Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Мета-методология научных знаний
Посмотреть оригинал

Категории социальных работников и модели практической работы

«Социальная работа» - это термин, который некогда объединял представителей не одной, а скорее нескольких профессий, сегодня является названием самостоятельной профессии, и научной дисциплины, исповедующей комплексный подход. Замечено, что потребность в таком подходе возрастала в кризисные периода, особенно во время спада экономики. А перед Первой Мировой войной, во время Великой Депрессии, а также в 1960-70-е годы, когда социальные проблемы затрагивали огромные массы людей, потребность социальной помощи возрастала. С помощью комплексного подхода социальным работникам удавалось справится сразу с множеством человеческих проблем. Напротив, в периоды стабилизации устанавливался консервативный политический климат, потребность в социальных службах сокращалась, социальные работники ограничивались частной практикой и узкой специализацией. Поскольку денежные средства концентрировались в частном секторы, местом появления новых методов практической работы служили добровольные общества. Таким образом, периоды консервативной политики способствовали развитию специализированного подхода к практике социальной работы, особенно к клинической практике, а периоды либерализации требовали не избирательного или элитарного, а комплексного, широкомасштабного решения социальных проблем. Уход с исторической сцены администрации Рейгана и Буша и приход к власти демократической администрации Клинтона, по всей видимости, ознаменует новый поворот в развитии социальной работы.

В целом социальных работников можно разделить на две большие категории: практиков, работающих с клиентами (их называют ещё клиницистами) и теоретиков, занятых научными исследованиями и преподаванием. Клиент - это тот, кто ищет помощи социального работника (индивид, группа, семья), обращаясь к нему непосредственно либо опосредовано, воспользовавшись услугами агентства, где трудится социальный работник. Клиент называется объектом социальной работы. Оценив обстановку (социальный диагноз) и разработав план поддержки семьи, индивида, группы, социальный работник вдруг обнаруживает, что у них дела зависят от широты социального контекста - местных властей, населения общины или района, функционирующих здесь специальных институтов и учреждений. В таком случае объектом социальной работы становится вся община, всё социальное окружение.

Работая с клиентами, социальный работник неизбежно вмешивается в их жизнь. Привнесённые изменения могут быть а) чрезмерными, б) трагическими, в) необратимыми. Мера допустимого вмешательства отрабатывается в специальных экспериментах. Как они проводятся? Наблюдая за поведением объекта до, в период и после вмешательства, социальный объект собирает информацию, которая используется для получения картины изменений в различные отрезки времени. Эта картина позволяет установить, связаны ли изменения в поведении объекта с использованием испытываемой формы вмешательства. Путём различных манипуляций (например, прекращение вмешательства, применение его в разное время и с разными клиентами) можно достичь высокой степени учёта внешних факторов, способных повлиять на изменения. Данные экспериментальной и контрольной групп сравниваются. Хотя подобная методика находит всё большее применение, публикаций на сей счёт ещё мало. Чтобы упростить чрезмерно громоздкую процедуру, идут на всевозможные упрощения. Одно из них - замена полномасштабного наблюдения различного рода самоотчётами клиента, данными контрольных и измерительных методов.

Ключевым фактором в научном становлении социальной работы явилась публикация в 1917 г. книги «Социальный диагноз» Мэри Ричмонд. В этом классическом труде М. Ричмонд писала: «Хороший социальный работник занимается не тем, что вытаскивает людей из нищеты; он думает о том, что бы такое сделать, чтобы вовсе избавиться от нищеты». После М. Ричмонд парадигма «изучение, диагноз, лечение» стала главной моделью в социальной работе. Правда, первая четверть XX в. прошла скорее под верховенством не социальных, а психиатрических методов. Но психоанализ не столько наука, сколько искусство. На первом плане - субъективный метод. В 1930- 40-е годы распространилось влияние бихевиоризма, а вместе с ним обострилось внимание к объективным фактам. Однако авторитет и значение психоанализа не ослабевали и в дальнейшем. В одном из самых первых крупных трудов, посвященных научным основам социальной работы, М. Карпф (1931) перечислил дисциплины, на которые она должна опираться в своем развитии: биология, экономика, медицина, психиатрия, социология, статистика, антропология, педагогика, социальная психология.

В 1970-е годы доминирующим становится системный или комплексный подход, согласно которому от социального работника требовалась не узкая специализация на одном методе или области, что часто делало его беспомощным, а универсальность, умение сочетать разные метода и области. Возросло значение социологии и теории систем. Необходимость в объединении возникла по мере того, как внутри социальной работы как единой тематической области росло число узких специализаций, направлений, подходов, методов и теорий. Диверсификация знания грозила целостности самой науке, специалисты разбегались по своим профессиональным квартирам, мало понимая друг друга, часто и не интересуясь тем, что творится у соседей. Параллельно усиливалась внутринаучная критика обоснованности и достоверности данных, формировался вкус к серьезной методологической работе.

Все это свидетельствует об определенном уровне научной и профессиональной зрелости социальной работы, которая сегодня представляет собой мощную научную и практического индустрию, в которой заняты миллионы людей во всем мире. Ныне в социальной работе используется несколько моделей практической деятельности. Первая модель, называемая «решение проблем» (problemsolving), предполагает, что социальный работник должен принимать самое активное участие в психологической поддержке, требующейся для преодоления тех трудностей, с которыми сталкивается клиент в личной или общественной жизни. Вторая модель называется «снятие стресса». Специалист выполняет функцию «психосоциального терапевта», который может поставить правильный диагноз клиенты, переживающему, к примеру, глубокий стресс, а затем найти эффективные инструменты, прежде всего социальнопсихологического свойства, коррекции и лечения пострадавшего. Наряду с ними существуют еще «функционалистские» модели, которые ориентированы не на активное вмешательство и глубокую терапию, а косвенную социально-психологическую поддержку не столько самих клиентов, сколько взаимоотношений между ними, например между супругами, родителями и детьми. Следующая группа моделей включает: а) модификацию поведения (behaviour- modification), б) кризисное вмешательство (crisis-intervention), в) концентрация внимания клиента на решении краткосрочных заданий (short-term task-centredness). В последнее время получили распространения также течения, связанные с феминизмом, защитой социальных прав и борьбой с угнетением личности. Социальных работников нередко воспринимают еще и как поборников социальной справедливости1.

Как правило, социальные работники предпочитают иметь в своем арсенале целый набор самых разных моделей и средств, нежели проявлять себя приверженцами одного направления.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы