Методы международной оценки ядерной геополитики государств

В современных условиях ведения информационных войн источником опасности могут стать двойные стандарты, применяемые при оценках одних и тех же шагов в ядерной геополитике различных государств, а также ошибочные оценки действий друг друга в ядерной сфере. Все это усиливает недоверие стран друг к другу, создает условия, чреватые появлением конфликтных ситуаций между субъектами ядерных отношений.

Для снижения рисков возникновения подобных ситуаций в рамках научного направления «ядерная геополитика» необходимо разработать международный оценочный аппарат, основанный на теоретически обоснованных методах оценки шагов государств в области ядерных вооружений. Такие методы должны быть общепризнанны, тогда они позволят существенно снизить риски принятия ошибочных решений, исключить двойные стандарты при оценках действий сторон, формировать теоретически обоснованное отношение международного сообщества к той или иной ядерной проблеме, урегулировать кризисные ситуации между ядерными странами. Другими словами, методы международной оценки ядерной геополитики государств нужны для формирования цивилизованных международных отношений.

Международный оценочный аппарат также необходим для демократизации процесса регулирования ядерных отношений. Современная обстановка требует привлечения к этому процессу международных неправительственных организаций и других акторов мировой политики. Однако, не обладая достаточным уровнем знаний в этом сложном предмете, некоторые институты гражданского общества зачастую становятся объектами манипуляций в руках политиков и используются последними в качестве инструмента для продвижения порой опасных решений в ядерной области. В этой связи нельзя не отметить значимости того, чтобы институты гражданского общества получали инструменты объективной международной оценки ядерной геополитики государств.

В основу разработки оценочных методов могут быть положены представления о ядерном мире и парных ядерных связях, сформированные в настоящем исследовании.

Метод исторических аналогий. Предполагает поиск адекватных геополитических действий государств, которые имели место в ретроспективе развития межгосударственных отношений с последующей оценкой современных шагов на основе исторических знаний. В качестве иллюстрации данного метода можно привести следующий гипотетический пример.

В некотором ядерном государстве принято решение о создании национальной стратегической противоракетной обороны (НПРО). Образно выражаясь, политическое и военное руководство страны решило построить из элементов НПРО некое современное подобие Великой Китайской стены. Однако уроки истории показывают, что этот путь по существу ошибочен. Еще ни одна даже самая мощная крепостная стена (Великая Китайская, вокруг Карфагена, Рима, Константинополя и др.) не смогла защитить ни страну, ни города от вторжения неприятеля. Все они в тот или иной исторический период пали под натиском противника. По всей видимости, геополитическая модель построения будущего ядерного мира, где каждая страна начнет строить национальную ПРО, порочна в своей основе. Такая модель не обеспечит стратегическую стабильность в ядерном мире и не сможет защитить ни одной страны от ядерных угроз. В случае же ее реализации государства будут втянуты в обременительную для них гонку стратегических (оборонительных и наступательных) вооружений, а космос неизбежно превратится в новый театр военных действий. На основании этого примера можно сделать вывод, что геополитическое решение создать НПРО необходимо рассматривать как ошибочный шаг.

Следует заметить, что, несмотря на наглядную простоту, данный метод необходимо применять очень осторожно. Во-первых, сложно найти историческую модель отношений, адекватную современной обстановке, во-вторых, для эксперта существует большая опасность пропустить некоторые нюансы, которые в корне отличают модель прошлого от реалий настоящего, в результате этого существует высокий риск ошибочной оценки современных событий. Данное обстоятельство указывает на большую зависимость результатов оценки от уровня компетенции эксперта. Поэтому метод исторических аналогий является весьма ненадежным средством для эксперта и предполагает его использование в крайних случаях, как правило, в качестве вспомогательного иллюстративного аппарата.

Метод «виртуальных ротаций». Наблюдения за межличностными отношениями показывают, что некоторые люди в своей практике часто используют следующий прием: они умозрительно (виртуально) ставят себя на место другого человека (погружаясь в его условия) и оценивают собственные шаги с позиции этого человека. На наш взгляд, такой прием может быть адаптирован к оценке ядерной геополитики государств. Назовем его методом «виртуальных ротаций». Политическое и военное руководство одной стороны, прежде чем принять решение или совершить какое-либо действие в области ядерных вооружений, умозрительно (виртуально) ставит себя на место политического и военного руководства другого государства и оценивает свои же решения, но с позиции другого государства. Применение данного метода позволит лучше понять мотивы возможной реакции другой стороны на предпринимаемые шаги и с этих позиций оценивать собственные геополитические решения.

Однако, несмотря на очевидные достоинства метода, необходимо помнить, что его использование предполагает хорошую осведомленность об обстановке в стане политического и военного руководства парной страны, в этом случае метод может существенно снизить риски ошибок при выработке и принятии геополитических решений в ядерной сфере. В обратном же случае использование метода может привести к повышению риска ошибки.

Метод оценки по факту выполнения (невыполнения) договорных обязательств. При оценках геополитических решений и действий государств в ядерной сфере необходимо всегда принимать во внимание риски нарушения этими решениями действующих международных и межгосударственных договоров по ядерным и другим вооружениям. Нарушение или попытка нарушения договорных обязательств должна оцениваться как политическая ошибка. Наиболее показательным примером совершения подобной ошибки является решение советского правительства о строительстве Красноярской РЛС. Станция строилась в 80-х годах прошлого века. Проектировалась с учетом того, что ее фазированные антенные решетки будут обращены не только в сторону внешней границы государства, но и внутрь территории страны, что противоречило тексту Договора по ПРО от 1972 г. Кроме того, РЛС строилась не вблизи от государственной границы, а во внутренней части территории, что также входило в противоречие с положениями Договора по ПРО. В результате, когда строительство станции было практически завершено, США предъявили СССР ультиматум о нарушении договорных обязательств. Перед советским руководством возникла дилемма: в одностороннем порядке выйти из Договора по ПРО (1972 г.) или разрушить станцию. Решение было принято в пользу разрушения РЛС, СССР понес миллиардные материальные убытки.

Прогностический метод оценки качеств стратегических вооружений. Любое государство, создавая ядерные силы, предполагает придание им определенных свойств (качеств) для того, чтобы реализовать конкретные направления национальной ядерной геополитики: геополитику ядерного устрашения, геополитику ядерного сдерживания, геополитику расширенного сдерживания и т. д.

Работа эксперта по данному методу сводится к прогнозу возможного изменения боевых свойств (качеств) ядерных сил под влиянием предпринятого шага и (или) намерения его принять. Если действия одной стороны влекут за собой изменение боевых свойств ядерных сил другой стороны в ущерб последней, при этом измененные свойства снижают уровень военной безопасности государства, то такой шаг оценивается как политически ошибочный.

Приведем пример использования этого метода. В научных дискуссиях о перспективах развития ядерных вооружений неоднократно приходилось слышать мнение о необходимости отказаться от ответно-встречного удара. Дадим оценку этому предложению на основе данного метода.

Именно свойство ядерных сил - способность нанести противнику ответно-встречный удар - создает условия для надежного ответа на ядерную агрессию мощным ударом возмездия, так как число ядерных боезарядов, которое может быть доставлено к объектам любого государства в ответно-встречном ударе, намного превышает число боезарядов, которое может быть доставлено в глубоком ответном ударе. Исходя из этого, можно заключить, что потенциал ответно-встречного ядерного удара обеспечивает государству наиболее благоприятный режим сдерживания ядерной агрессии по сравнению с потенциалом глубокого ответного удара.

Отказ ядерного государства от концепции ответно-встречного ядерного удара значительно затруднит реализацию политики сдерживания ядерной агрессии и поставит вопрос о необходимости перехода к стратегии - устрашения первым ядерным ударом, что снизит общий уровень стратегической стабильности и повысит опасность развязывания ядерной войны. На основании этого можно сделать вывод: оцениваемое мнение контрпродуктивно, его реализация снизит боевые возможности СНВ, нанесет ущерб военной безопасности государства и международной безопасности, поэтому оно геополитически ошибочно.

Международная оценка на основе концептуального моделирования парных ядерных отношений. В основу этого метода положены знания концептуальной модели парных ядерных связей (рис. 3.1, выражение 3.13) и навыки эксперта использовать эту модель для аргументированной оценки проблем ядерной геополитики государств.

В качестве методических рекомендаций по работе с данным методом приведем несколько практических примеров.

1. В последние годы бытует мнение, что стратегические силы не представляют серьезной угрозы с точки зрения развязывания ядерной войны. Даже в среде ученых и политиков различных стран довольно часто приходится слышать следующее высказывание: «Ни один здравомыслящий человек, имеющий представление о катастрофических последствиях использования ядерного оружия, не сможет принять решение о его боевом применении». Для подтверждения такого высказывания, как правило, приводится один и тот же пример из времен Второй мировой войны: несмотря на ожесточенное противоборство между СССР и Германией, ни одна из воюющих сторон не решилась применить химическое оружие, которое в большом количестве имелось на вооружении воюющих государств. При этом отмечается, что химическое оружие, так же, как и ядерное, является одним из видов оружия массового поражения. Поэтому вывод о низком риске применения химического оружия автоматически переносится на стратегические вооружения.

На этом примере отдельные политики и ученые пытаются доказать, что угроза ядерной войны в современном, достаточно цивилизованном мире преувеличена.

Однако знание сущности парных ядерных связей (концептуальная модель, рис. 3.1) не позволяет согласиться с такой точкой зрения. Дело в том, что химическое оружие не обладает возможностью вести контрсиловую борьбу, поэтому оно никогда не планируется для применения по складам с химическим оружием других государств. А это означает, что между двумя государствами, обладающими химическим оружием, не может возникнуть той условной восьмерки химических связей, которая характерна для парных ядерных связей в области стратегических вооружений (рис. 3.1). На основании этого становится понятным, что химическое оружие не может вызвать, например, эскалацию химического противостояния и стать самостоятельным источником угрозы его применения. Данное обстоятельство в корне отличает стратегические ядерные вооружения от других видов ОМП (химического, бактериологического и даже тактического ядерного оружия). Стратегические силы государств из-за характера двусторонних ядерных связей являются самостоятельными источниками угрозы применения ядерного оружия, в определенных условиях они могут спровоцировать политическое и военное руководство на применение ядерного оружия. Поэтому с этой точки зрения они представляют собой большую опасность боевого применения, чем другие виды ОМП, в том числе и тактическое ядерное оружие. Непонимание этого обстоятельства небезопасно для мирового сообщества. Оно, как правило, порождает ошибочные представления о современном ядерном мире и создает иллюзию некоторого благополучия в нем.

2. В дискуссиях иногда приходится выслушивать мнение некоторых ученых и политиков о положительном влиянии распространения ядерного оружия на стабильность. В своих рассуждениях они проводят параллель между ядерным миром и миром вообще, говорят, что увеличение числа ядерных государств (как и центров силы в мире) делает мир более стабильным. В качестве аргумента приводят развитие отношений Индии и Пакистана. До появления в этих странах ядерного оружия между государствами почти каждый год возникали территориальные конфликты вплоть до вооруженных столкновений. С появлением же ядерного оружия уровень конфликтности снизился.

Частично можно согласиться с такой точкой зрения. Действительно, ядерное оружие обладает определенным сдерживающим потенциалом. Однако в своих рассуждениях собеседники не заметили качественных отличий ядерного мира от мира вообще. В ядерном мире увеличение числа ядерных стран автоматически приводит к прогрессивному увеличению количества поляризованных пар. А те в силу природного характера ядерных связей представляют собой самостоятельные источники нарушения кризисной стабильности, а значит, и источники угрозы ядерной войны. Поэтому увеличение числа ядерных государств, в конечном счете, всегда ведет к повышению опасности ядерной войны. В связи с этим высказывания о том, что увеличение количества ядерных государств якобы стабилизирует обстановку в мире и способствует снижению опасности развязывания не только обычной, но и ядерной войны следует считать политически ошибочными.

3. Последний вывод также наводит на мысль об ошибочности взглядов некоторых военных и политиков, считающих, что ядерное оружие явилось сдерживающим фактором эскалации конфликта между СССР и США во время Карибского кризиса (1962 г.). Сама история развития кризиса свидетельствует, что именно манипуляции с ядерным оружием (вызванные во многом парными ядерными отношениями) стали причиной возникновения и развития этого кризиса.

Международная оценка провоцирующих (непровоцирующих) шагов в области стратегических вооружений. Постановка задачи на разработку такого метода является инновационной, так как теоретически обоснованные оценки подобного рода никогда не давались в международной практике. Причина тому - неразработанность теоретических подходов решения такой сложной задачи. Тем не менее потребность в таком методе сегодня остро ощущается. На его основе можно реализовать на практике разработанную выше концепцию непровоцирующих действий как инструмента обеспечения стратегической стабильности (рис. 3.2). Кроме того, метод предоставит возможность государствам, международным правительственным и неправительственным организациям оценивать шаги (односторонние действия) всех субъектов ядерного мира с точки зрения ответа на вопрос: провоцируют они другие страны на ответные меры или не провоцируют? Это необходимо для того, чтобы сформировать научно обоснованную позицию в отношении ядерной геополитики государств.

Напомним, если политическое руководство ядерных стран не вынашивает агрессивных намерений нанести первый ядерный удар по противнику, то логика ядерных отношений в паре строится на том, чтобы оставить за собой право на ядерное возмездие. В формализованном виде это означает - в ответном ударе гарантированно довести до объектов поражения противника некоторое требуемое число боевых блоков. Обозначим такое число блоков для стороны J через Wji , для стороны I через Wij . На рис. 3.4 требуемые значения Wij и Wji представлены прямыми линиями, проходящими параллельно осям абсцисс и ординат через точки пересечения с данными осями Wij и Wji соответственно.

В формализованном виде ядерный интерес любого государства просматривается в поддержании такого состояния парных ядерных отношений, при которых будет наблюдаться превышение фактических возможностей стороны Wji (или Wij) над требуемыми Wji (или Wij ).

Для стороны I эта потребность выражается как

для стороны J - как

В совокупности выражения 3.14 и 3.15 представляют собой не что иное, как:

условие паритета, если требуемые значения Wij и Wji характеризуют неприемлемый ущерб государству;

условие ядерного сдерживания, если требуемые значения Wij и Wji характеризуют запланированный ущеро парному государству в ядерном возмездии, который обеспечивает реализацию концепции ядерного сдерживания.

В рамках многополярного ядерного мира ядерный интерес любого государства Ин-2 заключается в том, чтобы при любых обстоятельствах сохранить за собой способность к ядерному возмездию по отношению ко всем странам многополярного ядерного мира, с которыми оно составляет поляризованные пары, тем самым государство обеспечивает себе способность поддерживать потенциал сдерживания с любого направления.

Формализация ядерного интереса государств позволяет формализовать и угрозу этому интересу.

Для политического руководства любого государства важно иметь представление о конкретном соотношении сил на определенный момент времени. Ему необходимо быть уверенным, что это соотношение обеспечивает стратегическим ядерным силам способность сдерживать любую ядерную агрессию. Но еще более важным для руководства страной является своевременная фиксация направления фактического изменения соотношения сил от текущего состояния под влиянием предпринимаемых шагов со стороны парных государств. Другими словами, необходимо уловить тенденцию, в чью пользу станет изменяться фактическое соотношение сил под влиянием предпринимаемого шага. Наиболее наглядным графическим представлением текущего соотношения сил WjiAWij будет его изображение в виде некоторой точки «С» на плоскости Wji, 0,Wij, например, как это показано на рис. 3.3. Конкретное расположение точки на плоскости визуально фиксирует факт сложившегося соотношения сил между парными государствами WjiAWij. Расположение точки «С» правее и выше линий границ требуемых значений ущерба в ответных действиях (Wij > Wij ) и (Wji > Wji ) характеризует ситуацию состояния взаимного ядерного сдерживания парных государств.

Как отмечалось выше, односторонние шаги, например J-й ядерной державы Rj, изменяют соотношение сил в поляризованной паре - WjiAWij. В графическом виде это изменение будет характеризоваться перемещением точки «С» на плоскости. В зависимости от содержания односторонних шагов перемещение может происходить в любом направлении от исходного положения. Однако согласно условию сдерживания из всех возможных направлений перемещения точки «С» угрозу интересам I-й стороны создадут только те перемещения точки, которые наметят предпосылку к нарушению соотношения Wij > Wij , так как ни одно ядерное государство не может согласиться с тем, чтобы у него отняли возможность осуществить ядерное возмездие. Причем эта опасность возникает независимо от того, насколько точка «С» приблизится к опасной черте Wij = Wij , важно лишь то обстоятельство - что наметилась тенденция ее перемещения в негативном для стороны I направлении.

Согласно такому представлению угрозы интересам весь спектр возможных перемещений точки «С» можно разделить вертикальной линией на два равных сектора - левый и правый, как это показано на рис. 3.3.

Характер влияния односторонних шагов в области стратегических вооружений на соотношение сил между ядерными сторонами (шаги предпринимает сторона )

Рис. 3.3. Характер влияния односторонних шагов в области стратегических вооружений на соотношение сил между ядерными сторонами (шаги предпринимает сторона <ф>)

В этом случае, левый сектор образует область, в которой любое перемещение или опасность перемещения точки «С» от исходного положения (независимо от величины перемещения) будет формировать угрозу интересу Ин-2 I-го государства. В результате военнополитическое руководство I-го государства вынуждено будет предпринимать в одностороннем порядке ответные меры в области стратегических вооружений, чтобы восстановить прежнее соотношение сил. Из этой логики напрашивается вывод: все шаги J-й стороны, которые формируют тенденцию к изменению соотношения сил в левом секторе, можно отнести к провоцирующим шагам, вынуждающим I-ю сторону предпринимать ответные меры.

Правый же сектор, наоборот, представляет область, в которой, согласно условию сдерживания, любое перемещение точки «С» от исходного положения не создает угрозу I-й ядерной державе (при условии, что она отказалась от намерений нанести первый ядерный удар по стороне J). В результате этого относительно I-й стороны создается ситуация, в которой пропадает всякий смысл односторонних ответных мер (шагов) в области стратегических вооружений по парированию несуществующей угрозы. В этой связи все шаги, которые формируют тенденцию изменения сил в правом секторе (перемещение точки «С» в сторону правого сектора), можно отнести к непровоцирующим шагам. Но это вовсе не означает, что I-я ядерная держава в обязательном порядке должна отказаться от ответных действий.

Как указывалось раньше, ее решение во многом будет зависеть от знания лицом, принимающим решение, того факта, что не каждое изменение соотношения сил вызывает угрозу жизненно важным интересам государства в области стратегических вооружений, а также определяется наличием или отсутствием желания отказаться от соблазна использовать ядерное оружие первым.

На основании приведенных выше положений становится понятным, что угроза интересу Ин-2 для любой ядерной державы исходит со стороны парных государств, предпринимающих или намеревающихся предпринять шаги в области стратегических вооружений, влекущих за собой перемещение точки «С» в сторону правого сектора. Возникновение или отсутствие угрозы зависит от содержания шагов и определяется направленностью изменения соотношения сил между парными государствами.

И такая ситуация из-за идентичности двусторонних ядерных связей (рис. 3.1) характерна для любой поляризованной пары, независимо от того, в каком регионе планеты она расположена.

Это обстоятельство позволяет выбрать достаточно универсальный показатель международной оценки провоцирующих (непровоцирующих) шагов в области стратегических вооружений и сформулировать критерии (правила) его оценки.

В качестве показателя целесообразно использовать направленность изменения соотношения сил парных государств (WjiAWij). В качестве критерия оценки данного показателя предлагаются следующие правила:

  • - если под влиянием шагов со стороны одного государства намечается изменение соотношения сил (WjiAWij) в ущерб другим парным государствам (сокращаются возможности их СНВ в ядерном возмездии), то такие шаги ведут к нарушению стратегической стабильности и оцениваются как провоцирующие парные государства на ответные меры в области стратегических вооружений и политически ошибочные;
  • - если под влиянием шагов со стороны одного государства намечается изменение соотношения сил не в ущерб парным государствам (возможности парных государств в ядерном возмездии не изменяются или изменяются в сторону наращивания), то такие шаги оцениваются как не провоцирующие парные государства на ответные меры в области стратегических вооружений и они не являются политически ошибочными.

Выбранные показатели и критерии оценки шагов в области стратегических вооружений, а также наличие концептуальной модели (рис.3.1) позволяют разработать метод международной оценки односторонних шагов государств в области стратегических вооружений.

Метод международной оценки провоцирующих (непровоцирующих) шагов в области стратегических вооружений. Последовательность действий эксперта может быть представлена следующим образом:

  • 1. Уточнение содержания предпринятого шага в области стратегических вооружений.
  • 2. Уяснение состава характеристик K1(Y), K2(Y), К1(0), К2(0), Si, Sj, которые подвергнутся изменению под влиянием оцениваемого шага, а также направленности их изменения.

Понимание смысловых значений характеристик - Si, Sj, K1(Y), K2(Y), К 1(0), K2(0) - позволяет эксперту достаточно быстро и безошибочно установить факт влияния того или иного шага (R) на конкретную характеристику (или группу характеристик), а также определить направленность изменения каждой из них под влиянием одностороннего шага.

  • 3. Уяснение направленности изменения показателей Wij и Wji под влиянием характеристик K1(Y), K2(Y), К 1(0), К2(0), Si, Sj (для решения этой задачи используется концептуальная модель, представленная на рис. 3.1, и выражение 3.13).
  • 4. Оценка шагов по выбранным критериям - провоцирующие или непровоцирующие шаги:
    • - если значения показателей Wij или Wji будут снижаться, то шаг расценивается как провоцирующий;
    • - если значения показателей Wij или Wji не будут снижаться (могут даже возрастать), то такой шаг расценивается как непровоцирующий.

Примечание: при работе с данным методом может возникнуть ситуация неопределенности, когда из всей совокупности характеристик, на которые влияет оцениваемый шаг, одни характеристики будут увеличивать возможности парного государства в ответных действиях, а другие, наоборот, - снижать их. В этом случае шаг оценивается по наихудшему варианту - как провоцирующий.

Для понимания принципов работы с методом приведем несколько примеров оценки провоцирующих (непровоцирующих) шагов в области стратегических вооружений с опорой на схему (рис. 3.1) и выражение 3.13.

Оценка № 1. Прикрытие административно-промышленных центров (городов) средствами ПРО.

Предположим, что такой шаг предприняла сторона I. В соответствии с логикой рассуждения эксперта (рис. 3.1) этот шаг поставит преграду на пути ответного ядерного удара стороны J, что приведет к снижению значения - К 1(0). Это обстоятельство (выражения 3.13) снижает возможности стороны J в ответных действиях Wji, значит, затронет ее интерес Ин-2. В результате сторона J будет вынуждена принимать меры противодействия. Согласно выбранному критерию данный шаг оценивается как провоцирующий.

Оценка № 2. Действия, направленные на повышение

выживаемости ударных ядерных средств (повышение живучести СПВ). Примерами таких шагов могут быть рассредоточение ПЛАРБ, вооруженных МБР, стратегической авиации и мобильных грунтовых ракетных комплексов, прикрытие стратегических пусковых установок средствами ПРО (объектовое прикрытие) и другие меры.

Предположим, что такой шаг предприняла сторона I. В соответствии с логикой рассуждения эксперта (рис. 3.1) это действие поставит преграду на пути первого ядерного удара стороны J, значит, приведет к снижению значения K1(Y). Такая мера (выражение 3.13) не повлияет на возможности стороны J в ответных действиях Wji, а значит, не затронет ее интерес Ин-2. Согласно выбранному нами критерию данный шаг оценивается как непровоцирующий.

Оценка № 3. Развертывание стратегической ПРО.

Предположим, что такой шаг предприняла сторона 1. Согласно логике эксперта он не имеет однозначной оценки. С одной стороны, этим шагом будет поставлена преграда на пути первого ядерного удара стороны J, значит, он приведет к снижению значения K1(Y). Такое изменение коэффициента согласно оценке № 2 не затрагивает интерес Ин-2 стороны J, поэтому не провоцирует парное государство на ответные меры. С другой стороны, данный шаг ставит преграду на пути ответного ядерного удара со стороны J, что приводит к снижению значения К1 (О), а это, в свою очередь (выражение 3.13), снижает возможность стороны J к ядерному возмездию Wji. Согласно выбранному критерию такой шаг оценивается как провоцирующий. Таким образом, налицо неопределенность. В одном случае оцениваемый шаг не провоцирует парное государство на ответные меры, а в другом провоцирует. Согласно разработанному методу общая оценка дается по отрицательному результату - развертывание стратегической ПРО является провоцирующим действием.

С помощью данного метода оценены наиболее типичные шаги государств в области стратегических вооружений, которые имели место в практике межгосударственных отношений и, по всей видимости, будут предприниматься и в дальнейшем. Результаты оценки приведены в табл. 3.1.

Приведенные в табл. 3.1. оценки могут лечь в основу разработки метода сопоставлений.

Метод сопоставлений. Его суть заключается в сопоставлении реальных действий (намерений) государств в области стратегических вооружений с типичными шагами, заблаговременно оцененными (как провоцирующие или непровоцирующие) в табл. 3.1. Реализация метода проводится в два этапа:

  • 1) на первом этапе в области стратегических вооружений осуществляется поиск аналогии между реальными действиями (намерениями) государств в области стратегических вооружений и типичными шагами (п. 1а-8а, п. 16-66 таблица 3.1);
  • 2) на втором этапе (в случае выявления аналогии) дается оценка реальным действиям (намерениям) по результатам оценки типичного шага из соответствующего пункта табл. 3.1.

Приведем пример работы с данным методом.

Оценка некоторых положений договора между СССР и США «О сокращении стратегических наступательных вооружений» (СНВ- !)?

В документе стороны договорились ликвидировать боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК), а также ввели ограничение на маневренные действия грунтовых мобильных ракетных комплексов, ограничив их перемещение квадратом площади 25x25 км.

Первый этап работы с методом. Известно, что БЖРК и мобильные грунтовые ракетные комплексы имелись на вооружении только в Советском Союзе и создавались для повышения живучести Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), а значит, и для повышения живучести всей группировки СЯС. Таким образом, просматривается аналогия между договорным шагом {ликвидация советских боевых железнодорожных ракетных комплексов, а также ограничение маневренных действий советских грунтовых мобильных ракетных комплексов квадратом площадью 25x25 км) и типичным шагом и. 1а из табл. 3.1 - снижение живучести СЯС СССР.

Второй этап работы с методом. В соответствии с содержанием табл. 3.1. любые действия государств по и. 1а (табл. 3.1) оцениваются как непровоцирующие шаги. Это означает, что ни создание БЖРК, ни появление у Советского Союза возможности осуществлять маневренные действия грунтовыми мобильными комплексами не провоцировали США на ответные действия. Данные шаги не снижали возможностей СНС США в ударе ядерного возмездия, поэтому они не могли рассматриваться как политически ошибочные.

Тогда возникает вопрос, зачем американцы на переговорах так упорно настаивали на ликвидации БЖРК и ограничении мобильных возможностей грунтовых ракетных комплексов? Ответ на него, скорее всего, лежит в другой плоскости.

На наш взгляд, американцы, возможно, понимали, что традиционными действиями - односторонними шагами в области СНВ - невозможно добиться каких-либо военно-стратегических преимуществ над СССР, поэтому решили использовать двусторонний переговорный процесс для получения такого преимущества. Если исходить из этого предположения, то просматриваются намерения (умысел) США на переговорном процессе - за счет ликвидации и частичной нейтрализации мобильной компоненты РВСН решить одновременно три стратегические задачи.

Таблица 3.1

Оценка односторонних шагов ядерных государств

А

Шаги, которые оцениваются как провоцирующие парные государства на ответные меры и рассматриваются как политические ошибки

Шаги ядерных государств, направленные на снижение живучести СЯС парных с ними ядерных стран

Шаги ядерных государств, направленные на повышение уровня прикрытия объектов военно-экономического потенциала (ВЭП)

За

Шаги, которые по отношению к другим парным странам направлены на увеличение временных затрат при организации ими ядерного возмездия

Шаги, направленные на наращивание состава СЯС

Шаги, направленные на сокращение состава СЯС парных с ними стран

Шаги ядерных государств, направленные на наращивание состава боеготовых СЯС

Шаги ядерных государств, направленные на сокращение боеготового состава СЯС парных с ними стран

Шаги ядерных государств, направленные на повышение боеготовности своих СЯС

Б

Односторонние шаги ядерных государств, которые не провоцируют парные ядерные государства на ответные меры и не рассматриваются как политические ошибки

16

Шаги ядерных государств, направленные на повышение живучести своих СЯС

26

Шаги ядерных государств, направленные на снижение уровня прикрытия объектов ВЭП

36

Шаги, направленные на увеличение (сокращение) временных затрат для организации ядерного возмездия со стороны своего государства

46

Шаги ядерных государств, направленные на сокращение состава СЯС

56

Шаги ядерных государств, направленные на сокращение состава боеготовых СЯС

66

Шаги ядерных государств, направленные на снижение боеготовности собственных СЯС

Во-первых, нарастить свой контрсиловой потенциал в ядерном ударе (при снижении мобильных возможностей советских пусковых установок этот эффект возникает сам по себе). В результате США смогли увеличить свой потенциал устрашения первым ядерным ударом.

Во-вторых, существенно снизить возможности СЯС СССР в ядерном возмездии (снижение состава российской мобильной компоненты существенно сокращает возможности группировки СЯС в ответном ударе).

В третьих, создать благоприятные условия для реализации дальнейших стратегических планов - достичь окончательного военностратегического преимущества над СССР.

Приведенные оценки дают основание полагать, что все остальные пункты Договора СНВ-1 являются не чем иным, как прикрытием, маскирующим истинные американские намерения: решения трех главных задач переговорного процесса.

Метод геополитического конструирования. В международной практике имеют место случаи, когда политики скрывают свои истинные намерения за словесной риторикой или мерами прикрытия, пытаясь ввести другую сторону в заблуждение относительно своих истинных намерений и заставить ее действовать по заранее разработанному сценарию. По их мнению, выбранная геополитическая стратегия в конце концов должна привести к достижению тщательно скрываемой цели. Особенно опасна такая стратегия в парных ядерных отношениях, потому что способна посеять недоверие между ядерными странами и привести к непредсказуемым последствиям в ядерном мире. На наш взгляд, было бы целесообразно использовать в международной практике специальный метод, с помощью которого эксперты могли бы выявлять истинные намерения сторон (умысел одной из них) и давать на основе этого политическую оценку ядерной геополитике государства. Назовем такой метод «геополитическим конструированием».

Суть метода заключается в увязке отдельных разбросанных по времени событий, возникающих в процессе развития парных отношений государств, в единую логическую конструкцию с последующим ее анализом и выявлением истинных намерений сторон, показом реальной геополитики парных государств. Работа с методом предполагает несколько этапов действий эксперта (исследователя). На первом этапе ему необходимо выбрать одно прошедшее событие из череды межгосударственных ядерных отношений и проанализировать его. Если в результате анализа возникло предположение (гипотеза) относительно наличия скрытой геополитики в действиях одной из парных сторон, то эксперт переходит ко второму этапу исследования - анализу последующих событий. В ходе анализа он выявляет признаки, подтверждающие его гипотезу. Если же такие признаки встречаются и в последующих событиях, то эксперт с определенной степенью уверенности может судить о наличии скрытой стратегии в ядерной геополитике парного государства.

Для демонстрации возможностей метода проанализируем двусторонний разоруженческий процесс между США и СССР (Россией). В качестве «прошедших событий» возьмем двусторонние переговоры по стратегическим вооружениям. Анализ начнем с Договора СНВ-1.

Напомним, анализ текста Договора СНВ-1, проведенный на основе метода сопоставлений, позволил сделать предположение, что США на переговорах вынашивали скрытое намерение (умысел): введением в текст договора двух пунктов”3 увеличить потенциал своих СНС в первом ядерном ударе, при этом сократить возможности СЯС СССР в ответном ударе. В результате реализации этого намерения у США появилась перспектива - путем дальнейших переговоров достичь более существенных военно-стратегических выгод в ядерной сфере. Предположим, что такая стратегия была положена в основу ядерной геополитики США в отношении России.

Для подтверждения или опровержения этой гипотезы рассмотрим последующие события разоруженческого процесса: Договор СНВ-2 (1993 г.); Договор «О сокращении стратегических наступательных потенциалов» (2002 г.); односторонний выход США из договора по ПРО от 1972 г.; действия США по созданию национальной стратегической ПРО (НПРО), а затем и глобальной ПРО.

Договор по стратегическим вооружениям - СНВ-2 существенно снижал количество стратегических ядерных боезарядов у США и России (до 3000-3500 ядерных боезарядов). На первый взгляд, был предпринят позитивный шаг, который подтверждал намерения сторон идти путем ядерного разоружения. Однако по американской инициативе сокращение состава СНВ не было увязано с принятыми ранее ограничениями на ПРО. Возникает вопрос, зачем США в то время понадобилось оборвать корреляционную связь между [1]

разоружением и ограничениями ПРО? Ответ на этот вопрос проясняется в ходе анализа другого события 2001 г. - одностороннего решения Соединенных Штатов выйти из Договора по ПРО 1972 г. Поясним это положение.

Особенность ПРО образца 1972 г. состоит в низкой эффективности перехвата большого числа боевых блоков, которые Россия и США могли доставить к объектам противника не только в ядерном нападении, но даже в ядерном возмездии в случае реализации ответно-встречного ядерного удара. Эта особенность позволяла длительное время поддерживать взаимные опасения сторон, что, несмотря на наличие ПРО, в ответ на ядерное нападение любая из них могла получить мощный удар возмездия. В результате возникала обстановка взаимного ядерного сдерживания, которая могла сохраняться даже при низких уровнях СНВ государств. Стороны могли, не опасаясь выхода за рамки взаимного сдерживания, проводить достаточно глубокие сокращения стратегических вооружений. Ни одна из них не получала от сокращений состава СНВ каких-либо военно-стратегических преимуществ.

Совсем по-другому дело обстоит с усовершенствованной ПРО. Современная система ПРО обладает более высокой эффективностью поражения боевых блоков противника по сравнению с ПРО 1972 г., и может перехватить от 70 до 100 боевых блоков, то есть отразить ограниченный существенно ответно-встречный или ответный ракетно- ядерный удар. В условиях малочисленных СНВ наличие у одной из сторон современной ПРО дает неоспоримые преимущества перед другой стороной. Государство, которое обладает такой ПРО может не опасаться ядерного возмездия, так как малое число оставшихся после ядерного нападения блоков у противной стороны, будет надежно уничтожено при подлете к целям поражения. Это позволяет государству, обладающему высокоэффективной ПРО, безнаказанно проводить политику ядерного устрашения первым ударом.

Таким образом, существует зависимость: чем меньше количественный состав СНВ парных сторон, тем большее военно- стратегическое преимущество получает страна, которая обладает высокоэффективной ПРО. Именно это обстоятельство, возможно, мотивировало стремление США на переговорах по СНВ-1 и СНВ-2 идти на глубокие взаимные сокращения СНВ. Можно полагать, уже тогда США вынашивали намерение после очередных раундов сокращений СНВ выйти в одностороннем порядке из договора по ПРО (1972 г.) и приступить к созданию высокоэффективной ПРО.

Из всего этого следует: двусторонние договоры о глубоких сокращениях стратегических вооружений СНВ-1 и СНВ-2, возможно, были всего лишь первыми этапами по реализации скрытой и долговременной ядерной геополитики США - использование переговорного процесса в качестве геополитического механизма достижения ядерного преимущества над СССР (Россией).

Дальнейшие шаги после глубоких сокращений СНВ, а именно: односторонний выход США из договора по ПРО (1972 г.), создание основ национальной стратегической ПРО и работы по развертыванию глобальной ПРО, стали последующими звеньями в реализации ядерной геополитики за лидерство в ядерной сфере.

Возможно, именно поэтому США во время переговоров по СНВ - 1 так упорно настаивали на сокращении и ограничении возможностей именно мобильной компоненты РВСН. Американские дипломаты, в отличие от советских, еще в то время прорабатывали долгосрочную стратегию ядерной геополитики в отношении СССР - использование переговорного процесса по ядерному разоружению в качестве механизма ядерной геополитики достижения окончательного превосходства США в стратегических вооружениях. Именно мобильная компонента СЯС СССР мешала тогда реализации этих намерений.

Политическая оценка по изложенному выше методу позволила не только дать оценку конкретным пунктам Договора СНВ-1, но также помогла вскрыть наличие на этих переговорах намерения (умысла) со стороны США использовать переговорный процесс по разоружению в собственных интересах. Оценка, данная на основе метода, является достаточно адекватной, так как находит подтверждение в дальнейшем развитии переговорного процесса между США и СССР (Россией).

Договор между Россией и США «О сокращении стратегических наступательных потенциалов» 2002 г. вводил ограничения на развернутые ядерные силы (1700-2200 стратегических ядерных боезарядов к 31 декабря 2012 г.), при этом не увязывал сокращения СНВ с ограничениями ПРО

Следующий договор о сокращении и ограничении СНВ-3 (2010 г.) укрепляет в этом мнении, так как в нем снова не были увязаны проблемы глубоких сокращений СНВ с ограничениями ПРО, которые США намеревались развертывать и дальше. А уступки Соединенных Штатов на переговорах по снятию прежних ограничений на маневренные возможности мобильных грунтовых ракетных комплексов (25x25 км), наложенные СНВ-1, потеряли всякий стратегический смысл, так как российские боевые железнодорожные ракетные комплексы, которые представляли наибольшую проблему для американской ПРО, были уничтожены, а грунтовые БРК не представляли для ПРО такой опасности. Развертываемая США стратегическая ПРО способна поражать цель при любых координатах старта российских грунтовых автономных пусковых установок.

Таким образом, начиная с СНВ-1, США использовали договорный процесс по разоружению как механизм ядерной геополитики, направленный на достижение военно-стратегического превосходства в ядерных силах над СССР (Россией).

Метод прогноза сценариев развития событий. Суть метода заключается в прогнозировании возможных сценариев развития событий в ядерном мире, которые могут последовать за оцениваемым шагом, и в дальнейшей политической оценке самого шага на основе полученного прогноза. В качестве методологической основы работы с методом можно использовать концептуальную модель парных ядерных отношений (рис. 3.1) и выражение 3.132. Продемонстрируем возможности этого метода.

Предположим, что одно из ядерных государств в силу обострившихся отношений с другой страной изменило состояние стратегических вооружений, например, привело ядерные силы в более высокую степень боевой готовности. Данный шаг согласно методу сопоставлений (п. 6а, табл. 3.1.) является провоцирующим для всех стран, с которыми государство составляет поляризованные пары. Последние будут вынуждены предпринимать адекватные меры противодействия и, возможно, тоже сделают провоцирующие шаги в отношении других парных государств. В результате резко повышается риск появления наряду с вертикальной эскалацией горизонтальной эскалации ядерного противостояния, которая может вовлечь в процесс многие субъекты ядерного мира.

Все это может привести к применению ядерного оружия в наиболее напряженном регионе планеты (возможно, совсем не там, где напряженность была порождена). Исходя из такого сценария развития событий, первоначальный шаг оценивается как политически ошибочный.

Метод прогноза трансформации модели ядерных отношений. В основу метода положен прогноз трансформации модели ядерных отношений под влиянием ядерной геополитики государства с последующим осмыслением угроз, которые порождает новая модель. Метод предполагает:

прогнозирование возможной трансформации существующей модели ядерных отношений под влиянием ядерной геополитики государства с последующим уяснением формата новой модели ядерных отношений;

осмысление ядерных опасностей и угроз, порождаемых новой моделью ядерных отношений;

оценка предпринятого шага с точки зрения появления новых опасностей и угроз, вызванных формированием новой модели ядерных отношений.

Примером практического использования этого метода может служить прогноз событий, сделанный во второй главе настоящей работы. Согласно прогнозу ядерная геополитика США направлена на преобразование существующей дуальной модели ядерных отношений (двухполюсная и парная модель) в однополюсную модель. В главе были вскрыты ядерные опасности и угрозы, присущие однополюсной модели, и на основе этого дана негативная оценка современной ядерной геополитике США.

Изложенные выше методы могут быть предложены в качестве методологической основы международной оценки ядерной геополитики государств и могут рассматриваться как инновационный механизм обеспечения современного международного и межгосударственного сотрудничества в ядерной сфере. При этом необходимо отметить, что предложенных методов недостаточно, чтобы охватить все многообразие геополитической деятельности государств в ядерной сфере. Необходимо и дальше вести разработку новых оценочных методов. Это одна из задач ядерной геополитики как научного направления.

Помимо развития инструментария оценки ядерной политики государств необходимо вести исследования, направленные на усовершенствование концепций международного сотрудничества в ядерной сфере.

  • [1] «Ликвидировать боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК), а такжеограничить маневренные возможности грунтовых мобильных ракетных комплексовквадратом площади 25x25 км».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >