ПОЗИЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ПО ВОПРОСАМ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Максимова Е.В.

студентка Института прокуратуры Саратовской государственной юридической академии[1] [2] [3]

Согласно ст. 2 Конституции РФ, права и свободы человека являются высшей ценностью государства, а их защита - конституционная обязанность государства. Наиболее эффективным институтом защиты прав человека является институт конституционного правосудия. В ст. 1 ФКЗ «О Конституционном суде РФ» дано определение Конституционного суда как «органа конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющего судебную власть посредством конституционного судопроизводства». Полномочия КС направлены на «защиту основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Кон- ституции на всей территории РФ» .

Под правовой позицией КС принято понимать его итоговое решение о соответствии или несоответствии норм оспариваемого закона Конституции РФ, а также совокупность аргументов, приведенных в обоснование такого решения. Согласно ст. 6 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», «правовые позиции, на которых основаны выводы Конституционного Суда Российской Федерации в резолютивной части его решений, обязательны для всех государственных органов и должностных лиц».

Решения Конституционного Суда всегда имеют адресный ха- рактер. Так, поводом для проверки конституционностист.133 УПК РФ явились жалобы граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко. КС проанализировал нормы УПК РФ, контролирующие возмещение вреда лицам, в отношении которых безосновательно выдвигалось частное обвинение. Конституция РФ закрепляет право «каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц» (ст. 53). Исполнение этого права гарантируется конституционной обязанностью государства в случае нарушения охраняемых законом прав «обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию, компенсацию причиненного ущерба» (ст. 52) , включая государственную и судебную защиту прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 45; ст. 46)[4] [5] [6].

Конституционными гарантиями находящегося под судебной защитой права на возмещение вреда, соответствуют положения Кон- венции «О защите прав человека и основных свобод» (п. 5 ст. 5) , Про- токола № 7 к данной Конвенции (ст. 3) и Международного пакта «О гражданских и политических правах» (пп. «а» п. 3 ст. 2, п. 5 ст. 9 и п. 6 ст. 14)[7], закрепляющие право на компенсацию жертвам незаконного ареста, заключения под стражу или осуждение за преступление, если вынесенный приговор был впоследствии отменен на том основании, что какое-либо из обстоятельств доказывает наличие судебной ошибки. Из вышеперечисленных положений Конституции и международноправовых актов, можно сделать вывод о том, что государство обязано гарантировать возмещение вреда, причиненного гражданину в ходе уголовного судопроизводства на любой его стадии.

Руководствуясь вышеперечисленными правовыми позициями, КС признал не соответствующими Конституции РФ положения УПК РФ (ч. 1 и 2 ст. 133) в той мере, в какой они служат основанием для отказа лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, в возмещении государством вреда, причиненного необоснованными решениями суда.

  • [1] Научный руководитель: доцент Комбарова Е.В., к.ю.н.
  • [2] ФКЗ от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РоссийскойФедерации».
  • [3] УПК РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ.
  • [4] Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.)(споправками от 30 декабря 2008 г., 5 февраля, 21 июля 2014 г.)
  • [5] Конвенция от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод»(ратифицирована ФЗ от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ).
  • [6] Протокол № 7 от 22 ноября 1984 г. к Конвенции «О защите прав человека иосновных свобод» (ратифицирован Российской Федерацией Федеральным закономот 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ).
  • [7] Международный пакт от 16 декабря 1966 г. «О гражданских и политическихправах» (ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г.№ 4812-VIII).
 
Посмотреть оригинал