ВЕЛИКАЯ РОССИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА 1917-1921 гг.

Свержение монархии в России

События февраля 1917 г. отразили сложное переплетение стихийных и сознательных начал революционного процесса. 9 января 1917 г. в Петрограде прошла самая крупная стачка за годы войны. В ней участвовало 145 тыс. рабочих. В обстановке резко обострившейся политической и социально-экономической ситуации 22 февраля 1917 г. «впредь до особого разрешения» был закрыт Путиловский завод. Рабочие обратились за поддержкой ко всему пролетариату столицы. 23 февраля 1917 г. в городе стихийно начались события, которые спустя всего несколько дней закончились свержением монархии. Таким образом, Международный день работниц (8 марта по новому стилю) стал первым днем революции.

Петроград принимал вид военного лагеря. 25 февраля солдаты по команде своих офицеров начали применять оружие. Командующий Петроградским военным округом генерал С.С. Хабалов получил приказ царя о немедленном прекращении беспорядков в столице. 26 февраля улицы города обагрились кровью — произошел массовый расстрел демонстрантов. Эти события стали переломным моментом революции. 27 февраля на сторону восставших начали переходить войска — расстрел дал эффект, на который не рассчитывали власти. Петроградский гарнизон, насчитывавший в это время 180 тыс. человек, а вместе с войсками ближайших пригородов 300 тыс. военнослужащих, встал на сторону народа.

Днем 28 февраля восставшими была занята Петропавловская крепость. Положение остатков правительственных войск, находившихся во главе с генералом С. С. Хабаловым в Адмиралтействе и пытавшихся там укрепиться, стало безнадежным, и они, сложив оружие, разошлись по своим казармам. Попытка царя организовать карательную экспедицию с целью «наведения порядка» в столице, которой было поручено руководить генералу Н.И. Иванову, окончилась неудачей.

События февраля 1917 г. отразили сложное переплетение стихийных и сознательных начал революционного процесса. Так, известно, что представители Петербургского комитета большевиков предпринимали в феврале 1917 г. попытки проникновения в солдатские казармы, пытались устраивать массовки военнослужащих и обсуждать с ними вопросы о необходимости свержения царской власти. В то же время один из руководителей столичных большевиков А. Г. Шляпников признавал, что «все были восхищены и поражены грандиозностью движения». Стихийный взрыв был подготовлен всем ходом предшествующего развития событий.

Николай II тем временем отбыл из Ставки, располагавшейся в Могилеве, надеясь прибыть в Царское Село. Однако путь оказался занят восставшими, пришлось изменить маршрут. Только в середине дня 1 марта царь прибыл в Псков, где находился штаб Северного фронта. Вскоре был поднят вопрос об отречении от престола. Командующий фронтом генерал Н.В. Рузский утром 2 марта прочел Николаю II «свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко». Председатель Думы настаивал на отречении. В Псков выехали известные политические деятели — октябрист А. И. Гучков и монархист, член Государственной думы В. В. Шульгин. Причем решено было действовать тайно и быстро, «никого не спрашивая, ни с кем не советуясь». К моменту прибытия Гучкова и Шульгина Николай уже принял решение. Отречение было подписано царем 2 марта в 23 ч 40 мин, но для того, чтобы не казалось, будто этот акт имел насильственный характер, на манифесте при его подписании было поставлено иное время —15 ч.

Николай II отрекся от престола за себя и за малолетнего сына Алексея в пользу своего младшего брата Михаила Александровича. Однако последний, в свою очередь, 3 марта в ходе заседания членов Временного правительства и думского комитета также принял решение отказаться от принятия верховной власти до созыва в России Учредительного собрания. Власть переходила в руки Временного правительства. Покидая Псков поздно ночью 2 марта, бывший царь записал в своем дневнике горькие слова: «Кругом измена и трусость и обман». С вечера 3 марта до утра 8 марта Николай находился в Ставке. Уезжая, он прощался с ее обитателями. По свидетельству начальника Военных Сообщений театра военных действий генерала Н.М. Тих- менева, процедура расставания оказалась для многих очень тяжелой: «судорожные, перехваченные всхлипывания не утихали... Офицеры Георгиевского батальона — люди по большей части несколько раз раненые, — не выдержали: двое из них упали в обморок. На другом конце залы рухнул кто-то из солдат- конвойцев».

Из высшего командного состава на сторону самодержца в эти дни встали только два человека — командир 3-го кавалерийского корпуса генерал Ф.А. Келлер и командир Гвардейского кавалерийского корпуса генерал Гусейн Хан Нахичеванский. Не очень далек от истины был Л.Д. Троцкий, когда писал позже в своей «Истории русской революции», что «среди командного состава не нашлось никого, кто вступился бы за своего царя. Все торопились пересесть на корабль революции в твердом расчете найти там удобные каюты. Генералы и адмиралы снимали царские вензеля и надевали красные банты... Штатские сановники и по положению не обязаны были проявлять больше мужества, чем военные. Каждый спасался, как мог».

Вечером 27 февраля в Таврическом дворце состоялось первое заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Большинство в исполкоме Совета первоначально принадлежало меньшевикам и эсерам. Председателем исполкома был избран лидер меньшевистской фракции Государственной думы Н.С. Чхеидзе. Товарищами (заместителями) председателя стали эсер А.Ф. Керенский и меньшевик М.И. Скобелев. В исполком из 15 человек вошли только 2 большевика—А. Г. Шляпников и П.А. Залуцкий. 1 марта в исполком Петросовета были избраны 10 представителей от солдат и матросов. Образовался единый Совет рабочих и солдатских депутатов.

27 февраля был создан Временный комитет Государственный думы, избранный членами 4-й Думы. В состав Комитета вошли: М.В. Родзянко (председатель), П.Н. Милюков,

A. И. Коновалов, Н.В. Некрасов, А.Ф. Керенский, Н.С. Чхеидзе,

B. В. Шульгин и некоторые другие политические деятели. 1 марта исполком Петросовета принял решение о предоставлении Временному комитету прав на формирование правительства.

2 марта в России начало свою деятельность Временное правительство, являвшееся высшим исполнительно-распорядительным органом, выполнявшим также и законодательные функции. Пост министра-председателя и министра внутренних дел занял князь Г.Е. Львов. Министром иностранных дел стал П.Н. Милюков, военным и морским А.И. Гучков, путей сообщений Н.В. Некрасов, торговли и промышленности А.И. Коновалов, финансов М.И. Терещенко, просвещения А.А. Мануйлов, земледелия А.И. Шингарев, юстиции А.Ф. Керенский, обер-прокурором Синода В. Н. Львов, государственным контролером И. В. Годнев, министром по делам Финляндии Ф.И. Родичев.

Во главе российского правительства в марте 1917 г. оказался человек, совершенно не приспособленный для исполнения возложенных на него обязанностей. По словам управляющего делами Временного правительства В.Д. Набокова, в избрании Г.Е. Львова на пост министра-председателя «деятельную роль» сыграл П.Н. Милюков. Выбор оказался неудачным. Сам Милюков называл премьера «шляпой», а Набоков сравнивал его с человеком, сидевшим на козлах, но даже не пробовавшим «собрать вожжи». Одновременно с выдвижением Львова Милюкову удалось практически устранить с политической арены М.В. Родзянко, претендовавшего на ключевые позиции в правительстве.

Часть российских политических лидеров той поры (Керенский, Некрасов, Коновалов, Чхеидзе и др.) являлись членами масонских лож. Одни занимали ключевые позиции во Временном правительстве, другие — в Петроградском Совете. Современные оценки роли масонов в политической жизни России 1917 г. существенно разнятся: от утверждений, что в февральских и постфевральских событиях масоны были «ничтожной величиной», а масонской проблемы, как таковой, просто не существует (А.Я. Аврех), до признания факта значительного влияния масонов на кадровую политику Временного правительства (В. И. Старцев).

В результате февральско — мартовских событий 1917 г. возникло своеобразное и крайне противоречивое переплетение двух властей в России (именуемое сегодня порой «многовластием» и даже «безвластием»), существовавшее до июльских дней 1917 г. — власти Временного правительства и власти Советов.

В Петроградском Совете с момента его возникновения одним из ключевых вопросов стал солдатский вопрос. Поздно вечером 1 марта был выработан Приказ № 1 Петроградского Совета. Опубликование приказа 2 марта означало переустройство внутреннего уклада всей армии (несмотря на то, что он принимался для войск столичного гарнизона). Приказ вводил в армии и на флоте выборность командиров, исключал возврат к прежней системе организации вооруженных сил, подчеркивал руководящую роль Петроградского Совета в политических выступлениях солдатских масс. Он устанавливал новые отношения между солдатами и офицерами — запрещалось грубое обращение с нижними чинами, обращение к ним на «ты». Вне службы и строя, в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты не могли быть ущемлены в тех правах, которыми пользовались все граждане.

В политической жизни России одним из ключевых вопросов на протяжении всего 1917 г. оставался вопрос о войне и мире. 27 марта 1917 г. Временное правительство выступило с декларацией об отсутствии захватнических целей в продолжавшейся войне и о верности союзническим обязательствам. Однако Антанта требовала от нового российского правительства более определенных заявлений о его внешнеполитическом курсе. 17 апреля на квартире заболевшего А. И. Гучкова (Мойка, 67) состоялось заседание Временного правительства, на котором весь состав кабинета без исключения одобрил текст ноты министра иностранных дел П.Н. Милюкова. 18 апреля нота была направлена правительствам стран Антанты. В ней шла речь о «всенародном стремлении довести мировую войну до решительной победы». Известие о ноте Милюкова послужило поводом к антиправительственным демонстрациям 20—21 апреля и привело к кризису Временного правительства.

Апрельский кризис вылился в первую вооруженную демонстрацию против правительства. В ходе имевших место столкновений появились убитые и раненые. Вскоре Милюкову стало известно, что в его отсутствие члены Временного правительства решили оставить за ним пост министра народного просвещения, выдвинув на должность руководителя МИД человека, способного «более гибко проводить внешнюю политику государства». Кризис в кабинете достиг апогея 25 апреля, когда Милюков отказался принять портфель министра народного просвещения, заявив позже, что «не я ушел, а меня ушли» с поста министра иностранных дел.

Перед роспуском первый состав Временного правительства обратился к населению с политическим воззванием (его текст был опубликован в газетах 26 апреля 1917 г.). В нем звучал призыв отказаться от удовлетворения «частных стремлений и интересов в ущерб общим», дабы удержать страну от распада, поражения на фронте, а также «междуусобной войны и анархии, несущей гибель свободы».

Одновременно глава правительства князь Г. Львов направил официальное письмо Н.С. Чхеидзе, предлагая ему инициировать процесс вхождения в новый состав кабинета социалистов и социал-демократов. В ночь с 1 на 2 мая 1917 г. исполком Петросовета принял окончательное решение об участии в формировании правительства.

Таким образом, апрельские демонстрации солдат и рабочих Петрограда, в которых участвовало около 100 тыс. человек (позже А.Ф. Керенский в их организации обвинит В. И. Ленина и большевиков), положили начало правительственному кризису и привели к образованию первого коалиционного правительства, которое существовало с 5 мая по 2 июля 1917 г.

В новом составе кабинета князь Львов остался министром- председателем, а вот Гучкову и Милюкову места в нем не нашлось. Военным и морским министром стал А.Ф. Керенский, МИД возглавил М.И. Терещенко, считавшийся союзниками более «удобным» главой внешнеполитического ведомства. Министерство земледелия возглавил эсер В.М. Чернов, министерство труда меньшевик М.И. Скобелев, министерство почт и телеграфа меньшевик И. Г. Церетели. Кадет А. И. Шингарев «переместился» на пост министра финансов.

Весенние месяцы 1917 г. стали временем наивысшего влияния двух партий революционной демократии — меньшевиков и эсеров. Преобладающим было их влияние на состоявшемся с 3 по 24 июня I Всероссийском съезде Советов. Во время его работы шла подготовка большевиков к демонстрации, инициаторами которой стала часть солдат Петроградского гарнизона. Съезд Советов, однако, эту демонстрацию запретил, но был вынужден назначить новую — на 18 июня. Большевики приняли в ней непосредственное участие. Свыше 500 тыс. человек вышли тогда на улицы города, которые впервые безраздельно принадлежали большевикам. Огромную популярность приобрел лозунг «Вся власть Советам!».

В июне российское правительство, верное принятым на себя союзническим обязательствам, после шестимесячной подготовки начало наступление на фронте. Создав крупную группировку войск на Юго-Западном направлении, Ставка стремилась как можно быстрее начать активные боевые действия. А.Ф. Керенский решил объехать войска и поднять наступательный дух армии. Л.Д. Троцкий по этому поводу позже иронично заметил: «Керенский разъезжал по фронту, заклинал, угрожал, становился на колени, целовал землю, словом, паясничал на все лады, не давая солдатам ответа ни на один мучавший их вопрос». Да и сам военный и морской министр признавал, что среди части русского офицерства за ним укрепилось шутливое прозвище «главноуговаривающий».

Наступление на фронте началось 18 июня и первоначально развивалось очень успешно. Было взято в плен несколько тысяч неприятельских солдат, захвачены десятки полевых орудий. Однако развить победное шествие не удалось. Провал июньского наступления вызвал бурный протест солдатских масс, не желавших отправки на фронт. Уже 2 июля в Петрограде начались многотысячные митинги. К тому времени в столицу из Киева возвратилась группа министров в составе Керенского, Терещенко и Церетели. Там они пытались урегулировать проблему Украинской армии: в Киевском и Одесском военных округах, а также на Юго-Западном фронте шел процесс формирования националистических частей. Помимо этого, в июне 1917 г. Центральная Рада, возглавившая украинское национально-освободительное движение, вопреки желанию Временного правительства, провозгласила автономию Украины.

Известие о том, что в ночь на 3 июля министры-кадеты из- за разногласий по вопросу об отношении к Украинской Центральной Раде вышли из состава правительства, сделало обстановку в Петрограде еще более взрывоопасной. Ширилось выступление солдат 1-го пулеметного полка, находившихся под сильным влиянием анархистов, которые призывали рабочих, а также гарнизон к антиправительственной вооруженной демонстрации. Один из руководителей кронштадтских моряков в 1917 г. большевик Ф.Ф. Раскольников, постоянно поддерживавший телефонную связь с Лениным, Зиновьевым, Каменевым и другими лидерами РСДРП(б), отмечал, что группа анархистов, прибыв 3 июля в Кронштадт, предложила немедленно отправиться в казармы, захватить оружие, овладеть всеми наличными пароходами и двинуться в Питер для оказания помощи «кровным братьям — рабочим и солдатам». Идти «против течения» в такой ситуации, по словам Раскольникова, было чрезвычайно трудно. ЦК большевиков в конечном итоге принял решение об участии в движении, стремясь придать ему организованный характер.

Уже вечером 3 июля Московский Гренадерский, Павловский, 180-й, 1 -й запасный полки и 6-й саперный батальон вышли на улицы с призывами свергнуть Временное правительство. 4 июля в Петроград прибыл большой отряд кронштадтских матросов. 5 июля комендантом дворца Кшесинской в Петрограде, где помещались ЦК и ПК большевиков, стал Ф. Раскольников. Временное правительство объявило столицу на военном положении. С фронта были вызваны верные правительству войска, отдан приказ об аресте «зачинщиков» июльской демонстрации. Результатом событий 3—5 июля, положивших конец двоевластию, стали десятки убитых и сотни раненых. Правительственный кризис усугубился отставкой 7 июля премьер-министра Г. Львова. 8 июля во главе кабинета встал А. Керенский, сохранив за собой пост военного и морского министра.

Оценка событий 3—5 июля была различной уже в 1917 г. Так, Керенский, называя их «ленинским восстанием», был уверен в том, что контрнаступление немцев на фронте и действия большевиков — две стороны одной медали. По его словам, в те дни «готовилось двойное контрнаступление» — удар Ленина «ножом в спину революции и ...фронтальное наступление со стороны Людендорфа». Лидеры же большевиков всячески подчеркивали мирный характер вспыхнувших демонстраций. При этом, однако, многие из них считали, что в сложившейся ситуации партия проводит пробу сил, боевой смотр революционному авангарду, спасая стихийное массовое движение от «преждевременного, бессмысленного кровопускания».

После июльских событий Временное правительство начало репрессии против большевиков, революционных рабочих и солдат. Были арестованы и заключены в петроградскую тюрьму «Кресты» Л.Б. Каменев, Л.Д. Троцкий, А. В. Луначарский, Ф.Ф. Раскольников и др. В. И. Ленина обвинили в организации восстания против правительства и шпионаже в пользу Германии, был выдан ордер на его арест с последующим преданием суду. Мирное развитие революции стало невозможным. Лидер большевиков напишет по этому поводу: «Контрреволюция организовалась, укрепилась и фактически взяла власть в государстве в свои руки». К руководству страной пришло второе коалиционное правительство (24 июля — 26 августа).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >