Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Модель нестандартной языковой личности трудового мигранта в ее письменной репрезентации
Посмотреть оригинал

Формирующаяся языковая личность (ФЯЛ) инофона и носителя языка

Ученые говорят о формировании и развитии коммуникативной личности у носителей языка, в частности - у младших школьников [Цейтлин 2009]. Процесс развертывания речевой деятельности рассматривается в рамках понятия «коммуникативная личность», которое является смежным по отношению к понятию языковой личности Ю.Н. Караулова. Коммуникативная личность (КЛ) - это языковая личность в процессе общения. В результате формирования коммуникативной личности выстраивается модель личности, раскрывающая особенности интеллектуального и личностного развития, характеристики вербального и невербального общения, предпочитаемое речевое поведение, коммуникативные реакции и нормативность общения. При этом основными категориями развивающейся (или формирующейся) коммуникативной личности выступают нормативность, оценочность (оценка речи собеседника и речевая рефлексия), речевой идеал, коммуникативный идеал [Лемяскина, 2006].

В социолингвистике и психолингвистике понятия ЯЛ и КЛ не разграничиваются. В.И. Карасик в своих трудах отмечает, что языковая личность в условиях общения может рассматриваться как коммуникативная личность [Карасик, 2002].

В своих трудах Ю.Н. Караулов, затрагивая вопрос ос первичности и вторичности ЯЛ, пишет о необходимости изучения ЯЛ как целостного явления, вобравшего в себя результаты исследований из разных областей, для того, чтобы представить единую парадигму ЯЛ [Караулов 2010, 25]. При этом он использует термин «становящаяся, формирующаяся языковая личность» в применении к билингвам и людям, изучающим русский язык[Караулов 2010, 26].

Представляя языковую личность как понятие общечеловеческое, ученый говорит, что языковая личность - это не только комплекс готовностей, умений, способностей говорить и писать на данном языке, но также свойство человека вообще и характеристика речи отдельно взятого человека в частности [Караулов 2010, 29].

Рассматривая речь носителя языка и речь иностранца, Ю.Н. Караулов говорит о том, что ЯЛ развивается у человека как при изучении иностранного языка, так и в процессе совершенствования владения родным языком[Караулов 2010, 66]. При этом Караулов в обоих случаях использует именно термин «языковая личность», не разделяя первичную и вторичную ЯЛ. При изучении иностранного языка или овладении родным языком у человека всегда есть потенциал формирования, общая картина ЯЛ остается неполной, поэтому языковую личность в данном случае можно назвать формирующейся [Караулов 2010, 65].

Лингводидактика и связанные с ней прикладные дисциплины предлагают рассмотрение ЯЛ глобально, независимо от национальной специфики языка, независимо от того, является ли язык первым (родным) или изучаемым (иностранным). Ю.Н. Караулов говорит о том, что данная концепция нуждается в дальнейшей разработке, но имеет право на существование [Караулов 2010, 68].

Проблема разграничения терминов «языковая личность» (ЯЛ), «вторичная языковая личность» (ВЯЛ), «формирующаяся языковая личность инофонов», а также «формирующаяся языковая личность носителей языка» (ФЯЛ) связана с тем, что, как пишет А.А. Залевская, вопрос о разграничении родного и иностранного, первого и второго языков остается открытым. Нерешенным также является соотношение между парами родной язык - изучаемый язык и первый язык - второй язык [Залевская 1999, 292].

Отсюда вытекает вопрос о правомерности применения термина «ФЯЛ» в равной степени по отношению к носителям языка и изучающим данный язык. В такой многонациональной стране, как Россия, для многих людей, не являющихся этническими русскими, русский язык становится таким же функциональным, как и родной. Они говорят по- русски с носителями языка, воспринимают все социокультурные явления в непосредственном их проявлении. Их языковая личность продолжает свое становление и обогащение.

Ученые разделяются во взглядах на разграничение понятий ЯЛ и

ВЯЛ.

Среди отечественных лингвистов высказывается мнение о том, что если речь идет об овладении родным языком, то можно говорить о формировании языковой личности, но если данный язык изучается как второй (иностранный), то говорят о формировании вторичной языковой личности [Халеева 1980, Гальскова 2006, Пассов 1989].

Н.Д. Гальскова пишет, что результатом освоения родного языка является сформированная языковая личность, а результатом изучения иностранных языков - вторичная языковая личность [Гальскова 2006, 65].

Согласно результатам исследований в области лингводидактики, ВЯЛ формируется в процессе изучения иностранного языка и культуры [Халеева 1980, Гальскова 2006].

Однако существует и другое мнение, подтвержденное исследованиями, согласно которому разграничение понятий «формирование языковой личности» и «формирование вторичной ЯЛ» не носит такого строго закрепленного характера [Залевская 1999, Зимняя 2001, Aitchison 1993].

Зарубежными и отечественными учеными проводятся исследования, по результатам которых устанавливается, что между процессами формирования ЯЛ носителя языка и вторичной ЯЛ больше сходства, чем различий [Aitchison 1993, 109], а механизмы порождения речи на родном и иностранном языках сходятся в своей основе [Зимняя 2001, 167]. По мнению А.А. Залевской, носители языка и изучающие иностранный язык проходят аналогичные стадии развития ЯЛ и допускают похожие ошибки в речи [Залевская 1999, 292]. Отклонения от эталона в результате реализации системы языковых норм объясняются тем, что вся система норм также подвижна. Нормы - это установленные варианты реализации элементов языковой системы. Однако относительно динамичности системы языка специалисты отмечают, что ни норма, ни система не обладают абсолютной жесткостью [Гак 2000, 12]. Основной причиной вариативности многих звеньев нормы является разность в уровне развития языковой личности отдельных говорящих и пишущих. Вариативность в реализации системы норм языка является универсальным явлением и свойственна речи вообще (то есть проявляется как у носителей языка, так и в речи инофонов) [Бушев 2010, 70]. По мнению В.М. Солнцева, вариативность - это проявление свойств языка как системно-структурного образования [Солнцев 1984], а потому она носит объективный, закономерный и неизбежный характер. О.Б. Сиротинина и другие ученые говорят о появлении речевых вариантов в речи тех людей, чья языковая личность еще находится на стадии формирования и обнаруживает множество отступлений от кодифицированных норм.

Овладение родным языком имеет отличия от изучения второго языка, но, по мнению В.В. Виноградова, «механизм ошибок принципиально тождествен для процесса приобретения языка ребенком и для процесса изучения второго языка взрослыми» [Виноградов 1959].

И.И. Халеева строит свою модель ВЯЛ на основе концепции ЯЛ Ю.Н. Караулова, и данная модель действует в ситуации межкультурной коммуникации [Евдокимова 2013]. Мы же в своем исследовании говорим об особенностях формирующейся языковой личности в целом, о ФЯЛ как о явлении, которое объединяет тех, для кого данный язык не является родным, и носителей языка, чья речь еще не достигла уровня эталонной.

Наша точка зрения сводится к тому, что структура ЯЛ Ю.Н. Караулова объединяет как речь инофонов, так и речевые произведения носителей языка. Каждая языковая личность (если ЯЛ мыслится как отдельный человек) абсолютно уникальна по своим психофизиологическим параметрам. Однако в целом формирование ЯЛ - это процесс во многом универсальный, вариации процесса усвоения языка возможны, но они не выходят за рамки общей структуры освоения языка.

Как пишет А.А. Залевская, ввиду небольших отличий в структуре ВЯЛ от структуры ЯЛ, психические процессы протекают с небольшими вариациями, но одновременно с этим они имеют общие физиологические основы, связанные прежде всего с сущностью умственных операций во время освоения речепроизводства [Залевская 1999, 302]. Мы придерживаемся взгляда А.А. Залевской на процесс формирования языковой личности носителя языка и инофона как единый во многих его проявлениях, и личность на начальных этапах освоения языка можно назвать формирующейся языковой личностью (ФЯЛ), независимо от того, явялется ли человек носителем языка или инофоном.

А.А. Залевская подчеркивает активность и динамичность языковой системы как основное свойство живого языка [1999, с. 154]. Ученые, работающие над проблемами формирования языковой личности, говорят о том, что исследование системы должно проводиться на материале речевых произведений ЯЛ разных языков (в том числе на материале текстов ФЯЛ), поскольку только при сопоставлении текстов ЯЛ разного уровня сформированное™ возможно установить, что является для системы языка универсальным, а что - внутриязыковым.

Термин «формирующаяся ЯЛ» используется в работах С.В. Мамаевой, Н.В. Аниськиной, А.М. Шахнаровича и других ученых для обозначения носителя языка, который находится в активном процессе освоения родного языка и речи. С позиций лингвориторического подхода каждый отдельный носитель языка, еще не овладевший всей системой и словарем родного языка, также рассматривается как формирующая языковая личность [Ермакова, Ворожбитова, 2014].

В отношении инофонов нередко применяется термин «вторичная языковая личность»[Белянин2010, Халеева 1980, Черничкина 2004]. Если речь идет не столько о создании вторичного текста личностью, сколько о формировании ЯЛ у инофона в целом, то правомерно ввести понятие формирующейся языковой личности. С.Г. Тер-Минасова, И.И. Халеева, В.В. Воробьёв, С.Г. Воркачев, В.П. Фурманова, И.А Стернин, Г.В. Елизарова, М.В. Пименова, Н.Д. Гальскова говорят о возможности применения термина ФЯЛ по отношению к ынофону, чьи языковые знания постоянно используются в повседневном общении, но навык беглой речи еще не доведен до автоматизма и нормативного совершенства.

В данной работе за основу взят термин «формирующаяся языковая личность» (ФЯЛ), как обозначающий следующие группы людей: 1) носители языка, которые находятся в активном процессе освоения родного языка и речи; 2) инофоны, чьи языковые знания постоянно используются в повседневном общении, но навык беглой речи еще не доведен до автоматизма и соответствия узусу.

Упомянутые выше исследователи при обосновании понятия ФЯЛ инофона или носителя русского языка ссылаются на концепцию трех уровней языковой личности, разработанную Ю.Н. Карауловым. Выделенные в структуре ЯЛ вербально-семантический, прагматический (мотивационный) и когнитивный (тезаурусный) уровни по- разному представлены в речевой деятельности инофона и ребенка- носителя русского языка.

Ю.Н. Караулов описал становление национальной языковой личности и ее основные составные элементы. По Караулову, обязательными частями русской языковой личности являются три уровня: вербально-семантический, когнитивный (тезаурусный) и лингво- прагматический (мотивационный) уровень [Караулов, 2010, с. 60]. Вербально-семантичекий уровень отражает готовность человека воспринимать единицы и структуры языка, выбирать слова и готовность к номинациям. Когнитивный уровень включает готовность дать определения используемым понятиям, готовность анализировать явления системы родного языка, а также давать объективную оценку качеству своей и чужой речи. На лингво-прагматическом уровне происходит управление общением и целенаправленное построение речевых произведений в конкретной коммуникативной ситуации [Караулов, 2010, с. 62]. Данная модель русской языковой личности, по словам Ю.Н. Караулова, не учитывает того, является ли русский язык для человека родным или иностранным, а также того, какова специфика развития языковой компетенции каждого отдельного человека [Караулов, 2010, с. 68]. Однако данная модель принимается в лингвистике как универсальная, описывающая идеальную национальную (русскую) языковую личность с полностью сформированной языковой и коммуникативной компетенцией [Баринова, 2010].

Вербально-семантический уровень («нулевой») отражает степень владения языком и включает фонетические, грамматические, лексические, синтаксические средства, наиболее важными из которых являются лексические. Лингво-когнитивный уровень (или тезаурусный, «первый») показывает картину мира: сюда входят понятия, идеи, концепты, системы ценностей языковой личности. Прагматический уровень (или мотивационный, или «второй», «высший») определяется целями, мотивами, интересами, установками. Мотивационный уровень реализуется через умения классифицировать ситуации речи строить текст в соответствии с коммуникативной задачей [Караулов, с. 48, 53, 61].

В ФЯЛ носителей наиболее полно представлен вербальносемантический уровень, в то время как когнитивный и прагматический находятся на стадии формирования: картина мира и общие навыки общения еще не сформированы окончательно, однако ребенок может владеть широким словарным запасом на уровне взрослого носителя РЯ [Мамаева, с. 12].

Напротив, при анализе речи инофонов отмечается полнота когнитивного и прагматического уровней при недостатках в структуре вербально-семантического уровня - человек полноценно ведет коммуникацию на родном языке, имеет завершенную картину мира, но демонстрирует нехватку знаний или навыков в отношении системы неродного языка [Гальскова, с. 115].

Мы рассматриваем письменную речь как объединяющий фактор для ФЯЛ инофона и носителя языка. В отношении освоения письма обе указанные группы пишущих находятся в равном положении, так как для инофонов и носителей, осваивающих систему родного языка, овладение письменной речевой деятельностью на данном языке является задачей, требующей внешней помощи, руководства. Детям-носителям языка требуется несколько лет сознательного, целенаправленного обучения для доведения навыка письма до автоматизма и приобретения навыка грамотного письма [Эльконин 1998, с. 57]. Препятствием для инофонов в процессе овладения письмом на неродном языке становится отнюдь не неразвитость моторных навыков, а интерференция родного языка на разных языковых уровнях [Халеева 1980, с. 28].

Таким образом, по отношению к процессу освоения письменной речевой деятельности на русском языке уместно говорить о ФЯЛ ино- фона и ФЯЛ носителя языка, так как в речевой деятельности обеих групп прослеживаются сходные явления: письменная речь на данном языке не автоматизирована, требует сознательной концентрации; в продуктах письменной речи присутствуют нарушения норм.

Мы рассматриваем структуру формирующейся языковой личности в аспекте письма во взаимосвязи с трехуровневой моделью русской (национальной) языковой личности в концепции Ю.Н. Караулова. Следующая схема отражает соответствие уровней русской языковой личности в концепции Ю.Н. Караулова структуре формирующейся языковой личности (ФЯЛ), рассматриваемой в нашем исследовании.

Табл. 1. Структура ФЯЛ в письменном аспекте

Формирующаяся языковая личность (письменный аспект)

  • 1. Языковая компетенция
  • (0.вербальносемантический уровень)
  • 2. Когнитивные характ ери cm ики
  • (I. лингво-когнитивный уровень, тезаурусный)

3. Речевое поведение (II. мотивационный, прагматический уровень)

  • - нормы письма (орфография, пунктуация)
  • - нормы языка (лексика, фонетика, грамматика)
  • - нормы графики
  • - логика
  • - последовательность
  • - когерентность(целостность)
  • - стиль
  • - жанр
  • - решение коммуникативной задачи
  • - достижение коммуникативной цели

Когнитивный аспект выделен в структуре ФЯЛ в связи с тем, что, по замечанию Ю.Н. Караулова, само наполнение языковой личности неотрывно связано с формированием ее мыслительных особенностей, процессом восприятия и понимания текста [Караулов 2010, с. 51]. Так, словесное и грамматическое понимание текста, построение его в согласии с языковой нормой соответствует нулевому, или вербальносемантическому уровню. Понимание концептуальной организации текста происходит на первом, когнитивном уровне. Наконец, выстраивание речевого поведения в соответствии с замыслом автора совершается на втором, мотивационном уровне языковой личности [Караулов, с. 52].

Воспринимая чужую устную или письменную речь, ребенок усваивает два вида информации: прямую (предмет речи) и косвенную (закономерности языка). Косвенная информация усваивается на подсознательном уровне, так у ребенка формируется чувство языка [Жин- кин 1982]. Как отмечают специалисты, в лингвистике еще не выработан единый термин «чувство языка». Данное понятие можно обосновать как механизмы выбора, контроля и использования языковых единиц, когда соотношение семантики и грамматики носит объективно неформализованный характер. Соотношение проявляется на лексикофразеологическом, стилистическом и синтаксическом уровнях [Божович 2002].

По мысли В. фон Гумбольдта, при изучении иностранного языка вербальная способность, или языковая способность, по своему качеству и объему не совпадает с темпами формирования ментальной способности у инофона. Человек может запомнить большое количество слов и конструкций, но без языкового чутья настоящего владения языком не возникает. По мнению ученого, чем хуже развито языковое чутье у человека, тем труднее дается ему изучение неродного языка [Гумбольтд 1985, с. 107, 108].

Что касается взрослого инофона, то он испытывает трудности в овладении иностранным языком, поскольку его коммуникативные потребности превосходят уровень его языковой компетенции. При построении высказываний на иностранном языке инофон пользуется стратегией упрощения, реализует те или иные грамматические или лексические категории по-своему, часто отступая от нормы. Это проявляется в выборе тех лексем и граммем, которые наиболее прочно закрепились в памяти [Цейтлин 2009, с. 48].

В лингвистике понятие ФЯЛ рассматривается в лингвосоциологическом, лингвопрагматическом, лингвокультурном аспектах как включающее в себя два подтипа: формирующаяся языковая личность носителя русского языка [Данюшина 2014, Цейтлин 1982, Шахнарович 1990, Караулов 2010] и формирующаяся языковая личность инофона как вторичная языковая личность [Щукин 2009, Халеева 1980, Галь- скова 2006, Черничкина 2004].

В процессе изучения иностранного языка в структуре языкового сознания происходит формирование вторичной языковой личности, которую можно назвать формирующейся языковой личностью инофо- на [Халеева 1980]. Формирование вторичной языковой личности обусловливает, во-первых, умение понимать национальную языковую картину на основе усвоенной структуры и специфических черт данного языка, во-вторых, владение языковыми средствами данного языка для использования их в разных коммуникативных ситуациях [Утешева, 2013]. Специалисты вузов, ведущих подготовку иностранных студентов, отмечают недостатки существующих методик преподавания языков для формирования вторичной языковой личности: вузовские курсы иностранных языков или РКИ направлены либо на то, чтобы преподать основы общения на иностранном языке в определенной профессиональной сфере (в рамках обучения будущих специалистов), либо на выработку навыков понимания и использования лишь базовых языковых и речевых структур (в сфере обучения мигрантов-инофонов) [Васильева, 2015]. Ученые, исследующие особенности преподавания русского языка в современной национальной школе при проведении анкетирования выясняют, что учащиеся негативно оценивают свой уровень владения русским языком и опасаются, что в будущем это лишит их возможности получить высшее образование построить карьеру в России [Башиева, 2013, с. 175].

Недостаточная изученность процессов становления и развития формирующейся языковой личности носителя русского языка и ино- фона, множество неисследованных аспектов функционирования вторичной языковой личности указывают на необходимость детального и углубленного анализа формирующейся языковой личности на различных уровнях языковой системы.

В отечественной лингвистике многими учеными ведутся исследования, нацеленные на классификацию типов языковой личности и уточнение ее структуры [Караулов 2010, Сиротинина 2007, Стернин 2002, Богин 1984, Аниськина 2001, Мамаева 2007]. Указанные классификации дают полный образ ЯЛ носителя русского языка. Нашей задачей было описание языковой личности определенного вида: нестандартная языковая личность инофонов, принадлежащих к разным национальным группам и использующих русский язык в качестве иностранного в своей письменной речи. Для этого требуется не только построение модели такой ЯЛ на основе уже имеющихся классификаций и исследований, но и описать структуру ФЯЛ на предельно абстрактном уровне.

Для полноценного развития письменной языковой личности человеку необходимо усвоить целую совокупность заний о данной лин- гвокультуре [Стернин 2004, Щукин 2009, Гудков 2003, Карасик 2002]:

  • 1. Речевой этикет, нормы общения в данном языковом сообществе. По отношению к письму это означает правильную интерпретацию прочитанного и создание текста, адекватного данной коммуникативной ситуации, не нарушающего нормы речевого этикета.
  • 2. Тематика письменного общения (коммуникативно оправданный выбор темы, входящей в число дозволенных в данном обществе).
  • 3. Адекватное письменное обращение к представителям разных социальных, возрастных, профессиональных групп носителей языка.
  • 4. Знание того, какой символический смысл носители данного языкового сознания придают тем или иным явлениям окружающего мира.
  • 5. Знание прецедентных текстов, в которых описаны важнейшие элементы данной культуры, умение эти элементы узнать в тексте.
  • 6. Способность к правильной интерпретации концептуального содержания письменного текста.
  • 7. Ориентация на эталон письменной речи (грамотность, а также владение базовыми лингвокультурными единицами языка: фразеологизмы, устойчивые словосочетания, речеповеденческие стереотипы, лексическая коннотация).

Овладение вышеперечисленными знаниями обеспечивает взаимопонимание личности с носителями данного языка на основе разделяемых ими сведений о нормах языка, традициях и культуре данного языкового коллектива [Прохоров, Стернин 2006]. Без таких составляющих как владение речевым этикетом, умение варьировать речевое поведение в зависимости от коммуникативной ситуации и задачи, а также без ориентации на коммуникативный эталон развитие языковой личности не может быть целостным и полноценным.

Процесс формирования языковой личности, на наш взгляд, не является конечным, так как, согласно современным исследованиям, ЯЛ способна развиваться, совершенствоваться по мере взросления и развития самого человека. Именно поэтому языковая личность носителя языка, способная к дальнейшему формированию даже после завершения периода детства, до сих пор является объектом и предметом исследований по лингвистике.

Ученые, опираясь на положения теории Ю.Н. Караулова, труды Г.И. Богина, а также на результаты последних исследований, говорят о том, что если языковая и коммуникативная компетенция входят в структуру ЯЛ, то их развитие влечет за собой дальнейшее формирование языковой личности (Л.О. Бутакова, А. Ворожбитова, О.Б. Сироти- нина, Н.Д. Гальскова, И.А. Зимняя и др.).

Как отмечают Е.В. Ермакова и А.А. Ворожбитова, формирование базисных языковых структур происходит в детстве, но это не значит, что на этом полностью завершается становление языковой личности [Ермакова, Ворожбитова 2014].

Развитие ЯЛ взрослого человека предполагает развитие не только языковой способности личности, но и повышение ее когнитивного потенциала. С возрастом скорость формирования новых компетенций существенно снижается, однако развитие личности при этом не прекращается. Функции психики и мышления, стратегии понимания и создания текстов, распознавание сложных языковых структур даже после завершения взросления получают существенное развитие в процессе чтения как на родном языке, так и на иностранном [Ермакова, Ворожбитова 2014].

Все это говорит о целесообразности использования термина «формирующаяся языковая личность» по отношению к взрослому человеку.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы