Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Право и суд в современном мире
Посмотреть оригинал

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

ОТЗЫВ ЛИЦЕНЗИИ КРЕДИТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Подвальная О. С.,

студентка юридического факультета Ярославского государственного университета имени П.Г.

Демидова[1]

В период экономической нестабильности особое значение имеет планирование государством своей денежно - кредитной политики. Акт, регулирующий данный вопрос в Российской Федерации, - «Основные направления единой государственной денежно - кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов»[2]. Согласно указанному документу, Банк России определяет проводимую собой политику умеренно жесткой. Одним из важнейших ее направлений является поддержание стабильности банковского сектора. Осуществляя в данной сфере контрольно-надзорные полномочия, мегарегулятор использует ряд инструментов, в том числе, меры принуждения. Например, Банк России вправе взыскать штраф с кредитной организации, ограничить величину процентной ставки, назначить временную администрацию[3]. Но наибольший интерес представляет такая мера принуждения, как отзыв лицензии кредитной организации на осуществление банковских операций.

Возможность отзыва лицензии предусмотрена ст. 74 ФЗ «О Центральном банке РФ», ее основания - ст. 20 ФЗ «О банках и банковской деятельности»[4], и, наконец, порядок - нормативными актами Банка России. Закон «О Банке России» называет лишение лицензии мерой принуждения. Но ее правовая природа более схожа с природой мер юридической ответственности. Для аргументации позиции считаю необходимым обратиться к общей теории права. В соответствии с последней, меры принуждения подразделяются на меры пресекательные, предупредительные, обеспечительные и меры юридической ответственности. Первые из них применяются с целью прекращения противоправных деяний или их последствий. К таковым можно отнести предписания Банка России к поднадзорным субъектам об устранении выявленных несоответствий установленным требованиям. Примером предупредительных мер может служить требование Банка России об осуществлении мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации. К обеспечительным же мерам следует относить, например, назначение временной администрации. И, наконец, меры юридической ответственности. Наиболее удачным видится подход, при котором они отделялись бы от иных мер принуждения. Причина тому - особенности мер ответственности, состоящие в цели их применения. Меры ответственности носят карательный характер[5]. К тому же, указанное различие порождает следующую особенность: меры юридической ответственности возлагают дополнительные ограничения и обременения в виде применения мер принуждения:

  • 1) личного (лишение лицензии банка, исключение из реестра оператора платежной системы и другие);
  • 2) имущественного (штраф);
  • 3) организационного (введение ограничения на величину процентной ставки для кредитной организации и другие) характера.

К тому же, полномочия Банка России как мегарегулятора в сфере применения мер принуждения отличаются своей обширностью. Они содержатся в различных нормативных правовых актах. Например, в ФЗ «О Центральном банке РФ, «О банках и банковской деятельности», «О валютном регулировании и валютном контроле», «О клиринге и клиринговой деятельности» и др. В связи с этим возникает вопрос о систематизации полномочий в одном нормативном правовом акте.

Таким образом, считаю необходимым внесение изменений в законодательство. Следует систематизировать акты, определяющие полномочия Банка России в сфере применения мер принуждения. Необходимо и определение полного состава правонарушения: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны, а также соблюдение сроков давности привлечения к ответственности и установленного порядка производства по делу о правонарушении.

Проблема, связанная с законодательным определением отзыва лицензии, порождает споры вокруг данного вопроса на практике. Причины такого «ажиотажа» условно можно разделить на две группы:

  • 1) риск утраты вкладов как для физических, так и для юридических лиц. В случае отзыва лицензии интерес физических лиц охраняется Законом «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»[6], согласно которому им полагается выплата возмещения. А юридических - нормами, определяющими порядок ликвидации кредитной организации, при котором они признаются кредиторами банка.
  • 2) лишение личного характера для кредитной организации, в рамках которого она обязана претерпеть неблагоприятные последствия в виде принудительной ликвидации банка.

Первый вопрос, возникающий в судебной практике, связан с основаниями применения указанной меры принуждения. Споры сводятся к тому, что отзыв лицензии является крайней мерой, предполагающей особый порядок. Немаловажное значение имеет позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в определении от 14 декабря 2000 г. № 268-0, согласно которой отзыв лицензии признается исключительной мерой воздействия[7]. Аналогичные суждения содержатся и в научных исследованиях[8]. Следует отметить, что с недавних пор вектор развития судебной практики принял новое направление. Речь идет о нашумевшем в феврале 2015 года деле Атлас Банка. Оно создало прецедент, до сих пор крайне редко встречающийся на практике. К слову, за последние пять лет подобный случай происходил лишь дважды[9] [10] [11]. Так, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 февраля 2015 г. № 09АП- 55402/2014-АК по делу № А40-88965/14 приказ Центрального банка об отзыве лицензии был признан неправомерным. Суд указал, что избранная мера воздействия «не адекватна допущенным заявителем нарушениям, а также характеру допущенных нарушений, причинам и условиям». Считаю, что неоднозначность и неконкретность выводов суда лежит в недостаточной разработанности норм Закона о Банке России, касающихся мер принуждения.

Исходя из складывающейся судебной практики, возникает второй вопрос: каким образом лицензия возвращается кредитной организации? Опыт Атлас Банка показал, что эта проблема на данный момент не решаема в силу создания неопределенной правовой ситуации. В постановлении суда о признании приказа Центрального банка незаконным суд отметил, что этот юридический факт и решение о ликвидации не связаны друг с другом". Именно поэтому параллельно с судебным рассмотрением требований банка продолжалась его ликвидация. Еще после вынесения решения суда апелляционной инстанции, аналитики отмечали сложность возврата лицензии, указывая на то, что признание приказа незаконным еще не означает автоматического возврата лицензионной «корочки» . В итоге, в июле 2015 года Атлас Банк прекратил свое существование. Считаю, что сложившийся в законодательстве пробел подлежит немедленному восполнению. В частности, наиболее удачным видится подход, при котором признание приказа о лишении лицензии неправомерным будет влечь процедуру санации кредитной организации с одновременным прекращением принудительной ликвидации и возвращением ей лицензии.

Третий вопрос логично вытекает из возможности признания приказа Центрального банка незаконным: каким образом следует обжаловать действия (бездействия) должностных лиц Банка России и возместить причиненный ими ущерб? Часть 2 ст. 46 Конституции РФ определяет, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Очевидно, что мегарегулятор в случае контроля и надзора за банковским сектором является органом финансового контроля. Следовательно, законодательно должна быть закреплена возможность обжалования действий (бездействий) должностных лиц Центрального банка РФ и возмещения причиненного ими ущерба. Но Закон о Банке России не содержит какого-либо указания на интересующий нас вопрос. Так как законодатель присваивает мегарегулятору статус юридического лица, исследования требует вопрос о возможности применения Гражданского законодательства в части возмещения убытков в случае признания действий (бездействия) незаконными. Правила, установленные в ГК РФ, опосредуют сферу частно-правового регулирования, за исключением случаев прямого указания закона на иное. Мегарегулятор, обладая рядом властных полномочий, применяет меры принуждения, что, очевидно, входит в сферу публичного права. Гражданское законодательство же не содержит указания на возможность применения ГК РФ к отношениям по финансовому контролю Банка России. Следовательно, применение правил ГК РФ в случае возмещения причиненных незаконными действиями (бездействиями) должностных лиц Центрального банка РФ является невозможным.

Для поиска ответа на поставленный вопрос необходимо обратиться к иным нормативным правовым актам, регулирующим деятельность органов финансового контроля. Так, ст. 35 Налогового Кодекса РФ предусматривает ответственность налоговых органов, таможенных органов, а также их должностных лиц. А п. 2 ст. 103 НК РФ устанавливает, что убытки, причиненные неправомерными действиями налоговых органов или их должностных лиц при проведении налогового контроля, подлежат возмещению из средств федерального бюджета в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход)[12]. Считаю, что Закон о Банке России должен содержать аналогичные положения. Необходимо определить возможность обжалования действий (бездействия) должностных лиц и последствия признания их незаконными, в том числе определить порядок возмещения убытков. Особую значимость имеет указание на возмещение убытков в полном объеме, поскольку иное бы подрывало финансовую устойчивость банка и создавало бы риски для вкладчиков.

Итак, вопрос о судебном урегулировании споров, связанных с действиями (бездействиями) и решениями Центрального Банка России на сегодняшний день актуален. На пути к стабилизации экономики в государстве, законодателю необходимо внести изменения в Закон о Банке России и ряд других нормативных правовых актов. Без таковых применение мер принуждения Центральным банком, в том числе отзыва лицензии кредитной организации, приобретает беспорядочный и неоднозначный характер.

  • [1] Научный руководитель: Лушникова М.В., профессор кафедры трудового ифинансового права, д.ю.н.
  • [2] Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на2015 год и период 2016 и 2017 годов // Вестник Банка России». 2014. 1 декабря.
  • [3] Статья 74 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральномбанке Российской Федерации (Банке России)» // СЗ РФ. 2002. № 28. Ст. 2790.
  • [4] Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковскойдеятельности» // СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492.
  • [5] Душников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права: в 2 томах. Т. 2.Индивидуальное трудовое право. М., 2009. С. 727.
  • [6] Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладовфизических лиц в банках Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 52 (ч. I). Ст.5029.
  • [7] Определение Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. № 268-0 «Позапросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционностичасти третьей статьи 75 Федерального закона «О Центральном банке РоссийскойФедерации (Банке России)» //СПС КонсультантПлюс.
  • [8] См.: Бацура, М.В. Отзыв лицензии как мера ответственности, применяемаяБанком России // Российское правосудие. 2014. № 7. С. 100; Осколкова, Н.А.Особенности отзыва лицензии как меры юридической ответственности банка //Юридические науки. 2015. № 8. С. 1280.
  • [9] Суд признал незаконным отзыв лицензии Атлас Банка /URL: http://ba№kir.ru/№ovosti/2015021 l/sud-priz№al-№ezako№№ym-otzyv-litse№zii-atlas-ba№ka-10098340/ (дата обращения: 21.11.2015).
  • [10] Выигравший спор у ЦБ о незаконности отзыва лицензии Атлас Банк ликвидирован /URL: http://www.ba№ki.ru/№ews/le№ta/?id=8218974 (дата обращения 21.11.2015).
  • [11] Суд признал незаконным отзыв лицензии Атлас Банка /URL: http://ba№kir.ru/№ovosti/2015021 l/sud-priz№al-№ezako№№ym-otzyv-litse№zii-atlas-ba№ka-10098340/.
  • [12] Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. №146-ФЗ.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы