Монетное обращение в XIII в. - первой половине XIV в.

XIII в.-начало XIV в.

После завоевательных походов монголов территория Волжской Болгарии вошла в состав Улуса Джучи. Вероятно, именно Болгар в XIII в. являлся основным местопребыванием хана. В Болгаре, вероятно, уже при хане Бату началась чеканка первых золотоордынских монет (вначале - монет с именем багдадского халифа ан-Насир лид-Дина, позднее - монет с именами каракорумских каанов Менту и Ариг-Буги). Эмиссии середины XIII в. в Волжской Болгарии обильны. Кладов, сокрытых в XIII в., в Среднем Поволжье немного. Указанный факт может свидетельствовать об отсутствии мощных военных катаклизмов в XIII в. Подавляющее большинство находок составляют монеты местного чекана. Находки монет, выпущенных за пределами Среднего Поволжья, представляют собой исключительное явление.

Открывают денежное обращение золотоордынского времени в Волжской Болгарии серебряные и медные монеты с именем багдадского халифа ан-Насир лид-Дина (1180-1225 гг.), чеканившиеся в Болгаре.

Время выпуска указанных монет неоднозначно. Еще в XIX в. сложилась традиция относить монеты с именем ан-Насир лид-Дина, выпущенные в Волжской Болгарии, к домонгольскому времени. П.С. Савельев и В.В. Бартольд датировали их временем правления халифа (Бартольд В.В., 2002, с. 516; Савельев П.С., 1858, с. 279).[1] [2] Вместе с тем ряд нумизматов связывали чекан в Поволжье монет с именем халифа ан-Насир лид-Дина с древнейшим периодом золотоордынской истории (Френ Х.М., 1832, с. 4[3]; Янина С.А., 1954, с. 427-430; 1958, с. 394-399;Федоров-Давыдов Г.А., 19876, с. 160-161). Так, С.А. Янина относила монеты ан-Насир лид-Дина ко времени правления хана Берке (1256-1266 гг.)(Янина С.А., 1954, с. 427-430; 1958, с. 394-399), а А.З. Сингатуллина - к еще более раннему времени - ко второй половине

1240-х - началу 1250-х гг. (время правления Батыя)(Сингатуллина А.З., 2003, с. 29). Г.А. Федоров-Давыдов в одной из последних работ воздерживался от определения точного времени чеканки этих монет, относя их к «раннезолотоордынскому времени» (Федоров-Давыдов Г.А., 2003, с. 10-11).[4] В новейшей литературе встречаются указания на чеканку монет ан-Насир лид-Дина как в домонгольское (Мухамадиев А.Г., 1983, с. 33; 2001а, с. 267; Хузин Ф.Ш., 2001а, с. 107, 145; 20016, с. 164), так и в раннезолотоордынское время (Шарифуллин Р.Ф., 2001, с. 210; Полубояринова М.Д., 2003, с. 106). Анализ, проведенный А.З. Сингатуллиной (2003, с. 16-26), позволяет принять датировку поволжских монет с именем ан-Насира лид-Дина раннезолотоордынским временем, однако точная датировка монет остается неясной.

Монеты с именем ан-Насир лид-Дина в большом количестве встречаются на памятниках Среднего Поволжья. Наибольшее число монет, встречено, как и следовало ожидать в Болгаре. В любом случае, каким бы периодом раннезолотоордынской истории не датировать время выпуска рассматриваемых монет, очевидно, что Болгар достаточно быстро возродился после захвата монголами в 1236 г. Судя по находкам монет ан-Насир лид-Дина не только в Болгаре, но и на ряде других памятников, уже в середине XIII в. товарно-денежные отношения распространяются и на другие населенные пункты Волжской Болгарии.

Большинство медных монет ан-Насир лид-Дина перечеканены в пулы с именем каракорумского каана Менгу (1251-1259 rr.)(Erdmann F., 1834, р. 316-317). Не исключено, что массовый перечекан монет ан- Насир лид-Дина в Менгу свидетельствует об определенном дефиците на медь (Федоров-Давыдов Г.А., 19876, с. 164). Традиционно чекан монет Менгу в Улусе Джучи связывается с деятельностью хана Берке[5] (Янина С.А., 1954, с. 427-430; 1958, с. 394-399; Федоров-Давыдов Г.А., 1987а, с. 5; 19876, с. 163; Полубояринова М.Д., 2003, с. 106). При этом С.А. Янина ограничивала датировку пулов с именем Менгу более узким периодом - 1256-1259 гг., т.к. каан Менгу умер в 1259 г.

Как долго продолжались чеканиться монеты с именем ан-Насир лид-Дина? До 1261 г., по мнению П.Н. Петрова (Петров П.Н., 2003, с. 122). Современные исследователи болгарских монет справедливо отмечают, что «количество типов известных монет с именем ан-Насира, разнообразие стилей их изготовления никак не укладывается в те несколько лет, что отводят им современные исследователи» (Тростьян- ский О.В., Егоров Э.Н., 2003, с. 119). В силу этого обстоятельства В.Ф. Смолин еще в начале XX в. допускал, что монеты с именем ан-Насир лид-Дина чеканились весьма длительное время (возможно, и при Ток- те, в самом конце XIII в.)(Смолин В.Ф., 1916, с. 372).

Подводя итог дискуссии о времени чеканки монет с именами ан- Насир лид-Дина и Менту, остается отметить, что веских оснований для узких датировок в распоряжении исследователей в настоящее время все еще нет. Можно считать установленным то, что монеты ан-Насира чеканились в начальный период золотоордынской истории (вероятно, в 1240-е и (или) 1250-е гг.). Их сменили монеты с именем каракорумского каана Менту (вероятно, эмиссии 1250-х гг.). Наряду с этим, нельзя исключать возможности чеканки обоих типов монет и в более позднее время.

Во второй половине XIII в. в Волжской Болгарии продолжалась чеканка серебряных монет (монеты с именем каана Ариг-Буги, золотоордынских ханов, анонимные и анэпиграфные монеты). Находки подобных монет многочисленны как в Болгар, так и на памятниках его округи. Медные монеты во второй половине XIII в., вероятно, не выпускались. К 1280-1310 гг. С.А. Янина относила два распространенных типа средневолжских медных монет - анонимные пулы с орнаментом в виде решетки, анонимные пулы с тамгой Бату и легендой «в добрый час» (Янина С.А., 1958, с. 399).[6] Такая датировка анонимных монет, не имеющих дат, серьезных аргументов не имеет. Эти два типа могли чеканиться и в более позднее время - даже при хане Узбеке. Видимо был прав Г.А. Федоров-Давыдов, когда указывал, что факт чеканки в Бол- гаре медных монет после времени Менту не установлен. По мнению исследователя, вышеупомянутые типы медных недатированных монет скорее всего чеканились в XIV в. (Федоров-Давыдов Г.А., 2003, с. 12). Если точная датировка пулов с легендой «В добрый час» и тамгой Бату остается неясной, то болгарские пулы с решеткой на основании новейших данных (см. раздел 2.2) действительно должны датироваться XIV в. (вероятно, концом правления Узбека).

Обилие монет - характерная черта экономической жизни Болга- ра в XIII в. Ни один из золотоордынских центров этого времени не дает такого обилия нумизматических материалов. Во второй половине

XIII в. монетное обращение на Нижней Волге только зарождалось, находки монет XIII в. в Нижнем Поволжье немногочисленны. В силу этого обстоятельства Болгар был назван Г.А. Федоровым-Давыдовым важнейшим золотоордынским городом XIII в. (Федоров-Давыдов Г.А., 1987а, с. 5). Т.А. Хлебникова полагает, что «вторая половина XIII в. - время восстановления Болгара», по ее мнению, «экономика Болгара восстанавливалась трудно» (Хлебникова Т.А., 1987, с. 68). Однако нумизматические данные скорее свидетельствуют о массовом обращении монет уже в середине XIII в. Это позволяет поддерживать мнение В.В. Бартольда, по которому в золотоордынское время «Болгар ... сравнительно скоро достиг нового расцвета» (Бартольд В.В., 2002, с. 518). В любом случае (как ни датировать наиболее ранние монеты) экономика Волжской Болгарии достаточно быстро (10-15 лет) была восстановлена после разгрома региона монголами в 1236 г.

В настоящее время отдельные находки монет XIII в. зафиксированы на 28 памятниках в Татарстане (главным образом - это монеты с именами халифа ан-Насир лид-Дина и каана Менту). Подавляющее большинство находок приходится на территорию Западного Закамья. Значительное место занимают находки монет XIII в. на Болгарском городище, Мурзихинском селище, Старокуйбышевском IV селище, Старокуйбышевском городище, на Семеновских IV-V селищах. На Малиновском II селище и на Старорождественском городище монет с именами ан-Насир лид-Дина и Менту не отмечено, но есть анонимные серебряные болгарские монеты более позднего времени. Возможно, что на этих памятниках монетное обращение возникло в конце XIII или в начале XIV в., когда монеты с именами халифа и каанов уже успели выйти из обращения.

Болгарское городище - памятник с наиболее развитым монетным обращением в XIII в. В комплексе находок с Болгарского городища присутствуют 269 пулов с именами ан-Насир лид-Дина и Менту (9,2% от числа определенных медных монет). На Семеновских IV-V селищах пулы этих эмитентов составляют 41 экз. (42,7%).[7] Серебряные монеты, выпущенные до начала правления Узбека, составляют 31 экз. (45,15% от числа определенных серебряных монет) на Семеновских IV-V селищах. В нумизматическом комплексе Болгарского городища серебряных монет, чеканенных до времени Узбека, насчитывается 120 экз. Это почти половина всех определенных серебряных монет с этого памятника (49%). Несколько меньше монет XIII в. в Ага-Базаре, пик товарно-денежных отношений на котором приходится на более позднее время. В Ага-Базаре медные монеты составляют только 6%, а серебряные - 10% от числа определенных монет.

Расцвет товарно-денежных отношений на Старокуйбышевском IV селище приходится на XIII в. Находки монет более позднего времени на этом памятнике редки)(на 38 экз монет XIII - начала XIV в. приходится только 4 экз. монет Узбека, Джанибека и времени «великой замятии»). Старокуйбышевское IV селище в настоящее время является уникальным памятником, т.к. в Волжской Болгарии больше неизвестны памятники с преобладанием монет XIII в. Вероятно, основная часть различных категорий находок на этом селище должна датироваться XIII в. Возможно, что в XIV в. на памятнике был уже период упадка.

Многолетние археологические исследования, которые проводятся в течение последних десятилетий, на территории Казанского Кремля, пробуждают внимание и к золотоордынскому периоду этого города. Исследования показали, что «в золотоордынский период Казань превращается в один из значительных городских центров Среднего Поволжья» (Хузин Ф.Ш., Ситдиков А.Г., 2002, с. 25). Монеты XIII в. действительно есть в Казани, однако подобные находки единичны (Пачка- лов А.В., 2004ж, с. 113-117). В XIII в. Казань в экономическом отношении никак не могла являться конкурентом Великому Болгару.

Билярское городище - крупнейший памятник Волжской Болгарии почти не дает исследователям джучидских монет. В ходе многолетних раскопок на городище были найдены всего лишь две медные монеты с именем ан-Насир лид-Дина. Вероятно, жизнь на городище оборвалась до начала чеканки джучидских монет.[8]

Периодизация истории золотоордынских городов была предложена В.Л. Егоровым (Егоров В.Л., 1985, с. 78). Для XIII в. автор выделил периоды восстановления старых городов (1240-е гг.); начала градостроительства (первая половина 1250-х гг.); подъема городского строительства (время правления Берке); замедленного роста городов (1270-е гг. - начало XIV в.).

Предложенная периодизация была создана для всей территории Золотой Орды. Очевидно, что в различных регионах Улуса процесс урбанизации протекал неодинаково, судя по нумизматическим материалам, именно 1240-1250-е гг. могут быть названы временем подъема градостроительства в Среднем Поволжье (на ряде памятников отмечаются многочисленные монеты ан-Насир лид-Дина, Менгу). Вероятно, отсутствие чекана медных монет, необходимых для мелкого городского торга, в Волжской Болгарии во второй половине XIII в. может действительно объясняться «замедлением роста городов».

В настоящее время имеется информация о тринадцати кладах XIII в. с территории рассматриваемого региона (14,5% от числа датированных кладов XIII-XV вв.). Двенадцать кладов состояли из серебряных монет, а один - из медных. В кладе 1876 г. из Болгара имелись серебряные слитки. Три клада были сокрыты в керамических сосудах (из них один клад был закрыт сверху серебряной миской).

По количеству монет клады, сокрытые до начала XIV в., распределяются таким образом: менее 100 экз. - 4 100-300-3 300-1000-2

Полный состав четырех кладов остался неизвестным.

Основная часть кладов XIII в. была найдена в Болгаре (восемь кладов). На территорию Спасского р-на в Западном Закамье приходится девять кладов с монетами этого времени. По одному кладу были найдены в Зеленодольском и Кайбицком р-нах в Предволжье.

По времени сокрытия наиболее ранним является комплекс из Болгара 1887 г. (состоял только из монет с именем ан-Насир лид- Дина). К этому же времени мог относиться и клад 1860-х гг. из коллекции А.Ф. Лихачева, точное место находки которого осталось неясным. В кладе 1860-х гг. также содержались несколько монет с именем ан- Насир лид-Дина. Однако полный состав клада неизвестен. Возможно, в этом комплексе были и монеты более позднего времени.

Клады с младшими монетами каана Менгу найдены в Балымере и в Болгаре в 1878 г. Болгарский клад 1878 г. состоял только из монет Менгу каана, а в кладе из Балымера монеты каана Менгу были вместе с монетами халифа ан-Насир лид-Дина. Этот факт может свидетельствовать в пользу одновременного бытования монет ан-Насир лид-Дина и каана Менгу. Вместе с тем информация о находках монет в Балымерах очень лаконична. Возможно, медные монеты Менгу и ан-Насир лид- Дина были найдены не в кладе, а на одном памятнике. Г.А. Федоров- Давыдов считал, что уже к 1250-м гг. (ко времени каана Менгу) монеты с именем ан-Насир лид-Дина уже полностью вышли из сферы обращения или даже были специально изъяты (Федоров-Давыдов Г.А., 19876, с. 164). Вместе с тем в новейшей историографии предполагается, что запрета монет ан-Насир лид-Дина, вероятно, не было (Трость- янский О.В., Егоров Э.Н., 2003, с. 119).[9] Вопрос до настоящего времени остается не ясным, т.к. кладовые комплексы середины XIII в. в Поволжье очень редки.

Три клада из Татарстана имеют младшие монеты времени каана Ариг-Буги (Болгар 1874а, 1876а, Бурундуки). Если в болгарском кладе 1876а были только монеты Ариг-Буги, то в остальных кладах содержались также монеты каана Менту (а в кладе из Бурундуков - несколько монет с именем ан-Насир лид-Дина). Эти данные дают основания считать, что монеты с именем Менту продолжали использоваться и после чеканки монеты с именем Ариг-Буги, т.е. замены монеты в обращении не было.

К началу 1280-х гг. может относиться клад из Болгара 1980 г. (младшая монета - 681 г.х.)( 1282-1283 гг.). В хронологическом отношении этот клад очень компактен. Среди более ста монет комплекса все датированные экземпляры были выпущены в пределах одного десятилетия.

Ко второй половине 1280-х гг. относится клад из Зеленодольского р-на с монетами хана Туда-Менгу (1282-1286 гг.) и анэпиграфными эмиссиями, вероятно, того же времени.

Время сокрытия двух кладов из Болгара 1967 г. неясно (надежно датированных эмиссий в комплексах не было), но, вероятно, они были сокрыты не ранее 1270-х гг. Г.А. Федоров-Давыдов датировал время сокрытия клада 1967а серединой 1280-х гг., а клада 19676- концом 1280 или 1290 гг. (Федоров-Давыдов Г.А., 19876, с. 169-170).

Вероятно, 1290 гг. следует датировать небольшой комлекс чага- таидских монет (монеты Бука-Тимура и Дувы).

Таким образом, анализ кладовых комплексов позволяет поддержать мнение Г.А. Федорова-Давыдова (Федоров-Давыдов Г.А., 2003, с. 45-46), по которому в Волжской Болгарии в XIII в. происходило несколько смен обращения монет. Монеты с именем халифа ан-Насира лид-Дина сменяются монетами с именами великих каанов Менгу и Ариг-Буги, а те - монетами с именем Менгу-Тимура и анонимными эмиссиями. Если о времени бытования монет ан-Насир лид-Дина информации пока недостаточно, то относительно монет Менгу можно считать, что они обращались совместно с новыми эмиссиями АригБуги. При этом клады более позднего времени (начиная уже, как минимум, с 1270-х гг.) не содержат монет каракорумских каанов Менгу и Ариг-Буги.

Болгар в XIII в. составлял особую «нумизматическую провинцию» в составе Золотой Орды. Монета, чеканившаяся в Волжской Болгарии, почти не покидала территории Среднего Поволжья (Федоров- Давыдов Г.А., 19876, с. 180-181). Это обстоятельство позволяет считать, что чеканка монеты в Волжской Болгарии была рассчитана исключительно «на местные нужды» (Федоров-Давыдов Г.А., 2003, с. 14).

Все средневолжские клады XIII в. состояли из монет, выпущенных главным образом в Болгаре (только в кладе 1980 г. из Болгара была одна монета, чеканенная на Нижней Волге - в Сарае). Монеты из средневолжских кладов без обозначения места чекана, вероятно, также относятся к эмиссиям Болгара, т.к. встречаются почти исключительно в рассматриваемом регионе. За пределами Волжской Болгарии находки таких монет редки.

Локализация Болгара XIII-XIV вв. на месте Болгарского городища (Татарстан) не вызывает сомнений ни у кого из исследователей.

В Болгаре, по данным Д.Г. Мухаметшина, были найдены несколько серебряных анонимных монет с легендой «Керман». Подобные монеты находились в составе Альменьевского клада 1938 г. (Чувашия). Легенда на этих монетах состоит из одного слова. А.Б. Булатовым легенда была прочтена, как «Керман» («Крепость»), и интерпретирована в качестве имени неизвестного города, находившегося на территории Волжской Болгарии (Калинин Н.Ф., Халиков А.Х., 1954, с. 93). В дальнейшем эта точка зрения получила поддержку в работах и других исследователей (Федоров-Давыдов Г.А., 1960, с. 188; 19876, с. 169; 2003, с. 11; Джапаридзе Г.И., 1984, с. 82; Сингатуллина А.З., 1998, с. 62). По интересному мнению А.Г. Мухамадиева, Керманом в XIII-XIV вв. назывался город в устье р. Казанки (современная Казань)(Мухамадиев А.Г., 1997, с. 58). Высказывалась версия о местоположении Кермана у д. Альменьево (места находки клада с монетами Керма- на)(Сингатуллина А.З., 1985, с. 86-87). Но наиболее взвешенным выглядит мнение Г.А. Федорова-Давыдова, считавшего местоположение города неизвестным (при наиболее вероятной локализации его в Волжской Болгарии)(Федоров-Давыдов Г.А., 1960, с. 188).

В кладе из Болгара 1980 г., а также среди единичных находок на этом памятнике, присутствовали монеты, выпущенные в «Биляре». В списках монетных дворов Улуса Джучи в числе разных городов обычно упоминаются два центра - Болгар и Биляр (Федоров-Давыдов Г.А., 1960, с. 188; Джапаридзе Г.И., 1984, с. 81; Мухаметшин Д.Г., 1997, с. 61). По этой версии Болгарское городище является остатками города Болгара, а следами Биляра следует считать Билярское III селище. Первоначально Биляр золотоордынского времени локализовали на Билярском городище, однако, как выяснилось позднее это городище слоев второй половины XIII- XV вв. не содержит (Пачкалов А.В., 20046, с. 160-161). А.П. Смирнов считал подтверждением существования «Биляра» в золотоордынское время нумизматический материал (Смирнов А.П., 1951, с. 102). Однако весь этот материал (монеты «Биляра») ни в самом Биляре, ни в его окрестностях никогда не был обнаружен. На Билярском III селище имеются материалы золотоордынского времени. В силу этого чеканка «билярских» монет связывается с Билярским III селищем, при этом считается, что населенный пункт, возникший рядом с золотоордынским Би- ляром также был назван Биляром (Валиуллина С.И., 1997, с. 23-24; Мухаметшин Д.Г., 1997, с. 61; Хузин Ф.Ш., Губайдуллин А.М., 2001, с. 206). Иногда в качестве претендента на роль Биляра золотоордынского времени помимо Билярского III называется и Билярское II селище (Мухаметшин Д.Г., 1997, с. 61). К.А. Руденко отмечает: «кажется, сейчас наступает завершение многолетней дискуссии о Биляре золотоордынского времени. Биляр в это время существовал. Уже не только монеты с надписью «Биляр», найденные в составе различных кладов, но и раско- почные материалы свидетельствуют о том, что на месте II и III Билярского селищ, вероятно, располагалось жилое ядро возрожденного города» (Руденко К.А., 2000, с. 79). Находок монет «Биляра» ни на Билярском городище, ни на одном из близлежащих селищ не зафиксировано, а в Болгаре такие находки известны. В окрестностях с. Билярск не только не зафиксированы монеты «Биляра», но нет и монет второй половины XIII в. - времени, когда в «Биляре» осуществлялась чеканка монеты.[10] Очевидно, во второй половине XIII в. территория селищ у с. Билярск еще не была заселена, или по крайней мере, там не существовало товарно-денежных отношений в то время, когда чеканились монеты «Биляра». На мой взгляд, монеты с надписями «Болгар» и «Буляр» выпускались в одном городе, который располагался на Болгарском городище (Пачкалов А.В., 20046, с. 160-162). В современной историографии присутствует мнение о тождественности Болгара и Биляра (Халиков А.Х., Хузин Ф.Ш., 1991, с. 42-47), однако эта точка зрения не получила широко признания. Ранее эта точка зрения выдвигалась и другими исследователями. Так, известный востоковед XIX в. В.В. Григорьев указывал на идентичность Болгара и Биляра: «Булгар и Биляр - суть только два различные диалектные произношения одного и того же слова» (Григорьев В.В., 1836, с. 292-293). Мнения о тождестве слов Болгар и Буляр (Биляр, Бу- лар - по народному выговору с выпуском гортанного г) придерживался и Н.И. Золотницкий (1884, с. 47). Польский исследователь М. Адамович считает, что этноним «биляр» - это первичная и простонародная форма названия «болгар» (Adamovic М., 1998, s. 163-174). Булар упоминается применительно к событиям конца XIV в. персидским историком Иезди (Тизенгаузен В.Г., 1941, с. 178). Однако, нигде в источниках золотоордынского времени Булар и Болгар не противопоставляются. В источниках же более позднего времени оба названия смешиваются неоднократно (Халиков А.Х., Хузин Ф.Ш., 1991, с. 42-47). Арабский географ и историк Абу-ль-Фида писал под 1321 г., что имя Болгар было дано Булару арабами (Шпилевский С.М., 1877, с. 19). Ф.Ш. Хузин считает Биляр (Булар) - Болгар вариантами наименования одного центра, но при этом полагает, что монеты «Биляра» чеканились на Билярском III селище (Хузин Ф.Ш., 2001а, с. 107). Как мы видим, топография монетных находок свидетельствует скорее в пользу чеканки таких монет на территории Болгара. Всего к 1997 г. на территории городища (не учитывая клад 1980 г. с 29 экз. монет «Биляра») было найдено 8 экз. серебряных монет «Биляра» (Мухаметшин Д.Г., 1997, с. 59-60). Только в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона упоминаются находки монет в с. Билярске «с надписью «Буляр» (Биляр, 1891, с. 866). Но, вероятно, это сообщение ошибка, т.к. оно не находит подтверждения в данных, содержащихся в специальной литературе. Данные нумизматики и письменных источников позволяют предполагать, что монеты с легендами «Б-ляр» и «Булгар» (в арабской графике оба слова различаются только одной буквой) чеканились в одном городе, расположенном на территории Болгарского городища.

Монеты XIII в. нижневолжской чеканки почти не проникали на территорию Среднего Поволжья, которая целиком в то время обеспечивалась местной монетой. Отмечаются единичные находки монет Сарая и Укека. Монетный двор Укек известен по серебряным монетам конца XIII - начала XIV в. По поводу локализации монетного двора в литературе XIX в. существовали две взаимоисключающие точки зрения, т.к. в Золотой Орде существовало по видимому два города с именем Укек. Помимо известного поволжского Укека (Увекское городище в г. Саратове), в Причерноморье в XIV в. находился город с тем же именем. По предположению Л.Л. Голицина и С.С. Краснодубровского, монеты Укека, возможно, были чеканены в причерноморском Укеке

(Голицин Л.Л., Краснодубровский С.С., 1890, с. 67). Однако еще Х.М. Фреи уверенно локализовал монетный двор в Поволжье (Френ Х.М., 1832, с. 45). Это точка зрения в историографии утвердилась. Монетные находки убедительно свидетельствуют о чеканке укекских монет в саратовском Поволжье.

Обращает на себя внимание также полное отсутствие в Волжской Болгарии джучидских монет XIII в. хорезмского и крымского чекана, где в то время уже велась интенсивная монетная чеканка.

Таким образом, почти все монеты XIII в. из Среднего Поволжья являются продукцией одного центра - Болгара.[11] Именно Болгар уже в середине XIII в. играл роль экономического центра Улуса Джучи.

Иноземных монет на территории Волжской Болгарии в монетном обращении XIII в., как и монет из других регионов Улуса Джучи, было немного.

В настоящее время на территории Волжской Болгарии зафиксированы отдельные находки медных монет Сельджуков Рума (монета Кей- Кубада, чекана Сиваса, из Старокуйбышевского IV селища), Чагатаидов (анонимная монета Бухары 651 г.х. (1253-1254 гг.) из Болгара), мамлюк- ской династии Бахри (неопределенная монета середины XIII в. из Болгара), закавказского чекана от имени каана Менту (монета Тифлиса 652 г.х. (1254-1255 гг.) из Болгара). До 1938 г. в Поволжье был найден кладик, состоявший, вероятно, целиком из чагатаидских монет. От клада осталось 11 экз. монет Бука-Тимура и Дувы (возможно, в кладе было больше монет). Монеты выпущены в Андигане, Отраре, Таразе, Термезе. Видимо, клад был целиком сформирован на территории Улуса Чагатая. Этот комплекс уникален для монетного обращения не только Волжской Болгарии, но и всего Улуса Джучи, т.к. находки монет Чагатаидов в Восточной Европе крайне редки, а комплексы, состоящие целиком из чагатаидских монет, в Улусе Джучи больше не известны.

Находки византийских монет в Поволжье немногочисленны. В Болгаре была найдена серебряная монета Палеологов (Андроник II и Михаил IX, 1295-1320 гг.). Вероятно, монета Андроника II и Михаила IX попала в Волжскую Болгарию из Крыма, где находки подобных монет более многочисленны.[12]

В Волгаре известны находки монет домонгольского времени. Возможно, что некоторые из них использовались в золотоордынское время. В 1884 г. в Волгаре была обнаружена медная китайская монета XII в. династии Сун (960-1279 гг.)(Шпилевский, 1877, с. 22; 1884, с. 22).[13] Можно полагать, что монета продолжала использоваться в монгольское время (Пачкалов А.В., 2004з, с. 204-205). Китайские монеты домонгольского времени продолжали находиться в обращении и в XIII-XIV вв. Например, клад из 60 китайских монет (около 618-1275 г.) был найден на берегу Персидского залива (Lowick N., 1990, р. 322), а в Монголии, при исследованиях Кара-Корума было обнаружено большое количество монет династий Тан, Северной и Южной Сун (Евтюхова, 1965).

В культурном слое XIV в. в Волгаре были встречены медные римские монеты. П.Н. Старостин заметил, что «недостаточно точная паспортизация этих находок не позволяет связать их с каким-то определенным археологическим объектом» (Старостин П.Н., 1987, с. 89). Однако на основании этих находок исследователь предполагает, что именно в золотоордынское время, вероятно, «существовали какие-то собиратели старинных монет» (Старостин П.Н., 2001, с. 13). Помимо куфических монет в Волгаре известны находки Ольвийской монеты III в до н.э. (Федоров-Давыдов Г.А., 19876, с. 202), медной византийской монеты Феофила (829-842 гг.)(Самоквасов Д.Я., 1892, с. 98), медной монеты хорезмшаха Мухаммада начала XIII в. с Болгарского городища (Федоров-Давыдов Г.А., 19876, с. 196). Все эти находки не были связаны с золотоордынским слоем, однако связь их с золотоордынским временем возможна. Находки монет хорезмшахов в Восточной Европе немногочисленны. В 1978 г. в северной части посада Старой Рязани случайно была найдена медная монета хорезмшахов - Текеш (1172— 1200) или Мухаммад бен Текеш (1200-1220 гг.)(Даркевич В.П., Борисевич Е.В., 1995, с. 197-198, рис. 124). Известны монеты хорезмшахов и на Селитренном городище (Астраханская обл.), там, где культурного слоя домонгольского времени не зафиксировано.

На Ближнем Востоке античные и раннесредневековые монеты обращались длительное время. Известны, например, медные римские монеты с мусульманскими надчеканками.[14] Возможно в отдельных случаях жители Волжской Болгарии золотоордынского времени хранили античные и раннесредневековые монеты. На многих золотоордынских памятниках, не имеющих подстилающего культурного слоя, были найдены монеты предшествующего времени.[15] Например, только на Бодянском городище XIV в. (Волгоградская обл.) в разные годы было найдено не менее 47 монет дозолотоордынского времени (Скрипкин А.С., 2002, с. 390). Более отдаленный пример - клад из Пэкуюл луй Соаре (Румыния) с монетами XIV-XV вв. (в том числе и золотоордынскими), где была встречена медная монета Римской империи IV в. н. э. (Травкин С.Н., 2000). Таким образом, представляется возможным использование в золотоордынский период на территории Волжской Болгарии единичных монет домонгольского времени, как раритетов или медальонов.

  • [1] На большинстве серебряных монет обозначено место выпуска (Болгар), однако на медныхмонетах место чекана не ставилось (Сингатуллина А.З., 2003, с. 70-71). Судя по топографиинаходок медные монеты, как и серебряные, могли чеканиться только на территории Волжской Болгарии.
  • [2] Очевидно, такого же мнения придерживался и А.Ф. Лихачев, когда писал, что «монголыБатыя заимствовали свою цивилизацию у Булгаров: переняв от них, искусство чеканить монету они, первоначально, подражали и типу ее" (Лихачев А.Ф., 1876, с. 26-27).
  • [3] В более ранней работе Х.М. Френ датировал монеты домонгольским временем (FraehnCh.M., 1826, р. 187).
  • [4] Ранее Г.А. Федоров-Давыдов связывал чеканку монет ан-Насир лид-Дина в Улусе Джучи среакцией мусульманина Берке на взятие Багдада войсками Хулагу.
  • [5] Наряду с этим в новейшей историографии присутствует точка зрения, что «Булгар, судя поналичию его тамги и имени, принадлежал именно Мунгке, возможно, как вознаграждение заактивное участие в завоевательных походах Бату хана» («вся область, часть ее или толькоодин город, а возможно, квартал в городе с монетным двором - не известно, но свидетельствомонет однозначно!»)(Петров П.Н., 2005, с. 171, 172).
  • [6] В 1960 г. С.А. Янина пересмотрела датировку одного из типов (с тамгой Бату в треугольнике) на время после денежной реформы Токты 1310 г. (Янина С.А., 1960, с. 210-211).
  • [7] Несколько больший процент медных монет XIII в. на Семеновских IV-V селищах по сравнению с Болгарским городище может объясняться тем, что эти памятники на селищах товарно-денежные отношения прервались раньше, чем на Болгарском городище.
  • [8] На городище в XIX - начале XX в., судя по публикациям, были найдены и другие монетыXIV-XV вв., однако их принадлежность собственно Билярскому городищу вызывает сомнения (подробнее см. раздел 3.2).
  • [9] О.В. Тростьянский и Э.Н. Егоров справедливо отмечают: “Причин не попасть в клады смонетами Менгу и Ариг-Буги у “Насиров” было много: во-первых, они были более ранние иих было в несколько раз меньше выпущено изначально; во-вторых, они оказались менее ходовыми из-за своей большой ценности; наконец, не так много известно и самих кладов этогопериода” (Тростьянский О.В., Егоров Э.Н., 2003, с. 120).
  • [10] Монеты «Биляра» чеканились только из серебра. Известны монеты с датами 690 г.х. (1291г.) и 692 г.х. (1292-1293 гг.).
  • [11] 4* В одной из работ А.В. Васильева (1928, с. 138) упоминаются золотоордынские монетыдругого города Волжской Болгарии - Сувара. Это сообщение явно основывается на недоразумении. Джучидских монет этого центра неизвестно.
  • [12] 44 В Болгаре была выявлена и еще одна неопределенная “монета Греции XIII в.” (ЗарифуллинС.А., 2003, с. 88), видимо, также являющаяся монетой Палеологов. С.А. Зарифуллин такжеотмечает находку в Болгаре трех Хулагуидских(?) монет XIII в. (Зарифуллин, 2003, с. 88).Однако более вероятно, что хулагуидские монеты были выпущены в первой половине XIV в.
  • [13] м> Насколько нам известно, это единственная средневековая китайская монета, найденная натерритории Волжской Болгарии. В Нижнем Поволжье находок китайских монет значительнобольше (Пачкалов А.В., 2004з, с. 204-205).
  • [14] Монеты домонгольского времени в приложениях не приводятся, т.к. бытование их в XIII-XV вв. не доказано.
  • [15] На золотоордынских городищах Нижнего Поволжья были найдены десятки античных монет, тогда как в Волжской Болгарии - всего несколько экземпляров.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >