Конституционализация российского государства и государственного суверенитета

Конституционализация правового государства в России

Проблема конституционализации России как правового государства

Современное понимание доктрины правового государства и верховенства права основывается на их взаимосвязи и взаимном влиянии. Конституция РФ 1993 года ориентирует развитие страны на основе принципов правового государства и верховенства права. Государство обязано последовательно придерживаться этих принципов в правотворческой и правоприменительной деятельности (их обязаны соблюдать органы публичной власти, должностные лица, граждане)[1].

В России именно рубеж Х1Х-ХХ веков стал заметной вехой в формировании теоретических основ и перехода к конституционной государственности. В конце XIX- начале XX века русский конституционализм был единственным политическим течением - носителем правовой идеологии. Его представители последовательно отстаивали необходимость мирного разрешения социальных конфликтов, применение идей и принципов правового государства к государственному строительству. Концепция правового государства разрабатывалась ведущими конституционалистами и либеральными государствоведами в начале XX века не только как основа новой теории государства и конституционного права, но и как политическая программа партии конституционных демократов. Членами этой партии, в том числе занимавшими руководящие посты, были С.А. Муромцев, Ф.Ф. Кокошкин, В.М. Гессен, М.М. Винавер и другие.

По своей юридической природе правовое государство рассматривалось конституционалистами как необходимый атрибут современной цивилизации и антитеза абсолютных монархий старого порядка. В начале XX века конституционализм был важным политическим движением, важным для правового будущего России. Философ А. Балицкий пишет: «Доминирующей российской традиции осуждения права противостояло все более усиливающееся течение мысли, отстаивающее право и подчеркивающее необходимость превращения России в правовое государство» (rule-of-law state)[2]. О силе этого движения можно судить не столько по числу его последователей, сколько по его интеллектуальным достижениям». Как мы увидим, утверждает философ, «этот уровень был очень высок, возможно, слишком высок для того, чтобы быть легко понятым и стать популярным в широкой публике, включая и людей, которые называли себя либералами»[3]. В сущности, это было движение интеллектуальной элиты, которое имело большое историческое значение, т.к. впервые в условиях России заложило теоретический фундамент для формирования конституционализма и правового государства.

Основы теории конституционного государства были разработаны в России в начале XX века и фактически связаны с переходом Российской империи к монархическому конституционализму. Проблемы конституционного государства разрабатывались видными мыслителями и правоведами, среди которых В.М. Гессен, С.А. Котляревский, Б.А. Кистяковский занимают особое место. В их работах проанализированы и раскрыты принципы построения конституционного или правового государства, которые служили масштабом оценки политикоправовых реалий, сложившихся в России после государственных реформ 1905-1906 годов[4].

Родоначальником теории конституционного государства русские конституционалисты считали Ш.Л. Монтескьё[5]. Большинство либеральных государствоведов и конституционалистов отождествляло понятия «правовое государство» и «конституционное государство», хотя и не во всех аспектах. Так, для В.М. Гессена правовое государство «в своей деятельности... связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним»[6]. В то же время отмечал он, «единственным существенным признаком - необходимым и достаточным - конституционного государства является участие народа или народного представительства в осуществлении государственной власти»[7].

Конституционалистам начала XX века конституционным виделось такое государство, в котором действует принцип разделения властей, существует парламент, установлена ответственность исполнительной власти (правительства) перед народным представительством, закреплены права граждан и федеративное или унитарное устройство территории.

Традицию определения государства как правовой организации власти в конце 80-х - начале 90-х годов продолжили видные российские правоведы В.С. Нерсесянц, Ю.М. Батурин, Р.З. Лившиц, А.Б. Венгеров, Г.Н. Манов, З.М. Черниловский, С.С. Алексеев и другие[8]. Концепция правовой государственности первоначально выстраивалась в рамках либо социалистической формы государства в целом, как у

С.С. Алексеева, Ю.М. Батурина, Р.З. Лившица, Г.Н. Манова, либо советской, например, у В.С. Нерсесянца.

В современной правовой литературе продолжается разграничение понятий «правовое государство» и «конституционное государство». Взаимосвязь и взаимообусловленность этих понятий проявляется в том, что конституционное государство рассматривают как форму правового. Различие же видится в обязательном существовании конституции в конституционном государстве. Именно конституция дает название такому государству. Необязательно существование писаной конституции в конституционном государстве, она может воплощаться в конституционных соглашениях, прецедентом праве, а частью, как это происходит в Великобритании, в статутном праве.

Роль правового регулирования в становлении и развитии конституционного государства трудно переоценить. Обязывающий характер правовых норм всегда является составной частью современного понимания конституционного государства. В различных правовых системах сформировались концепции, объясняющие роль права в регулировании общественных отношений, складывающихся в условиях конституционализма.

Англосаксонская концепция определяется понятием «верховенства права», «господства права» (rule of law). В англосаксонской правовой культуре принцип верховенства права формировался постепенно, как и сама английская конституция. В общем виде верховенство права означает, что даже высшая законодательная власть не должна на законных основаниях посягать на известные основные принципы справедливости. Источник таких основных принципов справедливости был заложен в английской конституции, которая материализовалась в ряде известных исторических документов, начиная с Magna Carta 1215 года, простирающемся до Bill of Rights 1689 года, а также английского общего права.[9] В наиболее развитом виде эта концепция получила распространение сначала в Великобритании, США, а затем ее модификации стали применяться в других странах, которые заимствовали идеи и институты стран общего права. К таким странам в настоящее время относятся Канада, Австралия, Новая Зеландия и ряд других. Несмотря на многочисленные примеры реализации в той или иной форме концепции «верховенства права» в странах англосаксонского мира, юристы по-прежнему считают возможным рассматривать ее как идеал[10].

В странах континентальной Европы возникла и действует концепция правового государства, в Германии она выражается термином Rechtsstaat, а во Франции - понятием Etat de droit. Возникновение понятия правового государства относится к рубежу XV1II-XIX веков. Впоследствии оно развивалось и совершенствовалось, постепенно модифицировалось и его основное предназначение. В середине XIX века Роберт Моль отмечал, что государство, основанное на идее права, может осуществиться в жизни постепенно и историческим путем, путем прогрессивного развития народа из иной фазы цивилизации[11]. Причем для такого государства, по его мнению, нет такой формы правления, которая была бы для него обязательна вследствие внутренней необходимости или которая была бы для него единственно возможною вследствие внешних причин. Современные конституционные системы в целом подтверждают это положение. Первоначально понятие правового государства возникло как своеобразная программа ограничения государственных притязаний. В современных условиях «принцип правового государства не сводится к защите человека от государственных притязаний, а преследует двойную цель: в равной мере ограничивать и обеспечивать деятельность государства, чтобы таким образом гарантировать достоинство человека, свободу, справедливость и правовую защищенность его как в отношениях с государственной властью, так и между индивидами»[12].

Конституционная система не может функционировать без господства права, ведь конституция наиболее высокий тип права, а конституционное регулирование - наиболее значимое для страны. Однако в каждой стране различные концепции обязывающей силы права создали характерную для данной страны систему конституционализма[13]. Правовая государственность в России базируется не только на теоретическом фундаменте, но и на принципах, закреплённых в Основном законе страны, и отражается в практике реализации данных принципов (в деятельности законодательной, исполнительной и судебной властей). Практика конституционного правосудия выработала некоторые границы содержания принципов правового государства применительно к отдельным конституционным спорам.

  • [1] Доктрины Правового Государства и Верховенства Права в современном мире / Сборникстатей. Отв. ред. В.Д. Зорькин, П.Д. Баренбойм. М., 2013. С. 19
  • [2] Walicki A. Legal Philosophies of Russian Liberalism. Oxford: Clarendon Press, 1987. P.104.
  • [3] Там же.
  • [4] Гессен В.М. Теория правового государства // Политический строй современных государств. Сб. статей. - СПб., 1905. - Т.1; Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. - М., 1915; Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое //Вопросы философии. - 1990. - № 6. Скакун О.Ф. Теория правового государства в дореволюционной России // Советское государство и право. - 1990. - № 2. Корнев В.Н. Проблемыконституционализма в русском либеральном государствоведении начала XX века // Известиявузов. Правоведение. - 2001. - № 3. - С.238-244.
  • [5] Гессен В.М. Основы конституционного права. Петроград, 1917. С. 15.
  • [6] Гессен В.М. Теория правового государства // Политический строй современных государств. Сб. статей. - СПб., 1905. - Т.1. - С. 132.
  • [7] Гессен В.М. Основы конституционного права. Петроград, 1917. С.31.
  • [8] См.: Батурин Ю.М., Лившиц Р.З. Социалистическое правовое государство: от идеи к осуществлению. - М., 1989; Манов Г.Н. Социалистическое правовое государство: проблемы иперспективы // Советское государство и право. - 1989. - № 6; Венгеров А.Б. Несущие конструкции правового государства // Общественные науки. - 1989. - № 6; Черниловский З.М.Правовое государство: исторический опыт // Советское государство и право. - 1989. - № 4;Алексеев С.С. Правовое государство - судьба социализма. - М.: Юридическая литература,1988; Нерсесянц В.С. Концепция советского правового государства в контексте истории учений о правовом государстве // Социалистическое правовое государство: проблемы и суждения.-М., 1989.
  • [9] Berman, Harold J. The Struggle for Law in Post-Soviet Russia // Western Rights? Post-Communist Application. / Ed. by A. Sajo. - Kluwer, 1996. - P.41-55.
  • [10] Идеал верховенства права ("the Rule-of-Law ideal") и его различные концепции рассматриваются в обширной статье Ричарда Феллона. - Fallon Richard Н. "The rule of law" as a conceptin constitutional discourse // Columbia Law Review. - January 1997. - Vol.97. - No. 1. — P.l.
  • [11] Моль P. Энциклопедия государственных наук. СПб., 1868. С.256.
  • [12] Шмидт-Асман Е. Правовое государство // Государственное право Германии. / Отв. ред.Б.Н. Топорнин. - М.: Институт государства и права, 1994. - С.54.
  • [13] Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма): Пер. с венг. - М.:Юрист, 2001.-С.205.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >