Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политика arrow Концептуальная оппозиция «свой-чужой» в британском политическом дискурсе
Посмотреть оригинал

Активный и пассивный залог как средство оценки в отношении «своих» и «чужих»

Категория залога играет важную роль в ПД, так как является имплицитным средством выражения оценки, позволяя говорящему представить реальную ситуацию субъективно, под определенным углом [Блох 2000: 173] и при этом скрыть оценочный характер высказывания.

Предложения с активными конструкциями выдвигают на центральную позицию деятеля (агенса), подчеркивая его роль как инициатора действия, как его активного участника. В пассивных конструкциях на центральную позицию выдвигается объект воздействия (паци- енс), позволяя сместить фокус внимания с деятеля, скрыть или преуменьшить степень его участия или же сделать акцент на опыте паци- енса, на то, какому воздействию он, пациенс, подвергается. В ситуациях, участниками которых являются «свои» и «чужие», эти характеристики залога служат для усиления положительной оценки «своих» или отрицательной оценки «чужих», или, напротив, для преуменьшения отрицательной оценки «своих» (на эти возможности залога в отношении оценки «своих» и «чужих» также указывает Теун ван Дейк [Van Dijk 2006]).

Здесь представляется важным оговорить, что далеко не всегда употребление активного или пассивного залога в высказываниях о «своем» или «чужом» коррелирует с изменением интенсивности оценки. Так, например, пассивные конструкции могут употребляться, когда агенс не мнимо, а действительно не известен, или во избежание повтора. Поэтому интерпретация той или иной залоговой формы во многом зависит от мегаконтекста, а также политического контекста ситуации, описываемой в высказывании [Van Dijk 2006].

Рассмотрим, каким образом при помощи залога может формироваться положительная оценка «своего». В ситуации, когда субъектом, инициатором действия является «свой», и это действие имеет положительный оценочный знак, употребляется активный залог со «своим» в роли агенса. Прагматическое намерение в таком случае заключается в акцентировании положительного воздействия «своего» на ситуацию и выдвижении его на центральную позицию: We [свои] are there to try our hardest to teach them lAfghans. чужие] the value of democracy and of educating women. We are there to do what we fceoul can to wean them [чужие1 off the opium crop. (DT, 09.11.09) Приведенный пример относится к военному вторжению Великобритании и США в Афганистан. С целью оправдать участие «своих» во вторжении приводятся его положительные последствия, и употребление активной конструкции усиливает положительную оценку действий, инициатором которых являются «свои».

Если авторская интенция заключается не в усилении положительной оценки, а в смягчении негативной оценки действий, инициированных «своими», то в этом случае могут применяться пассивные конструкции. Таким образом, фокус внимания на инициаторе действия размывается, и негативная оценка агенса смягчается. При этом агенс может как присутствовать в плане выражения, так и вообще устраняться. Так, предложение Taliban irreconcilables [чужие!, perceived as a minority, will continue to be targeted and killed. (G, 30.03.09) не содержит указания на агенс. Любое участие в насильственных действиях рассматривается западным обществом как негативное, а так как участником этих действий является в том числе Великобритания, то есть «свой», то агенс просто элиминируется из плана выражения. Попробуем трансформировать пассивную конструкцию, использованную в данном примере: Ср.: (1) Taliban irreconcilables will continue to be targeted and killed (2) Taliban irreconcilables will continue to be targeted and killed by our troops (3) We / our troops will continue to target and kill Taliban irreconcilables. В предложении (1) с пассивной конструкцией и без указания на агенс действия затушевана роль деятеля, что способствует тому, что отрицательная оценка в отношении активного участника ситуации, связанной с применением силы и убийством, почти нивелируется. В предложении (2) с пассивной конструкцией и указанием на агенса деятель занимает в предложении периферийное положение, что смещает фокус внимания с производителя действия и способствует смягчению отрицательной оценки. Предложение (3) с активной конструкцией и агенсом на центральной позиции подлежащего сразу выявляет ту негативную оценку, которой наделяется активный участник насильственных действий, независимо от того, против кого они направлены.

Таким образом, положительная оценка действий, инициированных «своим», может акцентироваться, усиливаться за счет активных конструкций, а отрицательную оценку действий, агенсом которых является «свой», можно смягчить посредством использования пассивных конструкций, особенно, если агенс отсутствует в плане выражения.

Рассмотрим, как залог может менять интенсивность оценки в отношении «чужого».

Подчеркнуть, усилить отрицательную оценку «чужого» позволяют активные конструкции, в которых «чужой» выступает в роли агенса в позиции подлежащего. Активный залог помещает агенса действия в центр внимания и указывает на то, что именно он несет ответственность за содеянное. Как отмечает Е.М. Позднякова, агенс - это человек, который, «каузируя событие, проявляет интенциональное поведение и при этом контролирует свои действия» [Позднякова 1999: 25]. Если предикату соответствует действие, за которым закреплен отрицательный оценочный знак, то представление агенса в роли подлежащего, как активного участника этого действия, усиливает отрицательную оценку агенса. Употребление активных конструкций с «чужим» в позиции подлежащего распространено в высказываниях о террористах или военных противниках, когда прагматическое намерение заключается в акцентировании их участия в актах агрессии, что способствует формированию отрицательного образа «чужого». В таких высказываниях репрезентацию также получают «свои» - они представлены как жертвы насилия со стороны «чужих» и выступают в синтаксической роли дополнения и семантической роли пациенса.

В предложении No one supposes that the country [Afghanistan] any longer contributes much to al-Qaida's operations, save to offer a battlefield on which jihadis can kill westerners. (G, 30.03.09) в выделенном придаточном предложении с активной залоговой конструкцией позицию подлежащего и соответственно агенса действия занимают исламистские экстремисты {jihadis), а дополнения и пациенса - западные силы (westerners). Такое распределение синтаксических и семантических ролей направлено на представление противника как активного участника, субъекта насильственных действий (выраженных глаголом kill), а «своих» как пострадавшего, как жертву. Трансформируем активную конструкцию в пассивную: jihadis can kill westerners || westerners can be killed (by jihadis). Выбор именно первой конструкции (с агенсом в роли подлежащего) обусловлено желанием автора подчеркнуть роль деятеля в происходящем, его ответственность за насилие, за гибель «своих», что в конечном итоге направлено на формирование резко отрицательного образа «чужих». В то же время это предложение представляет собой пример манипулятивного употребления активного залога. В действительности инициатором военного вторжения в Афганистан являются западные силы, тем не менее закрепление роли агенса действия причем в позиции подлежащего за джихадами позволяет сместить акцент со «своих» как инициатора, завуалировать их отрицательную роль в происходящем. В мегаконтексте это высказывание служит инструментом оправдания военного присутствия и насильственных действий Запада в Афганистане (см. Приложение, текст 12).

Рассмотрим другой пример из публикации, посвященной теракту в Северной Ирландии, когда террористы, предположительно имеющие отношение к Ирландской Республиканской Армии, в британских военных казармах расстреляли и ранили нескольких человек, в том числе доставщиков пиццы и солдат (см. Приложение, текст 13). Несколько высказываний, в которых упоминается преступление, содержат активные конструкции с террористами в роли агенса: Let us presume that it was indeed the Real IRA, as claimed to the Sunday Tribune, whose “volunteers” shot up a pizza delivery to the Massereene Barracks on Saturday night, badly wounded two pizza “collaborators”- a new category in the history of terror attacks - and then finished off at least one of the four wounded soldiers as he lay bleeding on the roadside. // Last Saturday night, as the gunmen walked up to deliver the death shots - executing the wounded victims, because their terrible injuries were somehow insufficient and there must be funerals - what TV programme or movie did they imagine themselves to be in at that moment? // When the guys and gals of the Real IRA sat down and discussed their plans together, rationally, how did shooting these young men and their collaborating pizza suppliers (minimum-wage Poles, armed with mozzarella and tomatoes) fit into their overall strategy? (T,

10.03.09) (в последнем предложении shooting не имеет агенса лишь формально (используется активная форма герундия), косвенное указание на агенс этого действия содержится в первой части предложения - the guys and gals of the Real IRA). Использование активных конструкций, причем с указанием и на террористов, и на их жертв (в роли агенса и пациенса соответственно) здесь обусловлено желанием автора подчеркнуть жестокость преступников, обратить внимание не на сам факт теракта, а на личность ответственных за них - ужасна не только гибель невинных людей, а отвратительны люди, их убившие. Собственно мегаконтекст направлен на оценку террористов, чем и обусловлен выбор активных конструкций (ср.: “volunteers” shot up a pizza delivery II a pizza delivery was shot up) . Обращает на себя внимание тот факт, что в активных конструкциях в качестве предикатов, обозначающих убийство, используются разные лексемы {shoot up, finish off, shoot, deliver death shots), в том числе разговорные. Такое лексическое и стилистическое разнообразие (Р.Фаулер называет этот прием для описания «чужих» overlexicalization [Fowler 1991]) привносит эмоциональный компонент и усиливает отрицательную оценку: действия террористов невероятно жестоки, они возмутительны, неприемлемы.

Таким образом, можно заключить, что для усиления отрицательной оценки «чужих» используются активные конструкции с «чужими» в роли агенса и «своими» в роли пациенса, при этом предикат выражает действие с отрицательным оценочным знаком.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы