Модели организационного поведения человека как индивидуального экономического агента

Ортодоксальные экономисты резко протестуют против как они его называют, субъективно-психологического подхода к решению экономических проблем. Более того, попытки выдавать экономику за социальную науку, они называют вульгарной формой экономики. Особенно острой критике в связи с этим подвергаются представители исторической школы и «субъективно-психологической школы».[1]

В.Л. Тамбовцев, обсуждая особенности экономического подхода к проблематике социальных наук, рассмотрел сущность принципа методологического индивидуализма. По своему смысловому содержанию он очень близок к «психологизму», когда поведение социально- экономической системы объясняется индивидуальными действиями людей, элементами которой они являются. Методологическому индивидуализму противопоставляется методологический холизм, - согласно этому принципу, динамика социально-экономической системы не зависит от поведения индивидов, которая определяется только характером системы.[2]

Вместе с тем ряд ученых, ведущее место в котором занимает Серж Московичи, глубоко изучив детерминацию социального, экономического и психологического в человеческой жизнедеятельности, вполне убедительно доказывают, что при анализе человеческой деятельности и общества социальное, в том числе и экономическое, можно отделить от психического лишь в абстракции. Психическое лежит в основе образования общественных структур, организаций, социальных институтов, субъектов экономической деятельности. Поэтому закономерности поведения человека следует согласно С. Московичи закладывать в основание всех социальных наук.[3] [4] [5]

Можно привести и другие доводы в пользу глубокой взаимосвязи психологии, экономической и управленческой наук. Так, например, Р. Акофф и Ф. Эмери утверждают, что поведение сложной недетерминированной системы, а таковы все объекты в экономике, нельзя полностью понять, адекватно описать и предсказать, если неизвестны законы поведения отдельных её автономных элементов, обладающих свойст- вом целеполагания.

Таким образом, когда речь заходит о конвергенции социальных наук с конечной целью построения метатеории управления поведением человека в социально-экономических системах, то возникает вопрос, какую из известных моделей человека следует избрать в качестве исходной. Анализ литературы, посвященной исследованию человеческой деятельности в социально-экономической системе, приводит нас к выводу о том, что все известные классические социальные науки и их синтетические гибриды, страдают тем, что все они основаны на так называемых локальных моделях человека и его поведения.

Применительно к специфике поведения экономического агента могут быть использованы рассматриваемые в научной литературе различные модели человека, в том числе модели человека экономического, социологического, психологического, институционального, эволюционно-генетического, политического, идеологического, иерархического, информационного, культурного, экологического и эвентологи- ческого. В литературе проводилось описание некоторых из перечисленных моделей, но не был поставлен вопрос об их интеграции. 9

Разнообразные модели экономического человека («homo economicus») вобрали в себя все основные постулаты классической, маржиналистской, неоклассической, институциональной и неоинституциональной школы. Представители указанных направлений в экономической теории наделяли «экономического человека», такими характеристиками, как рациональность, способность соизмерять свои выигрыши и убытки и др., но одновременно приписывали ему свойство следовать иррациональным образцам поведения.[6] [7]

И, наконец, в экономической психологии определен такой тип, как «человек событийный (homo eventus)», то есть человек, олицетворяющий собой ту индивидуальную последовательность собранных воедино событий, которая полностью определяет его личность и существование. Оригинальная эвентологическая (вероятностная) формулировка стремлений homo eventus, опирается на теорию перспектив Д. Канемана и Э. Тверски. [8] [9] [10]

Не трудно показать, что все перечисленные выше локальные модели не подходят для полноценной характеристики поведения экономического агента. В соответствии с принципом многомодельности ис- следования социально-экономических систем, экономический агент одновременно наделен компонентами всех перечисленных моделей, каждая из которых по сути своей отображает лишь одну из граней личности человека, и даже в своей совокупности эти модели составляют довольно небольшую часть того, что действительно в реальности представляет собой индивид. Поэтому одной из важных проблем экономической теории, как мы указывали выше, является построение интегративной модели поведения человека в организации, как экономического агента в условиях действия социально-экономических институтов, объединяющей известные подходы к формированию локальных моделей поведения человека. Отметим, что для построения интегративной модели поведения человека более всего подходит модель «человек событийный», причем в основе эффективного регулирования поведения экономического агента должны находиться преимущественно психологические факторы, так как они участвуют во всех рассмотренных выше локальных моделях человека.

В экономической теории в основном рассматривается экономическое поведение (economical behavior) как образ, способ, характер экономических действий граждан, работников, руководителей, производственных коллективов в тех или иных складывающихся условиях экономической деятельности. Различают такие виды экономического поведения, как производственное, обменное, дистрибутивное или распределительное, а также потребительское.

В научной литературе также определяется социальное или неэкономическое поведение (social behavior) - поведение, выражающееся в совокупности поступков и действий индивида или группы в обществе и зависящее от социально-экономических факторов и господствующих норм. Очевидно, что поведению экономического агента одновременно присущи не только экономические и социальные, но и многие другие признаки в соответствии с предложенным выше интегративным подходом к построению модели человека. Поэтому корректнее без особой надобности не выделять указанные признаки, ограничиваясь выражением «поведение экономического агента».

Проблема рациональности поведения человека, имеет множество трактовок в философии и гносеологии, экономике, социологии психологии, управлении, математической теории игр. [11] Такой авторитетный ученый как А.Сен указывает, что «...в основном русле экономической теории имеются два преобладающих подхода к определению рациональности поведения. Первый заключается в том, чтобы рассматривать рациональность как внутреннюю согласованность выбора, а второй - в том, чтобы отождествлять рациональность с максимизацией собствен-

НОИ выгоды».

Понятие рациональности поведения имеет свои разновидности, это ограниченная рациональность и органическая (процедурная) рациональности. Ограниченная рациональность- это «...полусильная форма рациональности, которая предполагает, что субъекты в экономике стремятся действовать рационально, но в действительности обла- дают этой спосооностью лишь в ограниченной степени». В случае органической рациональности, т.е. ее слабой формы, по мнению О.И. Уильямсона, предполагается, что взаимодействие людей рационализируется формальными и неформальными, например, моральными, правилами поведения, сложившимися эволюционным путем институ- тами человеческого общества.

Нарушение рациональности выбора в поведении агентов во многом обусловлено, прежде всего, их психологическими особенностями [12] [13]

восприятия воздействий со стороны институтов. Поэтому экономическим агентам свойственно иррациональное поведение. После основополагающих работ И.Пригожина предложены различные трактовка природы иррационального поведения. Так, В.И. Ильин ограничивает проблему иррационального поведения, указывая, что оно, по его мнению, противоположно целерациональному. Это высказывание следует уточнить, обратив внимание на тот факт, что поведение может быть целесообразным, то есть рациональным по отношению к цели, но иррациональным по отношению к средствам и возможным последствиям. В.И. Ильин также указывает, что если для рационального поведения характерна увязка целей с осознанными интересами, а также конструирование плана действий на основе расчета балансов возможных достижений и издержек, то иррациональное поведение этого лишено. В его основе лежат психологические механизмы, лишь косвенно связанные с трезвым расчетом.[14] Г.Б. Клейнер анализируя ситуации принятия решения, и действия психологических факторов нарушения рациональности выбора говорит об органической иррациональности, поскольку она отражает органически присущие данному индивиду качества и особенности, приводящие к нарушению рациональности поведения.[15] [16]

По-видимому, ближе всего к истине находятся представители глубинной психологии, придающие решающее значение в организации человеческого поведения иррациональным побуждениям, тенденциям, установкам, скрытым за «поверхностью» сознания, в «глубинах» индивида. Глубинная психология отстаивает версию о том, что главные причины действий человека изначально заложены, согласно 3. Фрейду, в

психологической структуре его личности. Этим также можно объяснить всю сложность иррационального поведения экономического агента.

Важной характеристикой поведения экономических агентов является девиантность, которая обусловлена психологическими факторами. Можно выделить различные формы девиантного, т.е. отклоняющегося от принятых норм, в том числе правовых, поведения. Частными видами девиантного поведения, рассматриваемыми в институциональной теории, с точки зрения контрактного процесса являются оппортунистическое (предконтрактное и постконтрактное) поведение экономических агентов и различные формы нонконформистского и аберрантного поведения, то есть предполагающего принципиальное отклонение от нормы, в рамках которого отклонения от нормы целесообразны. Согласно Р. Мертону нонконформисты бросают вызов законности социальных норм, которые они отрицают, аберранты, напротив, осознают законность норм, которые они нарушают, но считают такое нарушение приемлемым для себя. 1

Следует отличать уголовно наказуемые и ненаказуемые формы экономического девиантного поведения. Например, к уголовно наказуемым формам экономического девиантного поведения относятся: растрата, присвоение, хищения, взяточничество, коррупция, лжепред- принимательство, незаконная банковская деятельность и др. Следует указать еще на некоторые формы экономического квазидевиантного поведения, которые не всегда определяются однозначным образом, и не являются уголовно наказуемыми. К ним можно отнести, например, целый ряд методов конкурентной борьбы, относящихся к, так называемой, неценовой конкуренции, включая технологии манипуляции в процессах формирования спроса, мероприятия «черного пиара», создание незаслуженного либо преувеличенного имиджа, распространение ложной миссии фирмы и пр.

В частности, в соответствии с принятыми в экономической социологии и психологии типологией, виды девиантного поведения экономических агентов можно подразделить на:

  • - креативное поведение, как поведение, выходящее за рамки стереотипов хозяйствования. Подобная форма поведения носит конструктивный и преобразующий характер, в целом способствующий более эффективным стратегиям поведения экономических агентов;
  • - асоциальное поведение - поведение, выражающееся в уклонении агента от выполнения этических норм, корпоративных ценностей и деструктивно влияющее на межличностные отношения, возникающие в ходе в ходе совместной экономической деятельности и на её результаты;
  • - делинквентное (антисоциальное) поведение - отклоняющееся от нормы поведение экономического агента с отчетливо выраженной антиобщественной направленностью, приобретающее, в крайних своих проявлениях, уголовно наказуемый характер. Оно может выражаться в [17] [18] [19]

форме экономических правонарушений, в виде действий или бездействий в тех или иных социально-экономических ситуациях, влекущих за собой уголовную или гражданскую ответственность в экономической сфере;

  • - аддиктивное поведение - отклоняющееся поведение агента со стремлением к уходу от реальности социально-экономической ситуации посредством чрезмерной фиксации на определенных видах трудовой деятельности, включая «трудоголизм» и бездействие;
  • - патохарактерологическое поведение- отклоняющееся поведение экономического агента, обусловленное патологическими изменениями его характера вследствие дефектов воспитания или профессионального обучения и препятствующее выполнению профессиональных обязанностей и коммуникациям в ходе совместной деятельности;
  • - психопатологическое поведение - отклоняющееся поведение агента, в том числе в ходе совместной деятельности, обусловленное психическими расстройствами, в частности, соматическими, неврологическими и инфекционными заболеваниями, аномалиями сексуального поведения, расстройствами личности, агрессивным поведением, посттравматическим расстройствами;
  • - девиантное поведение на базе гиперспособностей - отклоняющееся поведение агента, сопровождающееся девиациями в трудовой деятельности, при особой одаренности в других сферах жизни.

Итак, в объективной реальности экономическому агенту могут быть присущи одновременно не только перечисленные, но многие другие виды поведения. Поэтому в предложенной нами интегративной модели поведения экономического агента, имеет место суперпозиция всех разновидностей поведения. Теории личности сильно различаются между собой, поэтому практически невозможно дать концептуальное определение понятию «личность», которое устроило бы всех персоно- логов[20]. Между тем в психологической науке используется понятие «самость» - это сердцевина личности, вокруг которой организованы и объединены все другие личностные элементы.

Социально-экономические институты, воздействуя на личность индивидуального агента, не изменяют сущности самости. Изменениям подвергаются лишь ценностные ориентации и индивидуальные установки агентов. В частности изменения установок в свою очередь приводят к изменению личностных поведенческих характеристик агентов, к которым в том числе мы относим: характеристики поведения в стрессовой ситуации, стремление к справедливости в экономических отношениях, склонность к соблюдению правовых и моральных норм и нетерпимость к нарушителям норм, особенности поведения человека в состоянии агрессивности и депрессивности, волевые черты характера. Эти изменения могут быть позитивными, негативными и нейтральными, т.е. изменений может и не быть. Таким образом, можно говорить о позитивных и негативных влияниях социально-экономических институтов на поведенческие характеристики агентов, а модернизацию института проводить, в том числе, приняв во внимание оценки изменений поведенческих характеристик репрезентативной выборки агентов.

В связи с обсуждаемой проблемой следует рассмотреть новое направление институциональной экономики - которое предлагается назвать институциональной психологией. Институциональная психология позволяет исследовать поведение экономических агентов в условиях действия социально-экономических институтов.[21]

Согласно существующим классификациям методов психологи- ческих исследований можно выделить четыре основные группы специфических методов институциональной психологии. В частности, применительно к поведению экономических агентов неэкспериментальные (исследовательские) методы предназначаются для исследования личностных поведенческих характеристик агентов в результате воздействия на них институтов; диагностические методы могут быть использованы для количественной оценки и мониторинга изменения личностных поведенческих характеристик агентов в результате воздействия на них институтов; экспериментальные методы предполагают организацию специальных условий функционирования институтов, влияющих на исследуемые поведенческие характеристики агентов и целенаправленное изучение этих характеристик в ходе эксперимента; формирующие методы направлены на коррекцию и развитие психологических качеств и поведенческих характеристик агентов.

Основными задачами институциональной психологии в процессах регулирования поведения экономических агентов являются:

  • - мониторинг изменений личностных поведенческих характеристик экономических агентов под воздействием социальноэкономических институтов. Эти изменения могут быть как позитивными, так и негативными, и соответственно влиять как на повышение, так и на снижение стимулов человека к труду. Они являются индикатором функционирования тех или иных институтов;
  • - формирование и развитие институциональной культуры экономических агентов, как совокупности ценностей, которых придерживаются агенты, и которые задают агентам ориентиры их поведения в соответствии с требованиями и нормами институтов. Технологии формирования и развития институциональной культуры опираются на идеальные образцы поведения, соответствующие терминальным ценностям М. Рокича, при этом в нашем случае нужно позаботиться о том, чтобы каждый агент впитал в себя лучшие образцы институциональной культуры;
  • - адаптация агентов к социально-экономическим институтам путем сближения целей и ценностных ориентаций агента и аналогичных параметров, заложенных в нормах института, а также усвоение агентом лучших традиций культуры, заложенных в институциональных нормах;
  • - оценка удовлетворенности экономических агентов действующими социально-экономическими институтами. Эта оценка должна приниматься в расчет при совершенствовании институциональной системы экономики страны, чтобы преодолеть все возможные формы нейтрального и негативного отношения экономических агентов к институтам.

Наиболее важная задача - оценка и прогнозирование поведения экономического агента, и формирование на основе использования формальных и неформальных социальных, экономических и культурных норм развитого гражданского общества, условий для мотивирования и регулирования поведения агента.

Построение модели поведения человека в условиях действия социально-экономических институтов, а также применение технологий регулирования поведения экономических агентов имеет одновременно важнейшее научное, образовательное и практическое значение.

Научный аспект состоит в дальнейшем развитии теории институциональной экономики в направлении разработки междисциплинарного подхода к построению интегративной модели не только индивидуального поведения, но и группового поведения экономических агентов в условиях воздействия социально-экономических институтов. Для этого нужно исследовать не только экономические и социальнопсихологические факторы поведения, но и влияние физиологических, нейрофизиологических, биохимических и генетических факторов на личность экономического агента, чтобы можно было объяснить хотя бы с некоторым приближением всю сложность его иррационального поведения в условиях действия социально-экономических институтов.

Образовательный аспект определяется актуальностью разработки учебной дисциплины «Институциональная психология» как раздела прикладной институциональной экономики, предназначенной для подготовки специалистов в области институционального строительства. В институциональной психологии должен быть представлен методический инструментарий конструирования и модернизации социально-экономических институтов с учетом важнейших психологических факторов регуляции поведения экономических агентов. В состав этого инструментария должны быть включены технологии формирования и развития институциональной культуры экономических агентов, взаимной адаптации агентов и институтов, оценки удовлетворенности экономических агентов воздействующими на них институтами, анализа изменений личностных поведенческих характеристик экономических агентов в результате воздействий на них институтов.

Практический аспект состоит во внедрении и применении технологий регулирования поведения агентов. Для этого технологии должны быть институционализированы в соответствующие нормативно-правовые акты.

Вооружившись этими представлениями , приступим к рассмотрению психологических аспектов разработки метатеория управления организационным поведением.

  • [1] Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Прогресс, 1968, с. 7.
  • [2] Тамбовцев В.Л. Перспективы экономического империализма/Юбщественные науки и современность,2008, №5, с. 5-9.
  • [3] Sii Московичи С. Машина, творящая богов. М.: Центр психологии и психотерапии, 1998, с.7.
  • [4] Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. М.: Советское радио, 1974.
  • [5] Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. СПб: Экономическая школа,1998; Васильчук Ю.А.Социальное развитие человека в XX веке. //Общественные науки и современность. 2001. № 1. Родионова Н.В. Модели «homo ecomomicus» // Человек и труд, 2004,N4.
  • [6] Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. СПб.: Экономическая школа,1998
  • [7] Родионова Н.В. Модели «homo ecomomicus» // Человек и труд. 2004, N 4.
  • [8] Kahneman D., Tversky A. Prospect theory: An analysis of decision under risk // Econometrica.1979. №47.
  • [9] Минцберг Г., Альстрэнд Б., Лэмпел Дж. Школы стратегий. Стратегическое сафари: экскур
  • [10] сия по дебрям стратегий менеджмента. СПб: Питер, 2001.
  • [11] 2 45 Рациональность как предмет философского исследования. - М.: ИФ РАН, 1995. 46 Сен А. Об этике и экономике. М.: Наука, 1996. с.29
  • [12] Simon Н.А. Administrative Behavior. New York: Macmillan, 1961.
  • [13] Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма. СПб.: Лениздат, 1996.
  • [14] 44 Ильин В. И. Поведение потребителей,- СПб.: Питер, 20001(10 Ильин В. И. Поведение потребителей,- СПб.: Питер, 2000
  • [15] Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем. М.: Наука,2004. с. 51-61
  • [16] Основу глубинной психологии составляют теория 3. Фрейда, индивидуальная психологияА. Адлера, аналитическая психология К. Юнга, гормическая концепция В. Мак-Даугалла,концепции неофрейдизма (К. Хорни, Г. Салливен и Э. Фромм).
  • [17] Институциональная экономика. Новая институциональная экономическая теория: Учебник. - М.: ИНФРА-М, 2005, с. 81.
  • [18] 11)4 Цит.: Тамбовцев В.Л. Экономическая теория институциональных изменений. М.: ТЕИС,2005. с. 77-78.
  • [19] Подробно о девиантном поведении экономических агентов см.: Петросян Д.С. Институциональные патологии национальной экономики// Аудит и финансовый анализ, 2007, №2.
  • [20] К наиболее известным концепциям личности относятся концепция 3.Фрейда, К. Г. Юнга,А. Адлера, К. Эриксона, А.Маслоу, К.Роджерса, Э.Кречмера, К.Леонгарда, Э. Фромма,Б.Ф.Скиннера и др. См.: Хьелл Л., Зиглер Д.Теории личности: основные положения, исследования и применение. СПб. Питер,2007.
  • [21] Петросян Д.С. Психологические методы модернизации институциональной системы экономики России/Юбщество и экономика, 2007, №7. I()S Волков Б. С., Волкова Н. В., Губанов А. В. Методология и методы психологического исследования. М.: Академический проект, 2006;. Экономическая психология. СПб.: Питер,2000.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >