НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Тимохин А. С.,

студент Уральского филиала Российского государственного университета правосудия[1]

В условиях продолжающейся судебно-правовой реформы в России серьезные изменения затрагивают сферу правового регулирования всего уголовного процесса, в том числе его досудебных стадий. Первоочередными задачами преобразований, проводимых в современный период, становятся противодействие коррупции, организованной преступности, упрощение досудебного уголовного судопроизводства, сокращение его сроков, обеспечение доступности правосудия для граждан.

Тенденция к внедрению в российский уголовный процесс различного рода оптимизирующих механизмов недвусмысленно показывает, что, как и в большинстве зарубежных стран, наша уголовнопроцессуальная система столкнулась с необходимостью преодоления кризиса, порожденного объективной неспособностью органов уголовной юстиции эффективно справляться с тем объемом юридической работы, который обычно требуется для привлечения виновных к уголовной ответственности.

Под процессуальным институтом досудебного соглашения о сотрудничестве понимается урегулированный УПК способ противодействия организованной преступной деятельности, а также иным тяжким и особо тяжким преступлениям, состоящий в заключении соглашения между стороной обвинения в лице следователя и прокурора и стороной защиты в лице подозреваемого, обвиняемого и защитника, по которому подозреваемый, обвиняемый обязуется содействовать раскрытию и расследованию иных преступлений, привлечению к уголовной ответственности иных лиц, доказыванию преступной деятельности соучастников, а сторона обвинения обязуется предоставить соответствующие материалы уголовного дела в суд как основание смягчения уголовной ответственности.

Считаем необходимым обозначить основания заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и проведения судебного заседания в порядке, предусмотренном гл. 40.1 УПК РФ: основанием заключения досудебного соглашения о сотрудничестве является волеизъявление сторон обвинения и защиты, выраженное в форме процессуальных актов: ходатайства подозреваемого или обвиняемого и постановления следователя, соответственно. Основанием для проведения судебного заседания в порядке, предусмотренном гл. 40.1 УПК РФ, является поступившее в суд уголовное дело с представлением прокурора об особом порядке проведения судебного заседания[2].

С нашей точки зрения, при расследовании уголовного дела в форме дознания право подозреваемого, обвиняемого на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве является реально ограниченным. Учитывая международный опыт заключения сделок с правосудием, применяемых вне зависимости от формы и стадии досудебного производства, считаем целесообразным внести изменения и дополнения в УПК РФ, которые бы позволили распространить положения гл. 40.1 УПК на случаи расследования уголовного дела в форме дознания, наделив дознавателя соответствующими полномочиями[3].

Следующая проблема в настоящее время носит дискуссионный характер. Нормы гл. 40.1 УПК РФ не устанавливают прямых указаний на обязанность следователя разъяснить подозреваемому или обвиняемому право на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Представляется обоснованным вывод о необходимости внесения соответствующих дополнений в ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ. Это находит подтверждение в правоприменительной практике. При проведении анкетирования 45,7% следователей, 53,3% прокуроров и их заместителей, 41,7% адвокатов и 50,6% судей и их помощников указывают на обязанность следователя по разъяснению подозреваемому (обвиняемому) права подачи ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Практика изучения уголовных дел показала, что в 62% случаев право подачи ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подозреваемому (обвиняемому) было следователем разъяснено.

Анализ норм УПК приводит к выводу, что в связи с введением института досудебного соглашения о сотрудничестве объем полномочий прокурора значительно расширился. В то же время, в ст. 37 УПК, которая является общей нормой и содержит в себе перечень полномочий прокурора, не указано его право на заключение досудебного соглашения. Между тем, такое право закреплено в ч. 5 ст. 21 УПК, которая, по сути, устанавливает обязанность осуществления уголовного преследования. По всей видимости, это обусловлено тем, что все указанные в законе полномочия прокурора (ст. 37 УПК) связаны с реализацией уголовного преследования, его ответственностью за законность и обоснованность решений должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. По нашему мнению, данная норма ошибочно отнесена к предмету регулирования данной статьи и по своему содержанию должна быть включена в ст. 37 УПК, предусматривающую полномочия прокурора в ходе досудебного производства.

Рассматривая в проблему оговора соучастников при досудебном соглашении о сотрудничестве, можно сказать, что данный процессуальный институт позволяет обвиняемому (подозреваемому) более успешно защищать свои интересы, не ограничивая такие же возможности и для других обвиняемых - его соучастников. В соответствии с презумпцией невиновности (ст. 14 УПК), подозреваемый, обвиняемый, участвующий в досудебном соглашении о сотрудничестве, также, действуя в защиту своей невиновности, может перелагать ответственность за преступление на соучастников. Задача опровержения его доводов лежит на следователе. Вместе с тем попытка законодателя предотвратить желание лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, давать ложные показания путем регламентации ст. 317.8 УПК РФ недостаточно эффективна[4]. Считаем целесообразным сделать соответствующую оговорку, предусматривающую, что при исполнении обязательств, обвиняемый не вправе давать заведомо ложные показания и пояснения. В противном случае возможно расторжение досудебного соглашения о сотрудничестве.

В УПК РФ предусмотрено право на обжалование подозреваемым или обвиняемым, его защитником руководителю следственного органа постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (факультативно). Между тем, согласно ч. 3 ст. 317.1 УПК следователь обязан согласовывать только мотивированное постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве со своим руководителем следственного органа. В случае, когда такое согласие не получено следователь отказывает в удовлетворении ходатайства. Таким образом, из сказанного, очевидно, что подозреваемый, обвиняемый, их защитник будет обжаловать решение следователя руководителю следственного органа, который не согласовал постановление следователя. В связи с этим, было бы правильным, согласовывать с руководителем следственного органа постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с руководителем следственного органа.

На наш взгляд, подозреваемому или обвиняемому, его защитнику в ч. 4 ст. 317.1 УПК необходимо предоставить право обжаловать постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве не только руководителю следственного органа, но и прокурору, поскольку, данное решения следователя напрямую затрагивает интересы подозреваемого, обвиняемого[5].

На основании изложенного считаем необходимым внести изменения в ч. 3 ст. 317.1 УПК изложив ее в следующей редакции: В ч. 3 ст. 317.1 УПК после слов «либо выносит» внести «согласованное с руководителем следственного органа постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Вместе с тем, в обобщениях судебной практики применения норм главы 40.1 УПК, отмечается, что несвоевременная проверка сведений, которыми обладает подозреваемый, обвиняемый и разъяснение ему последствий ответственности за сообщение ложных сведений в ходе такого сотрудничества влечет увеличение вероятности упустить возможность раскрытия преступлений, обладающих повышенной общественной опасностью. В случае разъяснения правовых последствий заключения досудебного соглашения о сотрудничестве уже на первом допросе повысит вероятность возникновения у подозреваемого желания к сотрудничеству со следствием и сообщения сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений[6].

Как представляется, в обязанность следователя необходимо внести проверку всех сведений, которые ему стали известны от подозреваемого, обвиняемого, а так же производство следственных действий, которые были указаны в досудебном соглашении о сотрудничестве, с обязательным отражением в протоколах для последующего представления их прокурору. В случае, когда при заключении досудебного соглашения прокурором будет выявлена недостаточность материалов, подтверждающих реальность исполнение условий соглашения и выполнение им обязательств, прокурор в соответствии с ч. 1 ст. 317.2 УПК вправе отказать в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

  • [1] Научный руководитель: Барыгина А.А., к.ю.н., доцент, заведующий кафедройуголовно-процессуального права Уральского филиала ФГБОУВО «Российскийгосударственный университет правосудия».
  • [2] Шайфутдинов, И.Т. Особенности досудебного соглашения. Саранск, 2013.С.492 - 498.
  • [3] Большакова, И.В. Проблемы правового регулирования досудебного соглашения осотрудничестве. М., 2012. С. 73-77.
  • [4] Дубовинский, М.М. Досудебное соглашение о сотрудничестве как уголовнопроцессуальное средство решения проблемы отклоняющегося поведения человека.Владимир, 2010. С. 55-62.
  • [5] Глиссен, Р.Н. Рассмотрение законодательного определения досудебногосоглашения о сотрудничестве как уголовно-процессуального института. Казань,2013. С. 27-29.
  • [6] Зиновьева, О.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: понятие, признаки.М„ 2012. С. 495-499.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >