Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политика arrow Политология
Посмотреть оригинал

Сравнительная политология

Политические системы у всех народов разные, и первое, что следует выявить, — это в чем они отличны и в чем сходны. Большое значение в политологии имеет сравнительный метод исследования. Как писал А. Токвиль, «не имея объекта для сравнения, разум не знает, в каком направлении ему двигаться» [3, с. 69].

Сравнивают не только различные государства в определенный момент времени, но и состояние одного и того же государства в различные периоды. Например, сравнив политические параметры СССР с аналогичными в современной России, можно найти немало крупных различий, хотя с момента распада СССР прошло всего 15 лет.

Тенденция социальной интеграции и предыстория глобализации

В социологии выделяют следующие объективные тенденции общественного развития: рост народонаселения, рационализацию, технизацию, информатизацию, социальную интеграцию, социальную дифференциацию, усложнение общества, специализацию, индивидуализацию, индустриализацию, урбанизацию, бюрократизацию. О некоторых из этих тенденций, в частности о бюрократизации, рационализации и других, говорилось в данном учебном пособии.

Основополагающей является тенденция роста численности населения. Она оказывает наибольшее влияние на тенденции усложнения общества, социальной дифференциации и социальной интеграции, разделения труда и индивидуализации. Тенденции усложнения общества, социальной дифференциации и социальной интеграции ведут к его бюрократизации, с которой время от времени безуспешно боролись в различных странах.

Все тенденции взаимосвязаны цепью прямых и обратных связей. Данные тенденции в своем развитии могут переходить из одной формы в другую, которая сменяет предыдущую или дополняет ее. Так, технизация в эпоху промышленной революции достигает индустриализации, социальная интеграция доходит в современном мире до глобализации, а бюрократизация осложняется олигархизацией.

Тенденция социальной интеграции действовала с первых шагов существования человечества и даже ранее. Животные объединяются в стаи, а высокоразвитые животные — в иерархические группы, как у пчел и обезьян. Первобытные люди жили небольшими группами, затем по мере эволюции группы объединялись в роды, роды — в племена, племена — в народности. В конце концов тенденция социальной интеграции привела к образованию государств.

В Древней Греции и других регионах (в частности, в Индии) были города-государства, имевшие все более сильно проявлявшуюся тенденцию к объединению путем заключения соглашений и покорения. Древний Рим — город-государство — превратился в крупнейшую империю Античности. Затем нашествие варваров приостановило на время интеграционный процесс в данном районе, но он шел в других частях планеты. «Еще где-то 500 лет назад Европа являла собою смешение политических систем (больших и очень маленьких), жители которых часто не имели ни чувство гражданства, ни общей идентичности. Большинство людей, по-видимому, не имели практически никакого представления о политической системе, к которой принадлежали.

Потом Европа превратилась в нечто, вроде совокупности наций-государств, каждое из которых удерживало свой народ посредством общей идентичности. Это произошло не случайно, действительно, правительствам возникающих наций-государств пришлось немало для этого потрудиться» [3, с. 23]. Система европейских наций-государств сложилась в Новое время, и Вестфальский договор 1648 г. закрепил данный принцип политической организации Европы.

Тенденция глобализации является продолжением и современной формой тенденции социальной интеграции. Она тесно связана с тенденцией рационализации, поскольку мир в целом изменяется по общим рациональным правилам. Один из парадоксов современного общественного развития состоит в том, что социальная интеграция ведет к унификации мира, которая является одной из причин кризиса современной цивилизации.

Предпосылки глобализации начали закладываться в XIX в. созданием мирового рынка производства и сбыта продуктов и становлением империализма как высшей стадии капитализма. Империализм был распространением суверенитета национальных государств Европы за пределы их собственных границ. Параллельно экономическому империализму шло создание политических колониальных империй передовыми странами Европы. Мир был разделен несколькими европейскими державами. Самой могущественной стала Британская империя после захвата Индии и других стран и проникновения в Китай. Не отставали и другие европейские державы, создавая свои колониальные империи — Французскую, Испанскую, Нидерландскую. Первая мировая война стала войной уже за колониальный передел мира.

Альтернативным вариантом глобализации стало объединение пролетариата европейских стран для борьбы с общим врагом рабочего класса — капитализмом. Во второй половине XIX в. Маркс и Энгельс создают Международное товарищество рабочих — Интернационал. Глобальность социалистического проекта предсказал немецкий социалист К. Каутский, который рисовал в будущем слияние всех отдельных социалистических ассоциаций в одну, охватывающую весь мир. Только тогда, по его мнению, социалистическое преобразование хозяйства достигнет своего естественного завершения.

Начало эпохи глобализации породила Первая мировая война, да и само название ее говорит об этом. Конечно, это была война между европейскими странами, но целью ее было мировое господство. Спусковым крючком мировой бойни стал западный империализм. Страны, проигравшие в Первой мировой войне, не успокоились — Германия развязала позже Вторую мировую войну, а в России произошла революция, и под руководством большевиков, поставившей своей целью мировую революцию, СССР включился в глобальную борьбу.

Во Второй мировой войне опять проиграла Германия, но мир воспользовался этой войной для сбрасывания цепей колониализма. Затем началась «холодная война» между победителями во Второй мировой войне, которая закончилась победой США. Советский Союз распался, а победитель — страны Запада, прежде всего США, начали создавать систему неоколониализма.

После Второй мировой войны часть государственной власти перешла к наднациональным организациям. Стала создаваться единая Европа. Тому есть основания, кроющиеся в общем менталитете народов Западной Европы. Еще воспитатель Александра I М.Н. Муравьев писал, что «все европейские народы представляют некое соединенное общество, признающее некоторые известные правила в условиях мира и войны, сообразующиеся с одною общественною пользою посредством частных сношений и отличающиеся от всех других народов единым образом мыслить, просвещением, верою и вежливостью» [2, т. 3, с. 591]. Это единство в течение столетий укреплялось, дойдя до тех общих черт западного человека, которые характеризовал А. А. Зиновьев.

В 1957 году было создано Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), поставившее своей целью создать общую хозяйственную политику и «общий рынок» в Европе. Преемником ЕЭС стал в 1992 г. Европейский Союз (ЕС) — не только экономическое, но и политическое объединение. Он включает в себя 400 миллионов жителей 15 европейских стран и в настоящее время расширяется за счет стран Восточной Европы, входивших в «социалистический лагерь». Происходят выборы в общеевропейский парламент (Европарламент), функции которого все более расширяются. В перспективе Европарламент может стать верховным законодательным органом объединенной Европы, а Еврокомиссия — ее исполнительной властью. В 1999 году введена общая валюта — евро, которая достойно соперничает с американским долларом.

На основе союза США и объединенной Европы закладывается глобальное общество. Две мировые войны действительно были таковыми, хотя театр военных действий находился главным образом в Европе, потому что это были войны за глобальное господство. После третьей, «холодной войны» глобальное господство закрепилось за западными странами.

США, соединенные с Европейским Союзом, противостоят имеющей тенденцию к объединению Азии, а между ними находится исламский мир и Россия. Отдельно остаются Африка и Латинская Америка.

Австралия слишком мала и должна к кому-то примкнуть — к Азии или к США и объединенной Европе.

Тенденция социальной интеграции проявляется в других регионах. На американском континенте аналогичную роль в части функций играет НАФТА — Североамериканское соглашение о свободной торговле. В Азиатско-Тихоокеанском регионе ныне формируется единое экономическое сообщество. В 2005 году состоялся учредительный саммит в Малайзии. Восточноазиатское сообщество (ВАС) объединяет государства общей численностью 3,5 млрд человек, имеющие ВВП 8,2 трлн дол. США (70% от ВВП Евросоюза). России грозит, таким образом, оказаться между двух жерновов: ЕС и ВАС. А перед нею Америка, Африка и Ближний Восток. Ближний Восток объединится не скоро, но Африка может начать этот процесс.

Глобальное общество создается на основе мирового рынка. Как «общий рынок» привел к созданию Европейского Союза, так мировой рынок ведет к глобальному обществу. Западу как центру глобализации (благодаря техническому и экономическому развитию) противостоял весь мир, и СССР готов был возглавить поход против Запада. Это был альтернативный вариант глобализации под руководством СССР, основанный на международной солидарности трудящихся и увлекающий за собой весь остальной мир. Создание мировой колониальной системы и «социалистического лагеря» были соответственно капиталистическим и коммунистическим вариантами глобализации. С их распадом начался новый этап глобализации — создание единой мировой империи. Крушение СССР было крушением дела пролетарской глобализации. Благодаря этому резко пошли вперед дела капиталистической глобализации во главе с США.

Распад мировой колониальной системы, казалось бы, представлял собой поражение капитализма, но последнему удалось использовать это в своих целях. Прежняя колониальная система представляла собой совокупность империй во главе с отдельной европейской метрополией в каждой из них, что создавало напряжения внутри капиталистического мира. В результате освобождения стран Азии и Африки от колониальной зависимости перегородки были сломаны. Однако объектами эксплуатации со стороны бывших метрополий эти страны остались. Теперь эксплуатации не политической, а экономической, знаменующей собой неоколониализм. Империализм дошел до Империи как целостного, становящегося глобального образования.

«Социалистический лагерь» прекратил свое существование после окончания «холодной войны». «Второй мир» — государства Восточной Европы и европейские государства бывшего СССР — ныне тянется к Европе и США. Туда же стремится по своим целям и «Третий мир», представленный большинством стран Азии, Африки и Латинской Америки (отсюда и его определение «развивающийся» сравнительно с «первым миром» — «развитым»). Лишь «четвертый мир» — остальные слабо развитые страны — к этому не стремится.

Глобальный порядок не устанавливается спонтанно из взаимодействия разнородных сил невидимой рукой «мирового рынка», но и не навязывается одной какой-либо властью. Его предыстория начинается с Вестфальского мира через Венский конгресс 1915 г. и образование Священного союза и тянется через Лигу Наций до Организации Объединенных Наций, выступающей как промежуточное звено в переходе от межправительственных структур к глобальным. «Благодаря нынешним изменениям, происходящим в наднациональном законодательстве, процесс формирования и утверждения империи прямо или косвенно воздействует на внутреннее законодательство национальных государств, перестраивая его, и, таким образом, наднациональное право в очень значительной степени определяет право внутреннее» [45, с. 31]. Сейчас все знают, что гражданин Российской Федерации вправе обратиться в Европейский суд и тот может, признав его правоту, потребовать от России удовлетворить его притязания или выплатить компенсацию.

Кардинально изменяются основные политические понятия. «Суверенитет принял новую форму, образованную рядом национальных и наднациональных органов, объединенных единой логикой управления» [45, с. 11]. Создается Империя — «децентрированный и детер- риториализованный, т.е. лишенный центра и привязки к определенной территории, аппарат управления, который постепенно включает все глобальное пространство в свои открытые и расширяющиеся границы» [45, с. 12].

В отличие от национальных государств Империя не имеет границ. Ее пространство — весь земной шар. Что касается временных рамок, то империя символизирует собой конец истории в смысле территориальных изменений. Поэтому борьба против Империи может вестись не извне, а внутри ее. Империя «не только регулирует отношения между людьми, но также стремится к непосредственному овладению человеческой природой» [45, с. 14]. На это нацеливались и прежние глобальные проекты (проблема воспитания «нового человека» в СССР, «потребительское общество» на Западе), но Империя представляет собой наиболее совершенную форму биовласти, т.е. власти жизнью и природой человека.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы