Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России
Посмотреть оригинал

МИР В НОВОЕ ВРЕМЯ. РОССИЯ В XVII в.

Европейское Новое время как особая фаза всемирно-исторического процесса (XVII—XVIII вв.)

В XVII веке Западная Европа окончательно входит в тот период своей истории, который традиционно называется «Новым временем». Некоторые историки и философы не согласны с таким термином, но он продолжает жить и замены ему пока не нашлось.

Эпоха началась феноменом Соединенных провинций (Нидерланды) — объединением семи крохотных государств, каждое из которых было более или менее плотной сетью городов. Самым значительным из этих мини-государств была Голландия с ее удивительной столицей Амстердамом. Объединению удалось создать самый большой для того времени флот и быстро обогатиться за счет китобойного промысла, рыболовства, промышленности. Нидерланды стали завоевывать мир, причем завоевания эти были в основном торговыми. Голландские Ост- и Вест-Индская компании по своей мощи были подобны государствам. Амстердам становится уже капиталистическим городом, где на смену ярмарке приходит биржа. Дело в том, что капитализм не надо отождествлять с рыночной торговлей, которая сама по себе характерна для слаборазвитых стран, а ярмарка — это показатель отсталости экономики (Ф. Бродель).

Между тем по соседству складывались абсолютистские государства, типичным представителем которых была Франция. Пережив гражданскую войну и худо-бедно разрешив проблему гугенотов, страна возродилась в виде абсолютной монархии, где правили, правда, не короли, а честолюбивые и умные министры. Благодаря роману «Три мушкетера», всем известен злокозненный кардинал Ришелье, выдвинувшийся при Людовике XIII. Несмотря на то что Людовик XIV известен как автор слогана «Государство — это я!», при нем власть была в руках кардинала Мазарини и министра Кольбера, с именем которого часто связывают возникновение политики меркантилизма, т.е. накопления средств внутри государства, поддержки и защиты своей промышленности, при активном вмешательстве государства в экономику.

Говоря о французском и европейском в целом абсолютизме, надо иметь в виду, что он кардинально отличался не только от восточной деспотии, но и от российского самодержавия. Королевская власть была ограничена в своих проявлениях и действиях теми или иными группировками знати, а зачастую и сословно-представительными учреждениями, выражавшими настроения более широких слоев населения.

Для Англии семнадцатое столетие стало эпохой великих достижений. Еще в предшествующие века здесь полным ходом шло «огораживание», в ходе которого земля изымалась у крестьян и отдавалась под пастбища, на которых паслись мириады овец. Крестьян можно только пожалеть, но зато расцвела легкая промышленность, которая в совокупности с торговлей по всему свету, положила основу экономическому процветанию страны, развитию капитализма, который здесь явно опережал остальные страны. Именно Англия стала страной типичного капитализма — системы, основанной на частной собственности и свободе предпринимательства. Именно здесь началась в XVIII в. промышленная революция — предшественница современной научно-технической революции.

В новых условиях не могла не измениться и государственная структура, ибо «капитализм торжествует лишь тогда, когда идентифицирует себя с государством, когда сам становится государством» (Ф. Бродель). Политика Стюартов, которая носила явно абсолютистский оттенок, настроила против них парламент. «Долгий» парламент заседал 12 лет и заседания эти фактически плавно перешли в революцию и войну с королем. На этой волне выдвинулся знаменитый Оливер Кромвель, инициировавший в 1649 г. казнь короля, но в скором времени, как это водится, сам стал диктатором. После смерти монархия была восстановлена, однако в результате «Славной революции» и издания «Билля о правах» она была сильно ограничена; положено начало конституционной монархии, каковой Великобритания является и ныне. Законы уже тогда были столь крепкими и действенными, что даже не понадобилось принимать конституцию — в ней просто не было необходимости.

Фактическое поражение Франции в войне за испанское наследство (1702—1713) привело к усилению Англии: идет интенсивный процесс формирования Британской империи — самой великой империи в истории человечества. Она охватила все материки Земли: ее владения были в Северной и Южной Америке, Африке, Азии, Австралии. Впрочем, и Франция в результате войны не замедлила своего развития, в том числе и колониального. Колонии давали огромный доход странам метрополиям, способствуя их ускоренному развитию за счет остального человечества.

По-другому развивались события в Центральной Европе. Здесь медленно умирала древняя Священная Римская империя. В 1618—1648 годах разразилась Тридцатилетняя война, которая до мировых войн была самым опустошительным и страшным военным действом в истории Европы. В ходе войны испанские и австрийские Габсбурги, поддержанные папством, вместе с католическими князьями Германии и Речью Посполитой, боролись против протестантских князей той же Германии, которые опирались на Швецию, Францию, антигабсбургские настроения в Чехии, Трансильвании и Италии. Война, закончившаяся Вестфальским миром, страшно истощила Центральную Европу и сильно раскачала и без того уже во многом номинальную Священную Римскую империю. В ней все больше нарастали противоречия между двумя наиболее активными акторами: Пруссией и Австрией.

Пруссия стала своего рода феноменом в истории Европы «осьмнадпатого» века. Когда в 1701 г. курфюрст Бранденбургский был коронован королевской короной под именем Фридриха I, ничто пока не предвещало великой судьбы нового государства. Географическое положение его на плоской, как блин равнине, без достаточного доступа к морям и с незащищенными от соседей границами, было не очень выигрышным. Перед правителями Пруссии открывался единственный путь: милитаризация всей страны и создания пусть небольшой, но эффективной и боеспособной армии. С этой задачей властители Пруссии прекрасно справились, не случайно следующий король получил прозвище «короля-солдата», а при Фридрихе II Великом (1740—1788) прусское государство, благодаря армии и милитаризации всей страны, стало одним из самых могущественных в мире. В результате войны за австрийское наследство (1740—1748) прусский король отнял у австрийцев Силезию. Государство ослабло только уже в ходе новой, наполеоновской эпохи в истории Европы.

Не менее своеобразной оказалась и государственность австрийских Габсбургов. Несмотря на то что Тридцатилетняя война ослабила их, под их властью оставались многие земли: Австрия и другие земли, населенные австрийцами, славянские земли: Чехия, Моравия, Словакия, а также северо-западная часть Венгрии. Территориальный рост продолжался и в дальнейшем, хотя были и серьезные потери. В правление Марии- Терезии (1740—1780) были предприняты реформы в духе просвещенного абсолютизма. Многонациональное государство развивалось вполне динамично, а его столица — Вена -была средоточием блестящей интернациональной культуры.

Свой имперский период пережила и Северная Европа в лице Швеции. Здесь также довольно рано начал развиваться капитализм. Обогатившись, Швеция приступила к захватам территорий, присоединив к себе ряд земель России, Норвегии, Дании. Почти все XVII столетие, воюя с Речью Посполитой, шведы мечтали о том, чтобы превратить Балтику в шведское «внутреннее озеро». Поляки в полной мере испытали на себе мощь шведской армии во время знаменитого «Потопа», столь красочно описанного польским романистом Г. Сенкевичем. В результате войн XVII в. Швеция стала одной из самых могущественных стран Европы. Однако поражение в Северной войне положило конец имперским амбициям Швеции.

Семнадцатое столетие стало «веком разума и гениев», временем, когда наука вырвалась из узких рамок, отведенных ей религией, и стала одной из основных ценностей западного общества. На протяжении жизни двух знаменитых ученых: Галилео Галилея (1564—1642) и Исаака Ньютона (1642—1727) наука из удела одиночек, изучающих ее на свой страх и риск, стала занятием целых научных сообществ в разных странах, постоянно обменивающихся своими достижениями. В своем познании природы человек нового времени сделался «великаном»: ему открылись неведомые до того горизонты. Он стал проникать и в тайну человеческого общества и государства. Трудами голландских и английских мыслителей: Гуго Гропия, Томаса Гоббса, Джона Локка появились на свет идеи естественного права и общественного договора. Эти идеи были направлены против средневековых представлений о божественном происхождении государства, доказывая, что государство возникает в результате договора — волеизлияния свободных и независимых индивидов, что оно должно соответствовать изначальному, «естественному» праву людей на свободу и независимость. Государству следует обеспечивать соблюдение этих неотъемлемых прав граждан, а в нем самом должен царствовать только закон.

Такая трактовка происхождения государства и права легла в основу идеологии Просвещения, под эгидой которого проходит европейский восемнадцатый век. Просвещение вырастало из научной и интеллектуальной революции предшествующего столетия, а само становилось знаменем уже политических революций, которые в корне изменят мир. Признанным центром, где вырабатывались стандарты просветительской идеологии, стал Париж. Здесь под руководством Д. Дидро издавали знаменитую Энциклопедию, здесь властвовала над умами не менее знаменитая троица философов: Монтескье, Вольтер и Руссо.

Просвещение проникло в королевские (царские) дворцы, порождая его своеобразное явление: просвещенный абсолютизм. Впрочем, надо видеть, что в тогу «просвещенного абсолютизма» рядились правящие режимы таких разных стран, как Франция, Австрия, Пруссия и Россия. Видимо, больше всего в Просвещении им нравилось то, что своих подданных можно успешно воспитать в нужном для правителей духе. Так, Фридрих Великий в Пруссии считал своим долгом просветить жителей Прусского государства и сделать их столь счастливыми, сколь может быть счастливым человеческое существо. Стать счастливым в условиях общества, четко разделенного на классы, было трудно, и идеи Просвещения меняют дворцы на хижины, а затем и баррикады.

Начинается эпоха «демократических революций», вершителем которых стал средний класс, зачастую именуемы по- французски «буржуазией». Началась она, впрочем, мирно в Англии движением за реформы. Но борьба, которая развернулась в английской прессе,— тогда самой свободной в мире,— подготовила почву для революции и войны за независимость в Северной Америке. Необученная повстанческая армия американцев нанесла серьезный урон английским войскам, а когда в дело вмешались противники «владычицы морей» — Франция и Испания, и большинство европейских стран (включая Россию) заняло проамериканскую позицию по отношению к Америке, положение Англии стало затруднительным. В принятой в 1776 г. Декларации независимости впервые в истории человечества провозглашались такие принципы, как суверенитет народа и основы демократических свобод. Эти свободы были закреплены федеральной Конституцией 1787 г.—самой старой из действующих в мире конституций. В 1791 году был утвержден «Билль о правах» — первые десять поправок к Конституции, благодаря которым ее можно было совместить с меняющимися условиями. Историческое значение формирования США трудно переоценить. Впервые демократическое республиканское устройство получила такая большая страна, которая воплотила в себе самые передовые политические и экономические принципы. В дальнейшем США станут флагманом капиталистического развития мира, а Нью-Йорк займет подобающее ему место в цепи «столиц» зарождающегося и развивающегося капитализма: итальянские города-государства (Венеция, Генуя, Флоренция и др.) — Амстердам — Лондон.

Однако окончательно покончила со старым миром и начала новую эпоху Великая французская революция. Во Франции при Людовике XVI тихо догнивал «старый порядок», так и не сумевший себя как следует реформировать. Попытка короля собрать Генеральные штаты, о которых власть забыла ни много ни мало на 175 лет, привела к неожиданному эффекту: возникновению Учредительного собрания. А когда к депутатам третьего сословия присоединился озлобленное население огромного города — дни старой власти были сочтены. 14 июля 1789 г. толпа захватила Бастилию — символ старого режима. Не так много времени оставалось до того, как Франция была провозглашена республикой (1792 г.), а потом и до знаменитого 18 брюмера Бонапарта (1799 г.), когда на смену революции пришла диктатура. Наряду со старым порядком революция покончила в Европе и с идеологией Просвещения: стремление создать новый мир на основах разума привела к террору, начиналась эпоха наполеоновских войн...

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы