Репрезентация экономического знания как отражение современных глобальных процессов (на материале британских СМИ)

В данной работе изучаются когнитивный, прагмалингвистиче- ский и лингвокультурологичекий аспекты представления экономической информации в англоязычных СМИ.

Цель работы заключается в выявлении в современных медиатекстах лингвистических средств характеристики экономической системы Великобритании как части мировой экономики.

Выбор средств массовой информации в качестве источника изучения экономики представляется интересным, поскольку именно медиа дают современную информацию о социально-политических изменениях в отдельных странах и сообщают о наметившихся тенденциях в глобальной экономике.

Изучив функционирование языковых средств в текстах СМИ, посвященных экономике, мы сможем понять особенности развития мировой экономики на данном этапе и выявить новые тенденции, так как любые прогнозируемые изменения всегда находят отражение в языке.

В работе ставится задача выявления закономерностей представления экономического знания средствами языка.

Теоретической базой исследования послужили работы Е.С. Куб- ряковой [42], И.И. Болдырева [11], В.З. Демьянкова [26] в области когнитивной лингвистики.

Ключевыми понятиями в данной работе являются знание и репрезентация. Знание понимается как результат процесса познания действительности, адекватное ее отражение в сознании человека в виде представлений, суждений, умозаключений, теорий. Знание обладает различной степенью достоверности [31, с.84].

Репрезентация в журналистике трактуется как представление какого-либо объекта в медиатекстах. В качестве объекта репрезентации могут выступать отдельные лица, социальные группы, профессиональные сообщества, общественные институты, явления общественной жизни и т.д. Слово «репрезентации» также используют для обозначения самих представляемых объектов [101].

Следует помнить, что репрезентация является отражением элементов реальности, но при этом не является ее копией. Из многократных репрезентаций различных элементов реальности у реципиента формируется своя информационная картина мира. Репрезентации являются основой формирования мыслей и идей и с течением времени могут изменяться [101]. Репрезентация в когнитивной теории всегда отражает взаимосвязь слов с неким фрагментом действительности. Как писала Е.С. Кубрякова, «...то, что «схвачено языком», и получило свое название, свое имя в языке, обладает для человека исключительной значимостью, а потому играет в осуществлении мыслительных процессов едва ли не основополагающую роль.» [42, с.305]

Известно, что «репрезентативный аспект языка предполагает ... первичную концептуализацию и категоризацию мира (и первичную репрезентацию знаний о нем соответственно), которая осуществляется, в основном, на базовом уровне и представлена в главном значении слов преимущественно конкретно-предметной и конкретнопризнаковой семантики. ... знание о мире в этом аспекте представлено преимущественно лексически репрезентированными концептами и лексическими категориями» [91].

Концепт - это «единица, призванная связать воедино нужные изыскания в области культуры, сознания и языка, т.к. он принадлежит сознанию, детерминируется культурой и опредмечивается в языке.» [68, с.9].

Основной единицей исследования в работе является словосочетание. Выбор словосочетания в качестве основной единицы анализа обусловлен двумя причинами. Во-первых, словосочетание, как известно, является показателем стиля, а во-вторых, систематический анализ словосочетаний в статьях определенной тематической направленности позволяет выявить важную новую информацию по исследуемой проблеме.

В анализе словосочетаний мы опираемся на метод категорий и параметров, разработанный лингвистами МГУ им. М.В. Ломоносова [57,75,76,77]. Словосочетания классифицируются по категориям кон- нотативности, клишированности, идиоматичности, понятийной и социолингвистической обусловленности.

В анализе особенностей коммуникации в средствах массовой информации использовались принципы медиалингвистики, изложенные в работах Т.Г. Добросклонской [28], Т.В. Чернышовой [83] и других лингвистов.

Рассмотрим, как представляется экономическое знание в британских СМИ, как описывается экономика Великобритании и мировая экономика в целом.

В современных текстах массовой информации довольно часто обсуждаются проблемы поиска новых форм ведения хозяйственной деятельности и возможность внедрения более эффективных моделей экономики [11, с.25]. Существующие в мире экономические системы не являются совершенными. Часто звучат призывы перейти на новые модели экономического развития в связи с участившимися кризисами. Например, в следующей статье из недавнего номера газеты “Guardian” [24].

современная экономическая модель характеризуется как провальная и опасная. Автор статьи выбирает слово сниженного стилистического тона ‘‘junk’’’ для выражения идеи отказа от старой модели. В этом читается негативное отношение автора к существующей модели и желание избавиться от нее как от чего-то ненужного. Кроме того, автор старается соответствовать ожиданиям рядового читателя и говорить просто о сложном:

“It’s time to junk the flawed economic models that make the world a dangerous place. Mainstream economics is terrible at understanding the reality of human behavior. ...” [24].

Современные экономические модели делают ситуацию в мире более опасной, нестабильной. По мнению автора статьи, необходимо следовать не абстрактным математическим моделям в экономике, а учитывать тот факт, что люди не машины, что они не живут по законам математических уравнений. Человек слаб по своей природе и подвержен соблазнам. Он может осуществлять выбор товаров и услуг не на основе принципа рациональности, не так, как ему предписывают компьютерные программы, а основываясь на своих индивидуальных мимолетных предпочтениях.

Если полностью полагаться на теоретические модели без учета рисков, то это может привести к кризису в экономике. Поэтому автором дается рекомендация уйти от чисто математических моделей, стать ближе к реальности, научиться бороться с кризисными явлениями и предотвращать глобальный спад в экономике - “stave off global depression” [24]. Даже беглое знакомство с медиатекстами позволяет выявить целый ряд альтернативных экономических моделей. Названия данных моделей представляют собой словосочетания с ключевым словом ‘economy’, которое определяется другим существительным, герундием или прилагательным. Многие из словосочетаний являются новыми, вошедшими в употребление совсем недавно, другие существуют уже несколько десятилетий. Данные названия можно обозначить как “buzz words”, или т.н. «модные словечки», поскольку они чрезвычайно употребительны и широко обсуждаются сегодня в СМИ.

Рассмотрим, как трактуются данные понятия, и какие новые глобальные экономические тенденции они представляют.

Некоторые исследователи предрекают приближение репутационной экономики (reputation economy) [7]. В центре внимания такой экономики находятся понятия счастья и самореализации. Репутационная экономика предполагает, что люди будут заниматься любимым делом, а их уровень счастья будет показателем успешного развития экономики страны (по аналогии с ВВП). Жизнь людей будет меняться к лучшему. Двигательной силой рынка в условиях этой новой модели экономики становится репутация (‘a marketplace fueled by reputation ’) [24]. Люди и компании будут заинтересованы в том, чтобы создавать и накапливать свой репутационный потенциал, отражающий их опыт. Совсем скоро репутация будет рассматриваться как главный бизнес актив человека (‘your most valuable asset9) [24].

Благодаря новым технологиям мы сможем хранить данные о своей деловой репутации в Интернете в виде «репутационной панели», на которой будет представлен наш «репутационный капитал» - “some kind of reputation dashboard that will paint a picture of your reputational сарйаГ [24].

Другой тип экономики - ‘Gig economy’ означает рынок краткосрочных контрактов. На базе Интернет технологий создаются новые платформы, соединяющие потребителей с провайдерами услуг. На смену «невидимой руке рынка» приходит «рука», которая «предпочитает быть очень видимой». Клише ‘the invisible hand’ уступает место словосочетанию ‘decidedly visible*. Такие платформы, как “TaskRabbit, Granted, Uber, Airbnb, Etsy” действуют очень открыто, чтобы их «рука была заметна» и потребители быстро находили провайдера, предоставляющего необходимую качественную услугу. И таким образом создается новый бренд. Капитализация такого бизнеса может быть очень высокой, но у человека, работающего на условиях краткосрочных заказов, не всегда есть социальные гарантии, которые дает постоянная работа [20].

‘Knowledge economy’ (экономика знаний, или информационная экономика) - это экономика, в которой возрастает роль умственного труда. Знания становятся более важным ресурсом, чем земля, труд и капитал:

“We must broaden our definition of wealth to include knowledge, natural resources, and human capacity, and at the same time learn to share each of those more fairly. If we do this, then there is no limit to what humans can achieve together.” [23].

Одним из ключевых вопросов экономической науки является вопрос о том, как распределяются созданные обществом богатства.

Очевидна необходимость более справедливого их распределения, и это перекликается с понятием “sharing economy” - экономикой совместного потребления. В условиях такой экономики существенно изменяется образ жизни людей. Люди получают товары и услуги не в постоянное владение, а на условиях временного пользования.

Экономика совместного потребления рассматривается как очень успешная и прогрессивная модель. В данной модели бизнеса в условиях массовых сокращений человек может найти временную занятость, предложив свои услуги на рынке и превратившись из потребителя в поставщика услуг. Данный тип экономики обладает рядом других конкурентных преимуществ и будет востребован в будущем (особенно на рынке репродуктивных услуг):

“When asked where he thinks the sharing economy will go next, Var- savsky picks an unexpected area: fertility. ... All these [sharing economy] sites have log-ins with Facebook, Twitter and Google+, which removes the friction, enabling us to make more rational use of our assets [like these]. That's one of the reasons why the sharing economy is here to stay.’''’ [25].

В последнем предложении идею долговечности такой экономической модели в будущем выражает инфинитив в функции сопутствующих обстоятельств (или инфинитив последующего действия).

‘Low tax economy’ - это экономика (страна) с низким уровнем налогообложения. Интерес к такой экономической модели отражает потребность в более справедливой модели общества:

A new low tax economy can both liberate us and be socially just. [12].

Кроме вышеуказанных типов экономики на страницах современных газет обсуждаются понятия: Circular economy, Creative economy, Darwin economy и другие. Многие из перечисленных выше моделей являются утопическими, но обращение к ним отражает потребность людей в построении более эффективной экономической модели, с более справедливой системой распределения национальных благ. Люди всегда будут стремиться строить бизнес по-новому.

Рассмотрим репрезентацию британской экономики. Экономика Великобритании перед референдумом о выходе страны из ЕС сравнивалась с накренившимся кораблем. В следующем отрывке сбои в работе экономической системы передает развернутая метафора. Выбор корабля в качестве сравнения неудивителен, поскольку Англия является морской державой.

“... the economy is like a listing ship. It might still be moving ahead, but not all the engines are in the water and even a modest wave could knock it over?' [15].

Плачевное положение дел в экономике передается через ассоциации с плохой погодой, стихийным бедствием, болезнью, пожаром, плохо работающим или работающим с перебоями механизмом, транспортным средством. Мрачные ожидания после референдума передаются метафорой, которая содержит скрытое сравнение с ненастьем: над экономикой «сгущаются тучи». А особое отношение жителей Туманного Альбиона к погоде хорошо известно. Метафора передает отсутствие надежды. Параллельные конструкции, описывающие ухудшившиеся экономические показатели, усиливают данный эффект.

“Sterling’s down, sales are falling, shoppers anxious: gloom gathers over the UK economy.” [17].

Сбои в экономике в следующем примере также выражаются метафорой. Экономика «хромает»:

“... the economy appears to falter” [17].

Негативный прогноз развития экономики после референдума довольно часто передается фразеологизмом “on the ropes”, который пришел из спорта. Он описывает ситуацию, когда обессиленный боксер «висит» на канатах на краю ринга - в позиции, когда спортсмен вынужден принимать удары соперника, а его возможность атаковать или маневрировать сведена к минимуму. Из приведенного ниже примера следует, что британская экономика испытывает сложности после продолжительного падения и, вероятно, такое положение дел в течение какого-то времени будет сохраняться [17].

“Most City economists expect a rate cut by August, believing that the UK economy is already on the ropes after a slowdown going back to at least last summer - and the markets are expecting it after Carney’s comments.” [17].

Экономика Великобритании снова движется в сторону рецессии (‘я double-dip recession’). Резко сокращается экономический рост. Референдум рассматривается как препятствие на пути оздоровления экономики. Эта мысль выражается при помощи фразеологизма, который означает «бросать/вставлять палки в колеса».

“‘It’s clear we’re heading into recession. “The referendum result had “thrown a spanner in the works” of the global recovery, the IMF said.” [21].

Необходимость принятия срочных мер по спасению экономики передается с помощью развернутой метафоры. Выражается сравнение с пожаром, который нужно тушить, не дожидаясь пожарных. Гипербола ‘я “sledgehammer” of measures’ говорит о том, что у банков имеется целый ряд инструментов для тушения такого пожара.

“The Bank’s chief economist, Andy Haldane, has talked of a “sledgehammer” of measures. ... It is no good waiting for a house to he entirely engulfed in flames before calling the fire brigade; they need to be called at the first sign of smoke.” [21].

Приведем еще один пример использования лексемы со значением оружия в качестве обозначения системы мер по защите экономики, которые правительство намерено предпринять для нормализации ситуации:

“Broad hints were given that an economic bazooka was going to be fired next month with a suggestion they were looking at doing a “package of measures””. [21].

Негативный прогноз состояния экономики в следующем примере содержит метафору - сравнение с апокалипсисом.

“There is по chance the data over the next few weeks is going to suddenly improve. The minutes that were released after the MPC’s meeting this month were apocalyptic. The committee members gave lots of reasons why they should try to stimulate the economy but none, as far as I could see, explaining why they didn ’t pull the trigger. Dither and more dither, their inaction damages their credibility - which, to be honest, isn’t that high to start with.” [21].

Члены комитета по спасению экономики не воспользовались этими инструментами, а их неуверенность, нерешительность, растерянность выражается с помощью отрицания на лексическом и грамматическом уровнях. Использовались отрицательные частицы ‘‘not* и ‘по’, отрицательное местоимение ‘попе’, отрицательный префикс ‘in-’ и лексема с отрицательным значением ‘dither’.

“This takes time, as the Bank needs permission from the Treasury - which it obviously couldn’t get in time, given the fact that Philip Hammond had been chancellor for less than 24 hours when its decision was released. It is unclear how much QE the MPC will authorise. There is some prospect down the road that rates could even go negative - as they are already in Sweden, Denmark, Hungary, Japan and the eurozone.” [21].

“Policymakers don ’t know where they have been, don’t know where they are, and have little idea where they are going.” [21].

Нестабильная ситуация на рынке труда передается сравнением со скользким льдом, выраженным развернутой метафорой:

“However, Manpower said the UK jobs market was “skating on thin ice”, with cracks starting to appear in many areas of the economy.” [18].

Резкие изменения на рынке передает метафора, содержащая сравнение с американскими горками. Несмотря на то, что американские горки в некоторых европейских странах называются русскими горками, все же широкое распространение и современное техническое воплощение они получили в англо-американской культуре.

“Mark Davie, head of social housing at M&G Investments, which has over ?5bn invested in social housing, told an audience on Tuesday that while “w have been on a rollercoaster” since Friday, gilt yields have fallen to historic lows.” [24].

В описании кризисной ситуации преобладают лексемы со значением паники, шока, беспокойства, болезни. Например:

“As constitutional and economic crises fester, concern grows that investment and development will stall. Funders are keen that the shock doesn’t turn into a panic.” [24].

Необходимость мобилизации в кризис передает известная аллюзия ‘keep calm and carry on которая в тексте о строительной индустрии расширяется до ‘... carry on building'. Жилищно-строительные организации намерены сохранять спокойствие:

“Housing associations keen to “keep calm and carry on building”.

[24].

“Yet for a number of industry leaders and lenders at the Chartered Institute of Housing conference and exhibition, their message was even more succinct: keep calm and carry on building.” [24].

Идея поддержки экономики выражается с помощью коннота- тивных и неконнотативных словосочетаний:

“It’s right that monetary policy is used to support the economy through this period of adjustment.” [25].

“Hammond said the government and the Bank had the tools needed to support the economy.” [25].

UK interest rates have been cut for the first time in seven years as part of a wide package of Bank of England measures to shore up the economy in the wake of the Brexit vote. [25].

Выход из кризиса заканчивается тем, что компании ведут бизнес в привычном формате - «бизнес как обычно». Для передачи этой идеи используется соответствующее клишированное словосочетание:

“They are keen to send the message that it’s business as usual.” [24].

“The European Investment Bank is continuing with business as usual, but it is unclear how its EU member shareholders, which still include the UK, will respond to future investment here.” [29].

Положительная оценка развития британской экономики тоже выражается при помощи сравнения с автомобилем, который движется беспрепятственно.

‘July is usually a good month for tax receipts, so the City is hoping that Westminster may actually have run a surplus - of perhaps ?2.2bn. That would indicate that the economy was motoring along pretty well.’’ [26].

Во многих текстах о современной экономической ситуации в Великобритании преобладающей идеей является сомнение в правильности выбора в 1980-х годах экономической модели. Жителей страны беспокоит утрата безопасности, потеря уверенности в завтрашнем дне, экономическое разделение между столицей и другими районами страны:

“Most of all, Brexit is the consequence of the economic bargain struck in the early 1980s, whereby we waved goodbye to the security and certainties of the postwar settlement, and were given instead an economic model that has just about served the most populous parts of the country, while leaving too much of the rest to anxiously decline.” [13].

Практически во всех статьях, посвященных экономике, содержится идея разделения британского общества по социально- политическим вопросам. Состоявшийся в июне 2016 года референдум о выходе Великобритании из ЕС лишь обострил данные противоречия.

Ниже приводится отрывок из статьи с использованием фразеологизма ‘canaries in a coal mine

“One of the most perceptive pieces about Brexit was written for Time by Frank Luntz, the Republican pollster who does focus groups for Fox and CBS News. Calling Brexit voters “canaries in a coal mine” he wrote, “this is a pure vote, up or down, on the question of being nation-first or a global participant.” [10].

Данный фразеологизм говорит о многом. Об истории развития промышленного севера Англии, о том, что шахтеры раньше брали с собой в шахту канареек, чтобы проверить содержание метана. Если в шахте был метан, канарейки сразу же погибали. Журналисты в отношении людей, проголосовавших за выход страны из ЕС (многие из которых проживают на севере страны, где шахты были закрыты в результате глобализации), используют данное выражение. Фразеологизм означает людей, которые первыми чувствуют опасность и привлекают внимание к назревающему кризису, предупреждают о грядущей катастрофе.

Изменилось отношение многих людей к глобализации. В связи с этим рассмотрим, какую репрезентацию в современных СМИ получает кризис глобальной экономики.

‘A majority of Brits decided it was better to go it alone as a small power in a global economy than to be part of a major trade and economic bloc with a lot more clout. It was the opposite decision to the one Scots made in 2014, when they voted to stay in the U.K.’ [10].

Наиболее ярким примером острого кризиса в мировой экономике сегодня является ситуация в Европейском союзе. Данное объединение переживает не лучшие времена. В следующем примере ситуация стагнации описывается при помощи идиоматических выражений, значение которых ассоциируется с болотом:

“Europe is in dire economic straits. ... the euro zone was mired in stagnation, ... it was dragging down the world economy. Even the pope has joined in, calling the European Union “elderly and haggard"." [9].

To he in dire straits' - клишированное словосочетание, которое традиционно используется применительно к сложной экономической и финансовой ситуации; ‘to he mired in stagnation’ - синонимичное выражение, которое подразумевает долгое пребывание в такой ситуации.

Негативные ассоциации с кризисными явлениями в глобальной экономике обозначаются следующими словами и словосочетаниями: strains, concerns, banking blow-ups, banking busts, bubble bust, turmoil, unease, revolt, backlash, income inequality, wage inequality, threats, economic ills, economic woes, slowdown, distress, disquiet, discontent, anxieties, under strain, austerity, a wave of bankruptcies, the brink of collapse, vulnerable banks, the market chaos, tricks to avoid tax, suffer the full force of globalization, run out of steam, dangerous cocktail of new threats, sluggish, shaky.

Наиболее употребительным словом, характеризующим британскую, да и глобальную экономику сегодня, является слово ‘uncertainty и его синонимы.

Более оптимистичный взгляд на экономику можно обнаружить в использовании выражения “dented hut not doomed" [ 16] в отношении глобализации или “wait for the Brexit fog to clear" [22] в отношении референдума.

В целом негативные настроения преобладают. В следующем примере социолингвистически обусловленное словосочетание, реалия Maginot line, выражает тенденцию к деглобализации:

“As the EU shrinks after Brexit and globalisation proceeds apace, this is the economic equivalent of a new Maginot line, a doomed attempt at bucking international competition.” [12].

Таким образом, мы можем говорить об очень устойчивой тенденции к деглобализации.

Проведенный анализ материала позволил выявить ряд современных тенденций в экономике Великобритании (и частично мировой экономике). Наметились изменения в оценке модели экономического развития, системе найма на работу, в структуре занятости, в потребительском поведении, в экономическом и финансовом положении различных групп общества. Отмечается небольшой рост промышленного производства после референдума.

Современное британское общество можно охарактеризовать как разделенное по политическим, экономическим и другим параметрам, но такие ценности британцев, как личная свобода, стремление к справедливости, законопослушание и демократия остаются очень важными.

Главной общей тенденцией в экономике является деглобализация. Для создания более полного представления об экономике Великобритании и о глобальной экономике в целом необходимо проводить больше комплексных исследований, в которых бы учитывались данные многих наук.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >