ТРАДИЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛА И ГЕНДЕРА ПОДРОСТКОВ И СТАРШЕКЛАССНИКОВ

Подростковый возраст - это сложный, неоднозначный и очень важный период в жизни человека, продолжающийся в среднем от 10-12 до 15-16 лет у девочек и от 12-14 до 17-18 лет у мальчиков (Большая медицинская энциклопедия / Под ред. Б.В.Петровского. М., 1989). Д.Б. Эльконин определяя хронологические границы подросткового возраста, выделяет два периода: младший подростковый возраст (12-14 лет), в котором ведущей деятельностью является интимно-личностное общение, и старший подростковый возраст (15-17 лет), где учебно-профессиональная деятельность выступает в качестве ведущей. Мы в своей работе младший подростковый возраст обозначили как подростковый период, а старший подростковый возраст как период ранней юности или возраст старшеклассников (Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М., 1989. С.60-77).

В большинстве отечественных (Л.И. Божович, Л.С. Выготский, И.С. Кон, Д.И. Фельдштейн, Д.Б. Эльконин) и зарубежных (Ш. Бюлер, К. Левин, Ж. Пиаже, Ст. Холл, Э. Шпрангер, Э. Эриксон) психологических подходов и теорий подростковый возраст рассматривается как противоречивый и критический этап развития личности.

Но, чтобы изучить противоречия подросткового возраста, являющиеся движущей силой развития этого периода, необходимо рассматривать его не как отдельно взятый этап, а в динамике развития. Движущей силой психического развития подростков является противоречие между достигнутым уровнем развития его знаний, навыков, способностей, системой мотивов и типами его связи с окружающей средой. Такое понимание движущих сил психического развития было сформулировано Л.С. Выготским, А.Н. Леонтьевым, Д.Б. Элькониным и развито их последователями (Выготский Л.С. Проблемы развития психики // Собр.соч. : в 6 т. М., 1982, т. 3. С.368-389; Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981; Эльконин Б.Д. Кризис детства и основания проектирования форм детского развития // Вопросы психологии. 1992. № 3-4. С.7-13).

Ф. Райс выделяет различные подходы к изучению развития в подростковом возрасте (Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб., 2000. С. 18-19). Первый - это биологический подход, когда предметом изучения является происходящий в этом возрасте процесс полового созревания и физического роста. Второй подход - когнитивный - имеет два главных аспекта исследований: качественная модификация мышления подростков и количественные перемены, происходящие в сфере интеллектуальной обработки информации. Третий подход к изучению подростков - психосексуальный, исследующий развитие эмоциональной и личностной сфер, включая становление самосознания, самоуважения, принятия своего пола и индивидуальности. Четвертый подход к изучению подростков - социальный. Он весьма многогранен и включает в себя проработку проблем социального развития, взаимоотношений подростков друг с другом и с окружающими, вопросы формирования моральных устоев, характера, ценностей, убеждений, верований и поведения. При этом принимаются во внимание подростковый социум, его культура и субкультура. Взаимоотношения с родителями рассматриваются в тесной связи с влиянием на развитие подростков типа семьи.

Отечественные ученые раскрыли подходы к подростковому периоду как к историческому образованию (Л.С. Выготский, П.П. Блонский), представили различные аспекты возрастной периодизации (Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, Д.Б. Эльконин, В.С. Мухина) и её критерии, показали основные трудности взросления подростка.

Главная особенность подросткового периода - резкие, качественные изменения, затрагивающие все стороны развития. У разных подростков эти изменения происходят в разное время: некоторые подростки развиваются быстрее, некоторые в чём-то отстают от остальных, а в чём-то опережают их. По определению Л.С. Выготского, развитие может носить революционный, иногда катастрофический характер. Резкие сдвиги, обострение противоречий, повороты в развитии могут принимать «форму острого кризиса» (Выготский Л.С. Проблемы развития психики // Собр.соч.: в 6 т. М., 1982. Т. 3. С.368-389). Л.С. Выготский выделил кризис 13 лет, который совпадает с переломом развития при переходе от школьного к пубертатному возрасту (пубертатность - возмужалость, половая зрелость) и кризис 17 лет - переход к юности.

По утверждению Д.Б. Эльконина: «то, что в критический период вызывает появление соответствующего новообразования и представляет собой генеральную линию последующего развития в стабильном периоде» (Эльконин Б.Д. Кризис детства и основания проектирования форм детского развития // Вопросы психологии. 1992. №3-4. С.7- 13).

Главные новообразования этого возраста, по Э. Шпрангеру, - открытие "Я", возникновение рефлексии, осознание своей индивидуальности (Шпрангер Э. Эротика и сексуальность в юношеском возрасте // Педология юности. М.-Л., 1931). Это возраст мечтаний, неясных стремлений, неудовлетворенности, пессимистических настроений; возраст повышенной нервозности и максимума самоубийств. Э. Шпрангер объясняет это явление тем, что подросток стоит перед близкой перспективой занять определенное, но не удовлетворяющее его положение в обществе.

На подростковый период приходится период половой зрелости. Русский религиозный мыслитель и профессор психологии В.В. Зеньковский в беседах с юношеством пояснял, что в период полового созревания во всем существе подростка впервые происходит основное расщепление. На одном полюсе сосредотачивается сексуальность, охватывающая его телесную сторону. На другом полюсе выступает эрос, т.е. искание любви, «озаряющее душу поэтической мечтой о любимом существе» (Зеньковский В.В. На пороге зрелости. Беседы с юношеством по вопросам пола. М., 1991. С.7). По его словам, эрос прорывается первоначально в меланхолической мечтательности, в юной задумчивости, ищет своего питания в чтении романов. Девочки хотят "нравиться", начинают усиленно заботиться о своей наружности, ищут общества мальчиков, влюбляются, начинают ревновать и т.д. А мальчики напряженно стремятся показаться старше своих лет, подражают тем, кто им кажется ярким человеком, тоже влюбляются (или играют во влюбленность). Говоря о периоде полового созревания, Зеньковский утверждает, что девочки вступают в этот период около 12 лет, мальчики - на год-два позже. У девочек процесс полового созревания заканчивается к 16 годам. У мальчиков этот период начинается позднее, позднее и заканчивается - около 17-18 лет (Зеньковский В.В. Психология детства. М., 1996. С.69).

Поиск биологического смысла подросткового возраста представлен в работе Ш. Бюллер (Бюллер Ш. Что такое «пубертатный период» // Педология юности: сб. ст. М., 1985. С. 14-17). Ш. Бюллер выводит из полового созревания все особенности подростка и юноши. Подростковый возраст определяется ею на основе понятия пубертатности. Период до начала пубертатности Ш. Бюллер называет детством человека, а заключительную часть пубертатного периода - юностью. Фаза пубертатности, созревания, обнаруживается у человека в особых психических явлениях, которые Ш. Бюллер называет психической пубертатно- стью, появляющейся еще до физического созревания в качестве его предвестника и продолжающейся долгое время после него.

Психическая пубертатность, по Ш. Бюллер, связана с вызреванием особой биологической потребности - «потребности в дополнении», «стремление к другому». Именно в этом жизненном явлении и лежат, по ее мнению, корни тех переживаний, которые характерны для подросткового возраста. Внешнее и внутреннее возбуждение, которым сопровождается созревание, должно вывести подростка из состояния самоудовлетворенности и спокойствия, побудить его к поискам и сближению с существом другого пола.

Физическая пубертатность, по мнению Ш.Бюллер, протекает у мальчиков в среднем между 14-16 годами, у девочек - между 13 и 15 годами. Разумеется, существуют отличия между городом и деревней, между отдельными странами, большое влияние оказывает климат. Психические симптомы переходного возраста начинаются, как правило, значительно раньше. Отдельные «психические симптомы» появляются уже в 10-12 лет: подростки необузданны и драчливы, игры более старших подростков им еще непонятны, а для детских игр они считают себя слишком большими. Проникнуться личным самолюбием и высокими идеалами они еще не могут, и в то же время у них нет детского подчинения авторитету. Эта фаза является, по Ш. Бюллер, прелюдией к периоду психической пубертатности.

За этой фазой следуют две главные фазы, которые Ш. Бюллер называет пубертатной стадией и юностью. Граница между ними проходит в 17 лет. Превращение подростка в юношу проявляется в изменении основной установки по отношению к окружающему миру: за жизнеот- рицанием, присущим пубертатной стадии, следует жизне- утверждение, характеризующее юношескую.

Основные негативные черты пубертатного периода, отмеченные Ш. Бюллер, - это «повышенная чувствительность и раздражительность, беспокойное и легковозбудимое состояние», а также «физическое и душевное недомогание», которое находит свое выражение в драчливости и капризах. Подростки неудовлетворены собой, их неудовлетворенность переносится на окружающий мир. Общая продолжительность негативной фазы у девочек продолжается от 11 до 13 лет, у мальчиков от 14 до 16 лет (Бюллер Ш. Что такое «пубертатный период» // Педология юности: сб. ст. М., 1985. С. 14- 17).

Исследование Г. Гецер содержит интересные данные, связанные с переходом от негативной фазы пубертатного периода к позитивной (Гецер Г. Систематические длительные наблюдения над течением негативной фазы у подростка // Педология юности / Под ред. И. Арямова. М.-Л., 1931. С.47-63). Первым признаком завершения негативной фазы Г. Г ецер считает повышение продуктивности, отмечая, что у 70% девочек первой продуктивной работой была литературная работа: писание писем, ведение дневников, стихосложение. Рассматривая течение негативной фазы у мальчиков, Г. Гецер отмечает, что во время негативной фазы у мальчиков возникает "тоска по другу", но она, так сказать, еще пассивна. К концу негативной фазы подросток активно ищет друга и находит его, хотя впоследствии их дружеские отношения могут и не сохраниться.

Э. Эриксон, считавший подростковый возраст самым важным и наиболее трудным периодом человеческой жизни, кризисом, к которому приводят три линии развития: бурный физический рост и половое созревание («физиологическая революция»); озабоченность тем, «как я выгляжу в глазах других», «что я собой представляю»; необходимость найти свое профессиональное призвание, отвечающее приобретенным умениям, индивидуальным способностям и требованиям общества. Влюбленность, возникающая в этом возрасте, по мнению Э. Эриксона, первоначально не носит сексуального характера. В значительной степени юношеская влюбленность, по мнению Э.Эриксона, есть попытка прийти к определению собственной идентичности путем проекции собственного первоначально не отчетливого образа на кого-то другого и лицезрения его уже в отраженном и проясненном виде. Вот почему проявление юношеской влюбленности во многом сводится к разговорам, подчеркивал Э.Эриксон. Он утверждал, что психологическая напряженность, которая сопутствует формированию целостности личности, зависит не только от физиологического созревания, но и от личной биографии, от духовной атмосферы общества, в котором человек живет, от внутренней противоречивости общественной идеологии (Эриксон Э. Американские подростки, или «кто я такой?» // Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб., 1997. С.214-246).

В рамках культурно-исторической концепции Л.С. Выготский рассматривал проблему интересов в переходном возрасте, называя ее "ключом ко всей проблеме психологического развития подростка". По словам Л.С. Выготского, механизмы поведения подростка начинают действовать в совершенно ином внутреннем и внешнем мире, в этом возрасте происходит превращение влечения в интерес. В высшей форме, становясь сознательным и свободным, интерес предстает как осознанное стремление, как влечение для себя, в отличие от инстинктивного импульса, являющегося влечением к себе. Кроме того, в соответствии с концепцией Л.С. Выготского интеллектуальное развитие в подростковом возрасте определяет изменения, происходящие в психологии подростка, в его личности и мировоззрении. В подростковом возрасте психические процессы впервые приобретают личный характер. Теперь, подчеркивает Л.С. Выготский, человек сам осознает себя как известное единство. Формирование личности - одно из самых последних изменений в подростковом возрасте - Л.С. Выготский связывает с развитием рефлексии и самосознания (Выготский Л.С. Проблема возраста // Собрание сочинений: В 6-ти т.; т. .4. М., 1982. С.244-268).

В периодизации Д.Б. Эльконина так же, как и в теории Л.С. Выготского, подростковый возраст, как всякий психологический возраст, связан с появлением нового в развитии (Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психологического развития в детском возрасте // Вопросы психологии. 1971. №4. С.6-20). Однако эти новоообразования, по его мнению, возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит "поворот" ребенка от направленности на мир к направленности на самого себя. К концу младшего школьного возраста у ребенка возникают новые возможности, но он еще не знает, что он собой представляет. Решение вопроса "Кто я?" может быть найдено только путем столкновения с действительностью. В начале подросткового возраста в системе развивающего обучения учебная деятельность переходит на новый, более высокий уровень. Она становится деятельностью, направленной на самообразование и самосовершенствование учащихся.

Л.И. Божович отмечала, что в течение подросткового периода ломаются и перестраиваются все прежние отношения ребенка к миру и к самому себе и развиваются процессы самосознания и самоопределения, приводящие, в конечном счете, к той жизненной позиции, с которой школьник начинает свою самостоятельную жизнь (Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.,1968. С.436-446).

Многочисленные эмпирические исследования подросткового возраста можно сгруппировать по четырем основным направлениям: пубертатное развитие, когнитивное развитие, социализация, становление идентичности (Кле М. Психология подростка. Психо-сексуальное развитие. М., 1991; Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст: проблемы становления личности. М. 1994; Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб., 2000; Шэффер Д. Дети и подростки: психология развития. СПб., 2003). Исследователи отмечают неравномерность и неодновременность полового созревания мальчиков и девочек. Меняющийся образ тела оказывает влияние на становление в этом возрасте мужской и женской «родовой» идентичности, на осознание себя как представителя определенного пола.

Созревание репродуктивной системы достигает уровня взрослого человека к семнадцати-восемнадцати годам. В нормальных условиях половое созревание и физическое развитие всегда протекают взаимосвязано.

Параллельно с половым созреванием происходит интенсивный рост в длину, скорость роста составляет в среднем 9 см. в год. Пик скорости роста в среднем приходится на 10-11 лет у девочек и 13 /2-15 годам у мальчиков; к 16 годам у девочек и 18 годам у мальчиков скорость роста значительно замедляется. Существует определенная связь между гормональной активностью половых желез и физическим и половым развитием подростков. Так, ускорение роста у мальчиков и девочек начинается в разном возрасте. У мальчиков наиболее интенсивный рост происходит в тринадцать-пятнадцать лет, у девочек - в одиннадцать- тринадцать. Девочки начинают обгонять мальчиков в росте примерно с десяти лет. После тринадцати-четырнадцати лет, с наступлением первой менструации, темп роста девочек резко падает, и мальчики начинают вновь обгонять их. Нарастание веса также имеет определенные закономерности: до одиннадцати лет вес девочек и мальчиков примерно одинаков: с одиннадцати до четырнадцати лет вес девочек превышает вес мальчиков, но к шестнадцати годам вес юношей значительно превосходит вес их сверстниц.

Одной из важнейших систем, определяющих адаптационные, приспособительные реакции и обеспечивающих устойчивость организма к внешним воздействиям, является иммунная система. Формирование и становление иммунной системы - это процесс, который зависит от наследственной предрасположенности и влияния факторов внешней среды. Согласно современным представлениям, существует пять критических периодов развития иммунной системы, пятый из них совпадает с подростковым возрастом. Он отмечается у девочек в двенадцать-тринадцать лет, у мальчиков - в четырнадцать-пятнадцать.

Деятельность сердца и сосудов в подростковом периоде также имеет свои особенности, в значительной мере связанные с изменением гормонального статуса и нервной системы. В период полового созревания происходит интенсивный рост сердца в длину, ширину, увеличивается объем его полостей. Меняются уровни артериального и венозного давления, ритм сердечных сокращений. У девочек отмечается более частый сердечный ритм, чем у юношей. Один из важнейших показателей состояния сердечнососудистой системы - артериальное давление. Начало полового созревания сопровождается повышением уровня артериального давления. Такая физиологическая реакция направлена на поддержание кровоснабжения организма на оптимальном уровне при быстром увеличении длины и массы тела. У юношей с возрастом отмечается равномерное увеличение значений артериального давления. У девушек наибольший уровень артериального давления выявляется в тринадцать-четырнадцать лет.

Мышечная ткань в период полового созревания подвергается значительным преобразованиям, при этом отмечается интенсивное увеличение мышечной массы. У девушек показатели мышечной силы достигают уровня взрослых женщин в возрасте четырнадцати-пятнадцати лет. У юношей мышечная сила значительно увеличивается в возрасте четырнадцати лет, но уровень ее достигает уровня взрослого значительно позже, чем у девушек.

Ряд особенностей характерен и для системы органов дыхания. Происходит интенсивное развитие грудной клетки, дыхательных мышц, рост легких. Дыхание становится глубже, реже. Устанавливаются половые различия в его типе (у юношей - брюшной, у девушек - грудной). Интенсивная перестройка органов дыхания должна обеспечить бурно растущий организм кислородом, недостаток которого при интенсивной физической нагрузке особо чувствителен. Как правило, девочки хуже адаптируются к недостатку кислорода, чем мальчики.

Подростковый возраст характеризуется выраженной эмоциональной неустойчивостью. Для них характерно попеременное проявление полярных свойств психики: целеустремленность и настойчивость могут сочетаться с импульсивностью и неустойчивостью; повышенная самоуверенность и безапелляционность в суждениях - сменяться легкой ранимостью и неуверенностью в себе; возвышенность чувств может уживаться с сухим рационализмом, циничностью, враждебностью и даже жестокостью. Пик эмоциональной неустойчивости у мальчиков приходится на одиннадцать-тринадцать лет, у девочек - на тринадцать- пятнадцать.

Физическое развитие является важнейшим параметром физиологических процессов, происходящих в организме. Индивидуальная оценка уровня физического развития должна основываться на антропометрических данных, в первую очередь показателях роста, веса и окружности грудной клетки. За двадцатилетний период наблюдений (1970-90-е годы) с 82,8 до 79,8% среди юношей и с 86,3 до 82,8% среди девушек уменьшилось число лиц с нормальным соотношением роста и веса. Сократилось количество подростков с избыточным весом (с 10,2 до 6,6% среди юношей и с 9,1 до 4,5% среди девушек). В то же время заметно выросло число юношей и девушек с низким весом (соответственно с 7,0 до 13,6% и с 4,6 до 12,7%). В 90-е годы стало больше подростков, имеющих низкий вес. Эти тенденции в равной степени наблюдаются и среди юношей, и среди девушек. Все это свидетельствует об астени- зации (ослаблении) подростков. Наряду с уменьшением параметров роста и веса отмечается и снижение функциональных возможностей. Об этом говорят данные динамометрии (показатели мышечной силы) правой кисти. За период школьного обучения (с восьми до семнадцати лет) у мальчиков показатель динамометрии сейчас увеличивается всего в 2,8 раза, у девочек - в 1,9 раза (в 60-е годы - соответственно в 4,2 и 3,2 раза). Значит, у семнадцатилетних юношей абсолютные значения динамометрии снизились на 10 кг, у девушек - на 7 кг (Ильин А.Г. Состояние здоровья детей подросткового возраста и совершенствование системы их медицинского обеспечения: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М., 2005).

На подростковый период приходится принятие мальчиками и девочками мужской и женской роли. То есть половая идентификация становится одним из важных новообразований этого возраста. Если до подросткового возраста мужские и женские роли репетировались, проигрывались в играх, то в подростковом возрасте они получают возможность реализации. В дошкольном и младшем школьном детстве в основе половой идентификации лежат в основном внешние признаки (имена, одежда, прическа), более существенные признаки половой идентификации (эмоциональные привязанности, присущие полу черты характера, интересы, деятельность, физиологические особенности и др.) начинают осознаваться в подростковом возрасте и завершение формирования полоролевых позиций приходится на юношеский возраст. В подростковом возрасте, по данным И.В.Романова, половая идентификация мальчиков зависит от сопоставления себя с женскими образами: мальчик начинает осознавать свою мужественность тогда (и тем сильнее), когда (и чем сильнее) он осознает в окружающих его девочках женщин. В то время как у девочек переживание женственности прямо не связано с интеграцией мужских образов (Романов И.В. Особенности полоролевой идентичности подростков // Вопросы психологии. 1997. №4. С.39-47).

В основе половой идентичности лежит биологически заданный пол, но формирование психологического пола является результатом воздействия на личность социальных условий и культурных традиций общества. Представители психологии пола и гендерной психологии обсуждают значимость роли социализации и врожденной предрасположенности в половой идентификации. Например, в выборе игр и игрушек на биологическую основу различий указывают наблюдения над юными макаками-резус: самцы играют в борьбу, а самки ухаживают за более молодыми детенышами. Хотя многие гендерные психологи настаивают на социальном факторе или подражании родителям в выборе игрового поведения детей. Они вводят в научный язык термин «гендерная идентичность», хотя его понимание в науке неоднозначно: осознание связи с культурными определениями мужественности и женственности (О.А. Воронина); принадлежность к той или иной социальной группе на основе полового признака (Е.Ю. Терешен- кова, Н.К. Радина); психосексуальное развитие, обучение социальным ролям и формирование сексуальных предпочтений (Дж. Гангнон, Б. Хендерсон); социальнопсихологический феномен, продукт и процесс конструирования субъектом себя и социальной реальности посредством конструктов маскулинности и феминности (Е.А. Здра- вомыслова, А.А. Темкина); отождествление себя с определенным полом, отношение к себе как к представителю определенного пола, освоение соответствующих ему форм поведения и формирование личностных характеристик (Т.В. Бендас); аспект самосознания, описывающий переживание человеком себя как представителя определенного пола (И.С. Клёцина).

Раскрывая понятие гендерной идентификации ученые подчеркивают ее обусловленость традициями и изменениями социокультурной ситуации на каждом историческом этапе общественного развития. Любая культура стремится к постоянству, но вместе с тем ее движение неизбежно. Как и другие элементы культуры, образы мужчины и женщины постепенно изменяют свои прежние константы, и это не может не отразиться на характере гендерной идентификации подростка, - утверждают представители гендерной психологии. Становление гендерной идентичности подростка происходит в условиях социализации с акцентом на воспроизводство доминирующей гендерной культуры, поэтому следует говорить не столько о стихийном развитии гендерной идентичности, сколько о ее социокультурном формировании.

Н.К. Радина, Е.Ю. Терешенкова исследовали возрастные и социокультурные аспекты гендерной социализации подростков. Испытуемыми были 254 школьника от 11 (младший подростковый возраст) до 16-17 лет (старший подростковый возраст) из различных социокультурных сред (промышленного центра - большого города, малого города, села и интерната), представляемых в рамках следующих конструктов: «городская среда - сельская среда», а также «открытая социальная среда - депривационная (закрытая) социальная среда» (Радина Н.К, Терешенко- ва Е.Ю. Возрастные и социокультурные аспекты гендерной социализации подростков // Вопросы психологии. 2006. №5. С.49-59). В качестве основной методики был использован подростковый вариант опросника С. Хартер в сочетании с другими методиками, направленными на изучение персональной и социальной идентичности личности. Кроме того, для более детального понимания процесса гендерной социализации в подростковом возрасте были проведены десять фокус-групп с подростками, их родителями и педагогами, в которых приняли участие 86 человек. Таким образом, всего в исследовании принимало участие 340 человек.

Были выделены две основные линии анализа результатов проведенного исследования: сопоставление изменений персональной идентичности мальчиков и девочек от младшего подросткового возраста к старшему (аспекты возрастной динамики идентичности); анализ того, отражается ли специфика социокультурной среды на развитии гендерной идентичности. В результате авторы пришли к следующим выводам.

В целом гендерная идентичность подростков обоего пола соответствует социальным нормам (ориентация на эмоционально-экспрессивный стиль жизни, на межличностные взаимоотношения). Однако на протяжении всего подросткового возраста гендерная идентичность девочки в отличие от мальчика представлена в контексте «отсутствия» какой-либо компетентности: превосходство в романтической сфере у младших подростков-девочек сглаживается к старшему подростковому возрасту. Данный факт авторы связывают с особенностью развития личности женщины в патриархатной культуре, где женщинам, по данным ряда исследований, присуще ощущение собственной вторичности по отношению к мужчине, проявляющееся в заниженной самооценке, низком уровне притязаний, пассивности, отсутствии стремления к самореализации в профессиональной сфере. Тем не менее, именно в рамках «женской культуры», обладающей более «плавающими» границами и менее контролируемой со стороны агентов социализации, возможен нестандартный гендерный опыт, который в дальнейшем приводит к социальному творчеству, расшатывает привычные представления о гендерном устройстве мира.

По мнению авторов исследования, существует разрыв между знаниями, которые имеют подростки относительно нормативных моделей мужского и женского поведения, и реализацией идентичности. В промышленном центре наблюдаются различные формы гендерных сценариев и нежесткие гендерные стереотипы, что можно рассматривать как потенциал для разрушения патриархатной картины мира. В малом городе более жесткая гендерная социализация обусловливает патриархатные представления о гендерном порядке и более традиционное формирование гендерной идентичности подростков Патриархатная картина мира вполне устойчива. Более индивидуализированные представления о себе, выраженные в отсутствии явных гендерных различий в Я-концепции, наблюдались в проведенном исследовании у сельских подростков. Однако, поскольку некоторые социологические исследования свидетельствуют в пользу более жесткой патриархатной картины мира у сельских жителей, авторы считают, что развитие гендерной идентичности сельских школьников нуждается в самостоятельном и более детальном исследовании.

Обыдненная социальная среда интерната характеризуется, с одной стороны, воспроизводством наиболее консервативных гендерных стереотипов подростков, с другой - формированием несколько «стертой», но в целом стандартной гендерной идентичностью (для мальчика - физическая сила, эмоциональная твердость, профессиональная успешность, компетентность и пр., для девочки - чувствительность, пассивность, высокая эмпатичность, направленность на межличностные отношения и т.д.).

Н.Ю. Рымарев в Кубанском государственном университет провел исследование личностных особенности подростков с различной гендерной идентичностью (Рымарев Н.Ю. Личностные особенности подростков с различной гендерной идентичностью: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. - Краснодар, 2006). При всем многообразии компонентов, которые могут быть включены в структуру гендерной идентичности, наиболее часто повторяющимися являются два компонента: биологический пол (мужчи- на/женщина) и маскулинность/феминность, как конструкты культуры и интериоризированные психологические черты (Воронина О.А. Феминизм и гендерное равенство. М., 2004; Лабунская В.А. Социально-психологический подход к изучению фемининности-маскулинности личности // Личность и бытие: Теорияи методология: мат-лы. Всерос. научн.-практ. конф. / Под ред. З.И. Рябикиной, В.В. Знакова, Краснодар, 2003).

Сложность изучения особенностей маскулинно- сти/феминности подростков, как, впрочем, и других компонентов гендерной идентичности личности, связана с тем, что существовавшие ранее традиционные образцы маску- линности/феминности в современных условиях во многом изменились и продолжают меняться. Это создает серьезные трудности для подростка, пытающегося интегрировать в личности различные социальные роли, образцы поведения и черты. Испытуемыми в исследовании Н.Ю. Рымарева выступили учащиеся восьмых-девятых классов школы- гимназии №71 Краснодара. Общий объём выборки - 121 подросток в возрасте от 13 до 15 лет (62 девочки, 59 мальчиков). В работе использовались следующие психодиагностические методы: методика определения психологического пола О.Г. Лопуховой; методика Т. Лири (направленная на изучение маскулинных и феминных характеристик об- разов-Я); тест уровня субъективного контроля Дж. Ротте- ра; методика диагностики индивидуальной меры рефлексивности А.В. Карпова, В.В. Понамарёвой.

В результате проведенного исследования автор приходит к следующим выводам. Личностные особенности подростков, такие, как уровень субъективного контроля и рассогласование характеристик образов-Я, связаны с типом гендерной идентичности. При изучении особенностей развития подростков продуктивно выделять четыре типа гендерной идентичности: мужской маскулинный, мужской андрогинный, женский феминный, женский андрогинный. Характеристики образов-Я у представителей всех типов гендерной идентичности отличаются следующими противоречиями:

  • - подростки с мужским маскулинным и мужским анд- рогинным типами гендерной идентичности, актуализируя образ Я-мужчина (гендерный аспект идентичности), стремятся к меньшему проявлению части маскулинных характеристик;
  • - в развитии гендерных характеристик личности (в образе Я-идеальный мужчина) подростки с мужским маскулинным типом ориентированы на снижение проявлений части маскулинных характеристик;
  • - подростки с мужским андрогинным типом гендерной идентичности в развитии гендерных характеристик (образ Я-идеальный мужчина) ориентированы на снижение проявления части маскулинных и феминных характеристик;
  • - подростки с женским феминным и женским андро- гинным типами гендерной идентичности, актуализируя образ Я-женщина (гендерный аспект идентичности), стремятся к снижению проявлений части феминных и маскулинных характеристик;
  • - в развитии гендерных характеристик (образ Я- идеальная женщина) подростки с женским феминным типом гендерной идентичности ориентированы на снижение проявлений части феминных характеристик и изменение всех маскулинных характеристик, причём изменение маскулинных характеристик имеет противоречивый характер: выражено стремление снижения проявлений одной части маскулинных характеристик и увеличения проявлений другой;
  • - подростки с женским андрогинным типом гендерной идентичности в развитии гендерных характеристик (образ Я-идеальная женщина) ориентированы на изменение всех маскулинных и части феминных характеристик, причём эти изменения носят противоречивый характер: выражено стремление снижения проявлений одной части маскулинных и феминных характеристик и увеличения проявлений другой.

Проблемы гендерной идентичности приобретают особую актуальность в период окончания школы, когда старшеклассники стоят перед выбором своего дальнейшего жизненного пути и сферы профессиональной деятельности (Чекалина А.А. Гендерная психология. М., 2006. С. 126). Если подростки в большой мере стремятся подражать стереотипным образцам маскулинности/фемининности, выбирая модели чаще среди героев средств массовой информации, то для старшеклассников характерен быстрый рост самосознания, повышенное стремление к самоутверждению, к проявлению своей индивидуальности, стремление к активному познанию окружающего мира; склонность к переосмыслению имеющихся стереотипов.

В соответствии с теорией социального конструирования реальности (и теории социальной конструкции гендера как ее варианта), индивид усваивает культурные образцы (паттерны) в процессе социализации, продолжающейся в течение всей жизни, период первичной социализации связан в основном с бессознательным и пассивным механизмом усвоения культуры, в то время как вторичная социализация предполагает большую включенность когнитивных механизмов творческого преобразования среды (Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики. М. 2007). Старшие школьники находятся на этапе вторичной социализации. Этап вторичной социализации приходится на возраст между 17-25 годами, когда формируется мировоззрение личности и обогащается ее представление о собственном предназначении и смысле жизни. В этот период осознанно усваивается опыт поколения и определяются собственные ценностные ориентиры. Старшеклассники стоят на пороге ресоциализации. По определению А.Гидденса, это процесс, в результате которого происходит разрушение ранее усвоенных норм и образцов поведения, вслед за которым идет процесс усвоения или выработки новых норм (Giddens A. Modernity and self-identity in late modem age. Camridge polity Press, 1991). Следовательно, старшеклассник начинает активно конструировать свою социальную идентичность и как особый вид социальной идентичности - гендерную идентичность. Конструируя гендерную идентичность, старшеклассник строит не только свой собственный образ, но и образ группы, к которой он принадлежит или не принадлежит. Конструктивистский потенциал гендерной идентичности заключается в том, что осознание принадлежности к гендерной группе и эмоциональная значимость этой группы обусловливает построение Я-образа и «образа групп» в конкретных социальных условиях. Гендерная идентичность при этом предстает как многоуровневая сложная структура, включающая в себя основной и периферический комплексы характеристик. В структуре гендерной идентичности соответственно выделяется три компонента: когнитивный, аффективный и конативный. Когнитивный компонент предполагает осознание принадлежности к определенному полу и описание себя с помощью категорий мужественности-женственности, то есть построение своего Я-образа мужчины или женщины. Аффективный компонент предполагает оценку черт личности и особенностей ролевого поведения путем соотнесения их с эталонными моделями маскулинности-фемининности и оценку степени типичности или нетипичности своих качеств как представителя гендерной группы. Конативный компонент предполагает самопрезентацию себя как представителя гендерной группы, а также разрешение кризисов идентичности путем выбора поведения в соответствии с личностно значимыми целями и ценностями.

Достижение согласованности гендерной идентичности выступает как важнейшая потребность личности и смысловой механизм, обеспечивающий дальнейшую реализацию внутренних ценностей личности во внешнее пространство.

С одной стороны, достижение согласованности гендерной идентичности - это результат сложной многоуровневой интегративной работы личности по интеграции гендерных представлений, гендерной самооценки и гендерного поведения как компонентов структуры гендерной идентичности, а с другой - процесс, который приходится в основном на подростковый и юношеский возраст, но который не может завершиться на этом этапе, так как каждый возраст связан с решением различных биологических, социальных и психологических задач, которые влияют на переструктурирование компонентов гендерной идентичности.

А.В. Фроловой было проведено исследование смены социального статуса в юношеском возрасте в историческом ракурсе (Фролова А.В. Смена социального статуса и специфика юношеских развлечений и игр// «Мужское» в традиционном и современном обществе. М., 2003. С.97). По материалам, собранным автором в Архангельской обл., в конце XIX - в первой трети XX в. юноши к 16-17-ти годам обретали новый социальный статус, становились взрослыми членами трудового коллектива и продолжателями рода. Первой общественной демонстрацией этого статуса было изменение в одежде и внешнем облике. Существенно менялось поведение: юноши начинали сторониться подростков и их игр, стремились к объединению с себе подобными, вели себя сдержаннее на публике. Менялось и отношение окружающих к совершеннолетним.

Традиционные гендерные стереотипы формировали определенный стиль поведения «женихов» (совершеннолетних юношей). Так, в парне ценились умение наряжаться (щегольство), танцевать, острословить, ухарство, разбитной, небрежный характер общения с девушкой. Задиристость парней, постоянная готовность к бою также весьма поощрялись и оправдывались в деревенской среде, как и свободное сексуальное поведение. Юношеские группы- кампании выполняли и специфические регулятивные («воспитательно-корректирующие») функции «общественного мнения», признания или порицания тех или иных форм поведения (в основном девушек).

Одним из проявлений признания совершеннолетия было разрешение участвовать в праздничных молодежных гуляниях, хороводах, старших («больших») посиделках (беседах) с определенными ролевыми обязанностями. Для молодых людей это было очень важно, так как именно на беседах происходили знакомства, складывались потенциальные брачные пары. Юношеские игры на беседах и праздниках были более состязательными и подвижными, становились демонстрацией силы и ловкости потенциальных женихов.

Юноши представляют собой особую социальнодемографическую группу с очень сильным традиционным каноном маскулинности, которая по своим физическим, поведенческим (высокая соревновательность, тяготение к образованию групп) и психологическим свойствам (желание выделиться, пренебрежение к личной безопасности и жизни) отличается не только от женщин, но и от взрослых мужчин. Безусловно, все это усиливается в рассматриваемой среде традиционной русской деревни.

В работе Ижвановой Е.М. исследуется аффективный компонент гендерной идентичности (в современный период), которую автор рассматривает как эмоциональное отношение человека к своей гендерной принадлежности (Ижванова Е.М. Развитие полоролевой идентичности в юношеском и зрелых возрастах: Автореф. дис. ... канд. психол.наук. М., 2004). Автор установила возрастнопсихологические особенности развития аффективной составляющей полоролевой идентичности в юношеском возрасте и их связь с решением нормативных задач развития. Выявленные гендерные различия аффективной составляющей полоролевой идентичности обнаруживают себя в степени принятия своей гендерной принадлежности и ге- терохронности пересмотра содержания гендерных ролей. Возраст 16-19 лет является кризисным как для юношей, так и для девушек и соответствует разной степени принятия своей гендерной принадлежности. Факторами, влияющими на формирование аффективной составляющей гендерной идентичности, являются аффективная окрашенность образов мужчины и женщины, значимый родитель. Влияние этих факторов на мужчин и женщин имеет различия, которые заключаются в том, что для мужчин маскулинный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности связан с позитивным образом мужчины, а андрогинный - с позитивным образом женщины. Для женщин аффективная составляющая полоролевой идентичности связана не столько с позитивностью женского образа, сколько с негативностью мужского.

Так как ребенок с раннего возраста формирует аффективно-когнитивный комплекс образа себя и другого, очень важно формирование позитивности образов обоих гендеров с самых ранних лет. При этом эмоциональное принятие своей гендерной принадлежности обеспечивается не только позитивной материнской, но и позитивной отцовской фигурой для лиц обоего пола, при этом она особенно значима для мальчиков.

Особенности реализации гендерных ролей связаны с согласованностью когнитивного и эмоционального компонентов. При их низкой согласованности реализация гендерных ролей связана больше с когнитивным, чем с эмоциональным выбором (не нравится, но делаю). При высокой согласованности когнитивного и эмоционального компонентов реализуемые гендерные роли эмоционально принимаются (делаю то, что нравится).

В семьях, где образ женщины имеет позитивный оттенок, сильнее выражена фемининность, а в семьях, где позитивен образ мужчины - маскулинность. Для семьи, в которой образы мужчины и женщины в равной степени позитивны, характерна максимальная согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов гендерной идентичности.

В формировании гендерной идентичности не маловажное значение имеет, насколько адекватное представление о самом себе имеют старшеклассники. Е.А. Иванова исследовала психологические условия формирования самопонимания в юношеском возрасте и выявила, что самопонимание согласует когнитивные и эмоциональные продукты самосознания и реальной действительности (Иванова Е.А. Психологические условия формирования самопонимания в юношеском возрасте: Автореф. дис. ...канд. психол. наук. Астрахань, 2007). Основными механизмами самопонимания, по мнению автора, является диалог «Я-реального» и «Я-идеального», определение личностных смыслов, рефлексия. В результате исследования автор выяснила, что у современных юношей и девушек наблюдается значительное рассогласование между понятиями «Я - реальное» и «Я - идеальное». Причем девушки старшеклассники меньше, чем юноши удовлетворены существующим «Образом - Я». Юноши старшеклассники имеют более адекватное «Я - реальное». Они ставят более конкретные цели в жизни и приоритетными направлениями достижения успеха выделяют понятия «Бизнес», «Материальное положение» и «Признание окружающими». Необходимо отметить низкий рейтинг понятия «Учеба» в старшем школьном возрасте, особенно у юношей, что говорит о снижении ценности знаний и превалировании ценностей материальной культуры. В связи этим, утверждает автор, возникает необходимость внедрения в образовательный процесс школы программы по становлению и развитию самопонимания и осуществление психологического сопровождения с учетом гендерных особенностей.

Одной из центральных задач данного возраста является осознание учащимися старших классов своего отношения к предстоящему профессиональному самоопределению. Интересное исследование в этом русле провела выпускница СПбГУ Ржанникова Н.С. под руководством Грищенко-Розе Н.А., кандидата психологических наук, доцента кафедры психологии развития и дифференциальной психологии (Ржанникова Н.С. Особенности профессионального самоопределения, ценностных ориентаций и самооценки старшеклассников. СПбГУ. URL:

http://www.alumni.spbu.ru/search.asp) Автор исследовала личностные качества старшеклассников (самооценка и уровень притязаний, ценностные ориентации, качества личности по Кеттелу), сформированность познавательных интересов, профессиональная готовность и ситуация профессионального выбора. Использовав корреляционный анализ, анализ средних значений отдельно по мальчикам и девочкам, автором были выявлены личностные особенности учащихся старших классов, которые имеют свою специфику в соответствии с фактором полового диморфизма. Наблюдается четкое различие по гендерному признаку в специфике познавательных интересов и профессиональной направленности. Девочки

предпочитают сферы деятельности, связанные с общением с людьми, мальчики - с техникой.

Но к несколько другим выводам приходит ряд авторов - Л. Бичевая, заведующая лабораторией профессиональной психодиагностики и мониторинга Краснодарского центра профессиональной подготовки, социальнопсихологической и трудовой адаптации школьников и молодежи «Старт», В.Дьяченко, директор центра «Старт», Е. Журавлева, кандидат психологических наук О. Позднякова, педагог-психолог центра «Старт», Г. Флоровская, старший преподаватель кафедры практической психологии Межотраслевого регионального центра повышения квалификации и переподготовки кадров при Кубанском государственном университете,

С. Флоровский, кандидат психологических наук (Бичевая Л., Дьяченко В., Журавлева Е. и др. Эффективность профессиональной ориентации. URL: http://www.pmuc.ru). Выборка старшеклассников, составивших эмпирическую базу мониторинга психологической эффективности профессиональной ориентации состояла из старшеклассников выпускных классов нескольких общеобразовательных школ Краснодара как проходящих начальную профессиональную подготовку в центре «Старт» (далее - учащиеся), так и ограничивающихся освоением стандартной школьной программы без каких- либо элементов профессионального образования (далее - школьники). Всего в исследовании приняли участие 281 человек, из них 102 юноши и 179 девушек.

Учащиеся центра «Старт» более позитивно, чем старшеклассники общеобразовательных школ воспринимают и переживают свое отношения к существующим в обществе полоролевым стандартам. Как у учащихся, так и у школьников отмечается своеобразная идентификационная инверсия, выражающаяся в интересе со стороны юношей к традиционно фемининным занятиям и социальным обязанностям и тропизме девушек к маскулинным образцам социального поведения, мышления и эмоционального реагирования. Данный факт, выявившийся в рассматриваемой выборке, может быть понят как локальная проекция глобальной тенденции уменьшения степени поляризации дихотомии «мужское - женское» (в том числе и в сфере профессиональной деятельности). Примечательно, что прошедшие начальную профессиональную подготовку девушки в большей степени, чем их сверстницы-школьницы ориентированы на мужские виды деятельности и социального поведения, обнаруживая, таким образом, большую независимость от социальных стандартов и стереотипов. Это, в свою очередь, существенно расширяет поле профессионального и жизненного самоопределения»- утверждают авторы исследования.

В научной литературе есть много примеров исследований динамики формирования гендерной идентичности подростков и старшеклассников. По сути, это поиск ответа на вопрос о том, как наши подрастающие дети становятся взрослыми - мужчинами и женщинами, как меняется их индивидуальность, обретая черты соответствующей социальной группы.

Но здесь следует отметить, что эти исследования имеют в большинстве своем поэлементный характер. Ученые изучают в основном как в процессе гендерной или половой идентификации развиваются отдельные качества индивидуальности подростков и старшеклассников. Это очень важные и необходимые исследования в науке, но необходимо заметить, что они высвечивают лишь отдельные стороны индивидуальности подростков, которые позволяют провести сравнительный анализ особенностей развития разноуровневых свойств индивидуальности мальчиков и девочек (или свойств индивида, или особенностей психических процессов, или черт характера, способностей, или социально-психологических свойств) без учета их взаимовлияния. Кроме того, нельзя отрицать, что в основе многих исследований, различия между мальчика и девочками объясняются либо биологическими причинами, либо социокультурными. И, хотя влияние и того и другого в той или иной мере безусловно существет в процессе развития индивидуальности, редукция и линейный детерминизм здесь налицо. Именно поэтому в науке и не затихают споры о роли биологического и социального в развитии и поведении человека. Но если исследовать человека и его индивидуальность в целом с позиций системного подхода, то этот вопрос теряет свою актуальность.

Л.Н. Ожигова говорит, что гендерная идентичность личности рассматривается в современной зарубежной и отечественной психологии в контексте проблематики «биологическое-социальное-психологическое». Человек с любым вариантом гендерной идентичности рассматривается не как биосоциальный механизм, пассивный продукт социальных воздействий, а во всем многообразии бытитя личности, где за самой личностью все больше признается статус субъекта, активного преобразователя и творца собственной жизни, своей идентичности и ее реализации (Ожигова Л.Н. Психология гендерной идентичности личности. Краснодар, 2006. С.251). Глубоко исследовав проблемы гендерной идентичности Л.Н. Ожигова утверждает, что гендерная идентичность - характеристика личности, объединяющая в себе биологические, социокультурные и ценностно смысловые характеристик человека. Объединить все составляющие и проследить их разнообразные взаимовлияния друг на друга, можно лишь на основе системного подхода.

Системное исследование позволяет изучить индивидуальность человека как изначально единое целое с учетом сложнейших взаимосвязей всех его свойств. С позиций теории интегральной индивидуальности мы изучаем все разноуровневые связи между индивидуальными биохоми- ческими, соматическими, нейродинамическими, психодинамическими, личностными, социально-психологическими свойствами. Явления, принадлежащие к разным уровням, связаны между собой много-многозначно. Следовательно, и взаимоотношение биологически и социально обусловленных свойств много-многозначно (Мерлин В.С. Психология индивидуальности: Избранные психологические труды / Под ред. Е.А.Климова. М., Воронеж, 2005. С. 47).

После окончания школы молодые люди выходят в общественный мир, т.е. туда, где они будут жить, творить, добиваться успеха или терпеть неудачи. Сейчас, в современном меняющемся мире политики, экономики и культуры, школа также постепенно меняется, изменяя традиционные установки в обучении и воспитании. В последние десятилетия активно проводится реформа образования. А как реформа образования, отражается на мальчиках и девочках, будущих экономистах, педагогах, политиках, врачах? Как существующая ныне образовательная система влияет на формирование будущих граждан страны? В большинстве случаев в образовании и воспитании игнорируются различные физические и социальные характеристики обоих полов. А уж тем более не дифференцируются условия для развития целостной структуры индивидуальности юношей и девушек.

Резюме. Проанализировав традиционные исследования подросткового и раннего юношеского возраста, мы поддерживаем позицию Е.П.Ильина, который утверждает, что споры о роли биологического или социального в развитии и поведении человека вообще беспредметны, если касаются человека в целом, а не отдельных его характеристик. Ясно, что играет роль и то и другое, и человек прислушивается к голосу как своей природной основы, так и к голосу социума, в котором живет; вопрос, однако, в том, в каком конкретном проявлении роль того или иного фактора больше или является решающей (Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб., 2006. С.88).

Именно поэтому проблему развития индивидуальности мальчиков и девочек подростков, мы рассматриваем с позиций целостного подхода и вводим новый термин пологендерное развитие интегральной индивидуальности подростков и страшекласников. Такое исследование позволяет исследовать индивидуальность мальчиков и девочек подростков как изначально единое целое с учетом сложнейших переплетений внутри- и межуровневых связей, во всех гранях их существованиях. Однако следует заметить, что системных исследований индивидуальности подростков и старших школьников с позиций пола и гендера в научной литературе немного. В основном мы встречаем поэлементные исследования личности или индивидуальности представителей данного возраста либо в рамках гендерных исследований, либо с позиций половых различий. В следующих главах мы предлагаем анализ системных пологендерных исследовательских работ, в которых изучается целостная индивидуальность мальчиков и девочек подростков и старшеклассников.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >