Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Мета-методология научных знаний
Посмотреть оригинал

Количественная и качественная методология

Исторический спор двух стратегий

Научные дискуссии о том, что лучше - качественный или количественный подход в исследовании социальных процессов, - ведутся уже целое столетие. Они начались с самого рождения эмпирической социологии (рубеж XIX-XX вв.) и продолжаются до сих пор. Одни авторы не видят никаких серьезных различий между двумя важнейшими исследовательскими традициями, считая их исторический спор надуманным. Другие хватаются за валидол и восклицают: как же как же это - два совершенно разных типа мировоззрения, социологической картины мира, особые перспективы, никак не совместимые между собой. Количественные закономерности начали активно исследоваться в рамках так называемой политической арифметики с тех пор, когда в 1662 г. английским статистиком Дж. Граунтом была написана известная работа, посвященная анализу данных о смертности. «В XY11 и XYII1 веках появился ряд фундаментальных работ, направленных на изучение статистики народонаселения. Была выявлена устойчивость многих соотношений: соотношение рождений по полу, доля детской смертности, повышенная смертность в городских условиях и повышенная рождаемость - в сельских, процент смертности в определенном возрасте для определенных групп населения и т.д. Поиск подобных закономерностей в последующие века осуществлялся многими учеными. Наиболее известными, вероятно, можно считать Кетле (открывшего целый ряд подобных соотношений при изучении преступности) и Дюрк- гейма (с его классическими изысканиями в области изучения самоубийств)" . Работа А. Кетле «Опыт социальной физики», положившая начало использованию эмпирических количественных данных для установления закономерностей социальных явлений, увидела свет в 1835 г.

Первой крупной эмпирической работой, выполненной с позиций качественного подхода, принято считать работу французского исследователя Ф.Ле Пле «Европейские рабочие» (1855). В монографическом изучении 300 семей, принадлежащих к различным слоям общества, он использовал личные наблюдения и интервью. Таким образом, обе традиции, количественная и качественная, с исторической точки зрения возникли практически одновременно. [1]

Тем не менее, качественная стратегия в социологии ассоциируется у нас не с французской школой Ле Пле, а философией жизни и феноменологией, заложивших теоретический фундамент изучения отдельных и уникальных случаев. Сегодня принято считать, что качественная традиция базируется на гуманистической социологии, в том числе понимающей социологии Дильтея и Вебера, символическом интеракционизме Ч. Кули, Дж. Г. Мида, Г. Блумера, феноменологической социологии А. Шюца, драматургической социологии Э. Гоффмана, этнометодологии Г. Гарфинкеля. В центре внимания находится уникальный жизненный опыт индивида и попытка сквозь эту призму рассмотреть, понять и проанализировать крупные социальные системы, в том числе институты и общества.

Но можно ли относить символический интеракционизм или понимающую социологию к качественной методологии в строгом смысле? Ответ скорее неопределенный: и да, и нет. Да, поскольку они не соответствуют количественной методологии, поскольку направлены на поиск особых путей познания и поскольку сознательно противостоят ей. Нет, поскольку ни Зиммель, ни Вебер, ни Щюц не разработали принципов качественных методов, которые приняты сегодня на вооружение альтернативными социологами. Они лишь намекали на их возможность, говорили о неких общефилософских принципах неколичественной методологии, ни никто из них не провел полевого исследования в полном соответствии с принципами качественных методов, которые приняты на вооружение современной социологией. Возможно, поэтому их относят к донаучному этапу становления качественной методологии, к ее предшественникам .

Качественная традиция в социологии никогда не умирала, но в одни периоды к ней проявляли больший интерес, а в другие - меньший. По большому счету качественная и количественная методология возникли в мировой социологии одновременно и никогда не исчезали. Можно говорить лишь о периодах господства или доминирования (более слабый вид преобладания, чем господство) той или иной методологии, об увлечении, общим или частном, сообщества социологов одной из них. Иными словами, говорить о некой научной моде, увлечении, нежели о вытеснении одной из методологий своей соперницы. Первый всплеск качественной социологии, если говорить о ее эмпирической, а не теоретической составляющей, был связан со знаменитой Чикагской школой начала XX в. Ее представители довели качественные приемы научного исследования [2]

до совершенства художественного метода, за что и были серьезно раскритикованы своими противниками, не увидевшими в их работа вообще никакой научности, но лишь художественный вымысел. В таком стиле написаны не только социологические очерки Р. Парка, но и знаменитая книга У. Уайта «Общество на углу улицы»[3].

Период 1930-50-х годов в США проходил под знаком господства количественной методологии, которая в это время широко распространилась не только в социологии, но и по всему спектру социальных наук. В основном и целом количественная методология формировалась в рамках позитивизма. Вначале это был позитивизм французский (О.Конт), а позже, в 1920-30-е годы, немецко- австрийский. Основные идеи логического позитивизма, как известно, были разработаны в начале членами Венского логического кружка, куда входили известные философы и математики Мориц Шлик, Отто Нерайт, Рудольф Карнап. В своих построениях члены Венского кружка опирались на некоторые базовые построения «Логико-философского трактата» Людвига Витгенштейна (1921 ) [4]. Одно из ключевых положений логического позитивизма состояло в так называемом «принципе верификационизма», согласно которому всякое научно осмысленное утверждение может быть сведено к совокупности так называемых «протокольных высказываний», фиксирующих результаты «чистого опыта» и выступающих в качестве фундамента любого знания. Как следствие, верификационизм трактует процесс научного познания как процедуру эмпирической проверки фактов, лежащих в основе соответствующих утверждений.

Первой программной методологией нового типа на почве социологии явился физикализм Дж. Ландберга[5]. В 1930-е гг. он формулирует так называемую прагматическую эпистемологию, центральными принципами которой выступали операционализм, квантификация и бихевиоризм. Бихевиоризм запрещал изучать субъективные состояния (мотивы, ценности, стремления) как неподдающиеся точной фиксации и количественному измерению. Дж. Ланд- берг был убежден, что социология должна использовать в своем анализе концептуальную схему, выработанную в современной физике, т.е. действовать по аналогии. Уравняв социологию и физику, он ликвидировал качественное своеобразие социального метода.

Предвидение Дж. Ландберга о том, что социология постепенно перейдет на рельсы естественной науки, во многом оправдалось. Усилиями Дж. Ландберга, П. Лазарсфельда, В. Кэттона, Р. Мертона, С. Додда, С. Стауффера, Р. Бартона, М. Розенберга, Г. Блейлока, Г. Зеттерберга, У. Огборна, П. Бриджмена американская социология получает прочный методологический фундамент и на протяжении многих десятилетий развивается как точная наука, использующая современный математический аппарат и статистическую теорию. Благодаря сильному влиянию бихевиоризма западная социология разрабатывается прежде всего как поведенческая наука и входит наряду с экономикой и психологией в систему социальных наук. Эпоха развития ее как гуманитарной (т.е. философской) науки с акцентом на интерпретивный метод, характерный для Вебера, уходит в прошлое вместе с эпохой «высокой классики».

Наряду с принципами бихевиоризма и «открытого» поведения в социологии главенствующими являются принципы операционализма и квантификации. Операционализм - процедура конкретизации социологических понятий или сведения их к таким индикаторам, которые можно описать некоторой совокупностью операций (П. Бриджмен). Квантификация - количественное выражение, измерение качественных признаков (например, оценка в баллах личных и деловых качеств работника). Проникновение математики в социологию обогатило ее кластерным, факторным, корреляционным, лонгитюдным и другими методами анализа данных. В то же время интерпретация ее в качестве поведенческой науки привела к обогащению социологии методами, применяемыми в психологии и экономике. Из экономики взяты эконометрические методы, моделирование, эксперимент, а из психологии - психодиагностические методы. Уже к 1940-50-м гг. была завершена разработка всех наиболее известных тестов (шкала измерения интеллекта Векслера, тест Роршаха, тест тематической апперцепции, шестнадцатифакторный личностный опросник Кэттелла). Все это обогатило прежде всего эмпирическую и прикладную социологию, в том числе индустриальную. Социологи- прикладники на предприятиях уже не могут обойтись без экономических моделей и психодиагностики. Преобладание позитивистских, а, стало быть, и количественных принципов на методологию и методику социологических исследований продолжалось до конца 1960-х годов.

Вместе с тем в 1960-е годы ученые уже начинают проявлять интерес к качественным методам. В те годы выходят такие книги по теории социологии, как «Феноменология повседневности» А. Шюца (1967) и «Социальное конструирование реальности» Бергера и Лукмана (1966), а также «Представление себя в обыденной жиз- ни»(1959) и «Ритуал взаимодействия: эссе о поведении лицом к ли- цу»(1967) И. Гоффмана и др. Проработкой теоретикометодологических проблем качественной социологии и одновременно критикой количественной занимались А.Сикурел и Н.Дензин. К тому моменту социологами был накоплен большой, если не сказать избыточный, массив количественных данных. Кому- то показалось, что познавательные возможности опросных техник и контент-анализа уже исчерпаны. Что удивительно, о методологической недостаточности количественных методов высказались их ярые адепты, прежде всего Р.Мертон и П.Лазарсфельд, слывшие оплотом позитивизма в социологии.

Еще в конце 1950-х годов Р.Мертон в методическом описании своей главной работы писал: «Эта часть нашего отчета, следовательно, является значимой для социологического сообщества как практика инкорпорирования в публикациях, детально рассматривающих пути реального развития качественного анализа. Только когда появится значительная часть таких отчетов, станет возможным определить методы качественного анализа более ясным образом»1. Подобную идею высказывал и П. Лазарсфельд в работе «Некоторые функции качественного анализа в социальных исследованиях»[6] [7]. Позже П.Лазарсфельд отметился в области совершенствования метода фокус-групп, который издавна считался вотчиной качественной социологии, а Р.Мертон еще раньше провел эмпирическое исследование методом фокус-группы, которое стало мировой классикой[8].

Книга Р. Мертона, М.Фиске и П. Кендалл «Фокусированное интервью. Проблемы и методы», впервые изданная в США в 1956 г.[9], основывалась на данных исследования по изучению восприятия фильмов антифашистской направленности и воздействия на людей пропаганды, проведенного во время Второй мировой войны. В полном соответствии с принципами фокус-группы ученые устроили коллективный просмотр фильмов. В зрительские кресла были вмонтированы кнопки, нажатие одной из которых означало «нравится», а другой - «не нравится» (не нажатие означало нейтральное отношение к фильму). Затем по фрагментам фильма, как отмеченным, так и не отмеченным зрителями, проводились детальные интервью (вначале индивидуальные, затем групповые). Патриотический фильм, созданный американскими режиссерами, пропагандировал борьбу с фашизмом, идеалы демократии, силу американского духа и сознательно рассчитан на пропагандистский эффект, включая разъяснение населению справедливости ведущейся Америкой войны. Как раз его и предстояло измерить социологам, изучавших эмоциональные реакции зрителей. Главной задачей исследования являлось сопоставление запланированных (теоретически ожидаемых) авторами фильма реакций зрителей с фактически испытанными ими. Книга «Фокусированное интервью» представляла собой не отчет о проведенном исследовании, а осмысление накопленного методического опыта. Интервью, проводившиеся членами исследовательской группы по поводу кадров и эпизодов фильма, авторы книги назвали фокусированными. Оно отличается от традиционного анкетирования или интервью тем, что респонденты, отвечая на вопросы, находятся под впечатлением только что пережитого события: они просмотрели кинофильм, прослушали радиопрограмму, прочитали памфлет, статью или книгу, приняли участие в психологическом эксперименте или в политическом митинге, похоронном ритуале, свадебной церемонии, являлись свидетелями военного переворота, мятежа, забастовки. Они взволнованы, потрясены или раздражены - как раз то, что надо ученому для организации качественного исследования. Точно также и антропологическое наблюдение проводится за жизнью индейского племени, члены которого находятся в конкретной ситуации, как-либо ее переживают, в ней участвуют, одним словом, неотделимы от нее. Потому и говорят, что только с помощью качественных методов можно обстоятельно исследовать уникальные случаи, неповторимые жизненные ситуации.

В конце 1960-х годов конфликт между количественной и качественной социологией еще более обострился. С критикой позитивистски ориентированной методологии выступили сторонники феноменологической социологии. Иллюстрацией могут служить использовавшиеся А. Сикурелом такие методы сбора данных, как участвующее наблюдение, запись на пленки дискуссий, изучение протоколов судебных заседаний и т.д. Позднее под влиянием работ основоположников феноменологической социологии возродился интерес к биографическому методу и методу устных историй. В 1970- 1986 годы, которые называют временем «размытых жанров» (blurred genres), происходило оформление парадигм, методов и стратегий исследований. Прикладные качественные исследования приобретают поистине индустриальный размах. Проводятся тысячи и тысячи кейс-стади, фокус-групп, глубинных интервью, монографические, исторические, биографические, организационные, этнографические и клинические исследования. В научную практику вводятся компьютерные технологии, которые в последующие десятилетия (конец 1980-х-1990-е годы) более широко применяются для качественного анализа исторических, литературных и биографических документов, транскриптов интервью и наблюдений, видео и фотоматериалов как текстов культуры1.

В 1980-е годы Ж. Катц“ выдвинул обвинения против качественной методологии, прежде всего этнографических методов, в нарушении четырех фундаментальных принципов, без которых невозможна никакая наука - реактивность, надежность, повторяемость и репрезентативность. Он утверждал: этнографы искажают собираемые ими данные через взаимодействие с теми, кого они изучают; у этнографов нет критериев для отбора данных из массы собранных доказательств; этнографы доходят до интересных открытий, но не имеют способа их воспроизводства, так как их исследования уникальны; этнографы не могут обобщать из-за ограниченного числа случаев. В результате длительных дискуссий специалисты пришли к выводу о том, что качественный подход опирается на неформализованные («мягкие») способы общения с респондентом (неформализованные, полуформализованные, фокусированные интервью, метод фокус-групп и др.), изучение дневников, биографий и т.д., а количественный - на использование формализованной («жесткой») анкеты, статистических данных и т.д. Тем не менее однозначного понимания не только самих терминов, но и стоящих за ними разных методологий, сферы применимости, достоинств и недостатков в литературе еще нет[10] [11] [12].

В отечественной социологии дискуссия о соотношении количественной и качественной социологии началась еще в докладах по методологии, представленных на VII Международный социологический конгресс (1970). Восемь лет спустя был опубликован перевод коллективной монографии английских феноменологов[13], содержащий острую критику ограниченности познавательных возможностей позитивистской социологии. С тех пор этот вопрос периодически поднимался в нашей научной литературе, но в массовом порядке стал обсуждаться только в 1990- е годы.

Дискуссия между сторонниками качественной и количественной социологией продолжается и сегодня. Возможно, этот методологический спор, подобно извечному спору о «физиках» и «лириках», материализме и идеализме, никогда не будет завершен. Выбор между ними, в конечном счете, диктуется даже не объектом, а личным убеждением исследователя, ибо исследование есть не что иное, как процесс убеждения (себя и других) в том, что выбран наилучший из возможных вариантов1.

  • [1] Толстова Ю.Н. О системности социологических объектов (размышления над некоторымипубликациями) // Социологические исследования, 2001, № 7.С.119-131
  • [2] Впрочем, похожее обвинение можно выдвинуть и против одного из столпов количественнойметодологии, а именно О.Конта, который тоже не провел ни одного эмпирического исследования. Все они на что-то намекали, к чему-то призывали, очень много философствовали, атеперь их потомки выуживают из сочинений классиков удобные для себя определения идоказательства.
  • [3] 2 Whyte W.F. Street corner society: The social structure of an Italian slum. Chicago: University ofChicago Press, 1981.
  • [4] : В 1922 г. австрийский философ M. Шлик организовал семинар при кафедре философиииндуктивных наук Венского университета. На его основе в конце двадцатых годов и возникВенский кружок, объединивший философов, математиков и других ученых. В 1929 г. Р. Карнап, Г. Ган и О. Нейрат опубликовали манифест Венского кружка, а с 1930 по 1939 г. венскиеученые вместе с берлинскими коллегами издавали журнал “Erkenntnis”. В первом номережурнала была опубликована статья М. Шлика под названием “Переворот в философии”.Философская доктрина Венского кружка получила название логического позитивизма илилогического эмпиризма. Переворот в философии, декларируемый логическими позитивистами, заключался в постановке новых задач философского исследования и установлении егоновых принципов.
  • [5] Ландберг (Lundberg) Джордж Эндру (1895 - 1966), американский социолог, сторонник перенесения методов естественных наук в социологию.
  • [6] Merton R.K. Social Theory and Social Structure. New York: Free Press of Glencoe, 1957. P. 390.
  • [7] Sociology: the progress of a Decade / Ed. by Lipset S.M., Smelser N.J. Englewood Cliffs, N.J.:Prentice-Hall, 1961.
  • [8] Первую фокус-группу P.Мертон и П.Лазарсфельд провели в 1941 г., изучая эффективностьработы радио во время Второй мировой войны.
  • [9] Merton R.K., Fiske V., Kendall P.L. The Focused Interview: A Manual of Problems and Procedures. New York, 2nd edition, The Free Press, 1990; Русский перевод: Мертон Р.Л., Фиске М.,Кендалл Р.З. Фокусированное интервью: Пер. с англ., М., 1991.
  • [10] Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. "Делать знакомое неизвестным...": этнографическийметод в социологии // Социологический журнал. 1998. № 1/2.с.155
  • [11] : Katz J. A Theory of Qualitative Methodology: The Social System of AnalyticalFieldwork // Contemporary Field Research. Prospect Heights / Ed by Robert Emerson - Illinois: Waveland Press,1983. Pp.127-148
  • [12] Толстова Ю.Н., Масленников E.B. Качественная и количественная социология: взглядсквозь призму понимания эмпирического исследования как измерения // Социол исслед.,2000, № Ю.с. 101-109.
  • [13] Новые направления в социологической теории / Под ред Г.В.Осипова. Пер. с англ. Л.Г.Нонина. М.: Прогресс, 1978.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы