Русская социально-политическая мысль в советский период

Содержанием этого раздела будут, как работы, выполненные в СССР, так и эмигрантские труды этого периода. В 20-е годы XX в. в эмигрантской среде возникла концепция евразийства, одним из основоположников которой был Н.С. Трубецкой (1890—1938). Евразийство представляет собой новый круг идей. «Евразийство отвергает безапелляционный авторитет европейской культуры... Евразийство выставляет требование национальной культуры и определенно заявляет, что национальная культура немыслима без православия... Оно требует подлинного православия, оправославления быта, подлинной национальной культуры на основе „бытового исповедничества“ и признает своей (своим идеалом) только такую монархию, которая бы явилась органическим следствием национальной культуры» [2, т. 4, с. 769, 770].

Евразийцы протестовали против европеизации России и считали большевизм завершением более чем двухсотлетнего периода европеизации русской истории. Действительно, хотя большевизм основывался на созданном в Европе марксизме, он порывал с тем путем, по которому шла Россия от Петра I до Николая II. Евразийцы противопоставили и Западу, и Востоку Россию как особый географический, исторический и культурный мир, органический синтез Запада и Востока.

Представитель направления сменовеховства (от названия сборника «Смена вех») Н.В. Устрялов (1890—1938) рассматривал Октябрьскую революцию как явление стихийное и глубоко национальное. Послереволюционное развитие России Устрялов рассматривал как одну из возможностей осуществления русской идеи. Свою позицию он называл словосочетанием, приобретшим в наше время политически значимую актуальность — «национал-большевизм». Объяснял соединение этих двух слов Устрялов так: «Советская власть будет стремиться всеми средствами к воссоединению окраин с центром — во имя идеи мировой революции. Русские патриоты будут бороться за то же — во имя великой и единой России. При всем бесконечном различии идеологий практический путь — един» [2, т. 4, с. 774].

Философ И.А. Ильин (1882—1954) писал, что государственная форма представляет собой строй жизни и живую организацию народа, поэтому нельзя импортировать способ правления из других стран, не считаясь с уровнем и навыками народного правосознания. Государственная форма должна сообразовываться с размером, климатом, природой и национальным составом страны. «Каждому народу причитается поэтому своя, особая индивидуальная государственная форма и конституция, соответствующие ему и только ему. Нет одинаковых народов, и не должно быть одинаковых форм и конституций. Слепое заимствование и подражание нелепо, опасно и может стать гибельным» [2, т. 4, с. 666].

Ильин, высланный большевиками из России, видел иные государственные формы для России помимо тоталитарной диктатуры и формальной демократии. Это демократическая диктатура, упорядочивающая и воспитывающая, приучающая к подлинной свободе, демократия качественности, ответственности и служения; чисто русская народная монархия и т.д.

Рассмотрев государство как корпорацию, которая строится снизу вверх, и как учреждение, которое строится сверху вниз, Ильин признает спасительным третий, средний, путь. По отношению к гражданам с незрелым правосознанием государство всегда останется опекающим учреждением. «Поэтому государство никогда не перестанет строиться по типу учреждения особенно в тех отношениях, где необходимы единая власть и дисциплина» [2, т. 4, с. 670].

В отличие от марксистской точки зрения на революцию как на наиболее действенное средство обеспечения прогресса, «повивальную бабку истории» (К. Маркс), выдающийся мыслитель XX в. П.А. Сорокин (1889—968) рассматривал революцию как перерыв в естественном ходе социального развития, как социальное бедствие.

Некоторые, казалось бы, далекие от политики культурологические концепции, развивавшиеся в советское время в СССР, могут считаться политически значимыми. В частности, важные для политологии следствия можно извлечь из учения российского ученого М.М. Бахтина (1895—1975) о полифонии. Оно свидетельствует о важности диалога людей, общественных слоев, культур.

На волне диссидентского движения 1970-х гг. был составлен в СССР и выпущен эмигрантским издательством в Париже сборник «Из-под глыб», в котором приняли участие писатель и мыслитель А.И. Солженицын (1918—2008), математик, философ И.Р. Шафаре- вич (р. 1923) и другие. Сборник продолжил традицию «Вех», «Из глубины» как по форме, так и по содержанию в плане критики современной интеллигенции, для характеристики которой Солженицын использовал термин «образованщина», и современного социального устройства России [Шафаревич И.Р. Социализм как явление мировой истории. М.: Эксмо, 2003].

Солженицын вскрыл язву реального коммунизма — незаконные массовые репрессии. Говоря о будущем государственном устройстве, он выступал за развитие широкого местного самоуправления, которое фактически находится в зачаточном состоянии, что неудивительно в условиях централизации финансовых средств в руках федерального центра. Он же предлагал проводить избрание в высшие органы власти по территориально-профессиональному принципу, т.е. возродить в определенной степени средневековые формы демократии (см. об этом подробнее далее). Солженицын предлагал взять за основу государственной политики идею «сбережения народа», высказанную графом Шуваловым еще в XVIII в. Сейчас это действительно насущная задача России.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >