Основные условия успеха партизанской борьбы

Мы уже отмечали, что в регулярных боях партизанский отряд, не представляющий собой войсковой части, обычно будет слабее своего регулярного противника. Учесть партизан, как боевую силу, пользуясь обычными приемами учета, очень трудно, даже для войсковых частей цифры штыков, сабель, орудий и пулеметов ещё не определяют действительную боевую силу. Для успеха боевой работы нужны известные условия; для партизан этих условий еще больше. Иногда бывает достаточно уже одного присутствия регулярных войск в известном районе, чтобы последний приобрел значение «боевого участка». В 1915 году в Галиции русским дивизиям приходилось занимать участки по 20-30 верст фронта при составе полков в 1000-500 штыков! И это, по существу, простое присутствие русских все же заставляло австрийцев считаться с «занятыми противником» рубежами. Объясняется это тем, что за войсковой частью всегда считается известная сила сопротивления. Очевидно, для такой оценки одного присутствия партизан мало; значение партизан определяется его наличной работой, последняя же характеризуется энергией отряда. Вот почему «величайшая активность» и есть главным условием полезной работы партизан.

Размах работы партизан (помимо их личных качеств) стоит в зависимости от:

  • 1) степени насыщения района противником,
  • 2) условий местности,
  • 3) отношения к партизанам местного населения.

На открытой территории, при наличии значительных сил противника, деятельность партизан сводится до минимума. Напротив, при разреженной группировке противника, на местности, изобилующей лесами, болотами, оврагами, вдобавок при полном сочувствии населения, те же отряды партизан явятся уже большой силой; для их деятельности здесь больше простора.

Помимо общего значения численности «боевая сила» отряда будет зависеть от:

  • 1) однородного состава отряда,
  • 2) умения владеть оружием,
  • 3) морального уровня ,
  • 4) знания местности.

Каждая из этих данных влияет на боевую способность партизан, на степень упорства и длительности борьбы.

Все упомянутые условия, удачно сочетавшиеся в наших красных партизанах, обеспечили за ними первые позиции и дали Красной армии возможность дальнейших достижений.

Каковы же пределы достижений партизан и условия успеха их действий?

История дает богатейший материал для исследования партизанских действий, от мелких разрозненных партий до крупных организованных групп, приближающихся к понятию «армия». Здесь мы встречаем разнообразные положения: самостоятельную борьбу мелких отрядов; грандиозные войны партизанских масс, объединенных общим руководством; наконец, и те, и другие при отсутствии своей армии и при наличии таковой.

Мы знаем много случаев поразительных успехов партизан, но не найдем ни одного примера конечной победы партизан, действовавших разрозненно без общего руководства, без взаимной связи, как бы ни были сильны сами по себе эти отряды. Наоборот, совсем не редки случаи полных побед партизан, ведущих организованную борьбу даже при отсутствии регулярной армии. Надо подчеркнуть, что случаи совместной работы партизан с армией обычно являются положительными примерами. Почти всегда, где успех операций или всей кампании приписывался исключительно партизанам, мы можем указать на действительные факторы этого успеха - наличие армии, хотя бы и не особенно удачно действовавшей, или наличие организованного руководства партизанской «силой». Так, часто подчеркивалась роль партизан- гверильясов во франко-испанскую войну периодов 1753-1799 гг. и 1808-1814 гг. Признавая роль тогдашних испанских партизан, мы все же считаем, что главное решение оставалось за испанской армией. Значение гверильясов, особенно в 1793 году, было обусловлено тем, что они первые оказали сопротивление вторжению французов. Испанская армия в 1793 г. не превышала 90 тыс. пехоты и 15 тысяч конницы, но только треть и даже четверть этих сил могли принять участие в борьбе в первые месяцы, а вооруженных жителей в первый же год в пограничной пиринейской области насчитывалось 75 и даже 97 тысяч. Здесь надо отметить «территориальный» характер испанского партизанства. В Аррагонии, например, было объявлено поголовное вооружение; в каждом округе формировался свой отряд - tertios, в местечках и городах организовывались партизанские партии - partidas.

Оружие отряды получали от правительства.

Действия были чисто партизанские - уклонение от постоянного вооруженного соприкосновения с противником и нападения в моменты наименьшей готовности врага.

Отряды были обязаны подчиняться испанским генералам и часто получали от них задачи, но это носило случайный характер, общего планомерного руководства не было, как не было и связи между отрядами. Отсюда и надо признать за гверильей вспомогательную роль, при неспособности вести планомерные операции.

Другой пример - англо-американская война 1774 г. Преобладающий характер действий - партизанский, но наличие организованного управления. Отсюда возможность планомерных операций; в результате конечный успех на стороне партизан. Характеристику американских войск дают нам следующие строчки:

«Народные ополчения последних (американцев) не имели достаточного тактического образования для действий против английских войск в правильном сомкнутом строе. Но составленные из людей, которые по свойствам края и образу жизни с детства получили образование на звериных промыслах в обширных лесах Америки, как навык в меткой стрельбе и в уменье искусно пользоваться местностью, так и необыкновенные ловкость и проворство, они избегали действий в массах и, пользуясь лесистой и пересеченной местностью, рассыпались и производили меткий ружейный огонь из-за разных местных препятствий».

В военной истории эта война отмечена, как начало применения рассыпного строя, перешедшего отсюда во французскую революционную армию 1798 года.

Наиболее яркий эпизод из этой войны - бой у Лексингтона (19 апреля 1775 г.); английский отряд в 2000 чел., шедший из Бостона в Конкорд, подвергся нападению американских стрелков; англичане шли по дефиле, расстреливаемые неуловимым противником. Бой этот вызвал большие толки о непригодности линейной тактики; у англичан вскоре появляются «легкие роты», во Франции - «егерские роты».

Примеры партизанских действий можно отметить в борьбе Польши - конфедераты 1768 г. и партизаны Косцюшко в 1794 г. В обоих случаях борьба для поляков окончилась неудачно. В первом случае французский полк. Дюмурье (был военным руководителем движения), задавшись планом решительных активных действий, не смог создать необходимой силы из неорганизованных, необученных конфедеративных отрядов, с их вечно ссорящимися, невежественными в военном деле начальниками. Не смог Дюмурье ввести эту своевольную «партизанщину» в рамки организованной связной работы.

Дюмурье привез с собой кадры будущих отрядов. Предполагалось формировать армию за Карпатами. Был намечен ряд укрепленных пунктов, как база предстоящего наступления, и передовые опорные пункты. Главным подвижным резервом являлась группа в 25-30 тысяч в окрестностях Кракова, комбинирующая свои действия с отрядами Пулавского, Зарембы и Савы (до 15 тыс. чел.). Устанавливалась оперативная связь с литовскими „коронными» войсками и литовскими партизанами (до 16 тысяч). Всего насчитывалось до 60 тыс. войска, из них 25 тыс. намечено было специально для партизанских отрядов. Русские на обоих театрах (литовском и польском) располагали всего 13-18 тыс. бойцов.

Не будем останавливаться на разборе самих операций; несколько частичных успехов не могли изменить уже предрешенный исход кампании. 10 мая 1771 г., в бою под Ланцкроной ядро зарождавшейся армии Дюмурье было разбито на голову.

«Ланцкронская победа имела решающее значение. Суворов одним ударом уничтожил все замыслы Дюмурье и возможные впоследствии осложнения, если бы формировавшаяся армия Дюмурье явилась опорой для местных партизанских отрядов и партий» (полк. Масловский).

В подобных же условиях протекала и борьба 1794 г. Она открылась партизанскими действиями; опорой последним являлись корпуса польского ополчения. Руководство борьбой принял Косцюшко, начавший организовывать свои силы у Кракова.

Основная идея плана Косцюшко - раздробление по частям и утомление армии союзников; коронные войска должны служить подвижным резервом. Первоначальный метод борьбы - нажим на сообщения союзников дал положительные результаты. Фридрих снял осаду Варшавы и отошел к границе; оставшиеся в одиночестве русские войска Ферзена отошли в Литву и вели безрезультатную затяжную борьбу с разрастающимся партизанством. Принятие руководства борьбой с повстанчеством Суворовым и опрометчивый переход Косцюшко к регулярным действиям изменили ход кампании. Кобрин, Крупчицы, Брест и, наконец, Мацновицы решили участь Польши. Главнейшей причиной неудачи Косцюшко надо считать неправильность его попытки использовать партизан для открытого боя с регулярными войсками, т. е. неправильное приложение силы. В бою при Мацновицах (с отрядом Ферзена) роковую для Косцюшки роль сыграла притягательная сила позиции при отсутствии обеспечения тыловых путей.

Остановимся еще на некоторых примерах. Возьмем восстание Ванден (1793-1799 г.). Здесь можно отметить различные фазы борьбы партизан с регулярными войсками - от мелких стычек до «генеральных» сражений. Политическую сущность восстания мы оставляли в стороне, обращая внимание на ход военных действий.

Район, в котором происходили столкновения повстанцев - «шу- анов», с республиканскими войсками вполне подходил под условия партизанской войны. Для движения войск было всего 2-3 удобных проходимых дороги. Из всего пространства Ванден две трети - «лесистая Вандея», покрытая лесными участками, между которыми были разбросаны мосты и сельские постройки, обнесенные рвами, живыми изгородями и плетнями; узкие дороги пролегали по рытвинам и в дождливое время были почти непроходимы. «Болотистая Вандея» - открытая равнина, пересеченная множеством каналов, рвов и небольших болотистых озер, между которыми и пролегали узкие тропинки.

Население доходило до 800 тысяч чел.; жители - народ, выросший в условиях своей страны-трудолюбивы, крепкого сложения, твердого и упрямого характера; далекий от культурных центров народ этот отличался набожностью, необразованностью, суеверием. Духовенство пользовалось исключительным доверием и неограниченным влиянием на массы.

В общем, получался самый подходящий материал для организации восстания под лозунгом защиты «старого порядка» (веры и престола Бурбонов).

Постоянного вандейского войска не было.

«Набат служил сигналом к поголовному вооружению жителей и к сбору их на местах, назначаемых предводителями. Каждый был обязан запастись оружием (кто каким мог), одеждой и продовольствием и, получив благословение и отпущение грехов, шел в поход, который продолжался не более нескольких дней. Победив, либо потерпев поражение, вандейцы возвращались домой и, спрятав оружие, снова принимались за сельские работы. В начале войны вандейцы были вооружены лишь вилами, косами, пиками и только некоторые охотничьими ружьями и карабинами; но с ходом времени вандейцы захватили у республиканских войск большое количество солдатских ружей и даже до 300 орудий.

Образ ведения ими войны был очень простой: по приближении их к неприятелю неустроенными толпами, один из главных предводителей приказывал такому-то идти по той дороге, такому-то по этой, а другим следовать за ними. Частные предводители последних, одни знавшие план действий, приказывали идти к такому то местному предмету, повернуть к большому дереву и т.п. Такого рода колонны двигались по указанным направлениям, имея впереди и по сторонам лучших стрелков, заряжавших свои ружья несколькими пулями. Приближаясь к неприятелю, предводители командовали «Раздайтесь, ребята!» и все быстро раздавались направо и налево в виде полумесяца и с громким криком бросались на неприятеля, стараясь охватить его с обеих сторон. В то же время люди, сами вызвавшиеся охотниками, с окованными дубинами бросались врассыпную, прямо на орудия: заметив огонь и дым из них, бросались на землю и после выстрела снова кидались в атаку; этим способом они очень часто успевали с небольшим уроном отбивать в самом начале боя орудия.

Конницы у вандейцев было немного и ее составляли молодые люди, настойчивые в преследовании, но ненадежные в отступлении. Суеверие вандейцев и соединенный с ним страх были причинами неспособности их к ночным действиям и к охранной службе.

Вот описание, характеризующее вандейцев. По содержанию и по стилю оно вполне согласуется с действительной картиной вандейского повстанчества. Вандейцы для нас интересны как яркий начальный тип партизан.

В начале восстание вспыхнуло в трех местах. Под предводительством Кателино, Стофле, д Эльбе, Гоншона и Шаррета вандейцы вскоре овладели многими пунктами, разбив гарнизоны республиканцев и захватив значительную артиллерию. Вандейцы удачно пользовались неумелым руководством республиканских генералов и расчленением сил и били противника по частям. Движение охватило всю страну, силы вандейцев быстро нарастали.

Ополчение вандейцев действовало несколькими группами, из которых одна являлась всегда как бы главной, ядром всей массы, давая направление действий остальных групп.

В сражении у Бопро вандейцы насчитывали до 30 тыс. чел.; здесь они потерпели крупное поражение, но довольно скоро оправились и после Бопро главное ядро вандейцев в 20 тыс. чел. заставляет у Туара республиканский отряд положить оружие и сдать 12 пушек. Затем переменные успехи, ядро уменьшается одно время до 10 тысяч, но с прибытием подкрепления вандейцы восстанавливают свои силы и снова захватывают десятки орудий. Главная активная группа насчитывает до 40 тыс. чел., и вандейцы отваживаются нападать на города, но в этих операциях обычно терпят неудачу.

Упорство и неопределенность борьбы вынудили республиканское правительство направить против мятежников значительные силы. Снова следует ряд упорных боев, причем целые дивизии даже таких генералов, как Клебер, терпят под час поражение.

Борьба тянулась 6 лет, сопровождалась страшным опустошением Вандеи с уничтожением целых деревень и массовыми расстрелами жителей.

Борьба кончилась полным поражением вандейцев, но с немалыми потерями и для республиканских войск.

В данном примере характерным моментом является переход партизанских групп от обычных приемов борьбы к открытым схваткам и правильным боям с регулярными войсками, то же, что мы видели в примере Польши 1768 и 1794 гг., отмеченном ранее. Располагая иногда для этого достаточными силами, вандейцы, конечно, уступали республиканским войскам в организации, дисциплине, порядке действий и в связном управлении. Раздоры и несогласия среди предводителей, простиравшиеся до умышленного ухода во время боя, расстраивали и дезорганизовали силы вандейцев. Республиканские войска одержали верх далеко не превосходством сил и даже не моральным превосходством, но планомерным, настойчивым проведением операций.

«Вандейцы в самом начале сделали ошибку, что вместо народной войны, в строгом смысле слова, какую начали вести слишком поздно (в 1795 г.), вздумали вести правильную войну массами, что нисколько не согласовывалось ни со свойствами их народных ополчений, ни с истинными выгодами и пользами. Но напрасно истощив свои силы в правильной несвойственной им войне, к тому же веденной непоследовательно, они сами себя лишили возможности достигнуть цели своего восстания, тем более, что начав согласием, кончили - как всегда было и бывает в подобных случаях - несогласиями и раздорами».

Еще один очень показательный пример из нашего времени - это действия повстанческой армии Махно. И в этом примере нас интересует военная сторона повстанчества. Махно надо признать типичным вождем партизанства; его действия достойны внимания, как образец умелого использования приемов партизанской борьбы, они интересны особенно потому, что это пример наших дней - картина действий партизан в условиях настоящего времени с использованием современных боевых средств и техники.

После Крымской операции Махновская «группа» насчитывала в своем составе несколько тысяч бойцов. Вооружение было более чем достаточное для партизан, количество пулеметов выражалось в сотнях! Махновские пулеметные полки были вполне организованные стройные боевые единицы; конные части вполне способны к стремительной атаке и работе шашкой. Пехота была значительно слабее и играла второстепенную роль. Решение обычно принадлежало коннице и пулеметам.

Сократившийся сильно после первых же боев состав Махновской группы все же был довольно значителен. В декабре 1920 г. он определялся до 2000 сабель, 500 штыков при 150-200 пулеметах и нескольких орудиях.

Значение Махно, как военного противника, можно охарактеризовать хотя бы численностью противопоставленных ему частей. Так в декабре того же 1920 года, в районе одной из наших армий (Мелитополь, Бердянск, Гуляй-Поле, ст. Гришине) против Махно было выставлено 3 стрелковые дивизии, одна отдельная стрелковая бригада, 3 кавалерийские дивизии, одна отдельная кавалерия и одна спешенная бригада, т. е. до 9 крупных войсковых соединений с общей численностью до 24 тыс. штыков, 7300 сабель, 700 пулеметов и 100 орудий.

Описание даже наиболее характерных моментов борьбы заняло бы десятки страниц, да многие уже и описаны. Отметим, что в период наибольшей своей силы Махно не задумывался перед открытыми боями с целыми пехотинскими и кавалерийскими дивизиями, но эти бои имели, конечно, свои формы. Вся борьба Махно - пример исключительной активности, энергии, смелости и изворотливости партизана; это длинный ряд боев в самых разнообразных положениях, с 80 и 100 верстными переходами, с путанными петлями и неожиданными переменами направления маршей, с прорывами из полных окружений. Сколько случаев крупных удач и все же в итоге - переход от армии к небольшой шайке, спасающейся бегством за границу.

Причин неудач Махно много, одна из первых - политическое банкротство этих партизан «без советской революционной Украины», обратившихся сразу в партизан анархии и разбоя; другая - настойчивость и энергия Красной армии, связавшей Махно сетью планомерных боев и искусно созданных положений.

С точки зрения нашего исследования причинами неудачи Махно надо считать:

  • 1) При наличии вначале значительных сил, способных к решительной активной борьбе, отсутствие определенного общего оперативного плана.
  • 2) Неспособность ввести действия в русло планомерных операций.
  • 3) Сведение боев к простому «сокращению» живых сил противника без закрепления и использования достигнутых результатов.

Итак, мы видим, что при всей энергии и широте своих действий партизаны «начального типа» редко могут достигнуть конечных результатов, несмотря на частичные успехи. Главная причина этого, как мы уже отметили выше, - трудность для партизана вести планомерные операции, где обстановка не только используется, но и подготавливается соответствующими мерами. Партизан, не будучи в состоянии подготовить и использовать решение, тем самым ограничивает широту успеха. Противник терпит частичные поражения, несет порой и крупные потери, но сохраняет возможность исправить и восстановить свое положение. Из случайных же достижений партизана не слагается полный результат, возможный только при правильно проведенной операции.

Партизанство само по себе редко может дать конечный положительный результат. Последний достигается или действиями, согласованными со своей регулярной армией, или вводом в действия партизан планомерного общего руководства, т.е. приближение партизанства к понятию регулярной силы, не по внешним формам, но по внутренним признакам последней.

Теоретически можно допустить и то положение, что при продолжительной интенсивной работе партизан могут быть достигнуты конечные результаты, выражающиеся хотя бы в уходе противника с занятой им территории из-за непрерывно нарастающих потерь. Такие примеры и были в действительности. Но здесь надо считаться с важнейшей данной военной обстановки - временем. Значение времени и определяет известные положения; потерянное время не всегда можно возместить последующими достижениями.

Для многих отмеченных положений очень характерен пример нашей Красной армии. Какими, собственно, моментами определялась необходимость перехода от начальных партизанских отрядов к регулярной армии? С одной стороны, это общие исторические моменты, связанные с образованием нового государства- красной федерации народов бывшей России, ставших на твердую почву под единым трудовым знаменем. Моментами же в более тесном военном смысле были:

  • 1) Необходимость ввода в партизанские действия планомерного начала и организованного руководства.
  • 2) Необходимость срочных решений.

Первая определялась новыми фазами борьбы. Пока борьба носила местный характер, пока противником являлись отдельные контрреволюционные группы, хотя бы и обладающие известными военными преимуществами, до тех пор партизанство могло служить достаточной противодействующей силой, достаточной защитой революции. Но та же борьба с организованной враждебной стороной, какой являлось хотя бы Уральское мятежное казачество, сильно затягивалась и колебала успех. И те же, по существу, партизанские отряды, обратившиеся в дивизии Южной группы Восточного фронта, дали конечную победу, сделали то, что казалось невозможным, хотя бы тот же поход на Гурьев! Была необходимость противопоставить организованным действиям противника - свои, не случайные и разрозненные, а связные и сознательно направляемые.

Далее борьба ширилась и принимала новые формы. На арене появляется уже внешний враг. Организованные опытными генералами и богато снабженные всеми средствами борьбы, белые армии вторглись в пределы Республики. Создались «фронты». Противник организует борьбу по принципу блокады, истощения и удушения молодой отважной республики. Затяжка борьбы, отсрочка решений для нас были равносильны поражению. Вопросом нашей жизни стало добиться конечных результатов в кратчайший срок. Партизанство в том виде, как оно тогда было, этого дать не могло. Нам нужна была сила, не ждущая случаев, не ищущая возможностей, но смело идущая вперед, горящая желанием добраться до врага и не отступать от него ни на шаг, пока не вырвет боем победу. И красная армия оправдала великие надежды, показала себя способной добиться решения в кратчайший срок.

Высокий моральный подъем революционных бойцов, проникнутых партизанской ненавистью к врагу в соединении с умелым руководством вождей, удачно сочетавших в себе и военные знания, и железную волю революционера, сделали свое дело. Бывшие партизаны в рядах красных дивизий явились могучей силой, и армии «белых» генералов бесславно исчезли с полей сражений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >