Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Вклад представителей греческой общины в хозяйственное и культурное развитие донского края
Посмотреть оригинал

Совершенствование форм и способов предпринимательской деятельности донских греков на рубеже XIX - начале XX веков

Торговое судоходство греков не только удовлетворяло потребностям местного населения, но и поставляло довольно значительную долю хлеба для заграничного отпуска через внутренние рынки и ближайшие к войску Донскому портовые города Ростов, Таганрог и других. В аграрном предпринимательстве более выгодными статьями дохода считались тогда пшеница и овес. Главным предметом вывоза чрез эти порты была пшеница, составляющая более половины всей суммы стоимости вывезенных товаров, затем следуют рожь, ячмень, семя льняное и сурепное, шерсть, икра красная и паюсная, масло коровье. Пшеницы вывезено из обоих портов свыше 30655740 пудов, а ржи - 14174630 пудов. Значение города Таганрога можно выяснить из по краткому обзору его экономического положения, согласно имеющихся источников. Предоставленные местными учреждениями в распоряжение городской управы статистические данные за последние 5 лет дают весьма успешную картину торгово- промышленной жизни города Таганрога. На таганрогский рейд стекались суда греческих торговцев. Средний ежегодный приход судов выражался цифрой в 735 единиц, средняя цифра ежегодного заграничного привоза товаров достигает 1358879 пудов на сумму в 2016025 руб., ежегодный же вывоз за границу товаров выражался в 21336446 пудах на сумму в 15924123 руб.1. О разнообразии товарного ассортимента ввозимого и вывозимого морским путем из порта г. Таганрога греками предпринимателями говорят следующие данные за 1901 год:[1]

Следовательно, в начале XX столетия по общему тоннажу и количеству судов Черное и Азовское моря занимали первое место среди всей акватории Российской империи: 49,5% всего тоннажа парового флота, причем эти пароходы в среднем имели большую вместимость - до 558 тонн на судно. Ремонтировались они в ростовских доках Г.Феофани.[2] В 1900 году насчитывалось уже 26 пароходов, принадлежавших греческим предпринимателям. Наибольшим количеством их владели таганрогский купец первой гильдии Д.Негропонте, греческий подданный А.Скараманга, ростовский купец первой гильдии Х.Феофани, таганрогский купец первой гильдии Д.Мануси. На некоторых судах они были совладельцами.

Отпущено:

руб.

Привезено:

руб.

Паюсной икры

190000

Винограднаго вина

190000

Масла коровьяго

920000

Ладану

55000

Льняныхъ и пеньков

840000

Жемчугу

300000

Полосового железа

750000

Изюму

170000

Мехов

380000

Овчинъ

140000

Юфти

140000

Винной ягоды

110000

Веревок и канатов

140000

Фиников

20000

Чаю

90000

Бумажных товар.

80000

Муки пшеничной

20000

Грецкихъ орехов

70000

Свечей сальных

50000

Кофе

60000

Рогож

40000

Турецких рожков

60000

Хлебнаго вина

40000

Нардеку

50000

Воску желтаго

40000

Волоскихъ орехов

45000

Сала свечнаго

30000

Сорочинскаго пшена

40000

Китайки

20000

Грецкаго мыла

30000

Деревянных ложекъ и щепной посуды

10000

Шелковых материй

25000

Подошв

10000

Сафьяну

20000

-

-

Закусокъ сухихъ и в сиропе

15000

-

-

Померанцевъ, лимонов свежих и сушеных, их корок

15000

-

-

Нашатырю

14000

-

-

Оливок

12000

-

-

Табаку

12000

-

-

Пенковыхъ трубок

10000

-

-

Миндалю

10000

Компания «Х.Сифнео и другие» (Ростов) владела 8 пароходами грузоподъемностью от 28.450 до 370.000 пудов. Сам Христофор Фео- фани владел компанией, которой принадлежало 9 пароходов грузоподъемностью от 22.500 до 51.300 пудов[3]. Компаниям В.Сифнео (Таганрог) и А.Феофани (Ростов) принадлежало по 3 парохода. В 1915 году в Черном и Азовском морях насчитывалось 405 пароходов, которые составляли 38,9% от всего российского парового флота и вместительностью - 45,8% вместительности всего парового флота. Наибольшее количество пароходов большой вместимости в это время была приписана к портам Черного и Азовского морей. Более 75% пароходов были построены на зарубежных верфях, большая часть из них опять же приходилась на Черное и Азовское моря - 44,5%. Исследователи начала XX века отмечали, что Азовское море «отведывалось преимущественно греческим паровым флотом»[4]. Таким образом, несмотря на утрату лидерства в черноморско-азовской хлебной торговле, греческие торговцы удержали монополию в Азовском море.

Толчок развития на Азовском море буксирного пароходства тоже дали греческие купцы Скараманга, Мариалаки, Петрококино, которые приобрели паровые баржи. Так, например, в Таганроге в 1884 году было 30 барж, из них 2 принадлежали Скараманга, 2 - Мануси, 3- Ва- льяно, З-Маврокордато, Сорсенти.

Среди собственников парусников тоже преобладали греческие предприниматели. Это были в основном суда небольшой грузоподъемности, построенные за границей, часто - в Греции [5]. Их количество постоянно росло. Большинство из них было приписано к Ростову и Таганрога как к основным центрам экспортной хлебной торговли. Среди собственников парусных судов, приписанных к портам Азовского моря в 1900 году, продолжали преобладать греческие предприниматели, среди которых были ростовский купец первой гильдии Ф.Феофани, таганрогский купец первой гильдии Д.Куркумели, таганрогский купец первой гильдии Д.Негропонте.

Как видим, в начале XX столетия некоторые греческие предприниматели, которые ранее работали в больших торговых фирмах, в это время стали заниматься собственной коммерческой деятельностью и входили в состав уважаемого местного купечества. Без преувеличения можно сказать, что морское предпринимательство греков являлось важнейшей составляющей развития экономики Донского края. Благодаря присущим им природному предпринимательскому духу, экономической хваткости, умении правильно выстраивать торговые отношения с ближними странами, греки предприниматели ставили экономику края на рельсы нового модернизационного пути развития.

Немаловажную роль в развитии греческого предпринимательства играло непосредственное участие греков в управлении городом Таганрогом. Отметим также, что греческая диаспора посредством участия ее членов в общественной жизни, занимая высокие должности в городской думе, управах, судах и других учреждениях, оказывала существенную поддержку своим соотечественникам. Фамилии известных общественников греческого происхождения можно найти в документах города Таганрога, где говориться о том, что: «В 1860 году Делопроизводство городской Думы было несколько изменено и поручено особому гласному, а в 1872 году введено городское самоуправление с 72 гласными и с исполнительным учреждением - Управою. Первый состав Управы был такой: городской голова П. Ф. Дерушкин, заступающий его место А. Н. Альфераки, члены управы: К. Г. Фоти, А.А. Манети, А. 0. Гемерле, К. А. Линецкий и секретарь А. И. Позен. Второй состав с 1876 года: городской голова Н. Т. Джурич, заступающий место головы Н. А. Лицын, члены: А. А. Манети, И. И. Воскресенский, М. К Гладченко и секретарь А. А. Гамов, третий состав с 1880 года: городской голова А. Н. Альфераки, заступающий его М. И. Жеребцов, члены: Э. Н. Алафузов, А. М. Миронов, П. П. Степанов, и секретарь А. М. Сукуренко; четвертый с 1885 г.: городской голова А. Н. Альфераки, последний его заступил Э. А. Штурмъ де-Штрем, члены: Г. Т. Стешенко, Т. Л. Ковтунов, И. А. Задонский и секретарь П. П. Степанов; пятый с 1889 года: городской голова К. Г. Фоти, члены: Г. Т. Стешенко, Т. Л. Ковтунов и И. А. Задонский и секретарь П. П. Степанов. С 1892 года введено новое городовое положение, передавшее городское хозяйство небольшой группе наиболее богатых граждан, так как избирательный центр чрезвычайно повышен. Первый состав Управы нового городского устройства был такой: городской голова К. Г. Фоти, члены: А. Н. Миллер, П. М. Шедеви, Н. В. Рябенко и секретарь Степанов»1.

«Первыми мировыми судьями в 1870 году были: К. Г. Фоти, И. Г. Касперов и Ю. Ф. Арбушевский; по градоначальству был выбран П. Д. Мажневсский; в то же время состав почетных мировых судей заключал следующих лиц: В. 3. Фоти, С. Е. Синоди-Попова, А. Г. Фурсо, Н. Т Джурича и М. 0. Добровольского» 2. Как видим, богатые греческие предприниматели занимали видные должности в системе управления городом. Соответственно они ведали всеми хозяйственными и экономическими делами города, создавая тем самым для себя и других членов диаспоры подходящие условия успешного развития торговых дел.

Возвратившись вновь к характеристике греческих предпринимателей, отметим, что они в новых условиях своей деятельности под влиянием растущего спроса на свою продукцию на мировых рынках все активнее участвовали в поддержании торговых связей, ориентируя свое производство на рынок. Одним из результатов развития товарно - капиталистических отношений стало появление новой формы организации производства и торговли - появление кооперации. Подобного рода организации создавались чаще всего с целью совместной покупки или аренды земли, а также приобретения сельскохозяйственной техники, посевного материала, удобрений, переработки и сбыта продукции.

Широкое распространение получили организации мелкого кредита- кредитные товарищества и ссудо-сберегательные кассы. Греческое население области приняло активное участие в создании разного рода кооперативных объединений, число кооперативов постоянно росло[6]. Появление кооперативных объединений было необходимым условием для поднятия товарного и сельскохозяйственного производства на более высокий уровень, позволяло значительной массе греков активно участвовать в товарно-рыночных отношениях, открывало более свободный доступ к земле, получению государственных кредитов, создавало возможности усовершенствования производственного и торгового инвентаря.

Ведя речь о формах ведения бизнеса греческими предпринимателями, следует отметить, что во второй половине XIX века и в начале XX веков появились следующие его виды (Рис.2.1.):

  • - Акционерные общества;
  • - Общества и банки, не имеющих акций;
  • - Торгово-промышленные товарищества;
  • - Ссудо-сберегательные товарищества;
  • - Судоходные компании.

В архивах города Таганрога имеется информация о числе компаний, принадлежавших грекам. «На 1 января 1899 года из общего количества грекам принадлежало: Акционерных обществ - 9, Обществ и банков, не имеющих акций - 3; Торгово-промышленных товариществ - 20; Ссудо-сберегательных товариществ - 12; , Судоходных компаний - 14; Из них: открыто в 1898 году было пять, в 1898 году годовой оборот

393466630 руб., в том числе акционерных обществ - 356987870 руб., банков и обществ, не имеющих акций,- 35734810 руб.; торгово- промышленных товариществ-613810 руб. и ссудо-сберегательных товариществ-130140 руб. Но из всего годового оборота всех обществ и товариществ оборот в 369607520 руб. приходится только на (Азовско- Донского банка, и отделение Санкт - Петербургского учетного ссудного банка в городе Таганроге и Азовского кожевного производства завода Скараманги в городе Таганроге)»[7].

Формы греческого предпринимательства

Рисунок 2.1. Формы греческого предпринимательства

в модернизационный период развития Донского края[8]

Предпринимательская активность греков в своих новых формах существования достигает высокого уровня в ранге доходности предприятий. Все виды предприятий ведут успешную торговлю, способствуя благоприятному развитию экономики региона. «Все промышленные общества, товарищества и предприятия греков ведут самую крупную торговую деятельность, как в самом городе, так и в пределах всего Северного Кавказа и почти всей Области войска Донского, которая дает ему весь свой хлеб, лес, шерсть и другие материалы и получает от него все необходимое, начиная с земледельческих машин и орудий кончая предметами первой необходимости. Для ведения таковой деятельности в области во всех крупных торговых ее пунктах торговые фирмы города имеют своих агентов для закупки предметов сельской производительности и для совершения сделок по продаже товаров».[9]

Основная масса греков-предпринимателей находилась в городе Таганроге. О том, что именно «...в Таганроге можно найти благодарную почву для развития в широких размерах местной торговли, доказывает пример Таганрогско-Азовской комиссионно-транспортной конторы Екатерининской железной дороги. Через посредство этой конторы, в течение первого года её существования прошло грузов для транспортирования морем и по железной дороге 1,5 млн. пудов, для Таганрога и его окрестностей-2,5 млн. пудов, общий же годовой оборот означенной конторы достигал почти 2,5 млн. руб. Затем с успехом расширяет свои операции с зерновым хлебом образовавшееся в Таганроге «Общество вывозной торговли». Весною и осенью особенно большое оживление наблюдалось в области местной хлебной торговли, и не редкость было даже наблюдать, что местная станция Екатерининской железной дороги при полном напряжении всех своих перевозочных сил не в состоянии удовлетворить многочисленных требований хлебных грузоотправителей и получателей. С достаточной успешностью производят также свои операции местные агентства по транспортированию»[10].

Благодаря успешному росту греческой коммерции в городе Таганроге получила весьма обширное развитие банковская деятельность. Существовавшие в городе кредитные учреждения производили значительные операции, что подтверждают следующие данных о средней годовой сумме их оборотов: «Азовско-Донской коммерческий банк-1 426238775 руб., Донской земельный-501862000, Таганрогское отделение С. петербургского ссудно-учетного-189004 152 руб., Общество вывозной торговли-18020000, отделение Государственного банка (Пропуск в тексте)... Общество взаимного кредита-17421851 руб., Городской общественный банк-2013856 руб.»[11]

Без сомнения, солидные размеры деятельности местных кредитных учреждений соответствовала тому усиленному круговороту торговых операций, которые, являлись следствием потребностей для местной коммерции, и предъявляли большой спрос на кредиты в среде греческих предпринимателей. Видные греческие предприниматели не только являлись клиентами банков, но и частично владели ими. «Первым банком на новых коммерческих началах был Общественный банк. Он был открыт по предложению генерал-губернатора. Городское общество составило приговор 23 мая 1866 г. об открытии такового, что и было конфирмовано 24 октября министрами финансов и внутренних дел. Банк открыл свои операции по получении от города 30000 руб. в основной капитал. Операции были, учет векселей, выдача ссуд под залог, бумаг и имущества и прием вкладов. Но затем, с развитием операций и усилением капитала, деятельность банка возросла в такой степени, что город нашел нужным положить вклад в 100000 руб., которые потом отчислены в капитал банка, причем Общественный банк открыл текущие счета, получил учетный комитет и право переучитывать векселя в отделении Государственного банка. Первыми руководителями банка были: директор, отставной генерал-майор Николай Терентьевич Летуновский; его товарищи: Ф. Катопули и Констант. П. Вальяно»[12].

В 1870 г. было открыто Общество Взаимного Кредита с правом переучета векселей в отделении Государственного банка. Этот банк, всегда пользовался славою надежного учреждения и в то время, когда банки в разных городах Российской империи, прекращали свое существование, Таганрогское Общество Взаимного Кредита могло переносить самые тяжелые кризисы торговли в Таганроге. «Чрезвычайным доверием общества уже долгое время пользуются члены правления Н. А. Лицын и П. А. Вальяно, что сказывается в постоянном их избрании громадным большинством голосов».[13] Здесь мы опять видим представителя греческого предпринимательского сообщества П.А. Вальяно, который был не только удачливым предпринимателем, имел торговые суда, но был также банкиром и имел часть прибыли с банка.

Еще одним ярким примером участия греков предпринимателей в банковской деятельности является то, что когда в Таганроге открыли в 1895 году отделение Петербургского ссудного банка, то во главу его управления был поставлен очень успешный греческий предприниматель с многомиллионным состоянием. Об этом свидетельствует следующий документ: «Как только возникла мысль о таковой перемене, в Таганроге открыто было в 1895 году отделение Петербургского ссудного банка, представителем которого в Таганроге сделан был грек Ко- ресси, местный негоциант..» [14].

Таким образом, в коммерческих банковских учреждениях, возникавших в Таганроге во второй половине XIX - начале XX века видные места занимали греческие предприниматели, и этот факт же говорит о том, что греки буквально проникали во все экономические структуры приносящие немалую прибыль.

Относительно торговых организаций греческих негоциантов можно отметить, что только в городе Таганроге существовало: «439 торговцев, содержащих 314 торговых заведений и 112 питейных. Ежегодный оборот торговых греческих предприятий, не считая акционерных, достигает 39,5 млн. руб. с прибылью около 2 млн. руб..».1

Говоря о судоходных компаниях, созданными греками, необходимо сказать, что большая часть торговых судов принадлежала греческим предпринимателям. Наиболее ярким представителем делового мира в этой сфере деятельности был греческий предприниматель М.А. Вальяно, ставший владельцем многомиллионного состояния. Касаясь его деятельности на предпринимательском поприщ, мы не можем обойти вопрос о его злоупотреблениях на таганрогской таможне, как иллюстрацию к тем способам получения прибыли, которыми он пользовался. Дело на него завели после поступления ряда жалоб в Министерство Финансов о злоупотреблениях в Таганрогской таможне судоходной компании Вальяно. «Говорили о том, что одесские купцы не в состоянии конкурировать с таганрогскими при продаже деревянного масла в Харькове и, будучи поражены низкими ценами таганрогского масла, первые возбудили вопрос о вероятной контрабанде, говорили и о том, что какой-то обделенный чиновник написал донос; все разговоры завершились тем, что в Таганрог был прислан полковник Озеров- ский для проверки таковых слухов»2.

Уже самые поверхностные осмотры убедили присланного Министерством финансов ревизора в том, что дела здесь ведутся крайне сомнительно. В то же время появление его переполошило как предпринимательское сообщество, так и чиновников связанных с экономической жизнью города. Они спешно стали «прятать концы в воду» и засылать некоторых служащих своих контор как можно далее, чтобы избавиться от нежелательных свидетелей. Дошло до того, что один серьезный свидетель из досмотрщиков груза Вальяно скоропостижно умер.

Во время следствия были вскрыты многочисленные факты взяточничества и контрабанды. «Старшие чины таможни, управляющий Никитенко, члены Чуле, Апостолов, накгаузный Айканов, корабельный Кузовлев и целая плеяда прочих служащих обвинялась в выпуске товара с гавани помимо таможни, перевозки товаров с гавани в пакгауз по подложным партионным билетам или по билетам уже бывшим в употреблении, в выпуске товара из пакгауза без предъявлений его к досмотру и в показании в досмотровых очистках меньшего против действительного количества товара и составление с этою целью подложных отвесных листков. Причем обнаружено было, что взяточничество приобрело черты системы. Купцы платили 50% пошлины чиновникам, а те делились с вышестоящим начальством. Наглость доходила до того, что велись списки, как пропущенной контрабанды, так и взяток. Сначала купцы входили в сделки с чиновниками каждый раз особо, а потом расчет поведен за всю навигацию. Душою таможенных дельцов был Чуле; это человек образованный, изящный, серьезный, он всегда и везде вел себя с достоинством истинного джентльмена и пользовался всеобщим уважением; другие деятели, как Кузовлев и Айканов, как отмечено в следственных документах, были типами попроще. Сорили деньгами, кутили каждый по своему, один среди дам, другой среди бутылок.

Главою всех этих махинаций был назван М. А.Вальяно. Вышел он, как говориться «в люди», из простых матросов, а умер владельцем 150 миллионов рублей. Как отмечалось, был скуп до карикатурности и порочен до цинизма; никакие упреки не вызывали у него сожаления, раскаяния или краски стыда. Коммерческий мир таганрогских греков благоговел пред его торговою мудростью и трепетал пред его денежной силой, которою он мог задушить любую контору. Другие обвиненные коммерсанты А. Муссури и прочие, шли у него на поводу. Тогда следственная комиссия, чтобы освободить показания от давления этой темной силы, решилось арестовать М. А. Вальяно и отправить его в тюрьму. Это произвело на публику небывалый и поучительный эффект. Прежде у иностранных купцов складывалось мнение, что русского чиновника всегда можно купить, и уж кто, как не Марк Вальяно это может сделать. Однако получилось, что все его миллионы не смогли спасти его от следствия и суда. Коррупционная схема, служившая тёмным дельцам много лет, неожиданно дала сбой. Как только увидели, что Вальяно отнюдь не всесилен и не так страшен, языки у многих свидетелей развязались, посыпались откровенные показания. Но, опять же, как говорят «гора родила мышь». М.А. Вальяно, вернув более миллиона в казначейство, благодаря своим миллионам и красноречивым адвокатам был выпущен на свободу»1.

Что поучительно есть в этой истории, и какие нравы российского делового мира того времени она приоткрывает? Итак, таганрогский коммерсант-миллионер Марк Вальяно был пойман с поличным. Выяснилось, что главным источником создания его огромного капитала являлась контрабандная торговля иностранными товарами без уплаты таможенных пошлин. В деле оказались замешаны многие другие коммерсанты, служащие таможни, в том числе и ее управляющий и высшее чиновничество города во главе с градоначальником князем Максутовым. Царское правосудие по-своему расправилось с участниками этого дела. Вальяно - организатор и руководитель всех контрабандных операций - отделался испугом и миллионной взяткой и остался на свободе, зато мелкие сошки - служащие таможни - были упрятаны на долгие годы в тюрьму или высланы в Сибирь. Не напоминает ли это нам дни нынешние.

Нам же эти факты при рассмотрении деловитости и предприимчивости донских греков указывают на то, что судоходные торговые компании греков предпринимателей не отличались предельной честностью в своих операциях. Однако, с другой стороны природное умение греков к торговле, изворотливость, хитрость и подстраивоимость под происходящие экономические процессы помогали им выжить в непростых условиях. Добиваться не только высокого положения в обществе, но и сколотить огромные состояния, часть которых впоследствии отправлялась на благотворительные цели, на осуществление разных культурных проектов в местах их проживания.

Таким образом, можем отметить, что к началу XX столетия хозяйственный уклад Донской области вполне определился. Несмотря на то, что за годы промышленного подъема 90-х годов XIX века на Дону было построено немало крупных заводов, фабрик, область оставалась по преимуществу аграрной. В промышленности преобладали пищевкусовая, горная, металлургическая и металлообрабатывающая отрасли.

Как и по всей стране, на Дону в начале XX столетия шел активный процесс концентрации производства. В 1914-1917гг. он еще более усилился. Промышленный подъем, начавшийся в России в предвоенные годы, отразился и на Донском крае. Он выразился в наращивании производства строительных материалов и металлов, в увеличении добычи угля, а также в появлении множества предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции. В тот период крупный капитал, захватил ключевые позиции в экономике области, прибрал к рукам важнейшие предприятия. В начале XX века в России был создан целый ряд монополий. Монополии поглощали и предприятия, принадлежащие донским грекам. Так, в 1912 году табачная фабрика известного греческого фабриканта Асланди присоединилась к акционерному обществу «Асмолов и К».

Как свидетельствуют источники, «К концу 1913 г. В «ведении фабричной инспекции в Донской области состояло 273 промышленных заведения с 20499 человек рабочих, против 266 заведений и 19343 рабочих в 1912 г. В течение отчетного года закрылись 15 предприятий с 768 рабочими и, кроме того, две табачные, фабрики (Кушнарева и Асланиди) присоединились к фабрике акционерного общества «Асмо- лов и К0>>. Наибольшего внимания, однако, заслуживает местная табачная промышленность, претерпевшая в 1912 г. огромную метаморфозу, но с момента скупки всех трех табачных фабрик акционерным обществом «Асмолов и К°» (в котором, впрочем, сам владелец никакого участия уже не принимает), и с переходом этого предприятия в распоряжение организовавшегося в отчетном году всероссийского табачного синдиката занявшая совершенно новую позицию (Хозяевами табачного синдиката были банки с преобладанием в них английского капитала: Русско-Азиатский банк и Лондонское отделение Русского торгово- промышленного коммерческого банка). Новые владельцы табачных фабрик, конечно, не замедлили сполна использовать образование синдиката в свою пользу, повысив цены на изделия, ограничив до минимума кредит и урезав в значительной степени прежние скидки торговцам настолько, что последние, в свою очередь, пришли к единогласному постановлению - объединиться также в синдикат, дабы сообща дать отпор синдикату фабрик. Результатов этого плана, впрочем, пока никаких не заметно..»[15].

Крупные монополии заботились не о развитии промышленности, а о своих сверхприбылях. В течение второй половины XIX века начала XX века внешнеторговые обороты России увеличились в 4,7 раза, в том числе вывоз за границу - почти в 7 раз. Успехи промышленности не внесли решающих перемен в структуру экспорта. Он по-прежнему имел преимущественно сельскохозяйственный характер, но ведущую роль в вывозе хлеба стали играть теперь южные порты страны. По сравнению с 1860-ми годами обороты таганрогского рейда благодаря греческим предпринимателям заметно выросли. На иностранные и русские суда перегружались местные грузы и экспортные товары, прибывшие в Ростов, так как из-за мелководья гирл Дока крупные корабли не могли подойти к Ростовскому порту. В первом десятилетии XX века таганрогский рейд занимал второе место в России по размерам вывоза и шестое - по количеству привозимых товаров. Основным предметом вывоза за границу оставался хлеб. Если в первой половине XIX века подавляющее большинство экспортного хлеба доставлялось в Таганрог на возах и отчасти водой, то в 1869 году положение резко изменилось: к Таганрогу подошла Курско-Харьковско-Азовская железная дорога, и по ней в город устремился непрерывный поток хлебных грузов. Помимо зерновых культур, через Таганрог продолжали идти за границу сало, шерсть, масло, икра. Мысль о создании в Таганроге удобного порта оставалась навязчивой идеей греков предпринимателей и властей вплоть до первой мировой войны.

Между тем быстрое развитие капитализма на Юге России содействовало развертыванию хозяйственной деятельности всех портовых городов Азовского и Черного морей. И крупнейший внешнеторговый порт Азовского моря первой половины XIX века, Таганрог, через несколько десятилетий оказался оттесненным на третье место в этом бассейне после Ростова и Мариуполя. Среди всех портовых городов России в конце XIX - начале XX века он занимал десятое место по размерам экспорта и восьмое - по объему импорта. Развитие торговых связей в капиталистическую эпоху привело к появлению в Таганроге банков, многими учредителями которых являлись греки. По-прежнему стоял вопрос об еще более лучшем усовершенствовании порта. Коренные недостатки таганрогской гавани, нехватка складских помещений в порту сдерживали развитие внешнеторговых операций.

В пореформенный период, благодаря, в том числе, греческим предпринимателям и их экономической деятельности произошли существенные перемены во внутренней торговле. Ярмарки отживали свой век. На смену им пришли постоянные торговые пункты - магазины, к примеру, Петровская, улица и Гоголевский переулок превратились в главные торговые магистрали Таганрога.

Однако новым явлением в экономике Таганрога, целиком обязанным быстрому развитию капитализма, было возникновение крупной промышленности. Свободные денежные капиталы долгое время крайне неохотно вкладывались в промышленность, так как занятия внешней торговлей и товарным земледелием давали значительно большие прибыли. Во второй половине XIX- начале XX века в торгово-промышленную сферу Донского края активно вторглись греческие предприниматели. Индустриализация набирала обороты. Из отраслей промышленности особо выделялись обрабатывающая и добывающая. В целом, к началу XX века в области действовало более 400 кирпичных, салотопных, рыбоспетных, кожевенных, шерстомойных, свечных, табачных и других предприятий. Были построены крупные металлургические заводы в Таганроге, Сулине, Макеевке. Функционировало более 80 крупных шахт.

Появление крупной промышленности было тесно связано с дальнейшим проникновением в экономику России капиталов греческих предпринимателей. Рассказывая об изменениях, которые произошли в городе в конце XIX века, таганрожец П. Ф. Йорданов писал А. П. Чехову: «Вы не узнаете теперь того района, о котором Вы упоминаете: наши степи теперь горят электрическими огнями, заводы растут, как грибы, и то, что произошло с Екатеринославом, все энергичнее и живее надвигается на нас - ведь и над мирным Таганрогом теперь постоянно видно зарево от доменных печей, и слышен гул и лязг железа».[16]

Возникновение и развитие крупных заводов привело к значительному изменению структуры торгово-промышленного оборота, в нем резко увеличилась доля продукции промышленности. При этом если в Ростове-на-Дону преобладали пищевкусовые предприятия, то в Таганроге ведущую роль играла тяжелая индустрия, находившаяся в руках греческих предпринимателей.

Получается, что в этот период греческие предприниматели активно заняли самые видные позиции в экономике Донского края, способствуя ее развитию, совершенствованию, своими усилиями социально-экономическое положение области заметно выдвинулось на передовые позиции в сравнении с другими областями России.

Таким образом, во второй половине XIX - начале XX века в новый модернизационный период развития Донского края, именно мо- дернизационного, поскольку в это время совершенствуется вся экономическая система, греческие предприниматели сыграли значительную роль. Именно благодаря их деятельности русское общество впервые познакомилось с основными принципами европейской предпринимательской культуры. Причем, в отличие от остальных «инородцев» - немцев, голландцев, англичан, евреев и других, - греки чувствовали себя в России очень комфортно; будучи православными, они обладали теми же правами, что и русское население. Между русскими и греками на протяжении столетий существовали устойчивые политические, экономические и культурные связи. Определяли характер взаимоотношений возможность использования морских путей для торговли, религиозная общность.

Транснациональная сущность греческой диаспоры отчетливее всего проявляется в процессе их непосредственного участия в экономических отношениях. Подобные контакты являются существенным стимулом для дальнейшего укрепления транснациональных социальных пространств, которые простираются от отдельных иммигрантских семей до обширных сообществ мигрантов, способствуют сближению и объединению различных социальных слоев. Целостность процессу формирования самосознания придавал тот факт, что он затронул все слои греческого общества, независимо от классовой принадлежности, культурных особенностей и даже страны проживания. История греческого предпринимательства, в частности в России, была одной из многочисленных граней сложного процесса становления всей экономики Донского края и формированию греческой нации внутри государства, как особого слоя населения обладающего экономической хваткостью и предприимчивостью, отличавших их от русского населения.

К началу XX столетия греческие купцы из городов Ростова-на- Дону и Таганрога контролировали большую часть зернового экспорта России, а доставлялась российская пшеница заморским покупателям главным образом на судах, принадлежавших все тем же грекам. Греки выступали в роли продавцов тех товаров и услуг, которые были необходимы не только России, но и другим странам. При этом выбор у россиян был весьма ограничен, а греки не особо стеснялись пополнить свой карман за счет нововведений и открытия новых горизонтов предпринимательства.

Отметим, что именно во второй половине XIX -начале XX века у греков, проживающих на донской земле, наиболее ярко выражались такие черты греческого населения, как хитрость, страсть к наживе, прагматизм, предприимчивость и деловитость. Осознав исторический модернизационный период развития экономики, греки первыми осознали широкомасштабность экономических возможностей для открытия новых предприятий.

Таким образом, на своем долгом пути восхождения к вершинам богатства и власти греческие предприниматели не раз оказывали значительное воздействие на экономическую, политическую, общественную и культурную жизнь Донского края и России в целом. В их числе не только выдающиеся предприниматели и меценаты, но и государственные и общественные деятели, дипломаты, военные, ученые, деятели культуры. Их яркие личности и драматические судьбы представляют интерес и для сегодняшнего времени.

  • [1] ТФГРАО, ф.34, оп.6, д.7, л. 15
  • [2] Пронштейн А.П. Роль казачества и крестьянства в заселении и хозяйственном освоенииДона и Степного Предкавказья в XVIII - первой половине XIX в.// Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы (далее ИСКНЦ ВШ). Сер. Общественные науки.1982, №2.
  • [3] Феодора Янници. Греческий мир в конце 18-го- начале 20-го вв. по российским источникам (к вопросу об изучении самосознания греков). Москва, 2002 г.
  • [4] Греков А.М. Приазовье и Дон (Очерк общественной и экономической жизни края). СПб.:Тип. «Общественная польза», 1912.
  • [5] Греков А.М. К истории земельного вопроса на Дону в связи с современным положением ирешением его// Сборник областного войска Донского статистического комитета (далее -СОВДСК). Вып.7. Новочеркасск, 1907;
  • [6] Крестьянство Северного Кавказа и Дона в период капитализма. Под ред. Анфимова А.М.Ростов н/Д., 1990. С. 120
  • [7] ТФГАРО, ф. 286, on. 1, д. 496, л. 1-20.
  • [8] Составлено автором
  • [9] ТФГАРО, ф. 353, on. 1, д. 496, л. 8 .
  • [10] Там же
  • [11] ТФГАРО, ф. 287, оп. 4, д. 237, л. 6.
  • [12] ТФГАРО ф. 280, оп. 6, д. 490, л5
  • [13] ТФГАРО ф. 286, оп. 6, д. 490, л. 8.
  • [14] ТФГАРО ф. 123оп. 4, д. 19, л. 8.
  • [15] ТФГАРО, ф. 23, оп. 16, 1914 г., д. 122, л. 180-181.
  • [16] Энциклопедия Таганрога. Изд. 2-е, перераб. и доп. Гл. ред. В. И. Тимошенко. Ростов-на-Дону: Ростиздат, 2003. С. 155
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы