Миграционные издержки кризиса власти в постсоветских государствах Центральной Азии. Политическая нестабильность в Афганистане и риски «марш-броска» движения «Талибан» на страны Центральной Азии.

Стабильность власти Президента Узбекистана И. Каримова в преддверии смены власти на фоне экономической стагнации, роста безработицы при молодом составе населения (40% населения молодежь до 25 лет). Задействовать молодые трудовые ресурсы внутри страны в ближайшей перспективе не представляется возможным до проведения тотальной модернизации экономики и социальной инфраструктуры, в этой связи более миллиона граждан Узбекистана мигрировала в поисках трудовой занятости. Экономический кризис сопровождается разрастанием конфликта элит (кланов Ташкента, Бухары, Самарканда и Ферганской долины). Одним из примеров может служить соперничество дочери Президента Узбекистана Гульнары Каримовой, замешанной в коррупционном скандале 2014 года, и главы национальной безопасности Рустама Иноятова. Значительная часть трудовых мигрантов нашла применение в России, что далее в исследовании будет подтверждено статистически. Рецессия второй половины 2015 -2016 годов в России постепенно ведет к сокращению трудовых вакансий для узбеков.

В период с 2007 по 2014 годы экономический рост подтверждался Всемирным банком, составляя в среднем до 8,4% в год. По данным Международного валютного фонда на сентябрь 2015 года Узбекистан накопил достаточное для преодоления кризиса запас валютных резервов, при низком государственном долге.1

Прямое государственное регулирование в финансовой сфере, неконвертируемость национальной валюты, протекционизм, недиверси- фицированность экономики препятствуют инвестиционному зарубежному потоку в Узбекистан. Экономическое развитие страны обусловлено сырьевым экспортом (природного газа, хлопка, продовольствия, драгоценных металлов), но цены на мировом рынке на этот вид товаров снижаются. Такая ситуация не способствует сотрудничеству с потенциальными партнерами, главным образом, с Китаем.

Мировой экономический кризис 2015 года вызвал сокращение роста экономики до 6.8% и может держаться на этой линии (от 6,5% до 7%) до 2020 года.

Сфер трудовой занятости немного. Дочерние структуры General Motors и Daewoo основаны на монтировании готовых автомобилей, что не дает весомой занятости. Дефицит денежных ресурсов у населения основных стран сбыта - Казахстана и России, не позволяет наращивать объем сборки. Неблагоприятно сказался конфликт вокруг телеком- компании TeliaSonera. Вместе с тем, возрастает активность холдингов Huawei и ZTE (КНР).

Тем не менее бизнес активность Узбекистана к концу 2015 года показала рост. Согласно отчетным данным Всемирного банка за 2016 год рейтинг Узбекистана поднялся с 103-й позиции до 87-й. Статистические данные о лицах, обратившихся за предоставлением убежища на [1]

территории Российской Федерации показывают тенденцию к снижению беженского потока в 2015 году по сравнению с АППГ, что изложено далее в работе. Но такая тенденция может быть нестабильна и меняться по мере развития политической ситуации.

Центральный Банк Российской Федерации выявил снижение объема денежных переводов из России за три квартала 2015 года до 50% по сравнению с АППГ. Однако, переводы денежных средств из-за рубежа составляли в Узбекистане до 12% ВВП, соответственно сокращение трудовой миграции может негативно сказаться на финансовой ситуации в стране.

Шанхайскую организацию сотрудничества Узбекистан рассматривает в качестве гаранта региональной безопасности. И в этом контексте велика роль Китая. Торговый оборот между этими странами возрос со 136 млн. долларов в конце 1990-х до 3 млрд, долларов за три квартала 2015 года.

КНР перспективен и с точки зрения инвестиций в развитие железнодорожных, автомобильных коммуникаций. Например, проект высокоскоростной железной дороги Урумчи (административный центр Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая) - Тегеран (через Ташкент и Самарканд).

Противоречия политического характера скрыты во взаимоотношениях Узбекистана и Таджикистана. Волюнтаристски советским руководством было принято решение о включении древних центров таджикской цивилизации Самарканда и Бухары в состав Узбекской ССР и эта проблема «скрытая бомба» межнационального конфликта сродни Нагорно-Карабахской и Луганско-Донбасской проблем. Отмечены случаи ограничения прав этнических узбеков в Таджикистане.

Симптоматично, что в постперестроечный период Узбекистан вторгся в гражданскую войну в Таджикистане: помог утвердиться у власти Президенту Эмомали Рахмону.

Не урегулированы пограничные споры Киргизии и Узбекистана по Ферганской долине. Речь идет о плодородных пахотных землях киргизов искусственно присоединенные в советский период к узбекским границам, а также, напротив, узбекские пахоты, прирезанные административно механически к территории Киргизской ССР.

Решение вопроса о статусе этих анклавов тоже взрывоопасная проблема, уже неоднократно приводившая к межэтническим конфликтам и вооруженными столкновениями между пограничными отрядами.

Дестабилизирующим внешним фактором для Узбекистана является наркотрафик и радикализм из пограничного Афганистана. Велика опасность возвращения талибов, экстремистов Исламского движения Узбекистана (ИДУ), др. террористических организаций. Ситуация осложнена интегрированием ИДУ и ИГИЛ. Так, в сентябре 2014 года эмир ИДУ Усман Гази заявил о присяге ИГИЛ.

Руководство Таджикистана в рассматриваемый период сумело добиться административно-политического единства, что важно в условиях террористической и экстремистской угрозы с северных границ Афганистана.

Скачок терроризма в стране летом и осенью 2010 г. власти связывали с интригами непримиримой оппозиции и исламских государств Пакистана и Саудовской Аравии. Следует подчеркнуть, что политический курс Президента Э. Рахмона позволил ко второй половине 2011 года обезвредить ключевые группы экстремистов.

Силовые структуры Таджикистана провели антитеррористиче- скую боевую операцию в районах Рашта, Горно-Бадахшанской автономной области в составе Республики Таджикистан (ГБАО), организовали аресты членов организаций ИДУ и Хизб-ут-Тахрир в Согдийской области, ликвидировали незаконные бандформирования Абдулло Рахимова и Аловиддина Давлатова, укрепили границы с Афганистаном.

Параллельно была ужесточена цензура СМИ, законодательство о вероисповедании. Несовершеннолетним запрещалось посещать мечети, граждане Таджикистана, обучающиеся за рубежом в исламских университетах, медресе были отозваны. Такая политика трактовалась оппозицией, неправительственными организациями, политологами Евросоюза, США, как деисламизация и авторитаризм.

Жесткий курс на установление законности и правопорядка не решил этнополитические конфликты Горно-Бадахшанской автономной области в составе Республики Таджикистан (ГБАО), в Раштском районе. На жизнь общества в этих территориях продолжали оказывать значительное влияние неформальные местные лидеры. Попытки правоохранительных структур ограничить сепаратизм отзывались организованным вооруженным сопротивлением, протестным движением населения, погромами. Примером может служить противостояние сил национальной безопасности и жителей административного центра ГБАО г. Хорога в июле 2012 года. Ситуация осложнялась тем, что область являлась исторически территорией транзита боевиков наркоторговцев из Афганистана во внутренние районы Центральной Азии. Дестабилизация политической ситуации и противодействие централизации выгодно сепаратистским лидерам, связанным с этой преступной транзитной цепочкой. Проводилась соответствующая агитация, дискредитация государственной власти, разжигались этнические противоречия. В результате власти пришлось провести войсковую операцию.

Сохраняется и в настоящее время скрытый конфликт интересов элит Гарма (поселения Раштского района) и клана Э. Рахмона. В период гражданской войны 1992-1997 гг. элита Гарма выступила в оппозиции Рахмону, объединившись с кулябско-худжанской коалицией в Народном фронте. В настоящее время продолжает оставаться в оппозиции, сотрудничая с Партией исламского возрождения Таджикистана.

Негативным геополитическим фактором для Таджикистана является сохранение активности организованных террористов и экстремистов (в основном выходцев из Центральной Азии) на севере Афганистана. Систематически происходят столкновения на таджикско-афганской границе с применением тактики ударов «смертников». В раштском конфликте были задействованы наемники из Афганистана и Пакистана, выходцы из Северного Кавказа. Наибольшую активность проявляют экстремистские организации Хизб-ут-Тахрир и Джамоати Табл иг.

Внутренними дестабилизирующими политический (государственный) режим Республики Таджикистан остаются: развернутая и коррумпированная сеть наркоторговли, неблагоприятный инвестиционный климат и отсутствие сфер занятости молодого поколения страны, бедность населения, элитарная клановость, социальные диспропорции. Все эти проблемы провоцируют протестное движение граждан, терроризм, порождают религиозный экстремизм, популярность исламского фундаментализма.

В интересах обеспечения национальной безопасности, социального согласия, поддержания административно-политического единства Таджикистану необходимы комплексные реформы в сфере правоохра- нения, обороны, экономического развития.

Показательно, что в ходе официального визита Президента Российской Федерации в Таджикистан в октябре 2012 года была достигнута договоренность о пролонгации пребывания 201-й военной базы России в Республике до 2042 года, а также о российской помощи по перевооружению армии Республики Таджикистан. Между тем, руководство США считает целесообразным увеличение военных ассигнований в Таджикистан.

В этой связи актуализируется задача расширения сотрудничества с Российской Федерацией в сфере безопасности, регулирования миграции.

Системный кризис экономики 2016 года носит мировой характер и не мог не отразиться на политическом развитии Таджикистана. Спецификой экономики Таджикистана является зависимость от трудовой миграции в Российскую Федерацию. По расчетам Всемирного банка денежные переводы таджикских трудовых мигрантов составили 52 % от ВВП. По информации Национального банка Республики Таджикистан, объем денежных переводов в долларовом эквиваленте сократился на 33, 3%. Эти показатели коррелируются с данными Центробанка Российской Федерации о снижении за первые три квартала 2015 года денежных переводов в долларовом эквиваленте в Таджикистан по сравнению с АППГ на 65%. Девальвация рубля привела к сокращению втрое доходов трудовых мигрантов из Таджикистана. Снижение объема «таджикских переводов» в долларовом эквиваленте на фоне инфляции и удорожания стоимости патентов продолжилось и в 2016 году. Очевидно, экономическая ситуация в России будет способствовать трудовой ремиграции таджиков в диапазоне 15-30%% от общего числа мигрантов. Вступление Таджикистана в ЕАЭС позволит несколько снизить ремиграционный поток, поскольку позволит снизить платежи.

В Таджикистане системный экономический кризис в первую очередь затронул мелкий и средний бизнес (коммерсантов, занятых импортом и торговлей). На эту категорию бизнеса ляжет основная налоговая нагрузка, крупный бизнес пользуется в Таджикистане налоговыми преференциями.

Итак, в 2016 году приоритетной задачей руководства Таджикистана останется поддержание административно-политической целостности в условиях геополитической заинтересованности Запада в смене государственного режима и установления марионеточного правления посредством «цветных революций». В противовес экстремистским и сепаратистским организациям Э. Рахмон стремится задействовать институты гражданского общества, поощряя создание патриотических молодежных организаций («Созандагонии Ватан», «Авангард» и др.), вовлекая их в сферу государственного управления.

Жесткая фискальная политика Э. Рахмона, нацеленная на сдерживание инфляции, использование инструментов грантов и кредитов, предоставляемых международными структурами на стабилизацию бюджета может способствовать сохранению финансовой стабильности в стране. Успех будет зависеть и от умения сбалансировать социальные интересы населения, этнокультурные особенности территорий Таджикистана, соблюдение международных обязательств в области прав и свобод человека, финансовые интересы государства. [2]

Перманентно кризисной в Центральноазиатском регионе является политическая и социально-экономическая ситуация в постсоветском Кыргызстане. Турбулентное состояние общества благоприятная среда для экстремистской пропаганды и институционализации ИГИЛ. В июле 2015 года в Бишкеке силовые структуры провели крупную контртеррористическую операцию, направленную против бандформирования этой организации. Символично, что силовая акция сменилась политической - сентябрьским саммитом ОДКБ в Душанбе, на котором обсуждались проблемы кризиса в Сирии, терроризма, военноэкономического сотрудничества, принципы политической стабильности в регионе, без которой невозможно решить и производную проблему геополитических кризисов - беженства.

В 2015 году Кыргызстан вступил в новый электоральный цикл выборов в Жогорку Кенеш (парламент), отличающийся от предшествующего меньшим масштабом политического противоборства элит. Заявки на участие в выборной компании подали 34 политические партии Кыргызстана, 14 из которых прошли процедуру регистрации. В этом контексте выборы в Кыргызской Республике одни из плюралистичных среди постсоветских стран. Недостатком электорального цикла является неопределенность концепций политического и социально- экономического развития страны у политических партий, их моноэт- ничность, узкосоциальная направленность и элитарность. Так, Социалистическая партия «Ата-Мекен» выдвигает либеральные и националистические тезисы, не соответствующие социалистической доктрине. Размыто геополитическое целеполагание политических партий: про- российское, западническое (Евроатлантическое), исламское, Азиатско- Тихоокеанское (с лидерством КНР). Электорат, озадаченный вопросом выживания в условиях бедности, безработицы, коррумпированности элит не вдается в детали политических лозунгов, меркантилизирован и тяготеет к авторитарному порядку.

Российская направленность характерна для пропрезидентской «Социал-демократическая партии Кыргызстана». Показательно проведение моментом в общественном сознании относительно пророссий- ской позиции СДПК является решительно проведённая Премьер- министром Кыргызстана Т. Сариевым (лидером партии «Ак Шумкар») денонсация соглашения с США от 19 мая 1993 года. «Ак Шумкар» не отказалась от участия в выборном процессе, поддержав партию президента СДПК. Ориентирована на интеграцию с Россией программа политической партии Ф. Кулова «Ар-Намыс». Евразийская интеграция - идея политической партии А. Мадумарова «Бутун Кыргызстан». Эта партия объединена с политической партией «Эмгек» («Труд») крупного предпринимателя А. Салымбекова. Протурецкие позиции пропагандирует О. Бабанов, возглавляющий партию «Республика». «Республика» активно взаимодействует с националистической политической партией «Ата Журт».

Политической стабильности в определенной степени способствовало вступление 12 августа 2015 года Кыргызской Республики в ЕАЭС. Для адаптации Кыргызской Республики к стандартам ЕАЭС Российской Федерацией и Казахстаном выделены 300 000 долларов на обустройство государственных границ страны. В интересах поддержки бизнеса Кыргызстана создан Кыргызско-российский фонд развития, объем которого составит 1 000 000 000 долларов. Президент Кыргызстана А.Ш. Атамбаев объявил Россию главным стратегическим парт- 204

нером.

Вступление Кыргызстана в ЕАЭС оказало влияние на миграционные процессы. В отличие от трудовых мигрантов из Украины, Таджикистана, Узбекистана, гражданам Кыргызской Республики предоставлены преференции в экзаменации, в оформлении патента, регистрации. Как и гражданам Казахстана выходцам из Кыргызстана достаточно предоставить паспорт своего государства для заключения трудового договора с работодателем при наличии вакансий на рынке труда.

В общий трудовой стаж засчитывается работа на территории Российской Федерации. Распространяются на граждан Кыргызстана и социальные гарантии титульного населения России. С другой стороны, на миграционные процессы Кыргызстана, как и Таджикистана, оказывает негативное влияние системный экономический кризис.

Денонсирование Правительством Республики Кыргызстан соглашения с США от 19 мая 1993 года о режиме наибольшего благоприятствования на территории страны способствовало политической стабилизации поскольку прекратилось финансирование некоммерческих организаций, деятельность которых носила оппозиционный легитимной власти характер, спонсирование иностранными гражданами собраний, митингов, политических акций и т.п.

Не решена проблема межэтнических инцидентов узбекских и таджикских этнических анклавов на территории Кыргызстана. С нею взаимосвязан вопрос разработки системы эффективных стандартов [3]

управления и государственных услуг, процедур муниципальных органов, механизмов борьбы с коррупцией, оптимизации экономических процессов и снижения политических рисков.

Кыргызстан располагает привлекательным объектом для крупного международного инвестирования - Верхне-Нарынским каскадом, идея которого была задумана еще в советский период. Гидроэнергети- ческий потенциал Кыргызстана составляет, по данным Министерства экономики Республики, 142,5 млрд. кВтч. На основании межправительственного соглашения Российской Федерации и Кыргызской Республики, строительство каскада проводилось в 2013-2015 годы, но завершить в плановом порядке к 2016 году строительство не удалось в связи с денонсированием Кыргыстаном соглашения 20 января 2016 года. Оператором проекта ЗАО «Верхне-Нарынские ГЭС» паритетно владели ОАО «Электрические станции» (Киргизия) и ОАО «РусГидро» (Россия). Российская сторона, обещавшая выделить на строительство 2 млрд, долларов, не смогла в 2015 году решить вопросы финансирования и определить источники финансирования на 2016 год, нарушив планы строительства.

Компания «State Power Investment Corporation» (КНР) рассматривается Кыргызстаном, как новый инвестор гидроэнергетического проекта на реке Нарын. Агентство по продвижению инвестиций Министерства экономики Кыргызстана полагает, что инвестиция китайского партнера может составить 1,565 млрд.

Со вступлением в ЕАЭС Кыргызстан рассчитывает на крупные инвестиционные проекты по золотодобыче, разработке месторождений редкоземельных и цветных металлов, а также угля. Перспективны инфраструктурные проекты: железнодорожных коммуникаций, соединяющие север и юг Киргизии, строительство аэропортов Манас, Ош, Баткен.

Инвестиционные проекты могут стать мощным ремиграционным фактором. Мигранты Кыргызстана занимают активную политическую позицию. 4 октября 2015 года в Кыргызстане прошли парламентские выборы в Жагорку Кенеш. Лидерами, как и прогнозировалось стали пропрезидентская СДПК, «Республика -Ата-Журт». Ни одна из политических партий не набрала 50 % голосов. Новый парламент стал коалиционным. Население не активно участвовало в формировании парламента: проголосовало 1,5 млн. человек, что составило 42,5% от общего числа избирателей Кыргызстана.

Все же конструктивный диалог власти и общества состоялся. Руководство Кыргызстана пытается не допустить нового повторения

«Тюльпановой революции». Президент Кыргызской Республики А. Атамбаев полагает, что в настоящее время главным средством давления на страну являются геополитические факторы и приграничные конфликты. Наиболее острыми являются конфликты с Узбекистаном (Ферганская долина) и Таджикистаном (анклав Ворух). В целом у Кыргызстана около 50-ти спорных этнических участков.[4]

Глава государства промульгировал принятый Жагорку Кенеш в июне 2016 года закон «О ратификации Соглашения о сотрудничестве и взаимодействии государств-членов Шанхайской организации сотрудничества по пограничным вопросам», подписанного 10 июля 2015 года в г. Уфа Российской Федерации. Основными задачами сотрудничества Президент Кыргызстана определил: борьбу с экстремизмом, радикализмом, терроризмом, торговлей людьми, незаконным оборотом оружия, радиоактивных материалов, наркотических средств, психотропных веществ, незаконной миграцией и транснациональной преступностью на приграничной территории.

Радикализм затягивает граждан государств Центральной Азии в России, где трудовые мигранты изолированы от семей и традиционных устоев, сталкиваются с негативом теневого рынка труда, проявлениями расизма.

Внешнее военно-политическое разрушение авторитарного государственного режима в Ираке, сдерживающего суннитский экстремизм и шиитский фундаментализм, контролирующего баланс сил государств Ближнего Востока, было одним из важных факторов трансформации террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в государствоподобное шариатское образование, обосновавшееся к 2013 году на территории Сирии со штаб-квартирой в сирийской Эр-Ракке, фактически контролируя северо-восточные ее границы, на территории квазигосударственного Ирака, частично в Афганистане, Алжире, Египте, Йемене, Ливии, Ливане, Нигерии, Пакистане. Широкомасштабные боевые действия ИГИЛ, начавшиеся в 2014 году привели к захвату 90 000 км2 территорий, к декабрю 2015 года было оккупировано 70% территории Сирии. Расширение ИГИЛ сопровождалось массовым истреблением населения, разрушениями, экономической дестабилизацией, что обусловило массовое беженское движение в страны Европейского Союза. Переливы этого движения затронули и Российскую Федерацию.

Россия играет определяющую роль в урегулировании сирийского государственно-политического кризиса и блокировании экспансии ИГИЛ. 26 августа 2015 года в Дамаске был подписан договор между Сирией и Россией размещении на ее территории российской авиационной группы на бессрочный период. Договоренность позволила активизировать действия России, направленные на восстановление суверенитета Сирии и уничтожение глобальной угрозы ИГИЛ. С 30 сентября 2015 года Российская Федерации проводит военную операцию против террористов в Сирии. Удары по террористам в Сирии и Ираке наносит и международная коалиция, возглавляемая США.

23 февраля 2016 года достигнуто соглашение США и России по Сирии, согласно которому 27 февраля должно начаться перемирие между вооруженными силами Сирии и боевыми формированиями оппозиции, за исключением войск ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусру» и др. структур, признанных ООН террористическими организациями.

  • [1] Стронки П. Независимому Узбекистану 25 лет: что дальше? // Электронныйресурс. Сайт «Московский центр Карнеги». // URL:http://carnegie.ru/publications/?fa=63206 (дата обращени 15 июня 2016 года).
  • [2] Муллоджанов П. Таджикистан в 2016 году: основные вызовы, риски и тенденции развития. Электронный ресурс. Сайт Медиа группа «ASIA-Plus» (Душанбе,Таджикистан). // URL: http://www.news.tj, Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script , Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script
  • [3] Пивовар Е., Масаулов С., др. Экспертный доклад «Кыргызстан накануне парламентских выборов: экономика, политика, интеграция». Электронный ресурс. Центральноазиатский портал CA-portal. // URL: http://www.ca-portal.rU/article:21939(дата обращения 11 сентября 2016 года).
  • [4] Интервью Президента Кыргызстана А. Атамбаева. Электронный ресурс. Сайт«Ленту.ру». // URL: https://lenta.ru/news/2016/03/24/kirgizia/
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >