Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Северный Кавказ в XIX- начале XX в.
Посмотреть оригинал

АРМЯНЕ В НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ КНЯЗЯ М.С. ВОРОНЦОВА

М.С. Воронцов, ставший по воле императора Николая I Кавказским наместником, с 1844 г. в течение 10 лет заботился о достойном исполнении возложенного на него поприща.

Его усилия были направлены на то, чтобы ослабить и изжить рознь, существовавшую между народами, укоренить в умах разнородных и разноплеменных обитателей Кавказского края веру в то, что все они суть «дети одной общей матери России, принявшей их под свою сень»[1].

Князь М.С. Воронцов, осуществляя предначертанное ему императором Николаем 1 задание, покровительствовал местному многонациональному населению, стремился сохранить, по возможности, их традиции, обычаи, исторически сложившиеся порядки.

Претворяя в жизнь принцип: интересы России и интересы Кавказа едины, князь-наместник проявлял осторожную настойчивость в реализации политических предприятий, стремясь так устроить дело, чтобы сохранять основания традиционным в кавказской среде статусам и правам. Он стремился к тому, чтобы традиционность работала в новой ипостаси и служила фундаментальным основам общей государственности.

Он хорошо понимал, что пока жители гор видели, как те, кто решил связать свою судьбу с Россией, вели жизнь не лучше тех, кто продолжал противостоять империи, до тех пор многие будут противиться до последней крайности. В этой связи хорошее управление краем не меньше русской храбрости и оружия могли ускорить окончательное покорение гор и сделать его прочным.

Армяне были среди тех, кто сознательно выбрал сторону России. На протяжении многих десятилетий они просили российские власти о покровительстве и защите, добивались разрешения поселиться в пределы империи из сопредельных стран - Оттоманской Порты и Персии.

Российские имперские власти не только не

препятствовали этому стремлению армян, но, отчасти, даже инициировали его, как то было, например, во время правления императрицы Екатерины II, которая благоволила их

переселению в Новороссию. Желая иметь на южных рубежах империи твердые основания, российские власти содействовали переселению в данный регион различным христианским народам, в том числе армянам.

Император Павел I, несмотря на то, что был противником многих начинаний своей венценосной матери, в армянском вопросе проявлял с ней солидарность, и продолжал им покровительствовать . Следует подчеркнуть, что последующие российские императоры Александр и Николай Павловичи не изменяли этого отношения к армянам.

В какой-то степени и в данной связи имперская политика на южных окраинных территориях страны, можно сказать, была отчасти проармянской, во всяком случае, армяне-переселенцы всегда находили понимание и благорасположение с российской стороны.

Этой же линии придерживался князь М.С. Воронцов, хорошо знавший не только волю императора Николая I, но армян, имея давние с ними связи в лице католикоса Нерсеса V и многими предприимчивыми людьми. С католикосом всех армян князь Михаил Семенович познакомился еще во время своего первого пребывания на Кавказе. Будучи молодым человеком, он прибыл туда в 1803 г. начинать военную карьеру под руководством князя П.Д. Цицианова. Именно по воле своего покровителя поручик Воронцов был представлен в Тифлисе тогда еще архимандриту Нерсесу пред командированием в Эривань. С этого времени начинается их долголетняя дружба, которая в немалой степени повлияла на отношение М.С. Воронцова к армянам. В какой-то степени архимандрит Нерсес своим тактом и прозорливостью, многогранным знанием [2]

способствовал зарождению симпатии к армянам в душе будущего главного начальника над Новороссией, Бессарабской областью и Кавказом[3].

Наместник Кавказа высоко ценил деловые качества армянских предприимчивых людей, чьи способности были ему необходимы в деле хозяйственного обустройства Кавказского края. А потому, когда неожиданно возникли обстоятельства, ущемлявшие права армян, дарованные им высшими властями, князь Воронцов незамедлительно предпринимал необходимые шаги, в рамках своих компетенций, для исправления возникавших затруднений.

В 1799 г. по указу Павла 1 армянам-переселенцам из Персии были предоставлены особые льготы. Они были «уволены от податей и служб, какого бы они звания ни были на 10 лет» [4]. Потом должны были платить в казну: купечество с капиталов - 1% с рубля; мещане и цеховые - по 2 рубля со двора, а поселяне - по 5 копеек с десятины навсегда[5].

Император Павел освобождал армян навечно от отдачи в рекруты, платежа рекрутских денег и от постоя. Велел наделить их 30-ти десятинною пропорцией земли на душу. Им дозволялось заводить фабрики и заводы, основать город, иметь свой суд. Права эти были дарованы потомственно[5].

Однако в последующие годы сложные обстоятельства и события кавказских войн вынудили кавказское начальство отойти от предписаний императорских указов в отношении потомков армян-первопоселенцев. В 1833 г. они, против своей воли, были обращены в линейные казаки и находились в таком состоянии до 1836 г.

Несмотря на возвращение армян с 1837 г. в прежнее их состояние возникли недоразумения уже с их имущественными правами. Устроенные обществом армян, по указанию начальства, на местах их первоначального проживания в Кизлярском уезде тутовые и виноградные сады, оказались теперь в границах казачьих земель, назначенных для пограничной линии. Поэтому армянам приказано было их продать, чтобы возместить убытки и получить средства для переселения в Старые Мажары для основания города Святого Креста, так как оставаться на казачьих землях армяне теперь не могли.

Но продать эти сады, по решению Кавказского комитета, можно было только казакам, которые не торопились этого делать, так как знали, что по истечении 4-х лет, если данные сады не будут проданы, отойдут к ним бесплатно[7].

Так как данная проблема не имела положительного развития в пользу армян до 1845 г., представители армянского общества вынуждены были обратиться за помощью к Кавказскому наместнику.

Разобравшись в существе дела М.С. Воронцов, исходя из буквы и смысла прежних императорских указов, направил ходатайство в Петербург о том, чтобы 1) «все вообще податные и рекрутские недоимки, накопившиеся на армянах города Св. Креста, с них сложить и впредь не взыскивать»; 2) «вместо теперешней подушной подати и рекрутских денег взымать в течение 20 лет ту подворную подать в казну, которую платят армяне городов Карасубазара, Старого Крыма, Григориополя, Нахичевани, Кизляра, на основании мнения Государственного Совета от 25 ноября 1846 г. и Высочайшего указа от 2 сентября 1846 г.»; 3) «Принадлежащие армянам, переселившимся в заштатный город Св. Креста, сады на прежнем месте жительства, на землях казачьего ведомства, оставить в их пользовании до продажи бессрочно»[8].

В мае 1848 г. князь М.С. Воронцов просил императора предоставить проживающим в Ставропольской губернии, в Пятигорском уезде, близ упраздненного города Св. Креста армянам, выходцам из Персии, те же самые права и преимущества, «кои дарованы кизлярским армянам»[9].

Ходатайство Кавказского наместника в пользу армян Ставропольской губернии не было оставлено без внимания и получило полное удовлетворение. В 1849 г. император Николай Павлович «в ознаменование своего особого благоволения к армянам»[5] восстановил им все испрашиваемые ими права и приказал позволить армянам заштатного города Св. Креста «составить из себя особое общество и иметь на основании ст. 457 Полного Свода Учреждения об управлении инородцами свой суд»[5].

Немалое значение для укоренения Кавказа в составе Российской империи имела сословная политика российских властей в крае. Император Николай Павлович желал, чтобы представлявшая его волю кавказская администрация всеми возможными мерами «сливала» Кавказ с Россией, чтобы жители края знали и чувствовали, что «они получают свою жизнь и свое благосостояние наравне с другими частями обширного Царства Русского, от одного светила»[12].

Потому по вступлении в управление Кавказом князь М.С. Воронцов скоро «нашел одно важное дело о порядке утверждения в княжеском и дворянском достоинстве»[13] представителей соответствующих сословий. Князья и дворяне (среди армян - мелики) не могли до утверждения в Петербурге воспользоваться принадлежащими им правами, особенно при поступлении на российскую службу.

Решение данного дела в пользу закавказских дворян по своей важности и последствиям, по мнению Кавказского наместника, «сильно будет содействовать слиянию Закавказья с Россиею и останется на вечные времена памятником благополучного царствования»[14] императора Николая I.

В декабре 1846 г. были успокоены сословия ханов, беков и меликов. Многочисленные лица, принадлежавшие к этим сословиям, «увидели утвержденные на твердых основаниях их участи и обеспечение навсегда содержания их с семействами»[15].

Данные решения так же касались меликов из армян, проживавших в Эриванском, Нахичеванском и Александропольском уездах Тифлисской губернии. В их лице российские власти хотели иметь авторитетный и уважаемый слой местной элиты, способный возглавить свои народы и способствовать утверждению в крае крепких оснований «русского дела».

Многие способы, которые удалось реализовать князю М.С. Воронцову в продвижении поставленных перед ним императором Николаем I задач, задействовались им на протяжении почти десятилетнего управления Кавказским краем. Князь не останавливался перед многими трудностями, прибегал к нестандартным решениям, которые по его опытности способствовали достижению искомой цели.

Те из жителей края, которые под покровительством российских властей обретали успешность жизненного пути, могли сделаться увлекательным примером для тех, кто оставался до времени среди недоброжелателей России или относился к российским усилиям в Кавказском крае с недоверием подозрительностью.

Правительство и империи получало из среды тех, кто сотрудничал с российской стороной дополнительные когорты людей, способных придать «русскому делу» на Кавказе новое звучание прочность. Постепенно усиление престижности позиций армян в крае не могло не волновать другие народы, на примере армян увидевших благотворные последствия нахождения под российским покровительством.

  • [1] Замечания М.П. Щербинина о деятельности князя М.С. Воронцова наКавказе// Русский архив. 1872. №3. С.708.
  • [2] Армяне в российских исторических документах / Сосг. Г.А. Адамян, С.Г.Федотов. Пятигорск, 2006. С.30-32.
  • [3] 2 Захарова О.Ю. Генерал-фельдмаршал светлейший князь М.С. Воронцов.Рыцарь Российской империи. М.: Изд-во Ценгрполиграф, 2001.С.352.
  • [4] АКАК. Т. X. С.707.
  • [5] Там же.
  • [6] Там же.
  • [7] Там же. С.708.
  • [8] Там же. С.709.
  • [9] Там же. С.711.
  • [10] Там же.
  • [11] Там же.
  • [12] Цит. по: Выскочков Л.В. Николай I. М.: Молодая гвардия, 2003. С.292.
  • [13] АКАК. Т. X. С.852.
  • [14] ? Там же.
  • [15] Там же. С.853.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы