Земли Древней Руси

В конце X — начале XI в. из состава Русской земли начинают выделяться Черниговская и Переяславская земли. Здесь формируются свои вечевые общины, возникают свои княжения и складываются постепенно волости. Правда, Переяславский город-государство так окончательно и не обрел политической самостоятельности.

По-разному складывались судьбы территорий, населенных огромным племенным массивом кривичей. Одной из первых обособилась от Киева Полоцкая земля. Во второй половине XI в. складывается понятие Полоцкой волости. Но уже с начала следующего столетия наблюдаются определенные проявления распада только что сложившегося волостного единства. Накапливаются все характерные для городов-государств свойства и в соседнем Смоленске. Однако в отличие от Полоцкой земли, в Смоленской волости не видно активных попыток полного отделения пригородов от главного города. На протяжении всего периода Киевской Руси Смоленск оставался центром притяжения почти для всех вошедших в состав волости поселений.

Единственный случай отпочкования суверенной волости от Киевского города-государства: выделение в самостоятельную в середине XII в. Турово-Пинской земли. В землях, населенных славянами — вятичами и кривичами, а также финно-угорскими племенами мордвы, муромы и мещеры, сформировались Муромский и Рязанский города-государства. Сначала эти земли зависели от Киева, затем от Чернигова. В результате развития территориальных связей, пришедших на смену родоплеменным отношениям, на юго-востоке сначала возникает Муромская волость, из которой впоследствии выделяется Рязанская, ставшая более могущественной. В конце XII — начале XIII в. здесь шел двусторонний процесс: укрепление положения Рязани по отношению к внешнему миру и одновременно усиление внутреннего волостного дробления.

Своими особенностями отличалось и формирование города-государства в Юго-Западной Руси. Здесь центром волостной жизни становится Владимир Волынский, вокруг которого формируется волость. Но в дальнейшем на передний план выдвигается новый центр — Галич, тоже ставший во главе самостоятельного города-государства. Как и везде этот процесс сопрягался с ожесточенной борьбой против Киева, а со временем и соседней Владимирской волости, которая часто вступает в союз Киевом против Галича. Особого могущества Галицкая земля достигла во время княжения Ярослава Владимировича Осмомысла (1152—1187). Но надо иметь в виду, что это могущество непосредственно зависело от силы городской общины, в военной сфере — от волостного ополчения, которое постоянно фигурирует на страницах летописи. Своего расцвета Галипкая земля достигла при Романе Мстиславиче и Данииле Романовиче.

Новгород — один из крупнейших древнерусских городов. В IX—X веках здесь сформировалось мощное вождество. Историки и археологи давно задумываются над смыслом названия города. Предшественника северного исполина видят в Ладоге, в Городище под Новгородом. По предположению В.Л. Янина, город появился в результате слияния трех поселков, по отношению к которым он и получил свое название.

Все население Новгорода объединялось в общину, становление которой происходит на протяжении XI столетия. Формирование суверенной городской общины — процесс долгий, потребовавший ожесточенной борьбы с Киевом, осуществлявшим свое господство над северной столицей посредством посадни- ков-князей. В результате понятия «княжение», «посадничество» и «наместничество» совпадали.

Постепенно между этими понятиями намечается расхождение, свидетельствующее о вызревании новых политических отношений, что было связано с формированием новгородской волостной общины. На протяжении первых десятилетий XII в. окончательно утвердилось посадничество, формировавшееся из представителей новгородской знати. Власть киевских князей над новгородцами резко, таким образом, сократилась. Назначение посадников навсегда сменилось их избранием на вече. Значение новгородского веча как верховного органа волости неизмеримо возросло.

Утратив позиции в новгородском посадничестве, Киев сохранял остатки своей власти над Новгородом посредством княжения. Но и здесь время этого хозяйничанья было сочтено. В 1136 году новгородцы изгнали из города князя Всеволода, которому вменяли в вину многое, а, главное, поражение от суз- дальцев «на Ждане-горе».

Это изгнание ликвидировало остатки власти Киева. Перестав быть ставленником киевских правителей, новгородский князь стал всецело республиканским органом власти. В результате векового развития в Новгородской земле складывалась система (вече, князь, посадник, тысяцкий), характерная для древнерусских городов-государств. В борьбе с Киевом создавался и другой важнейший социально-политический институт города-государства — народное ополчение. К 30-м годам XII столетия складывается Новгородская волость, т.е. главный город с зависимыми от него пригородами. Старейшими новгородскими пригородами были Псков и Ладога.

Развитие Новгородского города-государства во второй половине XII — начале XIII в. характеризуется дальнейшей демократизацией всей социально-политической системы. Изгнание и призвание князей становится теперь обычным модусом отношения к княжеской власти. Известно, что в Новгороде XII— XIII вв. князья менялись 58 раз, зачастую чаще, чем времена года. Особенностью Новгорода по сравнению, скажем, с Черниговским или Смоленским городами-государствами было лишь то, что здесь не было своей любимой княжеской ветви Рюриковичей. Говоря о смене князей, нужно иметь в виду, что князь был необходимым элементом социально-политической структуры.

Суверенность городской общины распространялась также на власть посадника и тысяцкого — главы волостного ополчения. Посадники и тысяцкие менялись не менее часто, чем князья. Со временем право общины на избрание и изгнание распространяется и на церковную власть. Горожане начинают распоряжаться должностью игуменов крупнейших монастырей, например, Хутынского, а также архиепископством. Причем социально-политическая активность общины облекалась в вечевые формы.

Наблюдается и соперничество новгородских бояр из-за власти, престижных и доходных государственных должностей. Ради своих целей они объединяются в группы, блокируются с тем или иным князем. И все же боярские группировки были весьма неустойчивы, поскольку политические привязанности бояр менялись. А главное — в конечном итоге судьбу власти решало волеизлияние рядовых новгородцев.

С 1218 года летопись начинает фиксировать факты меж- кончанской борьбы. Выход концов на арену внутригородского (внутриобщинного) соперничества является внешним показателем кристаллизации кончанских объединений в качестве структурных единиц общины Новгорода, занимающих промежуточное положение между улицами и сторонами, свидетельством достаточно далеко продвинувшегося процесса формирования новгородской городской общины по линии складывания соподчиненных общинных образований — улиц, концов, сторон, составляющих вкупе городской общинный союз.

Процессы, шедшие в социальной и политической жизни Новгорода как бы сконцентрировались в событиях 1227— 1230 гг. В ходе этих событий жертвами народного гнева стали не только волхвы, но и архиепископ, которого изгнали из города, тысяцкий, чей двор был разграблен, князь, которого заменили на другого.

Рост значения и влияния Новгородской волости во второй половине XII — начале XIII в. происходил на ярком «внешнеполитическом» фоне. В 1170-е годы Новгородская волость вместе с другими городами-государствами начинает распоряжаться судьбами киевского княжения, постоянно шла борьба с Полоцком, Черниговом. Но главным противником становится Владимиро-Суздальский город-государство. Пик борьбы с ним — знаменитая Липицкая битва 1216 г. Победив воинство Северо-Восточной Руси, новгородцы даже посадили на княжение во Владимире своего ставленника. Это ли не свидетельство могущества Новгородской волости?!

Но здесь, как и в других городах-государствах, шли процессы, которые подтачивали волость изнутри. Пригороды Новгорода начинают стягивать определенную территорию, образуются волости, которые стремятся к самостоятельности. Внешне это выразилось в появлении местных княжений. Псков, Новый Торг становятся центрами новых быстро формирующихся городов-государств .

Так развивалась в домонгольский период Новгородская волость. Сильный северный город-государство, не пострадавший от татаро-монгольского нашествия, опираясь на волостное ополчение, смог остановить вскоре натиск шведских и немецких рыцарей.

Владимире-Суздальская Русь — сложный в этническом плане регион, заселенный восточными славянами относительно поздно. Как считают археологи, славянизация местных финнов здесь продолжалась в XI—XIII вв., а кое-где затянулась до XIV столетия. Долгое время эти земли находились в даннической зависимости от Киева.

В 1024 и 1071 годах здесь вспыхивали «восстания волхвов», которые свидетельствовали не только о мощных языческих традициях в этих землях, но и даннической зависимости их от Киева. В борьбе с Киевом вызревают местные городские центры, вечевые общины.

Причем особенностью земли было наличие двух «старых» городов, примерно равных по своему значению и конкурировавших друг с другом: Ростова и Суздаля. Владимир Мономах направил в Ростов сына Юрия — еще ребенка, сопровождаемого опытным боярином Георгием Шимоновичем, надеясь сохранить зависимость этих земель от Киева. В начале второго десятилетия XII в. было завершено строительство укрепления города Владимира — пункта важного стратегического значения, который с течением времени из пригорода превратился в мощный общинный центр земли. Но с севера-запада грозил другой грозный противник — Новгородская земля. Походы и с той и с другой стороны следовали один за другим. Зимой 1134—1135 гг. в битве у Ждан-горы соединенное войско новгородцев, псковичей, ладожан, всей Новгородской области было разбито. Поражение было страшным. Но борьба продолжалась и после этого.

Со смертью Мономаха подчиненность Ростовской земли Киеву прекращается. Более того, Ростовская земля становится для Юрия Владимировича оплотом борьбы за киевский стол. Если прежде Ростову приходилось соперничать с Суздалем, то теперь на передний план выдвигается Владимир. Но до открытой борьбы дело пока не дошло. После смерти Юрия Долгорукого ростовцы, суздальцы и владимирцы «пояша Андрея сына его старейшего и посадиша и в Ростове на отни столе и Сужда- ли, занеже бе любим всеми». Так произошла решительная ломка прежних отношений населения Северо-Восточной Руси с князьями. Если Юрий был направлен из Киева, то теперь жители Северо-Восточной Руси сами избирают себе князя путем вечевого решения. Этот факт свидетельствовал о росте силы и влияния городских общин, о полной независимости Ростовской волости от Киева.

Да и сам Андрей Юрьевич (1157—1175) вполне соответствовал новой ситуации, с самого начала своей карьеры проводя просуздальскую политику. В 1155 году Андрей против воли отца ушел в Суздаль. С собой он вез взятую в Вышгороде икону Богородицы, которую привезли вместе со знаменитой иконой «Пирогощей» на одном корабле из Царьграда. Он приказал ее оковать более чем тридцатью гривнами золота, серебром, жемчугом. Это было нужно для создания в Северо-Восточной Руси нового идеологического центра. Религиозная политика на долгое время становится основным направлением деятельности Андрея.

Становление города-государства в этом регионе шло по- прежнему в постоянной борьбе с соседними Новгородом и Киевом. Причем касательно последнего политика значительно изменилась: Андрей Юрьевич старается его ослабить. Апофеозом такой политики, как мы уже знаем, стало взятие днепровской столицы союзными войсками в 1169 г. Князем в Киеве Андрей посадил своего дядю Глеба Юрьевича. Применяя различные меры, в том числе и блокаду, Андрей сумел поставить в фарватер своей политики и гордых новгородцев.

Но в недрах Владимиро-Суздальского общества зрели силы и настроения, которые, в конце концов, привели к падению князя. Постепенно нарастало недовольство князем, Андрей становился непопулярным у населения, институт княжеской власти не исполнял свои функции. Заговор против князя был осуществлен при молчаливом согласии общества: и верхов, и «людья». Летопись красочно живописует сцену убийства владимиро-суздальского князя.

После смерти Андрея вопрос о княжении стал яблоком раздора между Ростовом и Суздалем, с одной стороны, и Владимиром — с другой. Завязалась борьба, в ходе которой городские общины приглашали на княжение различных князей. Владимирцы делали ставку на князя Михаила Юрьевича — брата Андрея. Началась война между Ростовом и Владимиром, в результате которой перевес оказался на стороне Ростова. Михаил вынужден был уйти из Владимира и там стали править ростовские бояре. Терпение владимирцев быстро иссякло, и они вновь пригласили на княжение Михаила

В 1177 году болезненный Михаил умер, и ростовцы вновь начали борьбу за свой приоритет, приведя «своего» князя Мстислава Ростиславича из Новгорода. А владимирцы посадили на столе Всеволода Юрьевича (1177—1212), прозванного за многочисленность своего семейства «Большое гнездо». Война стала неизбежной, и все попытки Всеволода предотвратить ее оказались безуспешными. Победа осталась за Владимирской волостью, и ростовцы вынуждены были повиноваться ей и ее князю.

Владимирский город-государство становился все более могущественным, активизируя свою внешнюю политику. Владимир вмешивается в дела своего южного соседа Рязани, посылает своих правителей в Новгород. Более того, Всеволод, опираясь на силу своей волости, сажает князей и в Киеве. При нем совершаются походы и на волжских болгар. Могущество Всеволода потрясало современников. Автор «Слова о полку Игореве» восклицал: «Ты бо можеши Волгу веслы раскропити, а Дон шеломы выльяти!» Но, будучи грозой для соседей, князь был другим в своей земле. Ему приходилось прислушиваться к мнению «людей» — массы городского и сельского населения.

Как и в Галицкой земле, на далеком северо-состоке, процесс волостного дробления несколько задержался, и земля сохраняла свою силу долгое время. Однако в первой четверти XIII в. Ростово-Суздальская земля распалась на несколько городов-государств, волостей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >