Социальное служение церкви в современных церковных документах

Самое главное — с помощью священнослужителей начать миссию социального служения и найти людей, продолжающих ее. Это дело, в котором проявляется наше служение и исполнение заповедей Божиих.

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеймон[1]

Одна из важнейших задач современной православной церкви — это организация социального служения; точнее — возрождение утраченных традиций социального служения с поправкой на современность.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл уделяет значительное внимание организации церковного социального служения в каждом приходе, благочинии, епархии, в каждом церковным учреждении, а также на общецерковном уровне. Проводится работа со всеми группами социально-незащищенных граждан — больными, бездомными, инвалидами, детьми-сиротами. Развивается больничное служение; активизируются добровольческие службы, которые организуют помощь добровольцев одиноким пожилым людям, многодетным семьям, а также людям, оказавшимся в стесненных жизненных обстоятельствах.

В феврале 2011 г. был принят документ «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви»[2].

До этого времени РПЦ имела в своем арсенале только один значительный документ, касающийся социального служения церкви,— это принятые Архиерейским Собором в 2000 г. «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», где были определены 16 возможных областей соработничества церкви и государства[3].

За прошедшие более 10 лет между двумя вышедшими в свет документами учеными достаточно активно разрабатывалась проблема социального служения: защищено значительное число диссертаций на данную тему, написаны монографии и статьи; сложилось в исторической науке целое отдельное направление по изучению истории и теории социального служения церкви.

Поэтому большинство положений нового опубликованного проекта церковного документа не явились новыми для ученого мира. В нем нашли отражение некоторые положения научных изысканий современных ученых-историков.

Церковный документ 2011 г. содержит следующее базовое определение: «Социальное служение церкви (церковная благотворительность, церковная социальная деятельность, диакония (далее по тексту документа (ив названии) добавляется еще и «социальная работа Церкви». — прим, автора) — это инициированная, организованная, координируемая и/или финансируемая церковью деятельность, имеющая своей целью оказание помощи нуждающимся денежными средствами, имуществом, советом, трудом. Социальное служение церкви не может сдерживаться или ограничиваться религиозными, национальными, государственно-политическими или социальными рамками. Церковь простирает свое человеколюбие не только на своих членов, но и на тех, кто к ней не принадлежит (Лк. 10, 30—37)».

На заседаниях Комиссии по социальному служению при Епархиальном совете г. Москве в Синодальном отделе по благотворительности, возглавляемом председателем — епископом Пантелеймоном, рассматриваются вопросы практической социальной деятельности: о распределении московских больниц по окормляю- щим их храмам; о координации деятельности социальных работников; о налаживании взаимодействия с Ассоциацией онко-пси- хологов, которая организовала горячую линию для раковых больных; о социальном служении священнослужителей...[4]

Конечно, за долгие годы атеизма в России были утрачены многие традиции социального служения церкви. Поэтому сегодня не только общественность, но и священнослужители по-разному (каждый на свой лад) понимают цели, формы и методы социальной работы, способы ее организации. Эти проблемы постоянно становятся предметом дискуссий на различных заседаниях церковной общественности.

Протоиерей Николай Соколов — декан Миссионерского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, так сказал о неразрывности социальной и миссионерской работы на приходе: «Социальное служение церкви — это ее лицо, исполненное сострадания, обращенное к христианам и к нехристианской части мира, испытывающей страдания».

В работах современных ученых-историков, которые занимаются изучением исторического опыта социального служения церкви в доатеистический период отечественной истории, намного шире и многообразнее представлен спектр возможных для решения практических задач социального служения. Научные работы убеждают в том, что не только решением материальных и медицинских проблем нуждающихся в помощи ограничивается церковное социальное служение.

Социальным служением будет и строительство нового храма, воскресной школы, приходской православной гимназии и проч., если это делается по инициативе настоятеля, прихода, благотворителей на благо его нравственного и духовного возрастания. Если по благословению священнослужителей издается духовная литература, создаются новые музыкальные, поэтические, архитектурные и другие памятники на православной основе, — это также социальное служение церкви своему земному Отечеству и его людям.

Таким образом, научный подход к проблеме социального служения значительно шире, чем имеют в виду некоторые современные практики.

В новом церковном документе указаны различные организационные формы церковной социальной деятельности для мирян в зависимости от их профессии, возраста, состояния здоровья, жизненного опыта. Вводятся должности социальных работников на штатной основе в приходах и благочиниях.

Новый церковный документ содержит характеристики таких форм социального служения, как сестричества, добровольчество (волонтерство), дается определение «жертвователям», характеризуется (в плане постановки задач) деятельность членов Попечительских советов, отдельно сказано о сотрудниках государственных социальных и медицинских учреждений.

В документе содержится перечень видов и форм конкретной социальной деятельности, в числе которых названы: помощь старикам, инвалидам, людям, страдающим тяжелыми заболеваниями, бездомным, детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, заключенным или освобождающимся от заключения, ВИЧ-инфицированным, малоимущим, погорельцам, семьям, потерявшим кормильца, страдающим и стремящимся освободиться от алкогольной зависимости, а также людям, попавшим в иные трудные обстоятельства. Причем социальное служение в новом церковном документе рассматривается на всех уровнях: от приходского до общецерковного. Также отмечается, что духовенство, монашествующие и граждане (миряне) могут по-разному и в разной степени осуществлять участие в социальной деятельности. Так, «дела милосердия» могут совершаться отдельными лицами (мирянами) как в индивидуальном порядке (частная благотворительность), так и принимать организованные формы (общественная благотворительность).

Конечно, в новом документе имеются недоработки: он недостаточно опирается на современные научно-исторические исследования по данному вопросу, а следовательно, не учитывает многогранный опыт прошлого; в нем нет четкой классификации социального служения на направления, виды и формы и проч... Однако сегодня важно подчеркнуть то, что, слава Богу, отечественная традиция милосердия, благотворительности, социального служения начала путь своего возрождения... Именно об этом ярко свидетельствует принятие «Принципов организации социальной работы в РПЦ».

Известно, что в Российской империи участниками социального служения церкви становились по благословению любые православные члены общества, независимо от их должности, ранга и статуса: мещане, купцы, разночинцы, императоры, их жены, князья, графы. Они получали названия «благотворителей», «жертвователей», «милосердных людей», «меценатов», «филантропов»; в каких-то случаях от степени участия в этом служении повышался их общественный или государственный статус и проч.

По данным исследований отечественных и зарубежных историков, приоритетными видами социального служения РПЦ в Российской империи, осуществляемыми через своих чад независимо от их ранга и статуса, являлись следующие: благотворительность; организация социальной помощи и поддержки малоимущих; призрение нищих, немощных и сирот; материальная помощь и предоставление возможности работать как спасение от безработицы; оказание медицинской помощи; забота о повышении грамотности народа[5]. Данные виды социального служения РПЦ осуществлялись в следующих формах: выплата пособий военным инвалидам; открытие на благотворительные средства домов для призрения нуждающихся, сирот, немощных и престарелых; содержание работных домов и проч.

Социальное служение церкви в России всегда выражалось в духовно-нравственном влиянии на простой народ, на общество в целом, в решении проблемы нищенствующих предоставлением им возможности занять себя производительною работою, окорм- лением неизлечимо больных и осужденных. Опека и нравственное исправление нищих, а не содержание на собственные средства Церкви (что является поощрением тунеядства) — это было в XIX столетии и остается сегодня одним из основных призваний церкви в деле социального служения.

Особенностью социального служения РПЦ в Российской империи была постоянная открытость, доступность информации об итогах той или иной акции. Списки сборов и пожертвований с указанием источника поступлений и дальнейшей реализации собранных средств публиковались в систематических и периодических отчетах и в доступных средствах массовой информации»[6].

На наш взгляд, сегодня, как никогда, актуально обращение к этому опыту давно забытого прошлого, когда церковь представляла собой мощный духовный оплот государственной жизни и одновременно являлась значимым социальным институтом, обеспечивающим во многом социальную стабильность государственной жизни. Современные ученые предлагают актуализировать многие исторические примеры социального служения РПЦ в Российской империи, когда государственно-церковные отношения не были отнюдь симфоническими (церковь являлась неотъемлемой частью государственного механизма), однако некоторые направления, формы и методы организации социального служения церкви этого периода представляют большой интерес для современной теории и практики этого служения.

Практика социального служения приходов РПЦ на современном этапе должна организовываться с учетом социальных характеристик прихожан; в зависимости от места расположения храма: в рабочем районе, на территории больницы, тюрьмы или в академическом городке, на кладбище и проч.; с учетом возможных дополнительных профессиональных потребностей клириков (если священник — бывший врач, ученый, строитель и проч., он может иметь свои предпочтения и лучшие возможности для развития определенных направлений социального служения).

Необходимо учитывать в выборе направлений, видов, форм, методов социальной деятельности также степень приближенности к храму социально-ориентированных объектов; размеры материальных пожертвований и проч.

К различным формам социального служения можно отнести имеющуюся практику, когда один священнослужитель содержит на пожертвования прихожан издательство, другой — на пожертвованные деньги восстанавливает разрушенные храмы; третий организовал и осуществляет деятельность православного университета, еще кто-то основал православную гимназию или приходскую общеобразовательную школу; где-то ведется подготовка сестер милосердия; где-то содержится богадельня для немощных прихожан храма; осуществляется патронат детских домов; где-то в светских вузах на полном приходском содержании находятся студенты-теологи и проч. Эти примеры социального служения церкви на современном этапе являются совершенно реально существующей практикой РПЦ.

В этой связи задача церкви сегодняшнего времени — собирать, систематизировать и обобщать эту информацию, опубликовывать, доводя до сведения всей общественности и государственных структур.

Поле деятельности обширно и разнообразно. При этом важно, чтобы на церковных приходах были и жертвователи, и те, кто своими руками делает добрые дела; а также очень важно, чтобы были те, кто ведет учет, контроль, систематизацию, обобщение всех форм социальной деятельности данного прихода, готовит отчетности (финансовую и информационные бюллетени о проделанной работе). Именно этому учит наш многогранный исторический опыт социального служения Русской Православной Церкви.

Актуализируя опыт прошлого и проецируя его на современное состояние социальной жизни в России, отметим, что нуждается в значительной оптимизации как система государственных мер (совершенствование форм и методов социальной работы, различных государственных организаций), так и социальное служение православных людей в России должно ориентироваться на былой размах и традиции и обязательно — с учетом современных условий.

  • [1] «Приходы должны возобновить социальное служение Церкви»http://www.vsetsaritsa.ru/.
  • [2] www.patriarchia.ru/db/text/1393143.html
  • [3] Основы соц. Концепции Русской Православной Церкви // Инф. бюллетень № 1,— Апр. 2001,-С. 107.
  • [4] www.patriarchia.ru/db/text/1393143.html.
  • [5] Зубанова С.Г. Социальное служение Русской Православной Церкви в XIX в,— М., 2001,2009.
  • [6] Зубанова С.Г. РПЦ в XIX веке: макродименциональная диакония//Рязанский БогословскийВестник. Научно-богословский ж-л РПДС. — 2010. № 1 (2). С. 109.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >