Конституционализация как фактор преобразования правовой системы

Для определения природы, особенностей и способов воздействия конституции на общественные отношения, как правило, в отечественной науке использовалось и продолжает использоваться понятие «конституционное регулирование»[1]. Применение конституционного регулирования к общественным отношениям является объективным показателем важности определенных групп и видов таких отношений в конкретно-исторических условиях подготовки и принятия конституции страны. Уровень конституционного регулирования - наиболее высокий из возможных уровней правового регулирования.

Между тем подлинное значение конституции и конституционного права в регулировании общественных отношений можно осмыслить только при учете их динамического воздействия на правовую систему в целом. Динамика регулирования показывает, насколько проникают нормы конституции и конституционного права в другие отрасли права, преобразуя и подчиняя их фундаментальным конституционным императивам. Этот процесс проникновения норм конституции и конституционного права в качестве обязательных императивов в различные компоненты правовой системы можно охарактеризовать как конституционализацию правового порядка.

Конечно, конституция по своему правовому статусу и призванию уже выступает «как верховная составляющая правовой системы, ее основной, органически сущностный компонент»[2]. Вместе с тем, в функциональном и правореализационном аспекте конституционные нормы нуждаются в механизме обеспечения, состоящего из законодательного, правоприменительного, контрольного и интерпретационного компонентов. Поэтому проникновение норм конституции в качестве обязательных императивов в различные компоненты правовой системы - важный и необходимый процесс осуществления конституции после ее введения в действие, особенно в условиях, когда происходит преобразование правовой системы страны.

Объекты конституционного регулирования часто связаны с историей и традициями страны. Конституция РФ 1993 года знаменовала собой определенный разрыв с прежними представлениями о конституционном регулировании. В ней не была закреплена избирательная система и развернутая характеристика принципов избирательного права, что вызывало нарекания у юристов, которые определяли такое отсутствие как конституционный пробел. Вместе с тем Конституционный Суд РФ в ряде постановлений признал принципы избирательного права (включая свободные выборы на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании) общими принципами организации системы органов государственной власти и местного самоуправления и отнес их к предметам совместного ведения РФ и ее субъектов (особенно постановление от 22 января 2002 года)[3]. Произошла конституционализация принципов избирательного права, т.к. по мнению Суда, они имеют универсальный характер и обязательны при формировании как представительного и законодательного органа РФ, так и законодательных органов субъектов РФ.

Динамическое воздействие конституции на правовую систему может происходить в двух различных типах социально-политических и социально-экономических условий. Первый тип условий предполагает существование стабильно функционирующего демократического конституционного режима и правовой системы. При таких условиях динамическое воздействие конституции протекает как нормальный и устойчивый процесс и усиливается в случае внесения поправок в конституционный текст, в соответствии с которыми необходимо привести отраслевое законодательство и судебную практику в ходе толкования и применения конституционных норм. Динамизм конституционного воздействия в этом случае зависит от прямых и обратных связей между потребностями общественного развития и изменениями содержания (или смысла) конституционных норм. Второй тип условий характерен для правовой системы обществ переходного типа. В современных социальных науках даже появилась особая отрасль знаний и область исследований, которая получила название «транзитология»[4]. Россия находится в процессе фундаментальной политико-правовой и социально-экономической трансформации, которая может быть описана как переход к рыночной экономике, демократии и верховенству права. Подобные фундаментальные трансформации происходят в современных государствах Центральной и Восточной Европы.

Динамическое воздействие конституции на правовую систему в условиях переходного процесса осложняется факторами внешнего и внутреннего характера. К факторам внешнего характера относятся международно-правовые обязательства России, вытекающие из норм и принципов международного права, вступления России в Совет Европы и ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В соответствии с ч.4 ст. 15 Конституции РФ данная Конвенция инкорпорирована в правовую систему России и действует для нее в ее современном виде с 1 ноября 1998 года. Она используется Конституционным Судом РФ наряду с другими международноправовыми актами, закрепляющими основные права и свободы человека при рассмотрении дел о конституционности правовых актов[5]. Толкуя положения Конституции о правах и свободах, в необходимых случаях Суд вынужден придавать им смысл, вытекающий из положений Европейской Конвенции и решений Европейского Суда по правам человека. Для других судебных органов, действующих на местах, по- прежнему, остается острой проблема знаний международно-правовых актов и европейских стандартов в области прав человека.

Однако, существуют и факторы внутреннего характера. При переходе от одной общественной и правовой системы к другой конституционное право (стоящее во главе других отраслей) является важнейшим средством трансформации общества на новом пути и институтом, который сам должен быть трансформирован. Право является носителем ценностей общества. Значимая роль его институтов заключается в том, чтобы уменьшать неопределенность посредством установления стабильной структуры человеческих взаимоотношений. Правовые институты являются правилами игры и без них невозможна экономическая и социальная активность. Институты содействуют взаимоотношениям между людьми и организациями. Они существенны для достижения согласованных целей на социально приемлемом уровне. Так как моральные ценности и отношения между людьми изменяются очень медленно, радикальные изменения сверху не приводят к успеху, особенно если они широко не распространены в обществе. Радикальные изменения могут даже иметь ухудшающий эффект в отношении всеобщего признания права. Это делает право трудным средством в управлении трансформацией.

Существует также много проблем в претворении в жизнь конституционно-правовых норм. Имплементация новых конституционных правил в российских экстраординарных условиях не продуцирует результатов подобных тем, которые установлены в странах с демократической рыночной экономикой и стабильно функционирующим конституционным режимом. Помимо этого, существует невысокий уровень доверия к новым конституционно-правовым институтам, принципам и нормам, особенно регулирующим основные права и свободы в связи с низкой эффективностью их судебного обеспечения, проблемами реализации исполнения судебных решений, в том числе решений Конституционного Суда РФ.

Как показывает десятилетний опыт действия Конституции РФ, ее динамическое воздействие на правовую систему осложняется факторами инкорпорации норм международного и европейского права, регулирующих основные права и свободы; столкновением консервативной функции права и его преобразующей роли; невысоким уровнем доверия со стороны населения к конституционным принципам и нормам; проблемами исполнения решений судебных органов.

  • [1] Морозова Л.А. Конституционное регулирование в СССР. М., 1985.
  • [2] Эту мысль высказал профессор УрГЮА Г.В. Игнатенко.
  • [3] Постановление от 22 января 2002 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 69, части второй статьи 70 и статьи 90 Конституции Республики Татарстан, а также пункта 2 статьи 4 и пункта 8 статьи 21 Закона Республики Татарстан «О выборах народных депутатов Республики Татарстан» в связи с жалобой гражданина М.М. Салямова // Российская газета. 2002 г., 31 января. .№ 19.
  • [4] Капустин Б.Г. Конец «транзитологии»? // Полис. 2001. № 4. С.6-26; Lukin A.V. The Transitional Period in Russia // Russian Social Science Review. Jul/Aug 2000. Vol. 41. Issue 4. P.5-31;Solnick, Steven L. Russia's «Transition»: Is Democracy Delayed Democracy Denied? // SocialResearch. Fall 1999. Vol.66. Issue 3. P.789-825; McFaul, Michael. Lessons from Russia's Protracted Transition from Communist Rule // Political Science Quarterly. Spring 1999. Vol.114. Issue 1.P.103-130.
  • [5] Тиунов О.И. Практика Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам применения международно-правовых норм о защите прав человека в свете участия России вСовете Европы // Российская Федерация в Совете Европы: проблемы применения норм озащите прав человека. Материалы международного семинара (17-18 апреля 1997 года). Екатеринбург, 1998. С.8-12; Игнатенко Г.В. Конвенция о защите прав человека и основных свобод в российской правовой системе: реальность и перспективы // Там же. С.3-7.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >