АКТИВНОСТЬ, НЕПРЕРЫВНОСТЬ И РЕШИТЕЛЬНОСТЬ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

В основе победы над врагом лежит принцип активности, непрерывности и решительности военных действий. Этот принцип предопределяет основной вид военных действий - наступление, так как только наступление, проводимое решительно, в высоком темпе и на большую глубину, обеспечивает полный разгром противника. В.И. Ленин не раз указывал, что только решительными наступательными действиями можно добиться победы. «Решительность, натиск - 3А успеха»[1], - писал он.

Наиболее ярко принцип активности, непрерывности и

решительности военных действий проявился во время Великой Отечественной войны.

Примером осуществления этого принципа могут служить действия советских войск по освобождению Правобережной Украины в 1943 г., снятия блокады Ленинграда зимой 1944 г., освобождения Белоруссии, Литвы, Румынии и Болгарии в ходе летне-осенней кампании 1944 г.

Последовательно проводимые на разных направлениях

наступательные операции (операции на новых направлениях начинались,

когда ещё продолжались операции на других направления),

дезориентировали германское командование, вынуждали распылять силы

и лишали его возможности отразить или сорвать наступательные действия

советских войск. Причём последовательные наступательные операции

чередовались не только по фронту, но и в глубину, когда с момента

завершения одних, без существенных оперативных пауз, предпринимались

новые наступательные операции с целью дальнейшего их развития. Так,

летом 1944 года вслед за Ясско-Кишинёвской операцией, были проведены

наступательные операции по освобождению Румынии и Болгарии, а в

последующем - Будапештская и Белградская операции. 3-й Белорусский

фронт провёл 3 последовательные по глубине операции: Витебскую,

Вильнюсскую и Каунасскую. Причём планирование и подготовка

последующих наступательных операций осуществлялась в процессе

-110

завершения предшествующих операции .

Важное значение в годы Великой Отечественной войны приобретала непрерывность преследования противника, в том числе ночью. Известен пример весьма результативных действий передового отряда 26-го танкового корпуса в контрнаступлении под Сталинградом (под командованием подполковника Г.Н. Филиппова), который с зажжёнными фарами танков и автомашин, используя беспечность противника, прошёл через мост на р. Дон в районе Калача, уничтожил охрану и, заняв круговую оборону, обеспечил переправу главных сил.[2] [3]

В современных войнах и вооружённых конфликтах принцип активности, непрерывности и решительности военных действий также играет решающее значение в достижении успеха. Об этом свидетельствует участник шести войн генерал армии Гареев:

«Термин «ограниченный контингент» появился не в Афганистане, а именно в 68-м году, он принадлежит Андрею Андреевичу Громыко. Он предлагал ввести в Чехословакию «ограниченный контингент» - 5-6 дивизий. Вот если бы ввели эти 5-6 дивизий, там была бы война. Какие-то части стали бы оказывать нам сопротивление, оно бы нарастало по мере эскалации военных действий. Но маршал Гречко тогда сказал: «Я не пойду с пятью дивизиями». И добился того, чтобы ему было дано 25 дивизий. Я был начальником штаба армии и хорошо помню, как быстро и внезапно был обложен каждый гарнизон, каждый склад оружия - никакое сопротивление было невозможно.

Самые плохие решения - это паллиативные, непоследовательные, половинчатые. Подлинное военное искусство состоит не в том, чтобы учинить большое кровопролитие, а по возможности предотвратить его, сделать организованное сопротивление противника невозможным. Если бы мы послали в Афганистан одну роту - международный резонанс был бы ровно тот же, что и от нашего «ограниченного контингента». Так что не стоило скромничать. Если бы мы, по примеру Чехословакии, ввели в Афганистан 35-40 дивизий сразу - мы бы закрыли границу с Пакистаном, Ираном, блокировали все очаги сопротивления - и через два-три года могли начать выводить войска. А так... В первые же дни сверху был дан приказ: «Ни в какие боевые действия не вступать! Категорически запрещаю». На второй день к нашему главному представителю приходит министр обороны, подполковник Рафии, говорит, что моджахеды напали в Герате на штаб дивизии: «Дайте хоть роту». Дали роту, потом батальон - и

пошло. Надо было либо не вводить туда войска, либо действовать решительно» .

  • [1] В.И. Ленин, Поли. собр. соч. - Т. 11. - С. 340.
  • [2] М.А. Гареев. Полководцы Победы и их военное наследие. - М.: Писан,2004. - С. 39.
  • [3] История военного искусства. - М.: Воениздат, 2006. - С. 190.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >