Характерные признаки партизанства. Начальный тип партизанских отрядов. Обычные картины партизанской борьбы

В нашей военной терминологии понятия «партизан», «партизанский отряд», как будто, определенные, дающие одинаковые для всех общие представления. Однако, надо сказать, что эти термины иногда применяются довольно своеобразно и получают произвольное толкование, так, например, нередко обобщают «партизанство», как военный термин, с обывательским понятием «партизанщиной». Говорить о различии этих двух понятий нет надобности, скорее следует отметить то, что даже в нашей военной литературе не достаточно ясно разграничиваются партизанские действия и действия «регулярные». Происходит это, видимо, от того, что и у партизан мы часто наблюдаем действия, внешне ничем не отличающиеся от действий регулярных частей, и наоборот, действия регулярных частей иногда представляются типичными партизанскими. Поэтому, при попытке дать понятию «партизаны» точную и законченную формулировку встречаются известные затруднения. Возьмем, например тот же 1812 г. Наряду с армией мы встречаем партизан: полковника Давыдова, князя Вадбальского, князя Кудашева, полковника Бенкендорфа и др., не говоря уже о «прославленных» Фигнере, Сеславине, Фонвизине. Все они в истории войны 12- го года отмечены, как партизаны. Но ведь не из одних полковников и князей с их отрядами состояло партизанство 1812 года! Сколько крестьянских дружин, сотен и десятков по-своему воевало с врагом. Разве это не были партизаны? Численность и деятельность последних групп недостаточно известны. В отношении же первых отрядов данных значительно больше. Возьмем хотя бы состав отрядов: у Вадбольского-1 гусарский полк, у Кудашева 2 казачьих полка, у Бенкендорфа и Черно- зубова по 1 казачьему полку и т.д. Приведенное выше Кленбовским определение партизан по объему и по содержанию вполне отвечает указанным войсковым отрядам. Но определение дальше этого не идет; им как бы подчеркивается исключительно армейское происхождение партизан. Но разве партизанство вышло из армии? Наконец, разве существование партизан обусловлено наличием своей армии?

Примером служит наша эпоха. Кто первый стал на защиту молодой Республики, когда «контрреволюция» так или иначе стала посягать на завоевание революционного народа. Тогда не было армии. Отряды защитников создавались на местах, это и были красные партизанские отряды - «детище восставшего народа». Вначале не было определенных фронтов; борьба кипела во всех уголках революционной страны; против враждебных посягательств всюду выступали защитники революции.

По почину наиболее энергичных революционных борцов собирались дружины, отряды, полки. Ополчение революционного народа, партизаны, по крайней мере на первых порах, представляются обычно без правильной организации, без общего руководства, проникнутые непримиримой ненавистью к врагу; партизаны по духу, по убеждениям, по действию. Это были предшественники Красной армии, от них ведет она начало. В Красную армию и вошли эти отряды во многих случаях в полном своем составе - целым партизанским революционным полком. Партизаны дрались и на «внутреннем фронте», партизаны стояли и на внешних рубежах, это первые единицы, зачатки отрядов «участков завесы». Так, например, из «Западного участка завесы» и последующих «Западного района обороны» и «Западной армии» сформировалась XVI-я армия. Мелкие партизанские отряды из добровольцев организовывались, объединялись и получали формы войсковых частей или соединений с наименованиями Невельского, Смоленского, Брянского, Курского и др. районов и явились кадрами красных дивизий (1-й Смоленской, Могилевской, Витебской...).

Итак, на примерах нашей эпохи мы видим партизанские отряды, вышедшие из среды самого народа, а не выделенные из армии. Эти отряды часто представляли из себя все трудовое, способное сражаться население - завода, деревни, уездного города, под предводительством своих выборных вождей. В истории нашей революционной борьбы всегда будет отмечена роль рабочих и крестьян Пугачевского, Ал. Гай- ского и др. уездов со своими вождями т. Чапаевым, Куяковым, Плясу- новым в борьбе с Уральским мятежным казачеством; роль рабочих Екатеринбурга, Кунгура, Красноуфимска и разных заводов с вождями Н. и И. Кашириными, Блюхером, Томилиным, Грязновым, Шевальди- ным в бессменной борьбе от Уральских хребтов до мутных волн Сиваша. Из этих отрядов и вышли наши славные дивизии - 25-я, 30-я...

Под определение, данное Клембовским, эти партизаны уже не подходят. В них с теми «войсковыми» одно общее - стремление нанести врагу возможно больший вред. Какие же моменты должны войти в определение?

Вполне понятно, что численность здесь не играет роли. Партизанская армия, корпус так же мыслимы и возможны, как партизанский отряд или полк. Внешний характер действий - «величайшая активность», решительность, внезапность и т.п., не представляют еще специфических отличительных черт партизана.

К решению вопроса надо подойти со стороны сопоставления партизанства и регулярной армии, путем сличения состава, организационных форм, а главным образом, характера решаемых задач и самих способов решения. Только разобрав все эти данные и можно дать определение понятию «партизан».

Регулярная армия. Боевое назначение ее известно, будет ли она орудием в руках империалистических правительств или средством самозащиты народных республик.

Красная армия не является простой грубой силой, выполняющей только функции бойца; начала гражданственности и социального порядка, заложенные в ее основу, отводят ей и другое место в жизни страны, не ограничивая роль армии только боевым назначением. Но в настоящем очерке слово «армия» мы берем в более узком, в специально военном смысле, как бойца, как боевого средства воздействия на исход вооруженных столкновений. Суммируя известные данные, понятие «регулярная армия» мы определяем так: «Регулярная армия - это вооруженная сила государства, имеющая определенные организационные формы, с определенной схемой управления и руководства, с установленной дисциплиной и общим порядком боевой работы».

В период войны армия является исполнителем принятого плана кампании, путем проведения ряда последовательных и находящихся во внутренней связи операций. Как бы ни были различны эти операции, армия на театре войны остается армией, т. е. силой, ведущей непосредственную борьбу. Сама армия в то же время составляет постоянный элемент военной обстановки и связана с последней в каждом своем ходе. Отдельные действия армии входят слагаемыми в общую сумму ее боевой работы; одна операция обусловливает другую, являясь то подготовкой, то решением, то развитием этого решения.

Наступает или отступает армия - безразлично, она не выходит из обстановки; армия не появляется на театре войны для решения произвольных задач и не исчезает бесследно до нового случая.

Армия в своих действиях следует известному плану, принятому высшим командованием (центр руководства); для достижения целей (последовательных заданий) армия намеренно оказывает известное воздействие на обстановку и тем создает наиболее выгодные условия для своей боевой работы. Таким образом, характерными показателями регулярной армии в боевой обстановке будут: планомерность, последовательность и идейное объединение действий с преднамеренным созданием наиболее выгодных условий для их проведения.

Все это обусловливает для армии необходимость поддержания постоянного вооруженного соприкосновения с противником.

Это постоянное соприкосновение с противником, различающееся, конечно, во внешних формах в зависимости от тех или иных оперативных положений, и надо считать обязательным признаком регулярных действий армии.

Теперь остановимся на партизанских отрядах в их начальной форме, т.е. при условии отсутствия регулярной армии.

Прежде всего, партизанство не есть явление постоянное, оно обусловлено известными побудительными причинами, известными моментами в жизни народов. Эти положения обычно создаются в периоды особого напряжения национальной и классовой борьбы и во время массовых революционных движений.

Как бы ни было тяжело положение обороняющегося, нормально армия его продолжает существовать, но могут создаться и исключительные положения, когда этой армии не будет (полный разгром, выход из действий, период нового формирования и т.п.), когда народ поставлен непосредственно перед врагом и вынужден вести борьбу только своими силами.

Одинаково вносят изменения в существование армии и революционные движения внутри страны. С успешным ходом революции расслоение армии неизбежно, армия расчленяется на сторонников «старого и нового порядка», цельность ее организации нарушается, происходят новые группировки сил. И если сторона «старого порядка» в своей борьбе может использовать остатки армии в прежней ее организации, то стороне «нового строя», обычно, приходится заново создавать свои вооруженные силы, свою армию. Это мы наблюдаем в так называемых «национальных» революциях, в борьбе «королевских» и «народных» армий.

Еще резче эти положения обозначаются при социальных революциях, в борьбе классов. Группировка сил здесь уже точно определяется самим характером борьбы. Армия старого правительства в силу своей определенной классовой организации, в силу всего своего уклада не может явиться надежной опорой нового порядка, верным оружием в руках восставших угнетенных классов. Развал армии неизбежен, так как в этой борьбе не могут оставаться нетронутыми национальные формирования, несущие в себе классовую разнородность.

Таким образом, в жизни страны могут создаться известные положения, когда народ как «нация» или «группа угнетенных классов» начинает борьбу собственными силами, когда нет армии или когда она уже не способна обеспечить интересы страны. С развалом армии «старого порядка» выступают на историческую сцену новые силы, более отвечающие требованиям борьбы.

Вот эти моменты и характеризуются обычно выступлением партизанства; последнее в своих формах и действиях настолько разнообразно, насколько разнообразна и самая обстановка борьбы.

В интересах точности и полноты исследования, изучение партизанства необходимо связывать с изучением условий самой эпохи. Но эта большая и сложная работа со всеми подробностями не может уложиться в рамки настоящего очерка. Здесь можно только вкратце отметить наиболее обычные формы развития партизанства, наиболее общие положения.

Возьмем, хотя бы, наиболее часто повторявшиеся в истории, некоторые моменты национальных войн. Вторжение армии завоевателя. Армия защищающейся стороны разбита или отступает, с трудом сдерживая напор врага. Поскольку население не мирится с создавшимся положением, страна еще не побеждена. Народ решается на борьбу с врагом своими силами и средствами. Появляются первые партизанские отряды. По частному почину или под руководством уцелевших властей в районах, занятых противником, собираются вооруженные группы из местного населения, из остатков даже старой армии (Франция 1870— 1871 гг.) и начинают борьбу с противником путем уничтожения всего вражеского. Партизаны выслеживают каждый шаг противника и пользуются каждым случаем для нанесения ему урона, обнаруживая себя только в момент нападения.

Операционные направления или объекты действий здесь довольно разнообразны. Нет ни фронта, ни тыла; партизаны работают в самом расположении вражеских сил. И одиночные люди, и целые части противника, его обозы, склады, железные дороги и т.п. становятся, время от времени, жертвой партизан; их будто нет в обычных условиях, но малейший недосмотр, малейшая оплошность противника и партизан подтверждает свое присутствие внезапным ударом. Оккупационные войска противника несут непрерывно потери; войны как будто бы нет, но нужна постоянная боевая готовность. Для противника почва делается зыбкой, он живет в атмосфере тревог и неожиданностей. Преимущества регулярной силы постепенно теряются, войска дезорганизуются. Наконец, массовое восстание народа, отважившегося на открытую схватку, добивает врага.

Возьмем другое положение. Заняв известный район, армия противника продвигается дальше, переносит свой «фронт» вперед. Занятый район, естественно, обращается в тыл противника и обычно является базой его армии в дальнейших операциях. Те же партизаны уже у него в тылу, поле действий расширяется, возможностей больше. Гово- рить о значении тыла нет надобности. Разрушая тыл противника, партизан тем самым борется и с фронтом.

В первом из рассмотренных положений среда, в которой работают партизаны, - это, в сущности, квартирный район противника (его оккупационных войск). Сообразно дислокации частей размещены и тыловые учреждения; здесь тыл совмещается с войсковыми группами. Создается как бы ряд отдельных островков, с известной долей самостоятельности и независимости от основной базы и общеармейской коммуникации. В соответствии с этим и группировка партизан приобретает территориальный, в известной мере, постоянный характер. Действия партизан здесь ограничиваются определенным районом, это район их жительства.

Партизаны - в минуту нападения, в другое время это те же мирные рабочие и крестьяне, как и все стоящие вне борьбы. Такой партизан одинаково связан и своим отрядом, и своим домом. Нужна особая скрытность и исключительная осторожность в боевой работе, малейший промах может выдать партизана, а он знает, что ждет его семью, дом. В таких условиях размах партизана ограничен, работа сужена и сводится обычно к таинственным исчезновениям солдат противника, к пожарам, к крушениям поездов и т.п. - обычная картина большинства французских деревень в 1870-1871 году. Но когда партизаном руководят стимулы более высокие, чем национальное чувство, репрессии уже не сдерживают порыва, он не считается с жертвами и сам беспощаден в борьбе. Так боролось украинское революционное партизанство с германскими и австрийскими оккупантами в 1918 году.

Во втором положении условия среды и работы для партизан более благоприятны: лучшие силы противника на фронте, в тылу остается только охрана да части, обслуживающие тыл; в числе последних могут оказаться и соотечественники партизана, как пленные, так и навербованные рабочие. Помимо разбросанных мелких гарнизонов, войсковые части тыла группируются преимущественно на коммуникациях; значительные районы остаются иногда лишь под присмотром войсковой власти. Чем больше тыловой район, тем длиннее коммуникации и тем слабее охрана. Партизанам легче организовываться и собираться в крупные отряды. Партизаны могут предпринимать дальние поиски, базируясь не на одно свое село, но на все население районов, более или менее свободных от противника. Таким путем местные партизанские отряды постепенно обращаются в летучие, истребительные.

При больших протяжениях тыловых путей, среди раскиданных по ним этапов, складов, депо, обозов для партизан уже и более богатый выбор объектов нападений. Удачи втягивают в работу новых партизан, партизанство растет и охватывает весь тыл противника. Последний вынужден непрерывно усиливать охрану и ввязываться в упорную и тяжелую борьбу. Для этой борьбы неизбежно приходится отрывать силы с фронта. С партизанами трудно покончить в три счета, борьба затягивается и требует много сил. Возьмем, например, войну 1870— 1871 гг. К концу войны германские полевые войска исчислялись приблизительно в 450 000 пехоты, 58 000 конницы и 1 670 орудий; к концу же войны для обеспечения тыла было выделено до 150 000 пехоты при 60-80 орудиях. В войну 1899-1902 гг. бурские партизанские отряды де Вета, Деларея и др. вынудили англичан чуть не все внимание обратить на обеспечение и закрепление тыла, без чего все полевые операции велись впустую. Меры обеспечения здесь выражались сперва в местных гарнизонах, летучих отрядах, затем в целых системах блокгаузов и заградительных линий, доходивших общим протяжением в 1902 г. до 5000 километров с 75-80 тысячами постоянного сторожевого охранения. Нагляден и пример борьбы с Махно Деникина, когда неуловимый партизан изматывал лучшие конные корпуса своего противника, снятые с фронта. Не трудно представить, в каких бы условиях пришлось и нам драться с Врангелем, если бы Махно в это время свободно орудовал в нашем тылу.

Не последнюю, наконец, роль играли в поражении Колчака сибирские партизаны. Массовые восстания крестьян надорвали тыл колчаковской армии, пришлось расходовать за счет фронта значительные силы на обеспечение тыла. Результаты достигались временные, стройно-организованного тыла не было; колчаковская армия все время висела в воздухе и первый же решительный удар красных обрек эту армию на неизбежную гибель.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >