Влияние административно- территориального реформирования на эффективность реализации экономических отношений мезоуровня

Институциональная динамика административно- территориального деления Российской Федерации и ее геополитические последствия

Проблемы оптимизации административно-территориального деления экономического пространства Российской Федерации актуализируются еще и тем, что Россия принадлежит к числу крупнейших в мире многонациональных социальных агломераций, в географическом ареале которой проживает более 150 народов. Это придает вопросам административно-территориального устройства российского государства геоэкономическое содержание, при решении которых следует учитывать следующие объективные экономические факторы.

Во-первых, проблема административно-территориального деления осложняется тем, что практически каждая этническая общность обладает неустранимой спецификой социальной, демографической и профессионально-образовательной структуры, особым укладом хозяйственной и культурной активности, уникальными чертами организации материальной и духовной деятельности.

Во-вторых, проблема оптимизации административно- территориального деления усугубляется тем обстоятельством, что границы расселения народов в России обычно не совпадают с границами основных административно-территориальных единиц, выступающих в конституционном пространстве Российской Федерации основными политическими субъектами (республики, края, области, округа).

В-третьих, фактическая численность того или иного народа и ареал расселения той или иной национальности в различных регионах страны испытала ощутимое воздействие интенсивных миграционных процессов в советский период российской истории. Инициируемые административными импульсами, такие массовые миграционные процессы иногда усиливались внешним воздействием социально- политических факторов (гражданская война, неурожаи и голод, военные действия, освоение целины, освоение новостроек).

В-четвертых, многовековая историческая эволюция многих народов как компактных оседлых этнических общностей придала им статус "коренных народов", что усиливает их современную роль в функционировании и развитии российского федерализма как основного принципа конституирования российской государственности.

В-пятых, при всей исторической продолжительности российской государственности ее современное состояние во многом является результатом социальных катаклизмов XX века, имея относительно недавнее происхождение. Более того, отражая проблемы создания федеративного государства, многоуровневая административно-иерархическая структура государства советской эпохи, отражала не столько потребности объективных тенденций исторической динамики российских национальных этносов, сколько преимущественно идеологическую цель ускоренного наделения большинства из них признаками политической и экономической субъектности федеративного ("союзная республика"), подфедеративного ("автономная республика"), автономного ("автономная область") и подавтономного ("автономный округ") уровня.

Этот экономический контекст всех возможных в будущем экономических реформ в рамках административно-территориального деления России требует признания и реализации следующих экономических принципов.

  • 1. Поскольку экономико-географическое определение административных границ того или иного этноса зачастую носило идеологи- чески-целенаправленный характер, то это может потребовать частичный пересмотр границ как рационализации экономической деятельности административных органов.
  • 2. Локализация и целенаправленное упреждающее разрешение потенциальных этноэкономических конфликтов эффективнее их игнорирования.
  • 3. Проводимые рыночные реформы, с одной стороны, подкрепляют тенденцию к возрастанию политического сепаратизма, однако, с другой - способствуют и его преодолению.

Заменившие административные противоречия рыночные противоречия усилили социально-экономическое неравенство между регионами в сфере осуществления единых социально-потребительских стандартов в предоставлении индивидуальных благ. Еще большие различия стали наблюдаться и в уровне безработицы категорий лиц трудоспособного возраста (что привело к существенному отставанию в экономической динамике трудоизбыточных регионов от регионов трудонедостаточных). Не менее существенные различия обнаруживаются между регионами, реализовавшими потенциал новых аграрноэкономических законов, и регионами, сохраняющими правовую неурегулированность земельных отношений.

Следовательно, с начала рыночных реформ «на преобразованиях в государственной сфере ощутимо сказывалось влияние сил, трактовавших федерализм в духе современной фразы «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Тем самым федерация, которая по самой своей природе является формой единого государства с единственным и сильным центром власти, отождествлялась с гораздо более рыхлыми объединениями конфедеративного типа, состоящими из практически независимых, полностью суверенных государств. В ходе политических дискуссий, переговоров, маневров превращение России в конфедерацию удалось предотвратить»[1].

Кроме того, следует учитывать наличие межсубъектных территориальных претензий (особенно на Северном Кавказе) как результата недостаточного законодательного регулирования регионально-экономических отношений. Дополнительными факторами роста экономической напряженности выступают регионы с неблагоприятной экологической обстановки, а также районы со сложной криминогенной ситуацией.

Федеративное устройство государства, включающего разные по- литически-организованные этнические единицы, требует в качестве его основы разработку и осуществленное целенаправленной долгосрочной экономической региональной политики, одним из составных элементов которой выступает совершенствование административно- территориального деления страны.

В свою очередь, стратегически-ориентированная экономическая политика является функцией от экономической концепции строительства федеративного государства. В литературе справедливо отмечается, что «большинство современных государств независимо от своего формального устройства в форме федерации, конфедерации или унитарного государства включают в себя субнациональные административно-территориальные единицы, не однородные по различным характеристикам (уровню экономического развития, потребности в общественных благах, стоимости предоставления общественных благ). Такая дифференциация различных административно-территориальных образований в рамках одного государства порождает проблему имущественного неравенства граждан, проживающих в различных регионах»[2].

В проблемной статье С. Епифанцева отмечается, что «модернизаци- онные процессы развиваются на огромной территории Российской Федерации в условиях значительного этнокультурного разнообразия. Поэтому в методологическом плане важно определение, насколько исторически предопределенным является глобальный процесс демократизации и включенность в него процессов, проходящих на постсоветском пространстве»[3].

Основным экономическим условием упреждающего разрешения потенциальных межрегионально-национальных конфликтов в системе федеративного устройства, выступает формирование материальной базы в целях обеспечения равных стандартов жизни населения различных регионов. Это имеет важное значение в связи с тем, что «рыночные механизмы не всегда способны предупреждать и преодолевать серьезные территориальные различия в уровнях жизни населения, эффективности региональной экономики; в этом случае государство объективно оказывается перед необходимостью поддерживать рыночноориентированную однородность территориального экономического и социального пространства»[4]. Для этого необходимо - рациональное территориальное размещение факторов производства[5]; поддержка активной межрегиональной миграции трудоспособных категорий населения; активизация правовой системы местного самоуправления.

Оптимальное административно-территориальное деление изменяет условия размещения и локализации производства, усиливает или уменьшает территориально-экономические различия, меняет базовые пространственные параметры экономических связей (степень перифе- рийности экономики данного региона) уровень транзитивности, масштабы трансграничности, интенсивность пространственных межрегиональных связей, многообразие территориально-производственных комплексов, значимость территориальных производственных структур, динамику пространственной конфигурации отраслевой системы региона.

Территориальная организация регионального производства представляет вторичный (по сравнению с макроэкономическим) уровень его функционирования, реализуя на практике закон оптимального территориального разделения труда, закон экономии затрат труда на преодоление пространственного разрыва между элементами производства, закон агломерации производства. Все это - «специальные (частные) законы, представляющие собой пространственную форму выражения экономических законов»[6].

В этих логических координатах и находится система административно-территориального деления страны как элемент ее пространственно-экономического устройства. Именно поэтому «важной задачей региональной экономики является совершенствование экономического районирования Российской Федерации»[7].

Экономические функции административно-территориального деления образуют целостную пространственную систему, включающую размещенческие, поселенческие, коммуникационные и управленческие элементы. Это значит, что каждый действующий элемент системы административно-территориального деления одновременно выполняет и экономические, и пространственные функции, вызывая изменения в территориальном развитии экономики региона.

К формам проявления пространственно-экономических функций административно-территориального деления (экономического районирования) мы относим следующие.

  • 1. «Инфраструктурная форма», то есть размещение новых объектов производства с учетом оснащения территорий, как фактор регулирования дифференциации регионов по различным характеристикам.
  • 2. «Коммуникационная форма», т.е. создание условий для развития объектов во взаимодействии друг с другом;
  • 3. «Интегрирующая форма», т.е. формирование территориальных систем и территориальных комплексов как сумма внутренних и внешних связей.

Таким образом, административно-территориальное деление выступает как особый фактор экономического районирования в процессе территориального развития экономики. По данным на 1 января 2003 года, территориальная структура Российской Федерации была представлена 1866 районами, 1097 городами, в числе которых 650 - городов республиканского, областного, краевого и окружного подчинения, 330 городскими районами, 1836 поселками городского типа, 24464 сельскими администрациями (см. таблицу 2.1).

Данные, представленные в таблице, свидетельствуют о том, что наиболее масштабными в пространственном отношении являются Дальневосточный (6215,9 тыс. км[8]) и Сибирский федеральные округа (5114,8 тыс. км[8]); по численности населения лидируют Центральный (36241 тыс. чел.) и Приволжский (31440 тыс. чел.) федеральные округа. По экономическим показателям доминантное положение в территориальной структуре России занимает Центральный федеральный округ.

В условиях России пространственный фактор относится к числу базовых параметров оптимального размещения и функционирования экономики, приобретающей вследствие этого региональное состояние. Отсюда - и значимость административного устройства страны как фундаментального элемента системы региональной экономики. «Фрагментарность экономики - основное препятствие для экономического роста. По сути дела, в российских условиях адекватной мерой экономического роста должен быть не столько темп роста ВВП, сколько степень внутренней консолидации экономики»[10].

В понимание экономических законов пространства, равно как и пространственных законов экономики, неотъемлемым компонентом включается изучение экономического контекста административно- территориального устройства национального хозяйства. Производство и его инфраструктурные отрасли экономически структурируют географическое пространство, формируют экономический потенциал территории, придают ей определенность созидательной конфигурации. Административно-территориальное устройство актуально в экономическом аспекте еще и потому, что современная экономика все более приобретает пространственное выражение как сосуществование различных уровней экономического развития регионов. Макроэкономические центры производства есть своеобразная "территориальная элита» страны, получающая опережающее системное развитие, обеспечивающее ей недостижимое для других территорий конкурентное преимущество, то есть импульсы, которые недоступны для региональной экономики. И хотя в долгосрочном аспекте достижения общенациональных экономических центров должны охватывать и периферию, на практике развитие центра и региональное развитие зачастую разновекторны, асинхронны и конфликтны.

Ui

o

Территория и административно-территориальное деление Российской Федерации на начало ХХйека [11]

Таблица 2.1

Террито

рия,

тыс. км[12]

Численность населения, тыс. чел.

Число жителей на 1 км

Административно-территориальное деление

районы

города - всею

в т. ч

республиканскою, краевого, областною окружною подчинения

юрод

ские

районы

(окру

га)

поселки

город

ского

тина

сель

ские

адми

нистра

ции

Российская

Федерация

17075,4

143097

8,4

1866

1097

650

330

1836

24464

Центральный федеральный округ

650,7

36241

55,7

423

304

153

68

441

6127

Северо-Западный федеральный округ

1677,9

14147

8,4

155

146

72

38

172

1770

Южный

федеральный округ

589,2

21401

36,3

256

135

77

51

132

3126

Приволжский федеральный округ

1038,0

31440

30,3

448

196

125

77

386

6993

Уральский федеральный округ

1788,9

12469

7,0

116

114

85

25

174

1537

Сибирский федеральный округ

5114,8

20411

4,0

325

132

93

59

291

3626

Дальневосточный федеральный округ

6215,9

6988

U

143

70

45

12

240

1285

Российская сеть ведущих макроэкономических центров, являясь историческим результатом экономико-географического строения страны, стремится закрепить естественно приобретенные преимущества в административно-территориальном устройстве государства. Сегодня в России, помимо Москвы и С.-Петербурга, можно говорить о не менее 15-20 центрах второго ("межрегионального") уровня.

Благодаря рыночным реформам, предоставившим большую экономическую самостоятельность регионам, ранжирование центров Северного Кавказа, Урало-Поволжья и Сибири показывает, что по объемам оборота торговли и услуг они практически ничем не уступают столичному.

По мнению В. Петухова, «соперничество между столицей и крупными региональными центрами за перераспределение бюджетных средств облеклось в форму мифов, с одной стороны, о «грабеже» Москвой регионов, а с другой - о регионах-«дармоедах», которых Москва вынуждена за свой счет содержать»[13].

Следует специально отметить, что в условиях экономической регионализации страны дефолт 1998 года по-разному повлиял на пространственные центры - одни административно-территориальные центры модернизировались, двигаясь к постиндустриальной структуре производства и занятий, другие оставались промышленными, а третьи становились долгосрочно-дотационными.

Важно отметить, что для региональной экономики характерно догоняющее скачкообразное развитие экономических районов, требующее краткосрочной мобилизации не только финансовых, но и пространственных ресурсов. Сегодня складывается парадоксальная ситуация, когда ограниченное число элитных центров страны ближе мировым зарубежным центрам, чем к собственным регионам. Отсюда следует, что устоявшаяся модель "развитый центр - слаборазвитый регион" должна быть ускорено заменена переориентацией на модель "развитый центр - развитые регионы".

Можно сказать, что пространство сопротивляется экономике, а экономика преодолевает "трение", создаваемое большим пространством. Это значит, что административно-территориальное устройство страны выступает реальным инструментом экономической организации географического пространства, выделяя в его пределах основные центры основных экономических районов. Внутрирегиональные связи этих центров превращают регион в единую целостную экономическую систему с замкнутой схемой воспроизводственных процессов. Чем мощнее административно-территориальный центр, тем "экономичнее" пространство, тем оно структурированнее и организованнее.

Для расширения экономической структуры пространства, для создания новых крупных меж- и внутрирегиональных центров необходимы огромные демографические, производственные и финансовые ресурсы. Поэтому с точки зрения рационального экономического подхода основной вопрос состоит в том, как использовать далее уже сложившуюся систему административного деления. Следует отметить, что мировая наука активно занимается поисков эффективных методов территориальной организации пространства. Особенно активно эти задачи решает международная ассоциация пространственных планировщиков городов и районов. В последнее время эта организация исследует рассматриваемую проблематику с учетом процессов глобализации[14].

Анализ тенденций и факторов динамики региональной экономики выступает теоретической основой для решения такой прикладной задачи в (рамках региональной экономической политики государства), как совершенствование административно-территориальной организации государства. Это тем более актуально, что регионализация в широком смысле есть укрепление связей между областями, их интеграция в обширный макрорегион, то есть в масштабное экономическое районирование страны как метод ее пространственной организации (посредством структурирования процессов развития в пространстве, выделения в нем сообществ, различий и границ). В узком же смысле регионализация национальной макроэкономики означает резкое повышение роли регионального фактора в жизни России, формирование реального механизма экономического самоуправления провинций, преодоление жесткого централизма и мелочной опеки центра, а также учет интересов и нужд регионов в федеральной политике планирования и управления. Как отмечают отечественные исследователи, «в России к началу XXI века сложилась уникальная ситуация, когда, с точки зрения внутренних потребностей, и включения в процессы глобализации на передний план выдвигается регион в качестве полноценного субъекта Федерации и в то же время суверенно ограниченного субъекта глобализации[15].

Современная ситуация такова, что избыточность регионализма для одних регионов (например, для Москвы, которая стремится выдать свои региональные интересы за общенациональные) оборачивается недостаточностью регионализации для других. Изучение этого вопроса позволит ответить на важнейший вопрос теории и практики - усилит ли процесс регионализации административно-территориальное укрупнение субъектов Российской Федерации, или для регионализации важнее альтернативный процесс - разукрупнение субъектов в ходе будущей реформы административно-территориального устройства страны?

Регионализация есть пространственное выражение неравномерности социально-экономического развития различных единиц административно-территориального устройства страны. Вопрос в другом, - способствует ли это устройство такой неравномерности, консервирует ли его, или, напротив, - оптимальная административно-территориальная реформа способна преодолеть это неравенство экономического районирования? В настоящее время «потребности адаптации к реальности постсоветского, постимперского существования, к новой конфигурации власти и собственности, к новому геополитическому климату способствовали стремительному размыванию доминировавшей прежде советской национально-цивилизационной идентичности»[16].

Экономические векторы совершенствования административно- территориального устройства страны заданы объективно существующими "социальными координатами" российского экономико-географического пространства, в пределах экономического районирования которого обнаруживаются следующие крупные противостояния: "промышленный Север

  • - аграрный Юг", "европейский Запад - азиатский Восток", "богатый Центр
  • - бедная периферия", "русское ядро - инородные окраины”. В этой связи принципиальное значение приобретает экономическая специализация географических районов страны, которая на сегодняшний день представлена следующими характеристиками (таблица 2.2).

Региональные процессы, фрагментируя экономическое пространство страны на экономические районы, предопределяют и степень его открытости для внешнего мира. Особое место здесь занимают регионы анклавного статуса, приграничные регионы (с потенциалом "свободной экономической зоны"), регионы с богатыми природными ресурсами. Именно они усиливают свое конкурентное преимущество, присваивая "ресурсную ренту" и "ренту положения".

Таблица 2.2

Экономическая специализация географических районов страны

РАЙОН

ДОМИНАНТНЫЙ СТАТУС

ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА

СЕВЕРНЫЙ

РАЙОН

крупнейший в европейской части России поставщик энергоносителей и минерального сырья, продукции металлургической, химической, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, отдельных видов продукции машиностроения

развитие отраслей специализации и совершенствование транспортной инфраструктуры региона с целью сокращения затрат на перевозку грузов

СЕВЕРО-

ЗАПАДНЫЙ

РАЙОН

экспортная направленность производства при одновременном росте внутреннего потребления (экспорт машиностроительной продукции и древесины и изделий из нее, продукции химической промышленности)

более полное использование возможностей имеющегося производственного и научно-технического потенциала, а также развитой инфраструктуры

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ

РАЙОН

мощный производственный и научно-технический потенциал, высокоразвитая кредитно- финансовая и транспортная инфраструктура

развитие высокотехнологичных производств, нацеленных на выпуск конкурентоспособной продукции (точного приборостроения, аэрокосмической техники, биотехнологий)

ВОЛГО-

ВЯТСКИЙ

РАЙОН

промышленное производство со значительным удельным весом отраслей машиностроения и химической промышленности

конверсия военно-промышленного комплекса, а также развитие других высокотехнологичных производств, нацеленных на выпуск эффективной и конкурентоспособной продукции

ЦЕНТРАЛЬНОЧЕРНОЗЕМНЫЙ

РАЙОН

перерабатывающие производства аграрной продукции, наличие авиационной и электронной промышленности, сельскохозяйственного машиностроения, а также ориентированные на экспорт металлургические производства

перестройка в машиностроении и агропромышленном комплексе, восстановление и развитие сельскохозяйственного производства, реструктуризация и технологическое обновление машиностроительного комплекса

ПОВОЛЖСКИЙ

РАЙОН

реструктурированный и технологически обновленный машиностроительный комплекс, конкурентоспособное машиностроение авиационно- космических комплексов Самарской области и Республики Татарстана

совершенствование машиностроительного комплекса на базе авиационной промышленности, развитие конкурентоспособных отраслей химической и нефтехимической промышленности; развитие конкурентоспособных отраслей химической и нефтехимической промышленности, наращивание сельскохозяйственного производства, прежде всего, зерна как для удовлетворения местных потребностей, так и спроса в других районах страны

РАЙОН

ДОМИНАНТНЫЙ СТАТУС

ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА

СЕВЕРО-

КАВКАЗСКИЙ

РАЙОН

экономический потенциал района составляет крупный агропромышленный и курортно-рекреационный комплексы

освоение нефтяных ресурсов Каспия и реализация инвестиционных проектов по созданию транспортной инфраструктуры ТЭК международного и общероссийского значения, реструктурирование производственных мощностей, развитие агропромышленного комплекса, обновление и создание современного курортно- рекреационного комплекса

УРАЛЬСКИЙ

РАЙОН

реализация возможностей имеющегося промышленного потенциала района, усиление его роли в межрегиональной интеграции. Ускоренное развитие получат практически все отрасли обрабатывающей промышленности, один из основных производителей и экспортеров черных и цветных металлов, продукции топливной промышленности

развитие металлургической промышленности посредством перехода на энерго- и материалосберегающие технологии, выпуск продукции из высококачественных металлов и сплавов

ЗАПАДНОСИБИРСКИЙ

РАЙОН

реструктуризация машиностроения, оборонной, пищевой промышленности в сочетании с увеличением доли высокотехнологичных и наукоемких производств в нефтехимии, лесопереработке, металлургии

внедрение прогрессивных методов добычи углеводородного сырья, развитие высокотехнологичных и наукоемких производств машиностроения, модернизация обрабатывающих производств потребительского назначения в южных районах, поддержание высоких объемов добычи и комплексной переработки минерально-сырьевых и лесных ресурсов

ВОСТОЧНАЯ

СИБИРЬ

интегрирующая роль в отношениях между Дальневосточным районом и Европейской частью страны, Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом, а также уникальные природно-сырьевые ресурсы

преодоление диспропорций в развитии добывающих и обрабатывающих отраслей, увеличение комплексности переработки сырья, развитие производства высокотехнологичной продукции и отраслей потребительского комплекса, ориентированных на местную сырьевую базу и внутрисибирский спрос, дальнейшее развитие инфраструктуры, особенно социальной

ДАЛЬНЕВОСТО ЧНЫЙ РАЙОН

структурная перестройка экономики и усиление взаимовыгодного сотрудничества со странами АТР, возможности совершенствования отраслевой структуры и модернизации промышленности

ослабление 'зависимости района от ввоза топлива, формирование новой структуры экономики региона за счет ее диверсификации, рост производств с высокой добавленной стоимостью, возрождение машиностроения и его ориентации на внутренние потребности региона, повышение конкурентоспособности продукции и активное продвижение на рынки сбыта Азиатско- Тихоокеанского региона

Все это определяет тенденции экономического развития российских регионов (см. табл. 2.3) , - все это осложняет работу по формированию региональной социально-экономической политики в долгосрочном плане и исключает возможность использования единой унифицированной модели для решения данной задачи»[17].

Рассматривая региональные аспекты экономического районирования страны, важно отразить их основные тенденции в совершенствовании административно-территориального деления страны, учитывая, что ведущей экономической тенденцией остается усиление евроцентричное™ федеральной экономики, а значит, и экономики ее отдельных регионов.

Таблица 2.3

Основные экономические тенденции по регионам РФ

ТЕНДЕНЦИЯ

Сокращение населения в северных регионах и относительное увеличение его в южной части страны

Сокращение численности населения Российской Федерации происходит во всех экономических районах (при этом в Дальневосточном и Северном районах сокращение составит более 4% вследствие неблагоприятной демографической обстановки и отрицательного миграционного сальдо, и только в Северо-Кавказском районе численность населения практически не изменится).

Тенденция к росту безработицы

Ситуация на региональных рынках труда будет определяться ростом численности населения в трудоспособном возрасте, а также ростом производства на фоне активизации структурной перестройки экономики и банкротства предприятий, (а в городах с моноэкономической структурой и районах Севера и Северного Кавказа возможно значительное обострение ситуации на рынке труда).

Прирост промышленного производства в ведущих индустриальных центрах страны: Северо-Западном, Центральном, Поволжском, а также на Северном Кавказе

Объемы промышленного производства увеличатся в основном за счет Европейской части страны. Динамику промышленного производства на Северном Кавказе определят высокие темпы развития промышленности в Краснодарском крае и Ростовской области; наиболее интенсивно будет расти производство продукции важнейших ее отраслей - пищевой промышленности, электроэнергетики, химической и топливной промышленности, машиностроения.

Перспективы агропромышленного комплекса во многом будут связаны с эффективностью региональной политики государства, одним из важных направлений которой будет формирование единого рыночного пространства

Создание условий для свободного передвижения продукции АПК, стимулирование рационального размещения агропромышленного производства с учетом многообразия природно- климатических условий регионов

ТЕНДЕНЦИЯ

Уменьшение удельного веса средств федерального бюджета в общем объеме инвестиций

Основными источниками финансирования инвестиций останутся средства предприятий, иностранные инвестиции, а также заемные средства, значение которых существенно возрастет. Наибольший рост общего объема инвестиций, значительно превосходящий по темпам среднероссийский уровень ожидается в Западно- Сибирском, Восточно-Сибирском, Северном районах Основными районами концентрации капитала останутся Центральный район, Западная Сибирь и Урал - регионы с развитой инфраструктурой, концентрацией основных фондов, капиталоемких базовых отраслей промышленности.

На региональном уровне при опережающем росте инвестиций темны роста ВРП ниже материального производства

Это связано с формированием части ВВП в непроизводственной сфере, не учитываемой на уровне регионов в составе ВРП (при этом в Северо-Западном, Поволжском и Северо-Кавказском районах прирост инвестиций будет незначительно выше прироста объемов материального производства, что объясняется возможностями использования имеющегося производственного потенциала в отраслях специализации и укреплением межрегиональных связей в экономике).

Рост реальных располагаемых денежных доходов

Это касается промышленно развитых регионов Северного, Северо-Западного, Поволжского, Центрального, а также Уральского и Западно- Сибирского районов. В ряде регионов повышение реальных располагаемых доходов не достигнет средних темпов роста по стране (на Северном Кавказе это - республики Адыгея, Ингушетия, Дагестан, Краснодарский край, Ростовская область). При этом внутрирайонная территориальная дифференциация между минимальной и максимальной величинами по уровню потребления будет увеличиваться.

Тенденция поляризации развития

Внутри большей части крупных экономических районов (в Северо-Западном районе - между Санкт-Петербургом и Ленинградской, Псковской областями; в Центральном районе - между Москвой и остальными его регионами; в Волго- Вятском районе - между Нижегородской областью и республиками Чувашия, Марий Эл и Мордовия; на Северном Кавказе - между Ростовской областью, Краснодарским краем и национальными республиками восточной части района; в Западной Сибири - между северными нефте- и газодобывающими регионами и расположенными на юге района - Алтайским краем и Республикой Алтай; в Восточной Сибири - между Красноярским краем, Иркутской областью и южным поясом депрессивных и слаборазвитых регионов).

Важно учитывать то обстоятельство, что депрессивные регионы в состоянии локализоваться в рамках административного района, тогда как территории традиционно отсталых районов обычно охватывают несколько субъектов Федерации.

Таким образом, административно-территориальная политика непосредственно связана практически со всеми сторонами пространственного размещения производительных сил - государственное строительство в сфере становления и развития федеративных отношений, взаимоотношения основных уровней власти (включая местное самоуправление), выбор экономических инструментов роста эффективности использования местных ресурсов. Более того, «администрации субъектов Федерации, решая вопросы по развитию производительных сил, должны знать, что делается в этом же плане на соседних территориях. Создавая ту или иную магистраль, необходимо иметь информацию о ее возможном прохождении через соседние субъекты Федерации»[18].

В федеративном государстве необходимо учитывать большие возможности и самостоятельность регионального уровня, хотя политическая федерализация существенно усложняет экономическую реализацию регионального пространства в целях повышения конкурентоспособности экономики в целом (и помогая тем самым преуспевающим регионам), стимулирования использования собственных природных ресурсов. «Региональный рынок - это доминирующая организационная форма современного хозяйственного развития территориальных систем. Однако коль скоро эта форма базируется на территориальнопроизводственном комплексировании, собственно рынок призван служить стимулирующим фактором целенаправленного и устойчивого роста материального производства»[19].

В экономическом содержании современного административно- территориального деления существует реальная альтернатива - с одной стороны, помощь депрессивным регионам может оказываться лишь после значительного улучшения положения в экономике, тогда как максимальный объем ресурсов следует направлять на развитие “регионов-локомотивов”, которые и обеспечивают подъем экономики.

Однако на практике реализация такого подхода будет усиливать региональные диспропорции. Нам представляется, что потери отказа от “выравнивающей” региональной политики будут больше, чем выигрыш. В то же время “выравнивающая" региональная политика, хотя и направлена на увеличение равенства, но достигает это за счет снижения экономической эффективности.

Дробность административно-территориального деления страны прямо способствует распылению выделяемых центром для регионов финансовых средств, что является одной из причин низкой эффективности освоения этих средств. Об этом свидетельствует, например, негативный опыт выполнения федеральных целевых региональных программ (которых насчитывается уже несколько десятков, но которые при этом финансируются не более чем на 30-40 % от запланированного объема, а чаще - еще меньше). То же самое наблюдается и в других протекционируемых сферах - системе трансфертов, целевой помощи угольным регионам и закрытым административно-территориальным объединениям, финансировании “северного” завоза.

Административно-территориальное деление страны - существенный момент ее территориально-экономической организации. Степень рациональности и долгосрочности такого устройства непосредственно влияет на направления ресурсных, товарных и финансовых потоков, на всю систему производственных связей.

Динамика административно-территориального деления экономических районов обычно носила объективный характер, выражая назревшие потребности не только макроэкономического, но и регионально-экономического развития. Историко-экономическая характеристика изменений в административно-территориальном делении страны показывает волновой механизм этих изменений как чередование двух альтернативных тенденций, попеременно сменявших друг друга, - укрупнение базовых единиц в системе административно- территориального деления и их разукрупнение.

Нам представляется, что такое чередование отражало не столько административные интересы оптимизации управления, сколько динамику соотношения специализации и кооперации внутрирегионального, регионального и межрегионального производства, соотношение "натуральности" и "товарности". Современная регионализация российской экономики свидетельствует о том, что в настоящее время доминирующей стала тенденция разукрупнения[20].

Проблема административно-территориального деления экономических районов — в значительной степени комплексная, имеющая разные аспекты: производственно-экономический, социально-

политический, экономико-географический. Основные элементы системы административно-территориального деления, представляющие особый интерес для экономистов-регионологов, - степень совпадения административных и хозяйственных границ; уровень инфраструктурного обеспечения единицы административно-территориального деления; рациональность совмещения функций географического, экономического, политического и культурного центра данного административно- территориального образования.

Совершенствование административно-территориального деления экономических районов приобрело состояние постоянного процесса, отражая влияние многих надстроечных и базисных факторов. Таким образом, динамика административно-территориального деления, в конечном счете, отражает экономическую динамику каждого региона.

Экономические аспекты государственного устройства России актуализировались в период рыночного реформирования ее национального хозяйства. Рыночные реформы, сблизив принципиальные основы функционирования российской экономики с мировой (и особенно - с западноевропейской), тем самым создали возможность практического учета исторического опыта федеративного устройства других стран.

В настоящее время специфика российской системы федерализма состоит в том, что она пытается уравнять в субъектно-правовом статусе национально-территориальные и административно-территориальные образования. Равностатусное состояние национально-территориальных и административно-территориальных образований (в результате подписания соглашений по разделению полномочий между территориями и федеральным центром) - доказательство переходного характера современного российского федерализма. С другой стороны, сохранение национально-территориальных образований способствовало ограничению возможностей сторонников политического радикализма[21].

Таким образом, концепция «административного федерализма», в рамках которой ставка делалась на "сильный центр" (следствием которого должны были стать "сильные регионы"), оказалась вытесненной инверсионной концепцией «рыночного федерализма», в рамках которой ставка делалась на "сильные регионы" (результатом которых должен был оказаться "сильный центр"). В этом варианте политическое единообразие сосуществовало бы с экономическим.

Проблема экономического федерализма в конкретных условиях приняла специфическую форму реализации - обновления принципов административно-территориального деления страны, включая упразднение существующих субъектов и проведение нового административно- территориального деления России. В этой ситуации главным становится выбор признака федеративной субъектности - «экономикогеографический» или «социально-демографический»? Другими словами, - должна ли произойти ликвидация национально-территориальных образований и превращение их в административно-территориальные образования?

Важно заметить, что если в советский период национально- территориальные образования "поднимались" до уровня административно- территориальных образований (и, в конце концов, превзошли его), то в постсоветский период, наоборот, - уже административно-территориальные образования поднимались до уровня национально-территориальных образований. Здесь многое будет зависеть от степени учета принципа экономической целесообразности и экономической эффективности, поскольку, в конечном счете, экономическое устройство федерации востребует те политико-идеологические формы, которые обеспечат ускоренное достижение стратегических для страны экономических приоритетов.

В этом аспекте следует специально разобраться в различиях экономического потенциала национально-территориальных образований от административно-территориальных образований: какая из этих двух форм предоставляет наиболее благоприятные условия для экономического развития?

Национально-территориальным образования в настоящее время приобрели следующие институциональные формы - "республика", "автономная область", "автономный округ". Необходимость сохранения национально-территориальных образований в конституционном поле российской федеративности состоит в предположении, что именно такая форма реализует политические гарантии данному этносу на самобытное развитие на единой территории, на формирование национальной системы экономики и на возможности национально-культурного развития.

Таким образом, необходима иная последовательность в движении к выбору основной формы российского федерализма: не от избранного принципа следует двигаться к экономике (эффективности производства) и политике (гражданскому обществу), а, напротив, - от экономики и политики - к выбору основополагающего принципа административно-территориального устройства российского федерализма.

Работа по совершенствованию административно- территориального устройства России продолжается постоянно; так, выступая относительно нового варианта административно- территориального деления России на 28 губерний (20 мая 2004 года), председатель Комитета Совета Федерации по делам Федерации и региональной политике А.Казаков (сенатор от Законодательного Собрания Ростовской области) поддержал концепцию реформирования государственно-территориального устройства России, разработанную Советом по изучению производительных сил (СОПС), отметив, что старт реформе дан созданием Пермского края; к сожалению, по словам сенатора, «реформа началась наощупь, поскольку никакого концептуального взгляда на проблему не было"[22].

Согласно концепции Совета, Россию предлагается поделить на 28 губерний (см. таблицу 2.4).

Предложения по реформированию административно- территориальной структуры России

Таблица 2.4

ГУБЕРНИЯ

СОСТАВ

ЦЕНТР

Центральная

г. Москва, Московская обл.

Москва

Западная

Брянская, Калужская, Смоленская обл.

Смоленск

Верхневолжская

Тверская, Ярославская обл.

Ярославль

Волго-Окская

Владимирская, Ивановская, Костромская обл.

Иваново

Приокская

Рязанская, Тульская обл.

Тула.

Западно-Черноземная

Белгородская, Курская, Орловская обл.

Курск

Восточно-Черноземная

Воронежская, Липецкая, Тамбовская обл.

Воронеж

Северо-Западная

г. Санкт-Петербург, Ленинградская, Калининградская, Новгородская, Псковская обл.

Санкт-Петербург

Карело-Мурманская

Республика Карелия, Мурманская обл.

Мурманск

Северная

(Республика Коми, Архангельская, Вологодская обл.

Архангельск

Волго-Донская

Республика Калмыкия, Астраханская, Волгоградская, Ростовская обл.

Ростов-на-Дону

Причерноморская

(Республика Адыгея, Карачаево-Черкесская Республика, Краснодарский край

Краснодар

ГУБЕРНИЯ

СОСТАВ

ЦЕНТР

Северо-Кавказская

Республики Дагестан, Ингушская, Кабардино-Балкарская, Северная Осетия, Чеченская республика, Ставропольский край

Ставрополь

Среднероссийская

Республика Мордовия, Нижегородская обл.

Нижний Новгород

Волго-Вятская

Республика Марий Эл, Чувашская Республика, Кировская обл.

Киров

Волго-Камская

Республика Татарстан, Ульяновская обл.

Казань

Средневолжская

Пензенская, Самарская, Саратовская обл.

Самара

Западно-У рал ьская

Удмуртская Республика, Пермская обл.

Пермь

Южно-У ральская

Республика Башкортостан, Оренбургская обл.

Уфа

Восточно-Уральская

Курганская, Свердловская, Челябинская обл

Екатеринбург

Обско-Иртышская

Тюменская обл., Ханты- Мансийский АО, Ямало- Ненецкий АО

Тюмень

Западно-Сибирская

Новосибирская, Омская, Томская обл.

Новосибирск

Южно-Сибирская

Республика Алтай, Алтайский край, Кемеровская обл.

Кемерово

Восточно-Сибирская

Республика Тыва, Хакасия, Красноярский край

Красноярск

Прибайкальская

Республика Бурятия, Иркутская, Читинская обл.

Иркутск

Приамурская

Хабаровский край, Амурская обл., Еврейская автономная обл.

Хабаровск

Тихоокеанская

Приморский край, Камчатская, Сахалинская обл.

Владивосток

Северо-Восточная

Республика Саха (Якутия), Магаданская обл., Чукотский АО

Якутск

Нам представляется, что в реформе административно- территориального деления России нужно, в первую очередь, исходить из экономической целесообразности, затем территориальной и социальной. Именно таким образом строится другой проект обновления административно-территориального деления России[23] (см. таблицу 2.5).

Данный проект существенно сокращает число субъектов Федерации, а также последовательно проводит - не нарушая установившиеся национально-государственные формы отдельных субъектов - территориальность федеративного устройства.

В то же время предлагаемая схема нуждается в экспертизе на экономическое обоснование межрегиональных связей в рамках предлагаемых областей, поскольку произвольное административно- территориальное деление исключает возможность ее оптимального совершенствования.

Разработка стратегии административно-территориального устройства регионально-экономического развития - процесс, требующий согласования многочисленных и часто разнонаправленных интересов субъектов регионального развития: власти, бизнеса, профессиональных сообществ.

Процессы глобализации формируют новый федеральноэкономический контекст существования российских регионов. Происходит переориентация (а с ней - и изменение фактических административно-территориальных границ) векторов и интенсивности трансрегиональных товарных, технологических, финансовых, интеллектуальных и трудовых потоков. Вследствие этого резко меняется среда функционирования административно-сформированных хозяйственных комплексов, уступающих по эффективности институтам рыночной ориентации. Проводимые на региональном уровне рыночные реформы создают новые возможности для внутрирегионального комбинирования ресурсов, мобильность которых определяется в большей степени масштабностью и привлекательностью реализуемых инвестиционных проектов, а не административными границами тех или иных регионов. Нарастание макроэкономической динамики все сильнее отделяется от административных ориентиров (территориально закрепленных ресурсов и расположения производства).

Новое административно-территориальное деление России

Таблица 2.5

ОБЛАСТИ

СОСТАВ

ЦЕНТР

Население млн. чел.

МОСКВА

г. Москва и ближнее Подмосковье

г. Москва

12,2

"ВЕЛИКОРУССКАЯ

ОБЛАСТЬ"

- часть Московской области, Тверская,

Рязанская, Смоленская, Калужская и Тульская области

Тула или Тверь

10,1

"ВОСТОЧНАЯ

ПРУССИЯ"

особая административная территория - Калининградская область

Калининград

0.9

"ПЕТРОГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ" (или - "ПЕТЕРБУРГСКАЯ")

Ленинградская, Псковская, Новгородская области

г. Санкт- Петербург

8,1

"АРХАНГЕЛЬСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Архангельская, Мурманская, Вологодская области, Респ. Карелия, Респ. Коми, Ненецкий АО

Архангельск

5,9

"НИЖЕГОРОДСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Нижегородская, Ярославская, Владимирская, Ивановская, Костромская области, Респ. Мордовия

Нижний Новгород

9,9

"КАЗАНСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Кировская область, Респ. Татария, Респ. Чувашия, Респ. Марий Эл, Респ. Удмуртия

Казань

9,2

"САМАРСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Самарская, Саратовская, Ульяновская, Пензенская области

Самара

9,2

"ВОРОНЕЖСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Воронежская, Брянская, Орловская, Липецкая, Тамбовская, Курская, Белгородская области

Воронеж

10,3

ОБЛАСТИ

СОСТАВ

ЦЕНТР

Население млн. чел.

"РОСТОВСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Ростовская, Волгоградская, Астраханская, Респ. Калмыкия

Ростов-на-Дону

8,5

"КУБАНСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Краснодарский край, Респ. Адыгея

Краснодар

5,5

"СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Ставропольский край, Респ. Дагестан, Респ. Чечня, Респ. Ингушетия, Респ. Северная Осетия-Алания, Респ. Кабардино-Балкария, Респ. Карачаево- Черкесия

Ставрополь

7,8

"УРАЛЬСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Свердловская, Пермская области, Коми-Пермяцкий АО

Екатеринбург

7,7

"ОРЕНБУРГСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Оренбургская, Челябинская области, Респ. Башкирия

Оренбург

10,1

"ОМСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Омская, Тюменская, Курганская области, Ханты- Мансийский и Ямало-Ненецкий АО

Омск

6,5

"СИБИРСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Новосибирская, Томская, Кемеровская области. Алтайский край, Респ. Алтай

Новосибирск

9,8

"ЕНИСЕЙСКАЯ

ОБЛАСТЬ"

Красноярский край. Иркутская обл., Респ. Хакасия, Респ. Тува, Усть-Ордынский,

Бурятский, Эвенкийский, Таймырский (Долгано- Ненецкий) АО

Красноярск

6,8

"ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ

КРАЙ"

Читинская, Амурская области, Респ. Бурятия, Респ. Якутия (Саха), Агинский Бурятский АО

Чита

4,4

"ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ

КРАЙ"

Приморский и Хабаровский края. Магаданская, Камчатская, Сахалинская области. Еврейская авт. обл., Чукотский, Корякский АО

Владивосток

5,4

Разворачивается процесс межрегионализации федеративноэкономических отношений, участие в котором - достаточно сложная задача для каждого региона. Предстоит осуществить выбор между так называемым "территориальным выравниванием" и концепцией «неравного развития» сильных сторон каждого региона. Для оптимального административно-территориального устройства важен выбор между ресурсоемкими локальными проектами и реализацией сквозных транстерриториальных проектов.

Следует признать, что современная система государственного территориально-экономического управления развитием регионов оказалась малоэффективной. Существующие проекты развития практически не выходят за рамки административных границ (муниципальных образований или субъектов федерации). А в тех случаях, когда это удается сделать, оказывается, что развитие ограничено корпоративными либо ведомственными отраслевыми интересами. Как справедливо отмечается в литературе, «в некоторой децентрализации России, которая наблюдается в последние годы, конечно, присутствует много позитивных моментов: развитие начал местного самоуправления, традиционных укладов жизни на местах, рост «местного патриотизма», чувство укорененности. Даже некоторое различие в образе жизни столичных жителей и жителей других регионов страны не представляется чем-то экстраординарным. Но с другой стороны, нельзя не видеть и продолжающегося процесса фрагментации страны, когда за утверждением неких локальных ценностей и интересов происходит постепенное размывание общегражданской идентичности, понимания важности соучастия в делах страны»[24].

В завершение данного параграфа, на наш взгляд, необходимо остановиться на макроэкономическом и геополитическом аспекте серьезной дифференциации в уровне развития российских регионов, обострившейся в период реформ и вхождения в рыночную экономику. Так, ученые Института экономических стратегий отмечают, что развитие геополитической ситуации вокруг ослабленной России, которая нуждается в 10-20 годах устойчивого роста темпами выше 7-8%, без сомнения, будет сопровождаться обострением противоречий мировых центров силы за получение доступа к ее сырьевым, энергетическим, научно-технологическим, людским и территориальным ресурсам[25].

По их мнению, ведущие мировые державы уже сейчас строят планы по дезинтеграции Содружества и активизации центробежных процессов в странах СНГ, стремятся не допустить возрождения под эгидой Российской Федерации мощного межгосударственного объединения с единым оборонным и финансово-экономическим комплексом. Угроза дезинтеграции России хотя в последнее время и утратила остроту, но по-прежнему не снята с повестки дня и может существенно возрасти в случае консолидации гегемонистских сил на Западе и резкого усиления (с их помощью) радикальных сепаратистов.

Кроме того, указанные авторы подчеркивают, что в начале и середине 90-х годов прошлого века западные (и прежде всего американские) исследовательские центры активно прорабатывали варианты разделения России на несколько государственных образований, основой которых могли бы стать автономные национальные образования.

Рассматривались также варианты «помощи» России в управлении территориями на Востоке, где сохраняется тенденция к уменьшению плотности собственно русского и увеличению плотности китайского населения. В частности, согласно одному из проектов предлагалось выкупить Сибирь вместе с жителями либо аннексировать ее в счет погашения российского внешнего долга и присоединить к США в качестве «Сибирских штатов Америки». Возможность покупки «новой Аляски» стала навязчивой идеей некоторых политических кругов и широко обсуждается в западных средствах массовой информации.

По другому варианту, Дальний Восток должен быть расчленен на протектораты. Чукотка, Камчатка и часть Магаданской области отойдут под протекторат США, Сахалин и Курилы - Японии, а вдоль Транссиба будет создана Дальневосточная республика под опекой США, Японии и Южной Кореи - в качестве антикитайского «вала».

В разрабатываемых американских аналитических проектировках просматривается, между прочим, такой геополитический пасьянс: или Россия уступает Соединенным Штатам Сибирь и Америка получает «опорные» территории на континенте, а вместе с ними и абсолютное господство в Евразии, или территории Сибири, отойдут Китаю.

В указанном источнике утверждается, что подобные разработки имеются и у китайских специалистов. Так, судя по данным, располагаемым упомянутым Институтом экономических стратегий, основой китайских притязаний является Нерчинский трактат конца XVII века, по которому к Китаю должны «вернуться» Приамурье, Уссурийский район и Сахалин. Это якобы позволит Китаю утвердиться в северной половине Азиатско-Тихоокеанского Региона и успешно противостоять американской и японской экспансии. Как и Япония, Китай начинает с малого: по примеру соседей Китай организовал «хабаровские Курилы» на Амуре. Перед Хабаровском, по протоке Казакевичева, проходит единственный на Амуре недемаркированный участок границы. Отсюда до Хабаровска - 25 километров. Если согласиться с требованиями КНР отдать ей амурские пойменные острова Большой Уссурийский и Тарабаров, граница пройдет по самому городу, его прибрежной черте, причем в самой развитой и населенной его части - Индустриальном районе.

При этом на границах России с Китаем существует колоссальное демографическое давление: с одной стороны, огромная плотность населения - 120 человек на 1 кв. км, с другой - неосвоенные пространства, где плотность населения не превышает показатель в 1 человек на 1 кв. км. Вблизи границы с КНР на российской стороне Приморья проживает около 2,6 млн. человек, а на китайской - свыше 85 млн., так что предрасположенность Китая к «земельной экспансии» вполне логична и долговременна.

Можно согласиться с авторами упомянутого исследования, что еще рано говорить о массовом заселении китайцами российского Дальнего Востока. Речь пока идет о перекачке финансов и сырьевых ресурсов из этого региона в Китай, закреплении местных рынков сбыта за китайскими товарами, а наиболее прибыльных и рентабельных отраслей - за предприятиями с китайским капиталом. Но следует особо подчеркнуть, что укрепление внутриполитической стабильности, рост экономики и международного авторитета России в начале XXI века способствовали тому, что откровенные притязания на российские регионы ослабли.

Однако, несомненно, глобализация будет способствовать разрушению монополии государств на доступ к финансам и информации и усилит альтернативные (негосударственные) центры принятия и реализации внешнеполитических решений на основе корпоративных, а не национальных интересов и принципов международного права. Самые важные из этих центров - глобальные транснациональные корпорации (ТНК) и патронируемые ими неформальные объединения, а также международные преступные и террористические организации. Для достижения своих целей они способны образовывать временные альянсы как между собой, так и с государствами на основе совпадающих интересов. Им под силу мобилизовать ресурсы, сопоставимые и даже превышающие ресурсы крупных международных проектов (расширение ЕС и НАТО) и коалиционных операций (например, анти- террористической операции в Афганистане).

Конечно же, Россия может интересовать глобальные наднациональные структуры с точки зрения контроля за ее военным потенциалом и использования страны как «регулятора» мировых цен на отдельные виды минерального сырья (прежде всего в сфере энергетики). Не исключено, что для этого российскую власть будут прямо или косвенно (через коррупционные или иные скрытые рычаги влияния) вынуждать к принятию необходимых для заинтересованных наднациональных структур решений. Это может вызвать кризисы различного уровня и характера, создающие поводы для легитимного «корректирующего» вмешательства во внутренние процессы РФ, в том числе силового, со стороны «мирового сообщества». Борьба за доступ к ресурсам России и других постсоветских государств между ЕС, США и Китаем будет способствовать нарастанию угрозы изъятия из-под контроля РФ имеющихся и перспективных магистральных путей перекачки энергоносителей, прежде всего каспийских и центральноазиатских углеводородов.

Следует согласиться с членом-корреспондентом РАН Б.Н. Кузы- ком и его соавторами, что, конечно же, ведущие державы будут активно поддерживать дезинтеграционные процессы в СНГ, чтобы не допустить возрождения под эгидой Российской Федерации мощного межгосударственного объединения с единым оборонно-стратегическим и народно-хозяйственным комплексом. Также эти авторы справедливо констатируют, что развитые страны выработали новый «воспроизводственный» цикл военно-политического лидерства. Сочетание методов военного устрашения, экономического и дипломатического давления, вплоть до воплощения в жизнь стратегии управляемых конфликтов, призвано корректировать систему принятия решений других стран в нужную сторону. Это необходимо развитым странам для того, чтобы им легче было изымать у других государств необходимые ресурсы, часть которых идет на развитие собственных вооруженных сил, военных технологий и ВПК.

Россия же, не утвердившись пока в качестве центра сильного геополитического и геоэкономического влияния, располагает существенными возможностями по воздействию на региональные и глобальные процессы. Определение долгосрочных целей ее государственного строительства и разработка стратегии дальнейшего развития предполагают необходимость обеспечить благоприятные внешние условия для концентрации усилий на решении жизненно важных задач внутреннего развития и формирования в ближнесрочной перспективе единого экономического пространства с большинством стран СНГ. Это позволит создать региональную торгово-экономическую зону с участием России, безопасность которой обеспечивалась бы реальным военно-политическим сотрудничеством стран-участниц. Альтернативой этому может стать дезинтеграция России и открытая экспансия в отношении ее территории.

Таким образом, угрозообразующие процессы для РФ становятся все более распределенными - по субъектам и отраслям деятельности, во времени и пространстве, а также по объектам воздействия. Источники политических и военных угроз, связанные с деятельностью госу- дарств-лидеров, по-прежнему имеют экономическую основу. В долгосрочной перспективе угрозы безопасности России будут иметь системный характер. Они определяются совокупностью одновременно действующих негативных факторов, а именно:

  • • укреплением и расширением НАТО;
  • • появлением в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и военных контингентов;
  • • распространением ОМП и средств его доставки;
  • • поддержкой США и другими государствами центробежных тенденций в СНГ;
  • • возникновением и эскалацией конфликтов вблизи государственной границы РФ;
  • • территориальными притязаниями к РФ;
  • • деятельностью сепаратистских и террористических организаций и др.[26]

  • [1] Казаков А. Сильная Россия - это федеративная Россия. // Свободная мысль. №6.2004. С. 13.
  • [2] Кадочников П., Синельников-Мурылев С., Трунин И., Четвериков С. Перераспределение региональных доходов в рамках системы межбюджетных отношений вРоссии. // Вопросы экономики. № 10. 2003. С.79.
  • [3] Епифанцев С. Проблема совместимости демократизации и этнонационализации вусловиях этносоциетальной трансформации. // Гуманитарный ежегодник. № 3.Ростов-на-Дону. 2004. С. 38.
  • [4] Поздняков А., Лавровский Б. Политика регионального выравнивания в России. //Вопросы экономики. № 10. 2000. С. 74.
  • [5] В частности, планирование и управление северными территориями должно строиться на территориальной основе, а не на "ведомственно-отраслевом "сам фактпревращения России из унитарного в федеративное, децентрализованное государство означает повышение роли территориального подхода. Территория как особыйтип пространственной группировки натурально-вещественных ресурсов оказывается ценнее самих этих районов. Натуральные ресурсы можно, так или иначе, заменить или компенсировать их утрату, территория - ресурс исчерпаемый и невозобновимый. Ее ничем заменить нельзя." (В.М. Котляков, Г.А. Агранат, Г.М. Лаппо.Россия на рубеже веков: взгляд с позиции географии. // Известия РАН, сер. Географ. № 6, 2000, С. 7-17).
  • [6] См. подр.: Агафонов Н.Т., Исляев Р.А. Основные положения концепции переходаРоссийской Федерации на модель устойчивого развития. СПб., 1995. С.11; АгранатГ.А. География и новейшие тенденции общественного развития // Изв. РАН. Сер.Географ. 2000. № 2. С.9-17.
  • [7] Игнатов В., Бутов В. Регионоведение. Ростов-на-Дону: МарТ. 1998. С.90-91.
  • [8] ский вестник РГУ. № 2. 2003. С. 14.
  • [9] ский вестник РГУ. № 2. 2003. С. 14.
  • [10] Клейнер Г. Мезоэкономические проблемы российской экономики. // Экономиче
  • [11] Составлено автором по: Российский статистический ежегодник. 2003: Стат.сб./Госкомстат России. Раздел: Государственное
  • [12] устройство Российской Федерации, общественные объединения и религиозные организации. - М., 2003. С. 35.
  • [13] Петухов В. Столицы и провинции: образы, возможности самореализации. // Свободная мысль. №7. 2004. С. 40.
  • [14] См.: Семенов П. актуальные проблемы регионального развития. // Экономист.№6. 2004. С.70.
  • [15] Евстигнеева Л., Евстигнеев Р. Глобализация и регионализм: уроки для России. //Общественные науки и современность. № 1. 2004. С. 118.
  • [16] Пантин В., Лапкин В. Трансформация национально-цивилизационной идентичности современного российского общества: проблемы и перспективы. // Общественные науки и современность. №1. 2004. С. 52.
  • [17] Спиридонов Ю. Основы формирования региональной политики. // Экономическаянаука современной России. № 1. 2002. С.81.
  • [18] Семенов П. актуальные проблемы регионального развития. // Экономист. №6.2004. С. 64.
  • [19] Кистанов В., Копылов Н. Региональная экономика России. М.: Финансы и статистика. 2002. С. 159.
  • [20] См. подр. Дементьев В. Теория национальной экономики и мезоэкономическаятеория. // Российский экономический журнал. №4. 2002. С. 19.
  • [21] См. подр. Тамбиев А. Регион в системе национальной экономики. М: Экономика.1999. С.31.
  • [22] Источник: http://www.klimow.ru.
  • [23] О. Герасимов. Новое административно-территориальное деление России (проект).Источник - http://karty.narod.ru.
  • [24] Петухов В. Столицы и провинции: образы, возможности самореализации. // Свободная мысль. №7. 2004. С. 48.
  • [25] Внешние угрозы целостности и суверенитету России (§ 3 в главе 3 "ПерспективыРоссии в XXI веке") // Россия в пространстве и времени (история будущего) / Б.Н.Кузык (рук. авт. коллектива), А.И. Агеев, О.В. Доброчеев, Б.В. Куроедов, Б.А. Мясоедов. - М.: Институт экономических стратегий, 2004.
  • [26] См. там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >