист. 2011. № 2.

«основного» договора, то есть договора, условия которого содержались в предоставленной ему оферте. Именно в данном аспекте, по нашему мнению, следует рассматривать указание в пункте 1 статьи 429.2 Кодекса на «встречное предоставление»; последнее передается лицу, предоставившему опцион, в обмен на создание на стороне держателе опциона секундарного права решать - вступать сторонам в договорные отношения или нет. Мы сознательно, в данном случае, обходим вниманием анализ вопроса о природе правомочия держателя опциона и относим его (без обзора различных точек зрения) к разряду секундарных прав, поскольку тематика настоящей работы не позволяет подробно остановиться на данной проблеме.

В свою очередь, пункт 1 статьи 429.3 Кодекса указывает, что по опционному договору одна сторона на условиях, предусмотренных этим договором, вправе потребовать в установленный договором срок от другой стороны совершения предусмотренных опционным договором действий, и при этом, если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается.

Как видно из данного определения, статья 429.3 Кодекса предусматривает, что в рамках опционного договора стороны уже совершают определенные действия: уплачивают денежные средства, передают или принимают имущество. Таким образом, модель опционного договора не предполагает предоставление какой либо из сторон безотзывной оферты с целью создания на стороне держателя опциона права на акцепт.

Это тем более подтверждается тем обстоятельством, что в пункте 2 статьи 429.3 ГК РФ указывается, что денежная сумма (по тексту нормы характер встречного предоставления по каким то причинам ограничен) уплачивается «за право заявить требование по опционному договору».

Следовательно, опционный договор в понимании статьи 429.3 ГК РФ представляет собой специальное условие о порядке заявления кредитором требования об исполнении обязательства. В данном случае закон предоставляет держателю опциона право в любой момент затребовать исполнения по уже действующему договору.

В этом аспекте представляется, что не смотря на терминологическую схожесть наименований статей 429.2 и 429.3 Кодекса, последние предусматривают принципиально различные по правовой природе конструкции. Из этого следует, что не имеется достаточных оснований квалифицировать их как виды одного родового правового явления.

Более того, анализ содержания статьи 429.3 ГК РФ позволяет утверждать, что предусмотренная им конструкция по своему существу «растворяется» в статье 429.4 Кодекса, в рамках которой Законом №42- ФЗ предусмотрена модель абонентского договора. Под абонентским договором в данной статье понимается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения.

Приведенное определение максимально точно отражает правовое существо отношений, которые призвана регулировать статья 429.3 ГК РФ. Изложенные в настоящей статье рассуждения относительно природы «опционного договора» полностью могут быть применены и к анализу модели абонентского договора.

Таким образом, по нашему мнению конструкция «опционного договора», закрепленная в статьей 429.3 ГК РФ не только не имеет ничего общего с «опционом на заключение договора» (статья 429.2 Кодекса), но и не содержит в себе существенных правовых особенностей, позволяющих ее отграничить от иной законодательно закрепленной типовой договорной конструкции - абонентского договора (статья 429.4 ГК РФ).

Г.А. Землянникова

ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия» Научный руководитель: к.ю.н., доцент М.А. Акимова

  • [1] А. Гармаев. Новеллы в ГК РФ// ЭЖ-Юрист. 2015. № 21.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >