Начало XIV в. - 1350-е гг.

XIV в. - век расцвета Золотой Орды, время интенсивного монетного обращения на территории Волжской Болгарии. В первой половине XIV в. Среднее Поволжье входит в централизованный монетный рынок Улуса Джучи. Вхождение различных регионов в централизованный рынок характерно не только для Золотой Орды. П.Н. Петров отмечает: «XIII в. для обращения серебряных монет во всех трех монгольских государствах характеризуется региональностью. Например, в Золотой Орде почти самостоятельными регионами обращения являются Крым, Булгар и Хорезм... Уже в начале XIV в. монетные рынки каждого из государств в разной степени, но все же объединяются, и это отразилось на составе кладовых комплексов каждого из них» (Петров П.Н., 2003, с. 126).

Процесс интеграции начала XIV в. нашел отражение и в таком интересном документе, как письмо монгольского правителя Персии ильхана Улджайту к французскому королю Филиппу IV Красивому (1305 г.): «Теперь Мы, а также Темур-каган, Тохога, Чабар, Тога и другие потомки Чингисхана, озаренные свыше, положили с помощью Неба конец взаимным обвинениям, длившимся 45 лет, объединили наши государства от восхода солнца до моря Талу и слили наши почтовые службы. Мы связали себя обещанием, что если кто-нибудь из нас подумает иначе, то все Мы сообща будем защищаться против него» (Письмо монгольского правителя..., 1996, с. 107-108). Золотоордынские правители Узбек и Джанибек в первой половине XIV в. проводят политику централизации Улуса. «Земли от Железных Ворот до степей

Кипчакских и Судака, да от Хорезма до границ Константинополя» были подвластны сарайскому правителю», - сообщает средневековый арабский хронист (Тизенгаузен В.Г., 1884, с. 197-198). При Узбеке приостанавливается чеканка серебряной монеты в Волгаре, однако медные монеты продолжают чеканиться.

Выпуск в XIV в. большого количества датированных монет позволяет выделить несколько этапов монетного обращения в Среднем Поволжье в этот период.

  • 1) до начала 1330-х гг. (датированные монеты единичны, монеты из других регионов поступают редко);
  • 2) 1330-1340-е гг. (осуществляется массовая чеканка местной медной монеты; поступает монета из нижневожского региона)(к этим десятилетиям относится не менее 45,5% от числа всех определенных медных монет из Болгарского городища);
  • 3) 1350-е гг. (местных медных монет, надежно датированных этим временем, нет; объемы поступлений монет из нижневолжского региона значительно сокращаются)(к этому времени относится около 4% от числа медных определенных монет из Болгара);
  • 4) конец 1350-х гг. - 1361г. (огромное число нижневолжских монет наполняет рынки Среднего Поволжья)(в Волгаре монеты этого времени составляют 595 экз. или 20,3% от числа определенных пулов).

Большое число единичных монетных находок свидетельствует в пользу интенсивного торга в Среднем Поволжье во время правления Узбека и Джанибека. Монетные клады этого времени - явление исключительное. Как отмечает Г.А. Федоров-Давыдов, 1330-1350-е гг. являются «временем политического и экономического могущества Улуса Джучи» (Федоров-Давыдов Г.А., 1960, с. 110-111).

Ко второму периоду монетного обращения места находок достигают максимального числа (60 пунктов). j Особенно много монет времени правления Узбека, Джанибека, Хызра на городищах Ага-Базар, Болгар, на селище у Больших Атряс и на Семеновских IV-V селищах. Джучидских пулов от времени правления Узбека до правления Хызра включительно в Болгарском комплексе насчитывается 2417 экз. (82,8% от числа определенных медных монет). Несколько меньше доля медных монет этого периода в комплексе находок из Ага-Базара (54 экз., 69%) и из Семеновских IV-V селищ (55 экз., 57,3%). Серебряные монеты от времени Узбека до Хызра составляют в Болгаре, Ага-Базаре и [1]

на Семеновских IV-V селищах 113 экз., 54 экз. и 37 экз. соответственно (46%, 69% и 54,15% от числа определенных серебряных монет).

Вместе с тем необходимо отметить, что на нескольких селищах происходит спад монетного обрщаения. Так, во второй период значительно сокращаются объемы монетного обращения на Мурзихинском селище, сокращается число монетных находок и на Старокуйбышевском IV селище.

Во второй период монетное обращение возникает на ряде новых памятников (среди них Малиновское II селище, Семеновские П-Ш селища, возможно, также Усть-Вихлянское селище и городище Девичий Городок). Во второй период начался расцвет монетного обращения в Джукетау. Возможно, при Узбеке происходит формирование товарно- денежных отношений на Алексеевском VI селище и на селище у Больших Атряс (на этих памятниках отмечены находки нескольких серебряных анэпиграфных монет, но они, вероятно, продолжали обращаться и при хане Узбеке).

Десятилетия, предшествующие правлению Узбека, характеризуется малым количеством медных монет. В период правления Узбека (1312-1342 гг.) в монетном обращении Волжской Болгарии присутствовали главным образом пулы столичной (сарайской) чеканки и медные монеты, болгарской чеканки. Три массовых типа болгарских пулов видимо следует отнести к первой половине XIV в.:

  • 1) Анонимные пулы Болгара 734 г.х. (1333-1334 гг.). Среди находок в Болгаре пулы этого типа насчитывают 236 экз. (8% от числа атрибутированных медных монет).
  • 2) Анонимные недатированные пулы Болгара с решеткой. Долгое время оснований для надежной датировки этого типа пулов не было. По интуитивному мнению Г.А. Федорова-Давыдова, их следовало датировать временем правления Узбека (Федоров-Давыдов Г.А., 19876, с. 176— 177). В недавнее время было получено строгое подтверждение такой датировке. В Болгаре была обнаружена подобная монета, перечеканенная из сарайского типа со львом 737 г.х.)(1336-1337 гг.)(Мухаметшин Д.Г., 2004а, с. 129). Таким образом, монеты с решеткой выпускались после 1336-1337 гг., вероятно в следующий период (в 1340-е гг.). В комплексе отдельных находок монет из Болгара 133 экз. пулов с решеткой (4,5% от всех определенных медных монет из Болгара).
  • 3) Анонимные недатированные пулы с тамгой Бату и легендой «В добрый час». Г.А. Федоров-Давыдов полагает, что указанные монеты чеканились, вероятно, в XIV в. (Федоров-Давыдов Г.А., 2003, с. 13). Надежных подтверждений такой датировке нет (нет подтверждений и для других датировок), однако и на мой взгляд, чекан этих монет, вероятно, относится к первой половине XIV в., а более четкая датировка пока невозможна. В Болгарском комплексе монеты этого типа многочисленны, составляют около 10% от числа всех определенных пулов (296 экз.).

Нижневолжские пулы времени правления Узбека (чекан Сарая) известны следующих типов:

  • 1) б.г. С изображением барса;[2]
  • 2) 721 г.х. (1321-1322 гг.). С изображением пятиконечной звезды;
  • 3) 726 г.х. (1325-1326 гг.). С изображением сокола;
  • 4) 731-732 гг.х. (1330-1332 гг.). Моноэпиграфные;
  • 5) 730-е гг.х. (733 г.х. (1332-1333 гг.) 737 г.х. (1336-1337 гг.) и б.г.). С изображением льва и солнца.

Среди рассмотренных сарайских пулов только последний тип в массовом количестве встречается и в Среднем Поволжье (монеты этого типа составляют около 11% от числа определенных пулов на Болгарском городище). Таким образом, болгарские материалы свидетельствуют, что только в 1330-е гг. медные монеты нижневолжской чеканки массово вливаются в болгарский рынок. Отсутствие сарайских медных эмиссии 1320-х, начала 1330-х гг. нельзя объяснить их малочисленностью. На Нижней Волге и на Северном Кавказе находки таких монет не редки.

Очевидно, что сарайские медные монеты массово поступали, например, на Северный Кавказ как в 1320-е гг., так и в последущее десятилетие. В случае с Болгаром видно, что только со второй половины 1330- х гг. начинается массовое поступление столичных пулов (при этом в то же время, в 1330-е гг. в Болгаре производится массовая чеканка собственных пулов). Можно предполагать, что именно во второй половине 1330-х гг. произошло вхождение Болгара в централизованный монетный рынок Поволжья. Во второй половине 1330-х гг. на десятилетия прекращается монетная чеканка серебряных монет в Болгаре.[3]

Время правления Узбека традиционно в историографии считается периодом расцвета Золотой Орды (Фахрутдинов Р.Г., 1975, с. 57). Многочисленные находки монет времени правления Узбека на территории Среднего Поволжья подтверждают этот тезис. В Великом Болгаре ко времени правления Узбека относится огромное число медных монет. По мнению Ю.М. Кобищанова, в период правления Узбека в Волжской Болгарии помимо Болгара такие города как Сувар, Буляр, Джукетау и другие также переживали подъем (Кобищанов Ю.М., 2002, с. 55). Этот тезис отчасти находит подверждение в монетных находках. Если существование города Сувар в золотоордынский период вызывает сомнения, то в окрестностях Билярска и Данауровки находки отдельных монет времени Узбека зафискированы. Не редки находки монет этого времени и на других памятниках Волжской Болгарии.

При преемнике Узбека Джанибеке приостанавливается чеканка пулов в Сарае и начинается массовая чеканка медных монет с обозначением нового места чекана - Сарая ал-Джедид (Сарай Новый). В историографии XX в. господствовало мнение, что в конце правления Узбека была построена новая столица - Новый Сарай, располагавшаяся на территории Царевского городища в Волгоградской области. В настоящее время ряд авторов аргументировано указывают (Евстратов И.В., 1997, с. 88-118; Рудаков В.Г., 2000, с. 305-322 и др.), что монеты Сарая ал-Джедид чеканились на территории Селитренного городища в Астраханской области (ранее на этом памятника локализовали только чеканку Сарая и Сарая ал-Махруса). Действительно, на территории Царевского городища встречаются не все типы монет Сарая ал- Джедид. Монетный материал Селитренного городища свидетельствует о присутствии в монетном обращении всех основных типов монет Сарая ал-Джедид.

Ко времени правления Джанибека относятся два типа пулов, чеканившихся в столице - Сарае ал-Джедид. Это монеты с двуглавым орлом и с цветочным орнаментом. Вероятно, монеты с цветочным орнаментом сменили в обращении монеты с орлом.

Многочисленные анонимные пулы Сарая ал-Джедид с изображением двуглавого орла, главным образом, не датированы. Только немногие пулы с двуглавым орлом имеют дату - 743 г.х. (1342-1343 гг.). С.А. Янина подробно исследовала вопрос о датировке пулов Сарая ал- Джедид с изображением двуглавого орла. По ее мнению, выпуск этих монет был осуществлен при Джанибеке в 740-е гг.х. (1340-е гг.), а не при Узбеке как до этого считали И.Н. Бороздин (1924, с. 333), Б.В. Зай- ковский (1924, с. 52) и А.А. Кротков (1930, с. 9). Основанием для датировки по С.А. Яниной послужили следующие данные:

  • 1) при хане Узбеке серебряные монеты в Сарае ал-Джедид еще не выпускались,
  • 2) некоторые монеты с двуглавым орлом имеют дату - 743 г.х. (1342-1343 гг.),
  • 3) для пулов Сарая времени Узбека характерно использование куфического стиля, а для монет Джанибека, выпущенных в Сарае ал- Джедид (и с цветочным орнаментом, и с двуглавым орлом) использовался почерк насх (это характерно и для монет с двуглавым орлом, и для монет с цветочным орнаментом),
  • 4) пулы с орлом выпускались позже сарайских монет 737 г.х. (1336-1337 гг.), т.к. известны подобные перечеканы.

Учитывая отсутствие других типов пулов Джанибека 1340-х гг., С.А. Янина убедительно показала, что все пулы с орлом чеканились примерно до начала выпуска монет в Сарае ал-Джедид с цветочным орнаментом - до 751 г.х. (1350-1351 гг.)(Янина С.А., 1954, с. 438-439; 1960, с. 211-213). Датировка пулов с двуглавым орлом 1340 гг. в настоящее время утвердилась в историографии. Пулы Сарая ал-Джедид с двуглавым орлом в изобилии встречаются на памятниках как Нижнего, так и Среднего Поволжья.

Нижневолжские пулы с двуглавым орлом принадлежат к числу наиболее часто встречающихся в Волжской Болгарии (на Болгарском городище они составляют 644 экз. или 22% от всех определенных пулов из Болгара).

В 1350-е гг. в Сарае ал-Джедид чеканились пулы с изображением цветочного орнамента. Находки монет этого типа в Нижнем Поволжье относятся к числу наиболее распространенных. Вместе с тем в Среднем Поволжье находки монет с цветочным орнаментом немногочисленны (112 экз. или 3,8% от числа всех определенных пулов из Болгара). Это явление выглядит особенно странным, если учесть массовые поступления в Волжскую Болгарию медных монет из Нижнего Поволжья в предшествующие десятилетия, и отсутствие в структуре монетного обращения Волжской Болгарии других массовых типов медных монет, которые могли бы датироваться 1350 гг. (Пачкалов А.В., 2004а, с. 118-122).

Возможно, в 1350-е гг. монетный рынок Волжской Болгарии был настолько наполнен, что не требовал пополнения новой монетой. Однако и в этом случае старая монета уходила из обращения (по крайней мере, естественным путем), а новая поступала в значительно меньших масштабах. Удивительно, что это явление осталась вообще незамеченным в историографии.

Другим возможным объяснением малочисленности монет 1350-х гг. может являться стихийное бедствие - сильнейшая чума, распространившаяся во второй половине 1340-х гг. (Стихийные бедствия..., 1990, с. 108-118). Ибн ал-Варди сообщает: «в 747 г.х.[4] приключилась в землях Узбековых чума, (от которой) обезлюдели деревни и города, потом чума перешла в Крым, из которого стала исторгать ежедневно по тысяче трупов, или около того...» (Тизенгаузен В.Г., 1884, с. 530). Бадр ад-Дин ал-Айни говорит об этом событии так: «Этот мор и есть тот, который люди называют «великим мором»... О чуме, подобной этой, никто (прежде) не слыхал... Не стало людей в домах; в последних были брошены пожитки, утварь, серебряные и золотые деньги, но никто не брал их» (Тизенгаузен В.Г., 1884, с. 529).[5] [6]

Монетные находки демонстрируют определенное снижение уровня товарно-денежных отношений в Волжской Болгарии в 1350-е гг. Если к 1330-1340-м гг. в Болгаре относится почти половина всех определенных джучидских медных монет (45,5%),[7] то пулов, надежно датированных 1350 гг., на этом памятнике насчитывается менее 4%. Связано ли это явление с эпидемией чумы второй половины 1340-х гг., пока не ясно, т.к. в Нижнем Поволжье монеты 1350-х гг. (пулы Сарая ал-Джедид) встречаются в огромном числе (однако, русские летописи сообщают о воздействии чумы именно на нижневолжские города).

Тезис о наиболее бурном расцвете Болгара в период правления ханов Узбека и Джанибека (Мухаметшин Д.Г., 1998, с. 37) находит подтверждение в нумизматических данных, но нуждается в уточнении. Монеты в Болгаре при Узбеке чеканились от имени золотоордынских ханов. Этот факт, по мнению Р.Г. Фахрутдинова, «говорит о подчиненном положении ... по отношению к центру» (Фахрутдинов Р.Г., 1987, с. 21). Но Р.Г. Фахрутдинов отмечает также и своеобразие денежного рынка Болгара в 1340-е гг. (по мнению исследователя, «в этом, возможно, проявились стремления к обособлению Болгара и его окру- ги»)(Фахрутдинов Р.Г., 1987, с. 21). На мой взгляд, своеобразие рынка Болгара отмечается скорее для 1350-х гг. Именно в это время монетное обращение Волжской Болгарии знаменуется отличиями от монетного обращения центрального региона Улуса Джучи - Нижнего Поволжья.

По заключению С.А. Яниной, «с конца правления Узбека, при Джанибеке и вплоть до разгрома Булак-Тимуром, Болгар входил как составная часть в централизованный рынок Поволжья». В это время, по мнению исследовательницы, «город переживал наивысший расцвет, занимая в то же время подчиненное положение по отношению к Сараю» (Янина С.А., 1958, с. 394). Это заключение также можно принять, но, как мы показали ранее, небольшое число нижневолжских монет 1350-х гг. в Волгаре, дает возможность предполагать, что в это десятилетие Болгар не являлся частью «централизованного рынка Поволжья».

Традиционно время правления хана Джанибека называется временем расцвета Золотой Орды, а период 1360-х гг. - временем, когда золотоордынские города приходят в упадок (Федоров-Давыдов Г.А., 1973, с. 148). Ю.М. Кобищанов справедливо отмечает, что политическая смута 1360-1370 гг. привела в упадок города Улуса Джучи (Кобищанов Ю.М., 2002, с. 87). Оба вышеприведенных тезиса нуждаются в уточнениях. Как мы показали ранее, в 1350-е гг. (вторая половина правления Джанибека) товарно-денежные отношения в Волжской Болгарии переживают спад. Вместе с этим начало 1360-х гг. характеризуется в Волжской Болгарии большим количеством отдельных находок монет. В монетном обращении на территории Среднего Поволжья фиксируется очень много отдельных находок медных монет Хызра 762 г.х. (1360-1361 гг.)(чекан Сарая ал-Джедид и Гюлистана)(595 экз. или 20,3% от числа всех определенных пулов в Болгарском комплексе). В начале «великой замятии» Волжская Болгария входила в состав владений нижневолжских правителей. Так, по летописным данным в 1359 г. хан Хызр (Хидыр, Хидырь) приказал казнить ушкуйников, ограбивших город Жукотин (ПСРЛ, X, с. 232). Жукотинцы подали на ушкуйников жалобу хану Хызру. Хызр потребовал от великого владимирского князя выдачи ушкуйников, которые и были казнены. Это сообщение свидетельствует, что в период правления хана Хызра территория Среднего Поволжья входила в состав его владений. Обилие находок медных монет Хызра 762 г.х. (1360-1361 гг.) в Среднем Поволжье свидетельствует о высокой интенсификации товарно-денежных отношений в начальный период «великой замятии».

Кладов времени Узбека и Джанибека в Улусе Джучи мало. К 1310-1350 гг. относятся всего четыре клада (4,4% от числа всех датированных кладов XIII-XV вв.). Два клада состояли из серебряных монет, по одному - из медных джучидских и золотых индийских. При этом один клад относится, вероятно, к 1320 гг. (Барское Енарускино), два клада имеют младшие монеты 1340 гг. (Болгар 1884 г. и 1893 г., Болгар 1928 г.), один клад - с младшими монетами 1350-х гг. (Болгар 1965 г.). Только два клада из этих четырех (Барское Енарускино, Болrap 1965 г.) могут быть надежно датированы времени второго периода. Небольшой клад золотых индийских монет с младшими монетами Мухаммада беи Туглука 1340-х гг. мог быть сокрыт (и, вероятно, был сокрыт) несколько позже - во второй половине 1360-х гг., т.к. к этому времени относится большинство кладов из Татарстана, а золотые монеты могли находится в обращении достаточно долгий период времени. Клад из Болгара 1965 г. с младшими монетами Джанибека 1350-х гг. также мог быть сокрыт в начале периода «великой замятии».[8] Таким образом, число кладов второго периода монетного обращения в Татарстане может быть еще ниже.

Факт почти полного отсутствия кладов свидетельствует о благоприятном периоде в истории Волжской Болгарии в первой половине XIV в. Вместе в тем отсутствие кладов затрудняет анализ структуры обращения серебряных монет этого времени. Г.А. Федоров-Давыдов полагал, что в начале XIV в. во всей Золотой Орде произошла резкая смена денежного обращения. По данным исследователя, среди кладов XIV в. было известно только три, содержащих монеты до 1310 г. (Федоров- Давыдов Г.А., 1960, с. 95, 103). Ханом Токтой в 1310 г. по Г.А. Федорову-Давыдову была проведена общегосударственная монетная реформа, целью которой было стремление «заменить разнотипное и разновесное денежное обращение монетой с постоянным, единым и устойчивым весом» (Федоров-Давыдов Г.А., 1960, с. 103). Вместе с этим в новейшей историографии сама правомерность выделения монетной реформы Ток- ты в настоящее время вызывает сомнения (Петров П.Н., Студитский Я.В., Сердюков П.В., 2005, с. 142-147). Исследователями монетного обращения Волжской Болгарии отмечается, что «реформа Токты» не имела большого значения в монетном деле Болгара: анонимные и анэпиграф- ные монеты чеканились здесь не только при Токте, но и при Узбеке (Тростьянский О.В., Егоров Э.Н., 2003, с. 122).[9] Редкость комплексов серебряных монет первой половины XIV в. не позволяет уверенно установить, когда в Волжской Болгарии вышли из обращения серебряные анонимные и анэпиграфные монеты конца XIII - начала XIV в.[10] Однако клад из Барское Енарускино показывает одновременное бытование серебряных анонимных и анэпиграфных монет вместе с монетами Узбека, что подтверждает мнение С.А. Яниной, высказанное еще в работе 1954 г. (Янина С.А., 1954, с. 433).

В первой половине XIV в. и в начале второй половины XIV в. в монетном обращении Волжской Болгарии доминируют монеты местной, болгарской чеканки, а также монеты столичной, нижневолжской чеканки. При этом можно отметить, что происходит постепенный процесс вытеснения монет болгарской чеканки монетами из Нижнего Поволжья. Монеты из Нижнего Поволжья до 1330-х гг. в Среднем Поволжье единичны, однако в Болгаре в это время (и до конца 1330-х или начала 1340-х гг.) производится массовая чеканка монет. С 1340-х гг. в монетном обращении преобладают уже только монеты из нижневолжского региона. Такая ситуация продолжает сохраняться до начала 1360- х гг.[11] Во время правления хана Хызра монетное обращение Волжской Болгарии, достигшее особенно высокого уровня, обеспечивалось почти исключительно монетами из Нижнего Поволжья.

Помимо монет Болгара, Сарая, Сарая ал-Джедид большое число монет 1350-1360-х гг. в средневолжском регионе относится к эмиссиям Гюлистана («Сада роз»). Особенно многочисленны в Волжской Болгарии находки медных монет Гюлистана, выпущенных от имени Хызра в 762 г.х. (1360-1361 гг.). Ввиду того, что Гюлистан, только кратко упоминается в нескольких письменных источниках, вопрос местоположения и статуса этого центра вызывал дискуссии. Локализация Гюлистана в Нижнем Поволжье была предложена еще Х.М. Френом, который поместил его рядом с Сараем, но точного местоположения не указал (Френ Х.М., 1832, с. 43). Х.М. Френ считал Гюлистан «увеселительным замком ханов Золотой Орды». Более точную локализацию предложил Н.И. Веселовский. По его мнению, Гюлистан следовало локализовать в семи верстах от Нового Сарая у Колобовского кургана (Веселовский Н.И., 1912). Высказывались и некоторые альтернативные локализации. Например, местоположение Гюлистана в качестве отдельного города на месте Селитренного городища предлагал

В.К. Трутовский, позднее, отказавшийся от этой точки зрения (Трутов- ский В.К., 1893; 1911). Монетный материал Селитренного городища совершенно не был рассмотрен в его работах. Иначе исследователь заметил бы, что монет Гюлистана на памятнике крайне мало.

Ввиду дискуссионности вопроса о местоположении монетного двора в недавних публикациях указывается, что местоположение Гюлистана не установлено (Руссев Н.Д., 1999, с. 43). Однако уже в настоящее время имеются основания считать Гюлистан крупным городом, а не дворцом, и локализовать его на месте Царевского городища, где, как считалось ранее, располагался Сарай ал-Джедид. Определение «белед», встречающееся на монетах перед словом «Гюлистан», позволяет считать Гюлистан именно «беледом», т.е. крупным городом. Этому соответствует и очень большой объем монетных эмиссий Гюлиста- на. В 1997 г. И.В. Евстратовым была опубликована статья, в которой исследователь убедительно аргументировал локализацию Гюлистана на месте Царевского городища (Евстратов И.В., 1997). Действительно, именно Царевское городище является наиболее подходящим памятником для локализации Гюлистана. И.В. Евстратовым было показано, что ряд типов медных монет Сарая ал-Джедид на Царевском городище не встречается, вместе с тем Царевское городище является остатками одного из наиболее значительных городов Золотой Орды и здесь были выявлены следы монетного двора.

Определенное место в монетном обращении Волжской Болгарии занимали монеты Мохши - золотоордынского центра мордовских земель. Саратовскому краеведу А.А. Кроткову принадлежит заслуга открытия местоположения города. Изучение А.А. Кротковым большой коллекции монет Наровчатского городища (Пензенская область) убедительно доказало тождественность памятника с золотоордынским городом Мохши (Кротков А.А., 1923, с. 27-31; 1930, с. 33-42). Ко времени правления Узбека и Джанибека относятся главным образом медные монеты из Болгара и его окрестностей. Судя по последним данным наиболее часто встречаются монеты 1350-х гг. Этот факт особенно интересен в связи с тем, что в самом Наровчате монеты Мохши 1350-х гг. значительно уступают по количеству монетам Мохши других десятилетий. Видимо, в 1350-е гг. поступление монет Мохши в болгарские земли было наиболее интенсивным. Реже встречаются в Волжской Болгарии отдельные серебряные монеты времени Узбека. В обоих кладах серебряных джучидских монет первой половины XIV в. представлены монеты Мохши (Барское Енарускино, Болгар 1965).

Помимо пулов столичной и болгарской чеканки в Среднем Поволжье ко времени правлений Узбека и Джанибека относятся также единичные медные монеты, выпущенные в Средней Азии (главным образом, в Хорезме) и в Крыму.

Крым (Солхат), хорошо известный по письменным источникам, в XIII-XV вв. проводил интенсивную чеканку серебряных и медных монет. В.В. Григорьев еще в 1843 г. указал на локализацию Крыма в

Эски Крыму (Старом Крыму)(Григорьев В.В., 1844, с. 305). Эта локализация утвердилась в историографии и представляется наиболее вероятной, т.к. в Старом Крыму располагался крупнейший золотоордынский город на полуострове. Находки крымских монет на Средней Волге немногочисленны. Обильные крымские эмиссии XIII - начала XIV в. здесь не встречаются. Единственным типом пулов, вероятно, крымского чекана являются монеты с изображением стилизованного двуглавого орла (22 экз. найдены на Болгарском городище (0,75% от числа определенных пулов), по одному экз. - на Малиновском II селище и на Семеновском IV селище). Эти пулы были известны еще Х.М. Френу (1832, с. 39), однако только несколько лет назад удалось разрешить вопрос о месте чеканки указанных монет. В 1954 г. С.А. Янина, изучавшая материалы Болгарского нумизматического комплекса, отнесла эту группу монет к эмиссиям Сарая ал-Джедид (Янина С.А., 1954, с. 437), однако в 1958 г. отказалась от такой интерпретации, приняв чтение Р.Р. Фасмера (749 г.х. (1348-1349 гг.), переданный словами, без обозначения места чекана)(Янина С.А., 1958, с. 406). В 1961 г. С.А. Яниной был предложен третий вариант чтения легенды: «чекан Крыма в 744 г.х.» (1343-1344 гг.)(Янина С.А., 1961, с. 156). Монеты со стилизованным двуглавым орлом в большом количестве встречаются в Поволжье. Интересно, что на территории Волжской Болгарии указанных монет больше, чем в Нижнем Поволжье, расположенном ближе к Крымскому полуострову. Других типов крымских пулов в Поволжье нет.[12] Данное обстоятельство побуждало исследователей локализовать место выпуска этих монет в Поволжье. Г.А. Федоров-Давыдов указывал, что «наиболее убедительной атрибуцией является отнесение их к новосарайскому или сарайскому чекану» (Федоров-Давыдов Г.А., 1999, с. 126). Однако, монетное обращение золотоордынского Крыма стало изучаться значительно позже, чем монетное обращение в Поволжье. В настоящее время стало известно, что в Крыму монеты со стилизованным двуглавым орлом встречаются значительно чаще, чем в Нижнем Поволжье (только по данным К.К. Хромова в Крыму было найдено более 500 экз. большого количества вариантов и подража- ний)(Хромов К.К., 2004, с. 16). Указанное обстоятельство позволяет принять версию о чеканке рассматриваемых пулов в Крыму, а не в Нижнем Поволжье, как первоначально полагала С.А. Янина. К.К. Хромов предположил, что монеты чеканились в Крыму в 743 г.х.

(1342-1343 гг.), а чеканка подражаний продолжалась в Крыму до 1360-х гг. (Хромов К.К., 2004, с. 19). На мой взгляд, чтение легенды на монетах со стилизованным двуглавым орлом вызывает вопросы, однако топография находок свидетельствует о чеканке монет в Крыму. Отсутствие других пулов Крыма в Поволжье может объясняться локальностью монетного обращения в конце XIII - начале XIV вв., в то время, когда в Крыму чеканилось наибольшее число типов медных монет. Вместе с этим наличие в Среднем Поволжье большого числа пулов со стилизованным орлом может свидетельствовать в пользу существования наиболее интенсивных связей с Крымом при хане Джанибеке, в период наибольшей централизации Золотой Орды.

Среди монетных дворов, чья продукция была встречена в Среднем Поволжье, имеется Бар джин. Известны медные монеты 738 г.х. (1337-1338 гг.) и 753 г.х. (1352-1353 гг.). По моим данным первые монеты встречаются в Средней Азии, а вторые - в Поволжье. Это позволяет предполагать, что в Улусе Джучи были два города со сходным написанием в арабской графике (Пачкалов А.В., 2005а, с. 13-15).[13] Медные монеты 753 г.х. (1352-1353 гг.) редко встречаются в Среднем Поволжье (зафиксировано всего 4 экз.), более часты находки таких монет на Нижней Волге (Пачкалов А.В., 2005а, с. 13-15). Монеты Бард- жина времени Узбека были встречены в низовьях Сырдарьи (Бурнаше- ва Р.З., Юсупова С.М., 1994, с. 45-50), а в Нижнем Поволжье совершенно отсутствуют. Очевидно, что они чеканились в Южном Казахстане (вероятно, в городе Барчин). В Болгаре при исследованиях КАЭ была найдена только одна такая монета.

Помимо монеты центральноазиатского Барджина в Великом Болгаре была найдена медная монета 738 г.х. (1337-1338 гг.) города Янги-Кента, также расположенного на Сырдарье. Пул Янги-Кента описывался в ряде публикаций, но с неполным и (или) с неверным чтением легенды. Имя Янги-Кента было прочитано только в 2003 г. В.П. Лебедевым. Город Янги-Кент локализуется на городище Джан-Кала (к юго- западу от Казалинска в Южном Казахстане)(Лебедев В.П., 2003, с. 89-91).

Более распространены в Волжской Болгарии серебряные и медные монеты Хорезма[14], которые начиная со времени правления Узбека, начинают поступать в Среднее Поволжье.

На территории Волжской Болгарии встречаются также и иноземные монеты - иранские, индийские эмиссии.

Монеты хулагуидского Ирана в XIII в. почти не проникали в Золотую Орду и монеты джучидов практически не попадали в Закавказье и Иран. Подавляющее большинство хулагуидских монет, найденных на территории Улуса Джучи, датируется XIV в. Связи с Ираном и Ираком шли в Улус Джучи по Великому Волжскому пути и Каспийскому морю через Закавказье и Северный Кавказ. Находки иранских монет на Средней Волге немногочисленны по сравнению с более южным регионом Улуса Джучи (Нижнее Поволжье, Приазовье, Крым).[15] В настоящее время в Болгаре среди отдельных находок зафиксированы только четыре медные и серебряные хулагуидские монеты первой половины XIV в. (два экз. выпущены при Абу-Саиде, одна монета чеканена в Тебризе). В Волжской Болгарии встречается примесь монет Хулагуидов в кладах джучидских монет. Для первой половины XIV в. можно отметить монету Хулагуида Сулеймана в кладе 1965 г. из Болгара.

Редкая находка для первой половины XIV в. - серебряная монета Румских Сельджуков 1340-х гг. из Болгара.

Встречены на территории Волжской Болгарии и монеты из Индии. Вообще на территории Восточной Европы встречено более сотни золотых индийских монет конца XIII - XIV вв. (династии Халджидов и Туглукидов), при этом, здесь до сих пор не зафиксировано ни одной находки индийских монет XIII-XIV вв. из других металлов. Большинство индийских динаров, найденных в Восточной Европе, относится ко времени правления Мухаммада беи Туглука (время правления Узбека и Джанибека в Золотой Орде). Интересно, что и письменное свидетельство о связях Улуса Джучи с государством Туглукидов (Ибн Баттута) относится ко времени правления Узбека (Тизенгаузен В.Е., 1884). Самые ранние находки датируются временем Ала ад-Дина Мухаммада, а самые поздние - временем Фируза. Представлен также чекан времени Кутб ад- Дин Мубарака, Гийас ад-Дина Туглука.

На территории Татарстана (применительно к первой половине XIV в.) в настоящее время зафиксирован небольшой клад индийских монет (Болгар 1884 и 1893 гг.), а также отдельные находки индийских монет конца XIII - первой половины XIV в. (8 экз.)(из Болгара, Кузне- чихи, Данауровки и из неизвестного места находки).[16] Встречаются индийские монеты первой половины XIV в. и в комплексах более позднего времени.

Почти все монеты Халджидов и Туглукидов, обнаруженные в России, происходят из поволжского региона (большинство найдено в Татарстане). Вместе с этим необходимо отметить, что, вероятно, не все монеты, считающиеся индийскими, были выпущены на территории Индии. Некоторые монеты могли быть чеканены и в самом Улусе Джучи. Основаниями для такого предположения являются как данные письменных источников, свидетельствующие, о выпуске в Золотой Орде золотых монет весом, сходным с весом индийских золотых монет, так и находка в Поволжье штемпеля для чеканки индийских золотых монет (Пачкалов А.В., 2004з, с. 204-206; Евстратов И.В., 2005, с. 72-74).

  • [1] В два с лишним раза возрастает число мест с находками отдельных монет по сравнению спредыдущим периодом (вторая половина XIII в. - начало XIV в.).
  • [2] Этот тип может относиться к концу правления Токты или к началу правления Узбека (Масловский А.Н., 2001, с. 85-86).
  • [3] Последние серебряные монеты Болгара относятся к 737 г.х. (1336-1337 гг.) и к 740 г.х.(1339-1340 гг.)(Марков А.К., 1896,№ 152, 161).
  • [4] 1346-1347 гг.
  • [5] Чума в Улусе Джучи отмечается и в русских летописях под 1346 г.: «Бысть от Бога на людипод восточною страною, на город Орначь (вероятно, Ургенч в Хорезме), и на Хозторокань(Хаджи-Тархан - Астрахань), и на Сарай, и на Бездеж (вероятно, Барджин/Базджин монетныхлегенд, топоним в Нижнем Поволжье), и на прочи грады в странах их...» (ПСРЛ, IV, с. 57; V,с. 225; VIII, с. 210).
  • [6] Необходимо учитывать, что некоторые медные монеты с цветочным орнаментом могличеканиться (и обращаться) в более позднее время - в 1360-е гг.
  • [7] Пулы 1330-1340-х гг. в Нижнем Поволжье (по материалам Селитренного городища) составляют около 20% от всех датированных пулов (Клоков В.Б., Лебедев В.П., 2002,с. 73-165).
  • [8] 6(1 На территории Татарстана было встречено два клада с младшими монетами Джанибека,однако об их составе не сохранилось почти никакой информации (известна информациятолько о нескольких экземплярах).
  • [9] Необходимо отметить, что эта точка зрения была высказана еще в конце XIX в. Н.Ф. Ката-новым (Катанов Н.Ф., 1895в, с. 313-314).
  • [10] Отсутствие подобных монет в кладах второй половины XIV в. может объясняться и тем,что они уже вышли из обращения естественным путем.
  • [11] Г.А. Федоров-Давыдов отмечает, что Сарай ал-Джедид и Гюлистан являлись «главнымипоставщиками серебряных монет во все районы Золотой Орды до 1360-х гг.» (Федоров-Давыдов Г.А., 2003, с. 15).
  • [12] Совершенно не зафисированы на Средней Волге многочисленные и разнообразные медныеанонимные эмиссии, встречающиеся в Причерноморье и в Приазовье (т.н «монеты крымско-азакского круга»).
  • [13] «Барджин» - предполагаемое чтение. Возможны и другие варианты - «Базджин», «Тард-жин» и др.
  • [14] Хорезм - название одного из округов, входившего в состав Улуса Джучи. Столичный городэтого округа - Ургенч (Куркандж, ал-Джурджанийа), располагавшийся на месте городищаКуня Ургенч (Ташаузская обл., Туркменистан).
  • [15] При этом следует учитывать, что к иранскому (в т.ч. и к закавказскому) чекану можетотноситься некоторое количество еще неатрибутированных медных монет сзолотоордынских памятников.
  • [16] hS Возможно, отдельные индийские монеты из находок в Болгаре и Дануровки являлись такжечастями разрушенных кладов.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >