Современный религиозный фундаментализм: источники и социальные условия развития

Вторая глава посвящена основным проблемам, истокам и формам проявления религиозного фундаментализма как социального феномена. В первом разделе, исходя из религиозно-общественной принадлежности, описываются наиболее известные фундаменталистские течения, которые пользуются значительным влиянием в современном мире. Во втором разделе религиозный фундаментализм рассматривается в качестве влиятельного субъекта мировой политики. В частности, многоплановость этой проблематики предполагает анализ достаточно сложной и во многом противоречивой совокупности как внутренних, так и внешних предпосылок политического характера. В третьем разделе выявлены внутренние и внешние факторы, обуславливающие возникновение и распространение религиозно-политического фундаментализма, выступающего преимущественно от имени экстремизма.

Традиции и модернистские течения современного фундаментализма как способ утверждения религиозной аутентичности

Описывая феномен религиозного фундаментализма в целом, следует, отметить, что он зарождается в обществе, для которого характерны глубокие внутренние проблемы, реальный либо скрытый кризис национального самосознания. Здесь на первый план выходит, прежде всего, его интеллектуальная значимость в духовной сфере нашего времени. Независимо от своего экономического и социального положения, все фундаменталисты считают, что религия способна помочь решить многие задачи, стоящие перед обществом и личностью. Извлеченные из исторического контекста, религиозные верования и представления используются как основание для современных бюрократических, политических или военных доктрин.

В результате, в разных уголках мира религиозный фундаментализм выявляет различные идеологические черты и приобретает всевозможные доктринальные формы. К главным идеологическим основам религиозного фундаментализма следует отнести маргинализацию, наличие дуализма (черное и белое, добро и зло четко разведены), избирательное отношение к собственной религиозной традиции и современности (что воспринимать, а что отрицать), склонность к милленаризму.

Что же касается различных фундаменталистских течений, то здесь значительная часть исследователей исходит из того, что их можно условно рассматривать как составляющие «семьи»[1]. Однако члены этой «семьи» отличаются друг от друга, по меньшей мере, в трех ключевых моментах. Во-первых, они основываются на разных религиях. Хотя все религии породили движение фундаментализма, некоторые из них являются отдельными сторонниками фундаментализма, другие же - препятствуют его возникновению. В этом отношении это наиболее заметно в исламе и протестантизме, потому что они по отдельности основаны на едином Священном Писании и придерживаются мнения, что верующие имеют прямой доступ к духовной мудрости, к Всевышнему в большей степени, чем, если они сосредоточены в руках посредников. Во-вторых, движения фундаментализма возникают в крайне различных между собой обществах. Их влияние и сущность, в первую очередь, обусловлены социальной, экономической и политической организацией того общества, в котором они возникают. В-третьих, виды фундаментализма различаются согласно политическим причинам, с которыми они ассоциируются: религиозный фундаментализм можно использовать как средство достижения всестороннего политического усовершенствования, что особенно привлекательно для бесправных и угнетенных народов; как способ поддержать непопулярного лидера или правительство, создав единую политическую культуру; либо как возможность укрепить национальное или этническое сознание, которое находится под угрозой[2] [3]. Неудивительно, что конкретное выражение фундаментализма в церковной жизни является весьма разнообразным в зависимости от того, на что акцентируется внимание в двуединой доктрине (древнее писание или предание церкви). Поэтому выявить целостный мировоззренческий смысл фундаментализма довольно непросто, еще труднее найти «общий знаменатель» для множественных фунда-

-41

менталистских направлении .

Вместе с тем, история насчитывает множество его видов (протестантский, иудейский, индуистский фундаментализм и др.), наиболее известные из которых - католический, православный и исламский фундаментализм. Рассмотрим подробно три основные идейные течения религиозного фундаментализма, которые оказывают существенное влияние на развитие религиозной ситуации в мире.

Для католицизма в целом, источники веры есть священное Писание и Предание, т.е. Божья целостность, историческое спасительное деяние, как это было в еврейских и христианских общинах, и как это интерпретируется через жизнь самих этих общин. Католицизм должен постоянно учитывать три основные формы посредничества: религиозное, т.е. историческое посредничество через традиции; нерелигиозное, т.е. историческое посредничество через различные культуры, и, наконец, посредничество через собственное сознание, которое вовсе не означает субъективную произвольность, а скорее личный контакт со словом Божьим[4].

Католическому фундаментализму дают четкое объяснение еще в начале XX века Ф.П.Томас и О.П.Мар в книге «Фундаментализм: католическая перспектива» («Fundamentalism: A Catholic Perspective», 1919 г.). Главным признаком католического фундаментализма является четкое разделение мира на «черное и белое». Согласно исследователям, существуют две разновидности подобного фундаментализма: библейский - буквальное чтение Священного Писания, и доктринальный - когда учение Церкви воспринимается «не исторически» и выборочно (если некоторые протестанты считают, что Библия «упала с неба», то некоторые католики так же думают о Кодексе канонического права). О.П.Мар отмечает особую военную риторику католического фундаментализма и борьбу с внутренними врагами.

Суть католического фундаментализма можно оценить, исходя из результатов деятельности и взглядов основных его организаций: «Opus Dei» («Божье дело»), «Священное братство святого Пия X», «Лига католической контрреформации» и «Militas Dei» («Воины Божьи»), Имеет смысл остановиться на первом объединении, получившем наиболее широкое распространение. Итак, «Opus Dei» представляет собой религиозную организацию, основанную испанским священником ев. Хосе- мария Эскрива де Балагер в Мадриде 2 октября 1928 г. и действующая по всему миру до сих пор. Официально провозглашенными целями так называемой «персональной прелатуры» (структуры, входящей в пастырское и иерархическое устройство Церкви) являются помощь в несении «света Евангелия миру», призыв всех христиан жить в согласии с верой в окружающей их повседневности, освящая, прежде всего, свою профессиональную деятельность. Под освящением профессиональной деятельности подразумевается труд «в духе Христа», то есть старания наилучшим образом исполнить свои обязанности во славу Божью и ради служения другим[5]. Основными чертами «Божьего дела» являются:

  • • упование на божественное провидение, глубокое сознание достоинства каждого человека и братства всех людей, истинная христианская любовь к миру и всему творению Божьему;
  • • почитание свободы и мнения других, уважение к законному плюрализму;
  • • честное, добросовестное и профессиональное отношение к

труду;

• постоянные молитвенные практики, исповеди, самопожертвование.

Вместе с тем, данной системе присущи некоторые неоднозначные черты. Так, тексты организации, обращенные к ее членам, содержат призывы к лидерству, не отрицая при этом абсолютного, как «инструмент в руках артиста», повиновения. Несмотря на современность, для организации характерны, на первый взгляд, «средневековые особенности»: например, самобичевание, применимое стабильно раз в неделю (не является чем-то из ряда вон выходящим, достаточно вспомнить священный праздник Ашура у мусульман-шиитов). Отдельные источники свидетельствуют еще об одной неоднозначной позиции системы: отдалении несовершеннолетних от родителей и нахождении их под постоянным контролем. Кроме того, любопытной является сама структура системы, состоящая из трех ступеней: «нумерарии», «аггре- гати» и «супернумерарии». Всем им, несмотря на отличия в образе жизни, предписано занимать руководящие должности на государственной службе, а также в общественных организациях, в связи с чем, подавляющее их большинство - адвокаты, преподаватели, банкиры, врачи и промышленники. Однако, с учетом даже всех неоднозначных позиций, какие-либо враждебные настроения, призывы к жестокости или признаков унижения человеческого достоинства отсутствуют. Скорее напротив, организация Opus Dei» проповедует быть «причиной радости других», более того, широко известно о ее благотворительной деятельности.

Возникновение православного фундаментализма в России следует отнести к началу XX века. Среди теоретиков того времени можно назвать В.М. Пуришкевича, В.А. Грингмута, А.И. Дубровина, Н.Е. Маркова и др. На общественном уровне его проявлением являются еврейские погромы (1903 г.), а на политическом - создание «Союза русского народа». Основным постулатом являлась мысль о том, что только в веках прошлых на все, что могут возникнуть вопросы, уже даны ответы, и искать их надо в постановлениях Вселенских соборов, в святоотеческих текстах, в высказываниях святых и т.п. Однако принцип «держаться старины», «древнего благочестия» для одних стал источником силы, для других - недостатком. Вследствие этого, в русской религиозной мысли появляются сторонники этого принципа, ныне именуемого фундаментализмом, так и его противники, которые указывают на опасность бездумной приверженности древности[6].

В 1980-е- 1990-е гг. зарождается новая волна роста фундаменталистских настроений. Данная проблема привлекает внимание таких отечественных и зарубежных исследователей как А.М. Верховский, К.Н. Костюк, И.В. Кудряшова, А.В. Малашенко, Н. Коэн, Дж. Мар- сден, Дж. Стратон и др. Суть православного фундаментализма сводится к тому, что некоторые частные положения получают неоправданно высокий статус, либо из нескольких допустимых толкований тех или иных тезисов выбирается один и объявляется единственно возможным. Те, кто не согласен с такой трактовкой, зачисляют в вероотступники и еретики. Разногласия, прежде всего, касаются нескольких вопросов: старого стиля, языка богослужения, изменений в богослужении, преимущественного политического строя, антисемитизма, отношения к экуменизму и др.

Так, приверженность старому стилю, юлианскому календарю в России, несомненно, является отличительным признаком: фундаменталисты считают абсолютно необходимым придерживаться старого стиля, пренебрегая некоторыми бесспорными фактами астрономии. Далее, фундаменталисты категорически отвергают идею перехода от церковно- славянского языка на современный русский и изменения в богослужении. Сторонники преобразований ратуют за большую доступность и понятность, в отдельных приходах стали вводить некоторые новшества (преимущественно в тех, где значительную часть прихожан составляет интеллигенция). Это вызвало резкую реакцию фундаменталистов, которые утверждают, что нововведения означают недопустимый разрыв с традицией, лишают богослужение смысла и красоты, фактически знаменуют собой отступничество. Следует отметить, что большинство православных фундаменталистов в России являются убежденными сторонниками монархии и концепции Третьего Рима. Здесь наиболее активные те православные средства массовой информации, которые не имеют благословения священноначалия и не выражают официальную точку зрения Русской Православной Церкви. Фундаменталисты также настаивают на возвращении к системе «государственно-церковной симфонии», сложившейся еще в Византии, суть которой заключается в тесном и взаимовыгодном союзе церкви и государства (на практике дело неизбежно оборачивалось господством светской власти над церковной).

Опыт России в XX веке показывает, что при изменении государственного строя слишком тесный союз с государством наносит тяжелый урон для церкви. С другой стороны, не вызывает сомнения явное предпочтение, отдаваемое государственной властью именно православию, причем только той его части, которая находится под юрисдикцией Московской Патриархии[7] [8]. Однако наиболее бурная полемика русских православных фундаменталистов с их противниками идет вокруг проблемы экуменизма. Напомним, что экуменическое движение выступает за сотрудничество всех христианских конфессий, практически же в нем принимают участие некоторые протестантские, православные и восточные церкви. С точки же зрения фундаменталистов, никаких «других церквей» нет и быть не может. Фундаменталисты отвергают аргумент о необходимости свидетельствовать инославных об истинности православия, поскольку массового перехода в православие не наблюдается, а разрушительное воздействие общения с «еретиками» налицо: многие модернистские идеи, по их мнению, уже проникли в русское православие. Здесь необходимо отметить, что принцип «вне нашей церкви нет спасения» долгое время господствовал и в католичестве, и во многих протестантских церквях. Лишь совсем недавно, уже в нашем веке, католики, в частности, со- гласились считать членов других церквей христианами .

Стремительному развитию фундаменталистского движения в России и на постсоветском пространстве в 1990-х- начале 2000-х гг. способствовало появление православных газет (например, «Русь православная»), различных телепередач[9]. На политическом поле фундаменталистское движение ознаменовалось появлением православных «братств» («Славянский мир», «Союз православных граждан» и др.), национально-патриотических объединений с православной риторикой, наиболее известные из которых - Русский Фронт Освобождения «Память» (РФО «Память») и Общероссийское общественное движение «Народный Собор» (ООД «Народный Собор»).

К примеру, РФО «Память» существует более двадцати лет и позиционирует себя как национал-патриотическая организация, основу идеологии которого составляет христианский национал-социализм. Организация представляет собой объединение свободных граждан, целью которых является максимально возможное распространение Русской идеологии, Русской веры, Русского духа, воспитание Нового человека и создание принципиально Новой общности белых людей, объединенных на священных основах Веры, Воли, Традиции»[10]. Среди задач, лежащих на пути к вышеуказанной цели, можно встретить призывы к решению миграционного вопроса, к борьбе за права и свободы коренного населения России. К числу методов, посредством которых ее сторонники должны бороться, относятся митинги, шествия, автопробеги, а также публицистика в собственных периодических изданиях.

ООД «Народный Собор» является содружеством общественных объединений и граждан, цель которого - преобразование России на основе традиционных духовно-нравственных ценностей Русской цивилизации». «Народный Собор» базируется исключительно на православной догматике: будучи созданным в октябре 2005 года в день памяти преподобного Сергия Радонежского, движение и по сей день «ведет непрерывную борьбу с теми, кто подрывает духовные и культурные основы России». Идеологическая концепция организации, изложенная в труде «Русская доктрина», включает в себя следующие аспекты:

  • • духовность как цель развития (противопоставляется материальному эгоизму);
  • • соборность как форма социальных отношений (общность всех слоев населения);
  • • справедливость;
  • • патриотизм и здоровый национализм (любовь к Родине, своему народу, самобытности и истории);
  • • державность (абсолютное стремление к созданию сильного государства)[11].

Деятельность организации обширна и включает в себя конференции, съезды, всевозможные форумы и круглые столы. Руководство и значительная часть структуры организации составляет интеллигенция. В качестве методологии, используемой «Народным Собором», служат вполне гуманные и легитимные средства: публикации в СМИ (собственная газета и телеканал), организация спортивных мероприятий (состязания по кроссфиту, коллективные пробежки), проведение санкционированных митингов и т.д.

Особого внимания заслуживает исламский фундаментализм. С момента его появления и до сих пор ни в мировой науке, ни в общественной среде не существует единого мнения и подхода к этому феномену, окончательно не выработана его оценка в истории и современности.

Неуклонная политизация и радикализация исламского фундаментализма началась в 1950-х гг. XX века. В 1970-е гг. исламским фундаменталистам удалось использовать недовольство части населения для распространения своего политического и идеологического влияния. Вследствие этого, в конце 1980-х доктрина исламского фундаментализма приобретает реальную силу и выходит на международную арену. Фундаменталисты провозглашают своей целью восстановление в современной жизни мусульман конкретные институты и нормы раннего ислама, т.е. ислама времен пророка Мухаммеда и первых халифов. Именно в раннеисламской общине они видят идеальное объединение верующих на основе равенства и справедливости. Сторонники фундаментализма призывают очистить ислам от поздних наслоений, восстановить его в первоначальной чистоте. В этом они отличаются от консерваторов, которые считают, что надо оставить ислам таким, какой он есть, и от модернистов, которые стремятся изменить его, поставить на службу модернизированным секуляристским системам, как аргументацию их легитимности, путем добавления новых положений к религиозным догмам[12]. Сущность фундаменталистской идеи сводится к утверждению, что ислам - это всеобъемлющая мировая доктрина, единственный путь спасения для всего человечества.

За последние тридцать лет определенная тенденция в исламском движении приобретает все большее влияние в вопросах политики и безопасности в мировом масштабе. Поэтому в современном мире проблема распространения идей исламского фундаментализма имеет глобальный характер. По мнению ученых, успех сторонников «чистого» ислама определяется конкретной политической позицией государства, которая выбирает исламский путь развития; социально-экономическим уровнем развития общества, которое начинает стремиться к возрождению или «истинного» ислама, или активно усваивает привнесенный извне ислам, в том числе и фундаменталистское направление[13] [14].

Отличительной чертой доктрины исламского фундаментализма является также пропаганда экономического и идеологического изоляционизма мусульманского мира. В рамках этой идеологии критикуются существующие мусульманские социально-политические системы и правительства. В целом фундаменталисты стоят на антизападных позициях, неприятии любых западных общественных моделей и культуры. Истинно исламский путь развития выступает как убедительная и привлекательная перспектива для всего общества. Однако, по мнению фундаменталистов, обоснованность введения исламской формы правления заключается в альтернативности законодательству норм шариата. Кроме того, они отмечают жизненность принципов «уммы», которая, независимо от национальной и культурной принадлежности объединяет всех правоверных32.

На этот счет хотелось бы еще добавить, что характерной чертой современного исламского фундаментализма можно считать и то, что его сторонники конфликтуют внутри исламского движения с «традиционалистами» - представителями духовенства, поддерживающими официальные властные режимы. Одновременно ведут борьбу и против «модернистов», пытающихся приспособить ислам к современным условиям. И тут нужно обратить внимание на то, что наибольшую угрозу представляет экстремизм фундаментализма. Фундаментализм часто называют «воинствующим исламом», так как здесь вполне допустимо использование терроризма и насилия для достижения поставленных ими целей.

В частности, западные источники определяют исламский фундаментализм в качестве синонима «исламизм» и «панисламизм», ассоциируя его исключительно с радикализмом, насилием и агрессией. Отчасти это объясняется глобалистскими настроениями западного мира и страхом перед культурой Востока, отчасти - экстремистской деятельностью отдельных организаций (боевые ячейки «Братьев-мусульман» и «Хамаса», «Исламский джихад», «Фатх», «Аль-Каида» и т.д.). В данном случае, Основная проблематика, сводится к тому, что, не имея подлинного представления о мировой религии, о Священном Писании и прочих основах, мировое сообщество невольно, не задумываясь, ставит в один ряд с перечисленными выше организациями такие мусульманские объединения как Всемирная Исламская Лига, занимающаяся обсуждением и решением проблем мирного сосуществования (является членом ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ), Организация исламского сотрудничества (ОИС), выступающая против расизма и колониализма, РАИС (Российская ассоциация исламского согласия) и ОИС (Организация исламского сотрудничества), идущие к единству мусульман посредством благих дел (учреждение Фонда помощи жертвам экстремистов, строительство мечетей, работа с молодежью и т.д.). Помимо указанных организаций существуют также отдельные благотворительные фонды: «Ярдэм», реализующий поддержку незащищенных слоев населения (малоимущие, многодетные семьи, дети-инвалиды, одинокие старики); «Баракат», также помогающий всем нуждающимся, Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования и др.[15].

Вместе с тем, сегодняшние дебаты относительно природы исламского фундаментализма, его истоков и путей развития зачастую чрезмерно политизированы. Все большее число исследователей выступают за более взвешенную оценку как самого явления «исламский фундаментализм», так и высказываются против чрезмерно вольного подхода к использованию этого понятия. Такой точки зрения, в частности, придерживаются ученые М.Эткин, Э.Сиван, Д.В.Макаров, А.В. Малашенко и др., которые подчеркивают, что основным поставщиком, главным распространителем экстремизма и терроризма выступает «радикальный ислам», который ни в коем случае не следует отождествлять с исламом вообще [16].

Итак, явление исламского фундаментализма не представляет единой мировоззренческой системы, а является преимущественно конгломератом различных теорий, которые сочетаются общностью некоторых первобытных установок с общими взглядами на современный мир. Исламский фундаментализм также выражает потребности тех, кто пытается защитить догматические постулаты ислама, с одной стороны, а с другой - свидетельствует о наличии практики его использования в политико-идеологическом направлении.

  • [1] Кирилюк Ф.М. Философия политической идеологии: учеб, пособие / Ф.М.Кирилюк. - К.: Центр учеб, литературы, 2009. - 520 с., с. 49.
  • [2] Там же, с. 50.
  • [3] Уляхин В.Н. Фундаментализм в православии: теория и практика / В.Н.Уляхин //Фундаментализм. Статьи / отв. ред. З.И. Левин. - М.: Ин-т востоковедения РАН:Крафт+, 2003.-С.128-164.
  • [4] Understanding Fundamentalism and Human Rights / English Academy (Department ofPhilosophy); submitted by C.A. Lawrence [and others], - Mangalore, 2012. - 157 p.
  • [5] Опус Деи // Справочник прелатуры «OPUS DEI» [Электронный ресурс]. - 2014. -Режим доступа: multimedia.opusdei.org/pdf/ru/muller.pdf. - Дата доступа: 10.08.2014.
  • [6] Фундаментализм русского православия и его проявления // Постиндустриальныймир: Центр, Периферия, Россия: сб. науч. ст. (научные доклады, №94); Институтмировой экономики и междунар. отнош. РАН. - М: МОНФ; ИМЭМО РАН, 1999. -223 с.
  • [7] Сафронов, С.Г. Русская Православная Церковь в XX веке: территориальныйаспект / С.Г. Сафронов; Московский Центр Карнеги (М.). - М.: Московский ЦентрКарнеги, 2001. - 100 с.
  • [8] Фундаментализм русского православия и его проявления // Постиндустриальныймир: Центр, Периферия, Россия: сб. науч. ст. (научные доклады, №94); Институтмировой экономики и междунар. отнош. РАН. - М.: МОНФ; ИМЭМО РАН, 1999. -223 с.
  • [9] Костюк К.Н. Православный фундаментализм (Церковь и государство: Россия) /К.Н.Костюк // Полис: Полит, исслед,- 2000 - №5.- С. 135.
  • [10] О нас. Что такое РФО «Память»? [Электронный ресурс]. URL:http://rfopamyat.com/ (дата обращения: 08.08.2014.
  • [11] 9 О движении «Народный Собор» [Электронный ресурс]. URL:http://www.narodsobor.ru/about (дата обращения: 08.08.2014.
  • [12] Сагадеев А. Исламский фундаментализм: что же это такое? / А. Сагадеев //Россия и мусульманский мир. Бюллетень реферативно-аналитической информацииИНИОН РАН, - 1994,-№10.-С. 80.
  • [13] Хрестоматия по исламу: пер. с арабского / ред. С.М. Прозоров. - М.: Наука. Изд.Фирма «Восточная литература», 1994. - 242 с., с. 67.
  • [14] Поляков К.И. Идеология исламских фундаменталистов в Судане / К.И. Поляков// Национализм и фундаментализм на Ближнем Востоке: материалы конференции,Москва, 4 февраля 1999 г.-М., 1999. - С. 14-18.
  • [15] 5 Антее П. Ислам в современном мире / П. Антее; под ред. М.В. Иордана // Исламв Евразии. - М: Прогресс-Традиция, 2001. - С. 68-75.
  • [16] Сиван Э. «Радикальный ислам»: причины и последствия террористическогонасилия / Э.Сиван // Internationale Politik. - 1997. -№8. - С. 6-15.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >