Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Очерк психологии полиморфной индивидуальности
Посмотреть оригинал

ПСИХОЛОГИЯ ИНТЕГРАЛЬНОЙ Раздел II. ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ: СТРУКТУРА И ФУНКЦИЯ ЕЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Место и роль интегральной индивидуальности в СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ

Теория вопроса

Современное научное пространство характеризуется двумя альтернативными и органически взаимосвязанными процессами познания объективной истины: дифференциацией и интеграцией наук о человеке. Рождаются новые частные, узкоспециальные научные дисциплины (акмеология, аксиология, биоклиматология, онтофизиология, политическая антропология и множество других разновидностей предметных учений о человеке) и появляются науки, объединяющие знания о человеке (человекознание, человековедение, поэтическая антропология, интегративная антропология, человекология и т.д.). К проблеме целостного познания человека тяготеют представители самых разнообразных научных профилей, школ, направлений и прежде всего - российская психологическая наука. И это не случайно, "поскольку именно психология становится орудием связи между всеми областями познания человека, средством объединения различных разделов естествознания и общественных наук в новом синтетическом человекознании" (Б.Г. Ананьев, 1969, с. 13). Ведущую роль психологии в интеграции многообразных наук о человеке подчеркивал А.В. Брушлинский. В частности, он писал о том, что "...психология необходимо является важнейшим связывающим звеном между всеми основными тремя группами наук: общественно-гуманитарными, естественными и техническими" (А.В. Брушлинский, 1994, с.4). Большие возможности в целостном видении человека и мира усматривает В.П. Зинченко (1994) в психологии искусства, которая по своей сути, считает автор, призвана сохранять человека и мир целостным и неосколочным. Ж. Пиаже (1966) неоднократно заявлял о том, что в междисциплинарных исследованиях человека ключевую позицию занимает психология. Приоритет психологии в системе наук о человеке отдают не только отечественные и зарубежные психологи, но и представители других областей человекознания. Так, Б.М. Кедров, профессиональный философ и автор общей классификации наук, признавал, что между главными разделами науки - философским, социальным (вместе гуманитарные науки) и естественным, - находится психология в качестве самостоятельной науки (Б.М. Кедров, 1962, с.581). Представитель естественных наук о человеке и организатор Международной академии интегративной антропологии Б.А. Никитюк отмечал, что "в интегративной антропологии раздельно-предметные знания о человеке сплавлены воедино, давая представления о соматопсихической, личностносоциокультурной и организменно-средовой целостностях" (1995, с.5). Выделяя в интегративной антропологии три аспекта - психологический, конституциональный и экологический, - Б.А. Никитюк, руководствуясь общесистемным принципом иерархии, заявлял, что на вершине гармонизации знаний о человеке стоит психологическая антропология, которая "...учит, почему мы осознаем свою особость, выделяя себя среди многих себе подобных" (Б.А. Никитюк, 1995, с.6).

Итак, психология, будучи самостоятельной наукой, обладающей системой специфических функциональных инвариантов, придающих ей целостность, гармонию и порядок, находится в фокусе многочисленных наук о человеке и выполняет в этом множестве функцию интегратора. Однако закрепить за психологией функцию интегратора наук о человеке - это сделать необходимый, но еще недостаточный шаг в целостном познании человеческой индивидуальности. Психологическая наука, взаимодействующая с закономерностями огромного числа раздробленных и частных биологических и социальных наук о человеке, остро нуждается в механизмах реализации интеграционных процессов. Эту проблему следует отнести к числу сложнейших и труднейших в психологической науке. И действительно, если многие исследователи солидарны в том, что психология находится в центре научного поиска знаний о человеке и что ей принадлежит в этом деле ключевая позиция, то в решении проблемы средств и механизмов интеграции наук о человеке мы сталкиваемся с самыми различными точками зрения.1

Так, Б.Г. Ананьев и его сотрудники для обоснования взаимосвязи психической реальности человека с природными и социальными факторами широко используют положения комплексного или междисциплинарного подхода. Междисциплинарное изучение человека, осуществляемое на основе корреляционного и факторного анализов, "...характеризуется тенденцией к объединению различных наук, аспектов и методов исследования человека в различные комплексные системы, к построению синтетических характеристик человеческого развития" (Б.Г. Ананьев, 1969, с.6). И далее: "количественное описание и определение взаимосвязей между различными сторонами и компонентами человеческого развития имеет исключительное значение для современного человекознания, так как такое определение способствует пониманию целостности человеческого развития" (Б.Г. Ананьев, 1969, с.11). В эти комплексы включается полный набор свойств человека как вида, индивида, личности и человечества, субъекта деятельности и индивидуальности. В свою очередь комплексы, насыщенные всевозможными связями всех отношений в нерасчлененном виде, изменяются от пола, возраста и других вариаций человеческого фактора. Следовательно, Б.Г. Ананьев пытался решить проблему целостности наук о человеке путем комплексного подхода к индивидуальности.

Совершенно иной механизм интеграции наук о человеке предлагал В.С. Мерлин (1986,1996). Опираясь на принципы общей теории систем Л. Берталанфи (1968), на положения теории функциональных систем П.К. Анохина (1971), на достижения комплексного познания человека (Б.Г. Ананьев, 1969 и др.) и на результаты созданной им школы психологов-единомышленников (В.В. Белоус, 1990,1996,1998, 2000; В.В. Белоус, А.И. Щебетенко, 1995,1996; Б.А. Вяткин, 1993,2000; Л.Я. Дорфман,1993; Е.А. Климов, 1969; А.И. Щебетенко, 1995, 2001; М.Р. Щукин, 1995 и др.), он выдвинул и научно обосновал теорию ин-

В психологии разработано множество путей интеграции наук о человеке. В данной главе мы ограничились анализом взглядов тех авторов, кто в числе первых поставил и успешно решил проблему интегрирующей функции целостной индивидуальности.

тегральной индивидуальности. "Имеющиеся данные, - писал В.С. Мерлин, - позволяют рассматривать совокупность изучавшихся индивидуальных свойств человека как большую иерархическую саморегу- лируемую систему, которую мы обозначили как интегральную индивидуальность. Биохимические свойства, свойства нервной системы, темперамента, свойства личности и личностные статусы представляют собой разные иерархические уровни этой системы" (В.С. Мерлин, 1996, с. 195). К таким выводам В.С. Мерлин пришел на основе открытия между перечисленными блоками человеческой индивидуальности многомногозначной зависимости, говорящей о том, что разные явления действительности не подчиняются общей для них закономерности. У каждого иерархического уровня - специфические функциональные инварианты, собственный пакет закономерностей, позволяющий отстаивать свою автономность и относительную независимость. Принцип значности не только препятствует сводимости закономерностей одной подсистемы к другим подсистемам (вспомните, сколько лет длился, а в учебниках по общей психологии продолжает оставаться физиологизм психологической науки), но и позволяет выделять уровни, ранее нам неизвестные. На это впервые обратил внимание В.С. Мерлин, отмечавший, что "тип много-многозначной связи может быть критерием для выделения новых иерархических уровней индивидуальных свойств, подчиняющихся специфическим, но еще неизвестным закономерностям" (В.С. Мерлин, 1996, с. 196).

Таким образом, можно заключить, что по В.С. Мерлину и его последователям интегральная индивидуальность, состоящая из базальных индивидуальных характеристик человека, может выступать в роли интегратора наук о человеке.

Оригинальную точку зрения на процесс интеграции наук о человеке развивал А.В. Брушлинский. Отстаивая многообразие взаимосвязей между человеком и обществом, он признает не только влияние общества на индивида (в этом случае человек выступает как объект общественных отношений), но и влияние индивида на общество (в этом варианте человек становится субъектом общественных отношений). "Человек как субъект, - пояснял А.В. Брушлинский, - это высшая системная целостность всех его сложнейших и противоречивых качеств, в первую очередь психических процессов, состояний и свойств, его сознания и бессознательного" (А.В. Брушлинский,1991, с. 10). По мнению А.В. Брушлинского, человек как субъект психической деятельности - это изначально и до конца своей жизни сплав биологического и социального. "На любом этапе развития психики человека, - подчеркивал автор, - природное и социальное нераздельны, едины: в ней нет ничего, что было бы только природным (а не социальным) или только социальным (но не природным). Это относится и к высшим уровням духовного развития личности" (А.В. Брушлинский,1994, с. 3).

Следовательно, интеграция наук о человеке осуществлялась А.В. Брушлинским с позиции субъектно-деятельностного подхода. "Быть субъектом, т.е. творцом своей истории, вершителем своего жизненного пути: инициировать и осуществлять изначально практическую деятельность, общение, поведение, познание, созерцание и другие виды специфически человеческой активности - творческой, нравственной, свободной" (А.В. Брушлинский,1994, с.4).

Что является общим для всех разработчиков теорий единства знаний о человеке и о ведущей роли в этом процессе психологической науки?

Независимо от того, кто какой предлагал системообразующий или интегрирующий конструкт, будь-то интегральная индивидуальность, комплексная индивидуальность или субъектно-деятельностная индивидуальность - все признавали человека активным субъектом психической деятельности, хотя и приходили к этому умозаключению по-разному. Так, Б.Г. Ананьев заявлял, что "в постоянном и активном взаимодействии человека с миром - природой и обществом - осуществляется его индивидуальное развитие" (Б.Г. Ананьев, 1969, с. 326). В этом взаимодействии человек выступает, по мнению Б.Г. Ананьева, не столько объектом общественных отношений или исторического процесса, сколько субъектом труда, познания, общения и других видов деятельности. Признав человека активным создателем материальных и духовных ценностей, Б.Г. Ананьев вместе с тем в категорической форме не согласен с теми, кто разводит психологию личности и личность как субъекта деятельности, расценивая это как расщепление структуры человеческой индивидуальности. Он стремится убедить читателя в том, что "субъект всегда личность, а личность - субъект" (Б.Г. Ананьев, 1969, с. 295).

Совершенно по-другому трактует понятия "человек как личность" и "личность как субъект" А.В. Брушлинский (1991, 1994,2003). В частности, он считал, что субъектом психической деятельности может быть лишь тот человек, который творит историю и оставляет в ней неповторимый, свой собственный след. Мы полностью разделяем эту точку зрения автора и полагаем, что одно из важнейших условий творческого развития личности - социальная ценность труда. Причем, в каждом виде деятельности проявляются разные уровни творчества (в массовых профессиях, в труде ученого и т.д.). Отсюда - индивидуальные различия в социальной ценности результатов труда новатора производства и крупного ученого. К счастью, прошли те времена, когда говорить об уровне творчества запрещалось и все уникальное в человеке объявлялось аномальным. Собственно говоря, в нашем отступлении подкрепляются не только соображения А.В. Брушлинского, но и взгляды таких выдающихся деятелей психологической науки, как М.Я. Басов (1975), В.С. Мерлин (1986,1996), С.Л. Рубинштейн (1957, 1959) и др.

Если М.Я. Басов в своих психологических воззрениях придерживался принципа "человек как активный деятель в среде" (1975), то С.Л. Рубинштейн (1957), а вслед за ним К.А. Абульханова (1973), А.В. Брушлинский (1991,1994,2003) и др. функцию человека как активного деятеля закрепили за "совокупностью внутренних условий"; В.С. Мерлин и его последователи - за интегральной индивидуальностью. "Именно интегральная индивидуальность, - подчёркивал В.С. Мерлин, - а не отдельные ее уровни определяют успешность человека в той или иной специальной деятельности. Все практические проблемы оптимизации деятельности человека в обучении, труде, спорте, организации коллектива наиболее успешно разрешаются тогда, когда в качестве субъекта активности рассматривается вся интегральная индивидуальность, а не отдельные ее уровни и когда должным образом учитывается много-многозначность разноуровневых связей индивидуальных свойств (В.С. Мерлин, 1996, с. 197).

Другое сходство в разных подходах к обоснованию целостности наук о человеке - посредством комплексной, интегральной или субъектно-деятельностной индивидуальности - в признании их иерархического построения. Б.Г. Ананьев в комплексном изучении человека использовал следующую субординационную формулу: "индивид - личность - индивидуальность". Иерархические зависимости между этими человеческими образованиями Б.Г. Ананьев уподоблял законам соотношения низшего и высшего. "Индивидуальность, - свидетельствовал он, - всегда есть индивид с комплексом природных свойств, хотя, конечно, не всякий индивид является индивидуальностью... для этого индивиду нужно стать личностью" (Б.Г. Ананьев, 1969, с. 330). В.С. Мерлин предостерегал от смешивания иерархичности интегральной индивидуальности с иерархичностью биологических систем. Если в биологических системах отдельные уровни относятся друг к другу по принципу соотношения части с целым или более частного с более общим, то в интегральной индивидуальности, представляющей собой большую систему "человек-общество", иерархические уровни возникают на разных ступенях фило- и онтогенеза (В.С. Мерлин, 1986,1996). В понятиях иерархичности рассматривал субъекта психической деятельности А.В. Брушлинский. "Многоуровневая взаимосвязь сознательного и бессознательного, - писал он, - одна из наиболее актуальных и трудных проблем психологии субъекта" (А.В. Брушлинский, 1991,с. 10). С иерархических позиций конструируют целостную индивидуальность В.М. Русалов (1984), Э.А. Голубева (1995), Т.Ф. Базыле- вич (1998), а в зарубежной дифференциальной психологии многоярусную факторную модель индивидуальности создали Г. Айзенк (H.J. Eysenck, 1971), Р.Б. Кеттелл (R.B. Cattell, 1966) и др. В научных трудах В.М. Русалова принцип иерархичности понимается следующим образом: "Конкретная задача при изучении психофизиологических аспектов индивидуальности человека - вскрыть объективные биологические основания психологической индивидуальности человека или, другими словами, найти те нижележащие биологические компоненты, которые, организуясь в определенную систему, образуют высший уровень - уровень индивидуально-психологических различий" (В.М. Русалов, 1984, с. 4).

Принцип иерархичности интегральной индивидуальности и других системообразующих факторов, скрепляющих специальные научные дисциплины о человеке в единое целое, по праву в психологической науке принадлежит С.Л. Рубинштейну (1957,1957а, 1959). В рамках созданной им общей теории психологии он писал, что "свойства личности никак не сводятся к ее индивидуальным особенностям" (С.Л. Рубинштейн, 1957а, с.32), давая тем самым понять, что между индивидуальными свойствами личности и личностными свойствами индивида связь субординационная, подчиняющаяся законам соотношения высшего и низшего.

Выводы

  • 1. Интегральная индивидуальность в психологической науке занимает такое же место, какое занимает психология в науках о человеке: стержневое и глубинное, связывающее и гармонизирующее.
  • 2. Интегральная индивидуальность, комплексная индивидуальность и субъектно-деятельностная индивидуальность - это разные пути интеграции многочисленных и разнообразных наук о человеке.
  • 3. Активность человека как субъекта психической деятельности, иерархичность каждого пути интеграции наук о человеке - вот далеко не полный перечень критериев, объединяющих разные точки зрения в понимании целостной индивидуальности.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы