Социальное служение церкви в трудах современных ученых

До начала 90-х годов XX века научно-историческая проблема «Социальное служение Русской Православной Церкви (РПЦ)» оставалась в тени всех других историко-социальных, культурноисторических исследований. С началом разработки этой тематики было установлено, что отдельные аспекты этой проблемы исследовались в более ранние историографические периоды, а с середины

90-х гг. «социальное служение Церкви» стало активно исследоваться в контексте государственно-церковных отношений. Отрадно отметить, что в настоящее время научно-теоретическая разработка проблемы «Социальное служение РПЦ», которая велась учеными более 15 последних лет, получила практическое воплощение.

В последнее время практика социального служения РПЦ значительно окрепла, расширила границы своего патроната. О важности социального служения так говорит председатель Синодального отдела по социальному служению и благотворительности Епископ Пантелеймон: «Любой человек, который начинает служить другому человеку, познает радость любви, и социальный работник должен сам жить этой радостью и уметь эту радость передать другим. И выше этого служения нет ничего на земле. Главная задача, которая стоит перед нами, — преобразовать наши души. Ведь человек создан Богом для того, чтобы служить другим»[1].

Именно потому, что социальное служение стало востребованной частью жизни общества, работы современных исследователей по истории и теории социального служения стали особенно значимыми и актуальными сегодня.

Начало современного этапа исследований социального служения церкви было положено в начале 90-х годов XX века в научно-исторической школе Российского государственного социального университета. Профессор Дорская А.А. так пишет об этом: «В 1995 г. в кандидатской диссертации «Православная церковь в социальной, культурной и духовной жизни российского общества» впервые в исторической науке в оборот была введена категория «социальное служение церкви», взятая из современной церковной практики... Автор диссертации формулирует следующее определение понятия «социальное служение Русской Православной Церкви»: это безвозмездная и бескорыстная деятельность церкви, направленная на соединение ее повседневной религиозной деятельности по духовно-нравственному и психолого-педагогическому попечению членов российского общества с историческими задачами развития общества и государства; это — организация собственно церковными учреждениями различных видов и форм социальной помощи нуждающимся (микродименциональная диакония); а также способствование церкви тому, чтобы члены российского общества, независимо от своего ранга и статуса, бескорыстно направляли свои возможности на исполнение христианского долга по оказанию помощи Отечеству и нуждающимся (макроди- менциональная диакония).

В нашей научно-исторической школе сложилась традиция использования зарубежной терминологии (микро- и макродимен- циональная диакония) ввиду того, что в лексически богатейшем русском языке на сегодняшний день не определены названия, которыми можно было бы обозначить два таких глобальных направления социального служения РПЦ.

Дореволюционные церковные и светские исследователи не использовали напрямую это понятие, хотя в работах А.Д. Стога, Е.Д. Максимова, В.М. Бензина, А.А. Папкова, С.В. Юшкова и других авторов были даны характеристики и описаны признаки общественного явления, которое теперь называется «социальное служение», а в советский период данная проблематика не изучалась. Научные труды нашей научной школы, сложившейся первоначально в стенах РГСУ, открыли собой новое направление в изучении истории государственно-церковных взаимоотношений и истории церкви»[2].

В историографический период, который начался в 90-е годы XX века и продолжается сегодня, значительно усиливается интерес к изучению христианских традиций, православного миропонимания и бытия. Расширилось изучение наследия знаменитых отечественных подвижников православной веры[3].

В 1994 г. издан сборник тезисов докладов III Духовно-исторических Чтений[4]. Особенный интерес представляют опубликованные доклады по проблемам участия Церкви в деле народного образования, влияния проповеди как жанра святоотеческой литературы на творчество русских писателей и проч. В 1993 г. в Российской академии управления вышел сборник материалов, в который вошли выступления таких известных исследователей православия, как Одинцов М.И., Яблоков И.Н., Анфиногенто- ва А.П., Дмитриева Л.М., Субботина Л.В., Трофимчук Н.А[5]. В докладах были высказаны различные, часто полемичные мнения по поводу государственно-церковных отношений, межконфессиональных отношений, проблемы равенства религий перед законом.

В 1995 г. вышла в свет работа В.С. Римского «Церковная реформа 60—70-х годов XIX века», в которой анализируются обстоятельства, приведшие правительство к пониманию необходимости реформирования церкви[6]. Автор делает вывод, что реформа государственной церкви носила долгосрочный и многоцелевой характер и стоит в одном ряду с другими преобразованиями Александровской эпохи.

Вопросу возрождения христианской благотворительности посвящены некоторые публикации 90-х годов XX века светских и церковных исследователей[7]. Например, П.А. Власов в книге «Обитель милосердия» обобщил опыт истории развития благотворительности в Москве[8].

В работе М.И. Одинцовой «Государство и церковь в России XX века» (1994) рассматривается парадигма государственно- церковных отношений до 1965 г.

В 1996 г. вышла монография А.Ю. Полунова «Под властью обер-прокурора. Государство и церковь в эпоху Александра III»[9], которая явилась продолжением исследовательской работы автора — ученого историка по проблемам XIX века. Ранее известны его работы: «К.П. Победоносцев в начале 1880-х гг.: программа нравственного перевоспитания общества» и рецензия на книгу «Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени», опубликованные в журнале «Вопросы философии» соответственно в 1991 и 1993 гг.

А.Ю. Полуновым написано несколько интересных работ о нравственном воспитании общества (нач. 1880-х гг.), о церковной школе в конце XIX века, о православии в Остзейском крае и политике Александра III, об архиереях и Священном Синоде[10]. В указанных работах освещаются проблемы истории, быта и нравов накануне эпохи революций (80-е — начало 90-х гг. XIX века), развития богословской науки, воздействия церкви на культурную жизнь страны. Исследования богаты историографическим материалом, оригинальны по выводам и концепциям. Анализируя сферу церковно-административного аппарата внешне спокойной эпохи Александра III и обер- прокурора К.П. Победоносцева, ученый стремится дать ответ на целый ряд вопросов: почему Православная Церковь России, располагавшая вековыми традициями, не оказала сопротивления революции; почему мощная государственная поддержка не укрепила, а ослабила церковь, а государственные деятели, искренне желавшие возвысить влияние церкви, добивались лишь обратного эффекта.

В 1998 г. в журнале «Альфа и Омега» (№ 3 (17)) опубликована замечательная статья немецкого историка Русской Православной церкви И. Смолича в переводе архимандрита Макария (Веретенникова) «К вопросу периодизации истории Русской церкви». И. Смолич предлагает в основу принципа периодизации истории РПЦ положить характер (тип) отношений церкви и Государства, считая именно это действительно исторически движущей силой. Поэтому он указывает на непродуктивность и историческую неправомерность схемы архиепископа Филарета, митрополита Макария и Е.Е. Голубинского.

Публикации Л.И. Кучумовой, протоиерея Ф. Ван дер Воор- та, Д.Поспеловского, изданные в начале 90-х годов, косвенно касаются некоторых аспектов истории социального служения11.

В 1999 г. вышла в свет монография П.Н. Зырянова «Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века»[11] [12] [13], посвященная истории православных обителей XIX—XX веков. П.Н. Зырянов на обширной архивной основе исследует большой спектр вопросов жизнедеятельности монастырей: юридическое положение; внутренний строй; хозяйство; специализацию; религиозную, благотворительную, просветительную и исправительную деятельность; культуру; состав монашества.

Заслуживает внимания работа В.А. Федорова «Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период (1700— 1917 гг.)», в которой наряду с другими проблемами автор рассматривает некоторые аспекты социального служения православных монастырей/3.

За последнее десятилетие вышел ряд работ, отражающих некоторые аспекты социального служения церкви, становления системы общественного призрения, развития благотворительной практики РПЦ и ее учреждений[14] [15] [16].

Так, например, в статье А.И. Власовой и Н.В. Кустовой «Историческое значение социального служения РПЦ в военные годы на Урале»75 осмысляется значение социального служения в годы Первой мировой войны на Урале. Авторы приходят к выводу, что пастырское слово православного духовенства, социальная и материальная поддержка церкви сыграли существенную роль в преодолении тяжелых бедствий в Уральском регионе. Обращает на себя внимание тот факт, что авторы приводят неизвестные примеры благотворительной деятельности церкви, например об оказании помощи семьям погибших на фронтах Первой мировой войны учителей церковно-приходских школ, пишут о внебогослужебных собеседованиях священников с прихожанами на различные темы: богословского, церковно-исторического характера, по русской истории, о войне, на бытовые темы, в том числе по вопросам борьбы с алкоголизмом. Вместе с тем в статье нет четкого определения и понимания сути социального служения, оно заменяется термином «благотворительность», что сужает понятие «социальное служение».

Моисеева Е.Н. в статье «Региональный аспект социального служения Русской Православной Церкви (на материалах Республики Мордовия)»76 исследует социальную деятельность монастырей на территории Республики Мордовия в дореволюционный и в современный период. Характеризуя монастырское служение в дореволюционный период, автор не касается вопроса о духовном влиянии православия на общество; выделяются следующие функции монастырей: лечение, милостыня и обучение. Автор несправедливо умалчивает о главной задаче социального служения: возвышающего и воспитывающего лучшие качества в человеке — не хлебом единым жив человек.

В статье приводятся примеры современного состояния социального служения в Саранской епархии.

Исследования интересны тем, что затрагивают все аспекты социального служения в епархии: благотворительность, работу с молодежью, ветеранами, тяжелобольными, одинокими и престарелыми. Например: в Санаксарском монастыре открыт центр реабилитации наркоманов, совместно с медсанчастью работает центр Анти-СПИД, в целях усиления духовно-нравственного и патриотического воспитания образован Общественный совет по развитию православной культуры в Республике Мордовия, что говорит о расширяющемся влиянии Русской Православной Церкви.

Другая статья Моисеевой Е.Н. «Региональный аспект социального служения Русской Православной Церкви в условиях пенитенциарной системы (на материалах республики Мордовия)»[17] касается вопроса о социальном служении церкви в тюрьмах. Первые тюремные попечительства в России появились в 1819 г. Для Мордовии, на территории которой находятся 17тыс. заключенных, 90%, которых как отмечает автор статьи,— это потомки православных христиан, данная проблема особенно актуальна. Основные направления служения: духовная поддержка, гуманитарная, медицинская и правовая помощь. Моисеева Е.Н. справедливо отмечает, что процесс духовного служения в условиях пенитенциарной системы очень труден, требует от священнослужителей огромной внутренней силы и веры; а также, что в духовных учебных заведениях особое внимание следует уделять подготовке священников для мест лишения свободы.

В статье «Социальное учение и социальное служение конфессиональных организаций в России»[18] Петрова И.Э. проводит сравнительный анализ социального служения традиционных конфессий России, показывает основные тенденции развития социального служения конфессиональных организаций; определяет роль общины в развитии благотворительности в современной общине.

На наш взгляд, является не совсем верным утверждение автора при ссылке на работу С.Б. Филатова, что «социальная диакониче- ская работа православных приходов фактически до сих пор находится в зародышевом состоянии». Автор статьи не учитывает то, что возрождение социального служения церкви произошло в нашей стране в 90-х годах XX века и развивается стремительными темпами. Петрова Т.Э. приводит слова Патриарха Московского и всея Руси о том, что Церковь также ведет огромную социальную работу: «У нас есть церковные больницы, приюты, службы милосердия, группы помощи тем, кто страдает от алкоголизма, наркомании, СПИДа. И если на Западе вся эта деятельность на 70, 80, а то и на 100 процентов оплачивается государством, то наши верующие ищут средства сами и вкладывают собственный труд»

Говоря о недостаточно активной работе приходов, Петрова И.Э. не приводит ни одного документального подтверждения своих выводов. Указывая на то, что наиболее успешно социальным служением занимаются католики и пятидесятники, автор забывает, что РПЦ исторически является главенствующей культурообразующей конфессией на территории России и количество возрожденных монастырей, храмов и приходов и их социальное служение не идет ни в какое сравнение с деятельностью ни одной другой конфессии на этом пространстве.

Особенностью современного нам историографического периода является большое количество защищенных диссертаций по проблемам и различным аспектам социального служения РПЦ, государственно-церковных отношений, роли православия в духовной жизни общества.

Опыту благотворительной деятельности православной церкви в дореволюционной России посвящено кандидатское исследование А.П. Афиногеновой[19] [20]. Представляет интерес попытка автора диссертации провести смыслоразличительный анализ понятий «деятельность» и «социальная активность»; сделать вывод о том, что с эпохи Петра I церковь не рассматривалась как самостоятельный субъект социальной активности; в период XVIII—XIX вв. некоторые авторы (диссертант приводит имена: А. Амосова, А. Введенского, Б. Грекова, И. Зейнеля, С. Мельгунова, А. Пругавина, Б. Титлинова, К. Троцкого, В. Ростиславова) в той или иной степени обращались к интересующей нас проблеме; в годы советской власти проблема социальной активности церкви не изучалась.

Диссертация А.П. Афиногентовой представляет интерес тем, что в ней предпринят философско-религиоведческий анализ социальной активности РПЦ, дано описание основных видов социальной активности с точки зрения богословия; изложена авторская концепция социального служения, суть которой заключается в том, что личное спасение возможно только при условии сочетания веры с активным социальным действием. В работе А.П. Афиногентовой, к сожалению, не использованы архивные документы и не исследован исторический аспект научной проблемы.

Кандидатская диссертация по философии Н.С. Волкова27 представляет интерес и для исследователя истории: государственно-церковные отношения определяются как совокупность юридических, политических, экономических и социальных взаимодействий между государственными структурами и религиозными организациями в соответствии с конституционными нормами, регламентирующими свободу религиозного волеизъявления. Автор работы прогнозирует спад общественного интереса к религии и церкви по мере развития демократических свобод, а также преодоление экономического и социального кризиса, укрепления законности и правопорядка. [21]

В диссертациях Сидорова П.В., Рябовой Т.И[22] [23]., Конючен- ко А.И[22]., Никулина NIB[25]., Алексеевой С.И[26]., Никулина И.П[27]., Сушко А.В[28]., Алексеевой И.В[29]., Крапивина М.Ю[30]., Батуриной ТВ[31]., Вишленковой А.И[32]., Боченкова И.Д[33]. рассматриваются различные аспекты государственно-церковных отношений, так или иначе влиявшие на степень участия РПЦ в решении социальных проблем общества.

Отметим, что в начале XXI столетия наблюдается увеличение числа исторических исследований, связанных с вопросами веры и Церкви, религиозной жизни общества, отношения к Церкви государственной власти.

В диссертации Князевой О.Р[34]. представлено исследование социальной помощи «деклассированным элементам» Пермской губернии: забота о заключенных в тюрьмах и вышедших на свободу, организация воспитательных домов, попечение сирот, забота о неимущих больных — мероприятия, особенно активно проводившиеся после Всероссийского съезда миссионеров (июль 1917 г.). Однако после вступления в новую историческую эпоху, по справедливому мнению автора, в России не осталось места даже для самых социальнозначимых проявлений миссионерской деятельности РПЦ.

Интерес представляют диссертации: Гриценко Н.Ф[35] (о политических и духовных аспектах внутренней политики России в период 1881—1894 гг.; автором исследуется традиционная для России система ценностей и деятельность верховной власти и церкви по укреплению самодержавной системы; Ершовой О.П[36]. (о вероисповедной политике Российского государства в отношении старообрядчества), Захаровой С.Л[37], (о старообрядческой богослужебной литературе).

Возрастание интереса в последние годы к проблеме старообрядчества подтверждается и наличием научных работ в регионах: Васильева С.В. в 2000 г. защитила диссертацию по истории на тему «Старообрядчество западного Забайкалья и вероисповедная политика государства (XVII—нач. ХХв.)» (г. Уан-Уце), Савицкая о.н. защитила в Кургане в 2000 г. кандидатскую диссертацию на тему «История старообрядческого религиозного движения в Южном Зауралье (сер. XVII — нач. ХХв.)». А. В. Стадников[38] защитил диссертацию в 2000 г. о московском старообрядчестве в историческом, социальном, правовом и экономическом аспектах.

Диссертация Зайцевой Л.Ю[39]. посвящена анализу современного процесса формирования нового духовного содержания жизни, в основе которого возрожденные православные идеалы. Диссертант делает вывод, что несмотря на юридическую автономию от государства, РПЦ к концу XX века стала атрибутом не только общественной, но и политической жизни.

История российских монастырей в пореформенный период рассматривается в диссертациях Т.Ю. Самсоновой, В.Г. Тура, Е.В. Дроботушенко, Т.В. Кокоревой, А.В. Рощектаева, В.А. Овчинникова[40], однако конкретно проблему социального служения данные авторы не исследуют. Интерес представляют следующие исследования по истории отдельных монастырей: Н.А. Басовой «Русская Православная Церковь в Карелии в 1918—1941 годах»[41], Е.В. Андреевой «Монастыри Екатеринбургской епархии: административно-экономическое и социально-культурное развитие (1861— 1935 гг.)»[42], С.М. Васиной «Приходское духовенство Марийского края в XIX—XX вв[43]. В диссертациях обозначены особенности экономического, политического и социально-культурного развития монастырей на определённом этапе исторического развития.

В контексте проблемы «социальное служение» интерес представляет диссертация Д.А. Пашенцева «Благотворительная деятельность Русской Православной Церкви во 2-й половине XIX — начале XX вв.»[44], в которой выделены три уровня осуществления церковной благотворительности: Синодальный, епархиальный и местный (приходской).

В диссертации Н.В. Вантеевой «Общественное призрение на Ставрополье и Кубани в XIX — начале XX вв.»[45] благотворительность Русской Православной Церкви рассмотрена как элемент государственной политики.

В диссертации Л.В. Руденко «Социальная миссия православного христианства в Древней Руси IX—XI вв.»[46] разработан и предложен оригинальный авторский подход к периодизации процесса христианизации Древней Руси. Однако вопросам социального служения в этих работах уделено внимания недостаточно.

Интерес для изучения социальной проблематики представляют диссертация А.В. Штепы «Социальное служение Русской Православной Церкви во второй половине XIX — начале XX веков (на материале Калужской епархии)[47]».

Отметим, что в ряде научных работ наиболее полно нашла свое отражение проблема социального служения Русской Православной Церкви. В этой связи следует отметить характеристику социальной роли РПЦ (с точки зрения истории и теории вопроса) в диссертациях и монографии С.Г. Зубановой «Социальное служение Русской Православной Церкви в XIX веке»[48], а также работы других исследователей этой научной школы.

Следует отметить диссертацию еще одного ученого, представляющего научно-историческую школу проф. С. Зубановой. Это работа Рузановой Н.П[49], посвященная рассмотрению роли монастыря Козельская Веденская Оптина Пустынь в деле социального служения в области призрения больных, раненых, сирот, вдов, нуждающихся, оказания материальной помощи; повышения грамотности, образованности, воспитания; сохранения лучших традиций российской культуры, духовности в обществе. Работа выполнена на актуальную, малоисследованную тему, содержательна и интересна. Впервые в исторической науке обобщена и комплексно проанализирована самостоятельная научная проблема — влияние духовно-нравственных традиций Козельской Введенской Оп- тины Пустынь на светскую культуру России и на воцерковление социальной жизни общества. Рузанова Н.П. предлагает классификацию различных видов социального служения монастыря.

В диссертации Патюлиной Н.Д. «Социальное служение Николо-Угрешского ставропигиального монастыря в контексте государственно-церковных отношений (конец XIV— начало XXI вв.)», которая представляет собой исследование в рамках все той же нашей научно-исторической школы., рассмотрены различные формы социального служения церкви (на примере монастыря); причем социальная деятельность классифицирована по направлениям, видам и формам. Кроме того, Патюлина Н.Д. делает интересный вывод о взаимосвязи спектра компетенций церкви в деле социального служения от характера государственно-церковных отношений.

Упомянутую научно-историческую школу характеризуют также многочисленные публикации игумена Луки (Степанова) — по историографии социального служения[50] [51], Денисовой Л.Е. по проблемам социального служения Марфо-Мариинской обители, Чубаровой С.А. по социальному служению Владимирской епархии, Рузановой Н.П.— по социальному служению Оптиной Пустыни. В 2010 году защищена диссертация Гавриленковым А.ФЛ, в которой основательно анализируется государственно-конфессиональная политика и косвенно затрагиваются вопросы социального служения Церкви в отношении представителей разных вероисповеданий.

В последние годы все чаще стали появляться исследования проблемы социального служения РПЦ регионального масштаба.

В конце 2012 г. защищена кандидатская диссертация по истории игуменом Лукой (Степановым) «Социальное служение Русской Православной Церкви в конце XIX — начале XX вв. (на примере Рязанской епархии)»[52]. На материалах Рязанского государственного областного архива в диссертации доказывается, что Рязанская епархия на протяжении всей российской истории выполняла особую роль центра духовной жизни. Социальное служение РПЦ в Рязанской епархии в исследуемый период было направлено на служение Отечеству и его людям в самых различных видах и формах. Особенно в трудные для народа периоды социальное служение являлось зачастую единственным видом социальной помощи населению.

Исследователь игумен Лука (Степанов) выделяет приоритетные сферы социального служения, которые были характерными для Рязанской епархии в конце XIX— начале XX веков, это — сфера призрения и оказания материальной помощи нуждающимся и образовательно-воспитательная сфера. Социальное служение осуществляли: приходское духовенство, монашествующие, священники, работавшие в местах лишения свободы; а также многочисленные православные миряне, совершавшие различные благотворительные и милосердные акции по благословению РПЦ. Также автор работы отмечает, что в исследуемый период РПЦ в Рязанской епархии достигла существенных результатов в области народного образования, участвуя в государственных инициативах таких, как учебный процесс земских школ, а также самостоятельно организовывая учебные учреждения начального общего образования. Более половины церквей Рязанской епархии имели Церковно-приходские школы разного уровня.

Представляют интерес и выводы исследователя о роли монастырей Рязанской епархии, которые в исследуемый период были значимыми культурными и духовными центрами: их социальное служение заключалось во влиянии на духовно-нравственную сторону жизни общества, повышение культуры и воспитание чувства патриотизма. Способствуя развитию просвещения, монастыри оказали значительную помощь и существенную поддержку бедным воспитанникам в получении ими образования, в том числе проявляя заботу о сиротах. При монастырях открывались училища, библиотеки, школы иконописи и изучения Закона Божьего, Церковного устава, Катехизиса; осуществлялось распространение духовной литературы.

Отмечается, что в XIX веке приходское духовенство организовывало при попечительствах благотворительные приюты, дома трудолюбия, которые препятствовали распространению праздности, тунеядства, обязывали детей опекать родителей в старости, родителей — заботиться о своих детях и воспитывать их. Священнослужители распространяли православные знания, отслеживали соблюдение населением морально-нравственной стороны постов по церковному календарю. Служение РПЦ в этих направлениях осуществлялось совместно с полицией, которая оказывала содействие духовенству в поддержании порядка и соблюдении установленных правил.

Выделяется и особенный вид социального служения РПЦ в Рязанской епархии в конце XIX—начале XX века — это ее пастырское служение в российских тюрьмах, направленное на морально-нравственное оздоровление заключенных, приведение их к раскаянию и возможности вернуться к нормальной жизни.

В заключение историографического обзора по проблеме социального служения РПЦ скажем еще об одном региональном исследовании — это работа священника Тульской епархии, преподавателя кафедры теологии ТулГУ, духовного попечителя Тульской православной гимназии — Льва Львовича Махно «Проблема социального служения РПЦ в трудах отечественных историков конца XIX—начала XX вв.»*. Отметим, что до настоящего времени не было ни одной работы, исследующей социальное служение РПЦ в каком бы то ни было формате по специальности «историография, источниковедение и методы исторического исследования». Интересным представляется и вывод о работах отечественных ученых по проблеме социального служения РПЦ, которые показали, что основная миссия церкви, сформировавшаяся в первые века христианства, заключалась в оказании безвозмездной социальной помощи нуждающимся, укреплении образования и культуры, содействии укреплению гражданского согласия и межконфессиональных отношений.

Также следует признать бесспорную новизну проведенного диссертантом анализа достижений провинциальной историографии в осмыслении социального служения РПЦ и введение в научный оборот архивных материалов, иллюстрирующих деятельность провинциальных историков церкви. Особенно автор диссертации подчеркивает роль тульских исследователей, которые как историки церкви до настоящего времени не были объектом ни монографического, ни диссертационного исследования.

... Таким образом, все исследования социального служения разных исторических периодов делаются на базе обширных архивных комплексов, а также с учетом характера государственно- церковных отношений конкретного исторического периода.

Подводя итог анализу научных трудов, вышедших в последние 20 лет по проблеме социального служения РПЦ, можно за- [53]

ключить, что в конце XX—начале XXI веков появились серьезные работы по некоторым аспектам социального служения Русской Православной Церкви. Отметим, что знакомство с вышеназванными исследованиями дает нам основание для частного вывода о том, что перед исторической наукой стоит важная задача продолжения углубленной и объективной работы, посвященной исследованию участия РПЦ в социальной жизни общества, в том числе — вклада в дело повышения образовательного и культурного уровня народа, своеобразие форм, средств и методов ее деятельности в социальной, культурной и духовной сферах.

  • [1] pstgu.ru/faculties/missionary/events
  • [2] Дорская А.А. История социального служения Русской Православной Церкви. Рецензия //История. Право. Политика: Федеральный научно-практический журнал. — СПб, 2010. № 1. С.11—12.
  • [3] Немировский А.И. Евангельский Иисус как человек и проповедник // Вопросы истории.— 1990.№ 4.; Вовина В.Г. Патриарх Филарет (Федор Никифорович Романов) // Вопросы истории. 1991. № 7—8; Ханпира Е.Э. Комплекс вины и христианство: психологический портрет Иисуса Христа //Вестник МГУ. 1994. № 2; Смирнов В.Г. Феофан Прокопович.— М., 1994; Морозова Л.Г. Гермоген,патриарх всея Руси // Вопросы истории. 1994. № 2; Кобищанов Ю.М. Родина Паисия Величков-ского в XVII в // Вопр. ист. 1997. № 1.
  • [4] Культура Отечества: прошлое, настоящее, будущее, — Томск, 1994.
  • [5] См.: Государственно-церковные отношения в России: Сб. мат. «круглого стола».— М., 1993. —195 с.
  • [6] Римский С.В. Церковная реформа 60—70-х годов XIX века // Отечественнаяистория. — 1995.— № 2.
  • [7] Добровольская Т.А., Мастеропуло А.П., Поддубный М.В. О перспективах возрожденияхристианской благотворительности // На пути к свободе совести. — М., 1991; Иеромонах Никон.Монастыри и монашество на Руси // Вопросы истории,—1991.— № 12.
  • [8] Власов П.А. Обитель милосердия. — М., 1991.
  • [9] Полунов А.Ю. Под властью обер-прокурора. Государство и церковь в эпоху Алексан-дра III.—М„ 1996.
  • [10] Полунов А.Ю. Православие в Остзейском крае и политика Александра III // Россия и Реформы.— М, 1993.— № 2; Церковная школа для народа в конце XIX века // Журн. Моек. Патриархии,— 1993.— № 6; К.П. Победоносцев, Св. Синод и архиереи в 1881—1894 гг. // ВестникМГУ. Серия 9.-М., 1994,- № 4.
  • [11] Кучумова Л.И. Православный приход в концепции церкви и государства и общественная мысльв России на рубеже 1850—1860 гг.//Православие и русская народная культура,— Кн. 2,— М.,1993; Ван дер Воорт Ф. (прот.) Практика и благотворительность в Русской православной церкви/ /Путь православия. 1993. № 2; Поспеловский Д. Русская православная церковь: испытанияначала XX в.//Вопросы истории. 1993. № 1. Освальт Ю. Духовенство и реформа приходскойжизни//Вопросы истории. 1993. № 11—12;
  • [12] Зырянов П.Н. Русские монастыри в XIX и нач. XX в, — М.: ООО «ТИД» Рус. слово- РС»,1999.-312 с.
  • [13] Фёдоров В.А. Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период (1700—1917). — М. 2003; Его же. Православная церковь и государство//Очерки русской культуры XIX века. Т. 2. Власть и культура,— М., 2000.— С. 265—329; Его же. Духовная православнаяшкола//Очерки русской культуры XIX века. Т. 3. Культурный потенциал общества.— М., 2001. —С. 366-386.
  • [14] Лыткин В.А. История социальной работы в России,— Калуга, 1997; Хорева Л.В., Сущин-ская М.Д. История благотворительности в России,— СПб., 1999; Фирсов М.В. История социальной работы в России, — М., 2001; Мельников В.П., Холостова В.И. История социальной работы в России,— М., 2001; Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. История социальной работы,— Екатеринбург,2002; и др.
  • [15] Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 14 (152). С.6—8.
  • [16] Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2008. № 69. с. 199.
  • [17] Известия РГПУ им. А.И. Герцена, 2008, № 73—1, с. 318.
  • [18] Петрова И.Э. Социальное учение и социальное служение конфессиональных организаций России // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2009. № 3. с. 290.
  • [19] «Российская газета» — Федеральный выпуск № 4834 от 23 января 2009 г.
  • [20] Афиногентова А.П. Социальная активность РПЦ: Дисс. ... канд. фил. наук,— М., 1993.
  • [21] Волков В.Н. Государственно-церковные отношения в условиях демократизации общественнойжизни: Дисс. ... канд. филос. наук,— М., 1992.
  • [22] Рябова И.Т. Влияние конфессионального фактора на развитие политической культуры общества(на материале православия в России): Автореф. дисс. ... канд. фил. наук. — М., 1996.
  • [23] Конюченко А.И. Духовное образование в Оренбургской епархии во 2-й пол. XIX — нач. XX вв.: Автореф. дисс. ... канд. ист. наук, — Челябинск, 1996.
  • [24] Рябова И.Т. Влияние конфессионального фактора на развитие политической культуры общества(на материале православия в России): Автореф. дисс. ... канд. фил. наук. — М., 1996.
  • [25] Никулин М.В. Православная церковь в общественной жизни России (конец 1850-х — конец1870-х гг.): Автореф. дисс. ... канд. ист. наук,— М., 1997.
  • [26] Алексеева С.И. Святейший Синод в системе высших и центральных государственных учреждений Российской Империи (1856—1904 гг.): Дисс... канд. ист наук.— СПб. 1997.— 329с.
  • [27] Никулин И.П. Жизнь и деятельность епископа Дамаскина (к истории российского просвещения2-й половины XVIII века): Дисс... канд. ист. наук. — М., 1998.
  • [28] Сушко А.В. Духовные семинарии в пореформ. России 1861—1884 гг.: Дисс... канд. ист. наук,—СПб., 1998.
  • [29] Алексеева Н.В. Покаяние в православной традиции русских крестьян XVIII—XIX вв. (по материалам Европейского совета России): Дисс. ... канд. ист. наук,— Вологда, 1998.
  • [30] Крапивин М.Ю. Религиозный фактор в соц.— политической жизни сов. Общ-ва (окт. 1917 —кон. 1920 гг.): Дисс. ... докт. ист. наук,— СПб., 1999.
  • [31] Батурина Т.В. РПЦ и крестьянские переселения в Сибирь: Дисс. ... канд. ист. наук. — СПб,2000,-385 с.
  • [32] Вишленкова А.И. Религиозная политика в России (1-я пол XIX в.): Дисс. ... докт. ист. наук.—Казань, 1999.
  • [33] Боченков И.Д. Гос. политика в отношении староверов в поел. четв. XVIII — нач. XIX в.: Дисс.... канд. ист. наук.— М., 1999.
  • [34] Князева О.Р. Миссионерская деятельность РПЦ в 1905—1917 гг.: Автореф. Дисс. ... канд.ист. наук.— Пермь, 2000.
  • [35] Гриценко Н.Ф. Официальная доктрина внутриполитического курса России конца XIX века(политические и духовные аспекты внутренней политики): Автореф. дисс. ... докт. ист. наук,— М., 2000.-43 с.
  • [36] Ершова О.П. Старообрядчество и государственная политика в области вероисповедания (2-яполовина XIX — нач. XX века): Дисс. ... докт. ист. наук. — М., 2000, 350 с.
  • [37] Захарова С.Л. Особенности старообрядческой богослужебной культуры и их отражение в произведениях художественного творчества (конец XVIII—ХХв.): Дисс. ... канд. ист. наук.— Челябинск, 1999. 238 с.
  • [38] Стадников А.В. Московское старообрядчество в социальной истории России XIX—нач. XX веков: Дисс. ... канд. ист. наук,— М., 2000.
  • [39] Зайцева Л.Ю. История православной церкви Зауралья (60—е годы XIX в.— 1918 г.): Авто-реф. дисс. ... докт. ист. наук. — Курган, 2000.
  • [40] Самсонова Т. Ю. Соловецкий монастырь: хозяйственная деятельность, социальный состави управление. Вторая половина XIX—XX в.: Автореф...дисс. канд. ист. наук,— М., 1997; Тур В.Г. Православные монастыри Крыма в XIX—XX века: Автореф... дисс. канд. ист. наук.—Киев, 1999; Дроботушенко Е.В. Православные монастыри Забайкалья во второй половине XIX—XX в.: Автореф... дисс. канд. ист. наук,— Чита, 2001; Кокорева Т.В. Монастырские тюрьмы какместо заточения старообрядцев и сектантов в XIX в.: Автореф...дисс. канд. ист. наук, — М., 2001;Рощектаев А.В. Монастыри Казанской епархии в XIX — начале XX в.: хозяйственная деятельность: Автореф... дисс. канд. ист. наук, — Казань, 2001; Овчинников В.А. Православные монастыри, архиерейские дома и женские общины Томской епархии во второй половине XIX—XX в.:Автореф...дисс. канд. ист. наук,— Кемерево, 2002.
  • [41] Басова Н.А. Русская Православная Церковь в Карелии в 1918—1941 годах: дисс. ... канд. ист.наук: 07.00.02,— Петрозаводск., 2006.
  • [42] Андреева Е.В. Монастыри Екатеринбургской епархии: адиминистра-тивно-экономическое и социально-культурное развитие (1861—1935 гг.): дисс.... канд. ист. наук. — Екатеринбург., 2006.
  • [43] Васина С.М. Приходское духовенство Марийского края в XIX—XX вв.: дисс.... канд. ист.наук: 07.00.02,— Йошкар-Ола. 2003.
  • [44] Пашенцев Д.А. Благотворительная деятельность русской православной церкви во 2-й половине XIX — начале XX века: дисс.... канд. ист. наук.— М., 1995.
  • [45] Вантеева Н.В. Общественное призрение на Ставрополье и Кубани в XIX- начале XX века:дисс.... канд. ист. наук. — Ставрополь, 2000.
  • [46] Руденко Л.В. Социальная миссия православного христианства в Древней Руси IX—XI вв.,—М„ 2008.
  • [47] Штепа А.В. Социальное служение Русской Православной Церкви во второй половине XIX —начале XX веков (на материале Калужской епархии): дисс... канд. ист. наук: 07.00.02,— Калуга,2005.
  • [48] Зубанова С.Г. Социальное служение Русской Православной Церкви в XIX веке: монография,— М.: издательство Союз МГСУ, 2001,— С. 390; издание 2-ое. — 2009.
  • [49] Рузанова Н.П. Социально-историческая роль монастыря Козельская Введенская Оптина Пустынь в общественной жизни России XIX века: дисс... канд. ист. наук: 07.00.02.— М., 2005.
  • [50] Игумен Лука (Степанов). Социальное служение РПЦ: историография вопроса в период с начала XIX века до 1917 года.// Рязанский Богословский вестник, 2010, № 1 (2), С. 98—108.
  • [51] «Политика государственной власти Российской империи в отношении Православной церкви,инославных конфессий и авраамических (нехристианских) вероисповеданий в 1721—1917 гг.; сущность, принципы, эволюция».
  • [52] Степанов И.И. Социальное служение РПЦ в конце XIX—начале XX вв. (на примере Рязанской епархии): дисс.... канд. ист. наук: 07.00.02. — М., 2012.
  • [53] Махно Л.Л. Проблема социального служения РПЦ в трудах отечественных историков конца XIX — начала XX вв.: дисс.... канд. ист. наук: 07.00.09. — М., 2013.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >