Десятилетие Н.С. Хрущева: изменения в политической иерархии

Период марта — августа 1953 г. часто именуют «смутным временем» послесталинского Советского Союза. Нараставший кризис в руководстве КПСС разрешился 5 марта 1953 г. смертью И. Сталина. Внезапный инсульт произошел тогда, когда заменили начальника лечебного управления Кремля, а все врачи, лечащие вождя, оказались под арестом. В последние часы жизни Сталина в стране были произведены изменения, сопоставимые с государственным переворотом. Предварительное распределение должностей осуществили Маленков и Берия. Это произошло 4 марта, когда стало ясно, что вождь смертельно болен. Цель кадровых перестановок заключалась в восстановление позиций узкого круга лиц, считавшихся сталинскими сподвижниками.

Первое место в сложившейся иерархии занял Г. М. Маленков, став Председателем Совета Министров. Одновременно он возглавил и Секретариат ЦК. В правительстве у Маленкова оказалось 4 заместителя: Л.П. Берия, вновь возглавивший объединенное МВД и МГБ; В.М. Молотов, вернувшийся на должность министра иностранных дел; а также Л. М. Кагановичи Н. А. Булганин. Единственным человеком, не получившим первоначально никакого государственного поста, стал Н.С. Хрущев. Он, правда, оказался вторым по значимости лицом в Секретариате ЦК. В конечном итоге глава правительства Маленков был поставлен перед дилеммой: руководить Совмином или Секретариатом ЦК. Выбрав первое, «пятый премьер», уступил Секретариат Хрущеву, который у своих коллег вызывал столь же мало подозрений, как и Сталин в апреле 1922 г., когда возглавил этот ключевой пост.

Вскоре после похорон Сталина новое руководство предприняло ряд шагов, направленных на ликвидацию злоупотреблений прошлых лет. Уже 27 марта 1953 г. по предложению Л.П. Берия Президиумом Верховного Совета СССР была объявлена амнистия для заключенных, осужденных на срок до 5 лет включительно (за должностные, хозяйственные и некоторые воинские преступления). К 10 августа 1953 г. по указу «Об амнистии» было освобождено из мест заключения свыше 1 млн человек. Однако эта мера практически не касалась политзаключенных (троцкистов, эсеров, националистов и т.д.). На свободе оказалось большое число уголовных элементов, которые создали в ряде городов напряженную криминогенную обстановку.

В то же время по приказу Берия были созданы комиссии по проверке «дел», сфабрикованных в послевоенные годы. Однако большинство репрессированных за «контрреволюционные преступления» были амнистированы лишь во второй половине 1950-х гг.

Любое начинание Берии не без оснований трактовалось сталинским окружением как попытка к захвату единоличной власти. В результате 26 июня 1953 г. в ходе заседания Президиума ЦК он был арестован, а 23 декабря — приговорен к расстрелу с конфискацией имущества, лишением воинских званий и наград.

В новом руководстве постепенно усиливались позиции Хрущева, и в сентябре 1953 г. на Пленуме ЦК КПСС он был избран Первым секретарем Центрального Комитета партии. Арест и расстрел Берии существенно снизили влияние Маленкова, которого Хрущев и некоторые другие руководители стали подвергать резкой критике за стремление изменить приоритеты хозяйственного развития в пользу легкой промышленности. 25—31 января 1955 г. состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором Хрущев внес предложение об освобождении Маленкова от обязанностей Председателя Совета Министров СССР. Его назначили министром электростанций и заместителем председателя Совмина СССР. После этого Маленков по-прежнему входил в состав Президиума ЦК КПСС. Правительство возглавил Н.А. Булганин, а освободившийся пост министра обороны занял Г. К. Жуков.

Звездным часом руководителя партии Н.С. Хрущева стал XX съезд КПСС, открывшийся 14 февраля 1956 г. В отчетном докладе им подтверждалось наметившееся после смерти Сталина изменение политического курса, как во внутренней политике, так и на международной арене. Развивая тезис об экономической стратегии государства, Хрущев предлагал первостепенное внимание уделить сельскому хозяйству и жилищному строительству, изложив при этом основные направления шестого пятилетнего плана. Касаясь политической ситуации в стране, Хрущев ограничился упоминанием Берии, которого назвал «матерым агентом империализма», пролезшим на руководящие посты. В духе прежних лет клеймились троцкисты и бухаринпы, названные «злейшими врагами народа».

Центральным событием съезда, несомненно, стал знаменитый доклад Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях», прочитанный на закрытом заседании 25 февраля. Выступление Хрущева не стенографировалось, его не обсуждали.

  • 5 марта 1956 г. высшее руководство приняло решение ознакомить с отредактированным текстом доклада «всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников». Это была беспрецедентная акция приобщения населения страны к высокой политике. Доклад был насыщен деталями, которые поразили аудиторию. Сталин представлялся слушателям не как «отец всех народов», а как убийца и тиран. Вместе с тем доклад обходил стороной вопрос
  • 06 ответственности всего сталинского руководства за репрессии 1930-х —начала 1950-х гг.

Официально по вопросу о преодолении культа личности 30 июня 1956 г. было принято постановление ЦК КПСС. Вплоть до XXII съезда партии, состоявшегося в 1961 г., оно являлось идеологической базой послесталинского периода, но по сравнению с «секретным» докладом Хрущева на XX съезде было шагом назад. Все сталинские преступления характеризовались в нем не иначе, как «некоторые ограничения внутрипартийной и советской демократии», а сам вождь был представлен человеком, который боролся за дело социализма.

Разоблачение сталинизма Н. Хрущевым послужило толчком к сплочению «твердых» сталинцев и некоторых членов руководства, не довольных усилением позиций Первого секретаря, создававших угрозу для их собственного положения. В вину Хрущеву, помимо нарушения принципа коллективного руководства, ставилось форсированное освоение целины, укрупнение колхозов, наступление наличное подсобное хозяйство колхозников, декларативные призывы в кратчайший срок «догнать и перегнать Америку».

Воспользовавшись визитом Хрущева в Финляндию, большинство членов Президиума ЦК созвали Президиум ЦК. На заседании 18 июня 1957 г. Семь из 11 его членов (Булганин, Ворошилов, Каганович, Молотов, Маленков, Первухин и Сабуров) потребовали отставки Первого секретаря. Однако Хрущев сослался на принципы демократического централизма и потребовал, чтобы вопрос был перенесен в ЦК — высшую инстанцию, из состава которой собственно и формировался Президиум. Значительная часть обновленного аппарата ЦК партии, а главное — армия и КГБ, поддержали Хрущева. Министр обороны Г. Жуков и председатель КГБ И. Серов организовали доставку военными самолетами в Москву членов ЦК. Состоявшийся 22—29 июня 1957 г. Пленум ЦК охарактеризовал действия сталинистов как фракционные, а их группа была названа «антипартийной». Маленков, Каганович, Молотов были исключены из состава членов Президиума ЦК и из членов ЦК КПСС. «Примкнувший к ним» Д.Т. Шепилов был снят с поста Секретаря ЦК КПСС, выведен из состава кандидатов в члены Президиума ЦК и из состава членов ЦК. Чуть позже, в марте 1958 г., был смешен с поста Председателя Совета Министров и Н.А. Булганин.

Решающую роль в дни июньского кризиса 1957 г. сыграл Г.К. Жуков. Хрущев, разумеется, не забыл, что в 1953 г. своенравный маршал занимал активную позицию в вопросе устранения Берии. Инстинктивно чувствуя угрозу своему положению, Хрущев инициировал отставку Жукова. 26 октября 1957 г. на заседании Президиума ЦК он был освобожден от обязанностей Министра обороны СССР. Через 3 дня состоялся Пленум ЦК, на котором Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС. Одним из основных обвинений, предъявленных маршалу, был «отрыв» Вооруженных Сил от партии, их «уход» из-под контроля Центрального Комитета.

Новым министром обороны в октябре 1957 г. был назначен маршал Р.Я. Малиновский. Сам Н.С. Хрущев в начале 1958 г. совместил посты Первого секретаря и главы правительства, оттеснив с должности председателя Совмина Н.А. Булганина. Это положило конец коллегиальности в руководстве, провозглашенной на XX съезде партии.

В октябре 1961 г. на XXII съезде КПСС разоблачение сталинизма было продолжено. Однако вопрос об ответственности партийного руководства за репрессии и на этот раз был обойден стороной. Правда, теперь преступления 1930—1940-х гг. приписывались не одному только Сталину, а узкому кругу людей, который совпадал с составом «антипартийной группы». По мнению ряда исследователей, разоблачение «культа личности» рассматривалось Хрущевым в качестве орудия в борьбе против недавних соратников, не признававших в нем лидера.

После XXII съезда КПСС тело Сталина было вынесено из Мавзолея. Сталинград переименовали в Волгоград, по всей стране убрали портреты и статуи вождя. Сформулированное в резолюции съезда положение о том, что партия сказала народу «всю правду о злоупотреблениях в период культа личности» указывало на то, что данный вопрос закрыт окончательно и дальнейшему обсуждению не подлежит.

За годы нахождения у власти Хрущев с одинаковой энергией и упрямством реализовывал как правильные, так и ошибочные идеи. В начале 1960-х гг. положение Первого секретаря ЦК осложнилось нарастающим недовольством государственного аппарата. Хрущев выступил как сторонник высокопрофессиональной, но компактной армии. По его мнению, это позволило бы высвободить значительное количество рабочих рук, необходимых в народном хозяйстве. Попытка уменьшить военные расходы и демилитаризовать экономику вызвала противодействие высших армейских чинов, которым Хрущев прямо заявил: «вы всех нас без штанов оставите».

Нелепые столкновения с художественной интеллигенцией, грубость и нетерпимость (при главных личных качествах Хрущева — человечности и доброте), противоречия и ошибки в экономике и на международной арене вели к потере доверия со стороны народа и падению его популярности.

В обстановке, когда многие начали ощущать, что Хрущев исчерпал себя, а его политика страдает половинчатостью, в недрах высшего эшелона партийно-государственной элиты стала формироваться оппозиция Первому Секретарю. Ее возглавили Л.И. Брежнев и Н.В. Подгорный. Хрущеву не удалось заручиться поддержкой большинства в Президиуме ЦК. К началу

1964 г. на стороне антихрущевской группы членов ЦК оказались секретарь ЦК, заместитель председателя Совмина и председатель партийно-государственного контроля А.Н. Шелепин, а также председатель КГБ В.Е. Семичастный, занимавший этот пост после Шелепина с 1961 г. В ряды заговорщиков вошел бывший член Президиума ЦК и Председатель Верховного Совета РСФСР Н.Г. Игнатов, первый секретарь ЦК компартии Украины П.Е. Шелест и другие государственные деятели. Шло организационное оформление недовольства в отношении главы партии и правительства.

В октябре 1964 г. Хрущев и Микоян отдыхали на даче в Пицунде, где готовили материалы к предстоящему Пленуму ЦК, на котором планировалось провести еще одну реорганизацию управления сельским хозяйством, наукой, представить проект новой Конституции. Получив известие об утечке информации, заговорщики вызвали Хрущева в Москву на заседание Президиума ЦК, куда он и прибыл 13 октября. Главе правительства был выставлен внушительный список обвинений: от развала сельского хозяйства и закупок зерна за границей до опубликования в печати за два года более тысячи его фотографий. В ходе заседания Хрущев оказался в изоляции.

14 октября заседание Президиума ЦК возобновилось и продолжалось не более полутора часов, так как к тому времени Хрущев уже принял решение уйти в отставку. Вслед за этим началась работа Пленума, на который прибыло 153 члена ЦК и 130 кандидатов в члены ЦК. Председательствовал на Пленуме ЦК Л. И. Брежнев, а с главным докладом по вопросу «об ошибках и неправильных действиях т. Хрущева» выступил М.А. Суслов. Хрущев был обвинен в том, что, сосредоточив в своих руках посты главы партии и правительства, он начал нарушать ленинские принципы коллективности в руководстве, стремился к единоличному решению важнейших вопросов. Повторив весь набор обвинений, прозвучавших до этого на заседании Президиума ЦК, Суслов упомянул и о личных качествах Хрущева, который якобы «давал всем, высказывающим свое мнение, всевозможные пренебрежительные и оскорбительные клички», «допускал самовольство при награждении орденами Советского Союза», «осуществлял массу парадных поездок». Вместо Хрущева Первым секретарем на Пленуме ЦК был единогласно избран Брежнев, а имя его предшественника почти на 20 лет было предано забвению.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >