Рыночные факторы неуправляемости научно-техническим и социально-экономическим прогрессом

Россия, как и весь мир, стоит на пороге новой научноцивилизационной трансформации, базирующейся на знаниях и инновациях. Открывающиеся перед человечеством новые инновационные и технологические возможности вместе с кардинальными трансформациями в экономике, науке, культуре и других сферах общественной жизни позволят обеспечить последовательное движение к цивилизационному прогрессу и к новой экономике знаний. Новая стратегия социально-экономического прогресса, основанного на знаниях, подвергается негативному воздействию факторов рыночного хаоса и требует обеспечения новых механизмов управления интеграцией интеллектуального труда и капитала на основе повышения эффективности научно-инновационного развития. В свою очередь глобализация интеллекта и инновационной эволюции являются главными факторами неуправляемости современного цивилизационного прогресса. Однако для активизации знаний и генерирования инноваций VI технологического уклада необходимо создавать новые социально-экономические и общественно-творческие предпосылки общедоступные как воздух, как солнечная энергия, как водная среда, т.е. одновременно с процессами интеграции и глобализации труда и капитала должно усиливаться действие антихаосных тенденций, обеспечивающие сбалансированность научно-инновационной и социально-экономической системы.

В современном мировом рынке, характеризующемся развертыванием глобального системного кризиса, усилением гиперконкурентной борьбы, нарастанием неопределенности в управления прорывами в научно-техническом прогрессе, усилении рисков и нестабильности во всех сферах общества и на всех уровнях экономики, наблюдается разрушение индустриально-рыночного фундаментализма и разрастание хаоса в глобальном и на региональных рынках1. Одновременно происходит разрушение теоретических догм: проповедование самопроизвольного формирования саморегулируемого рынка из хаоса экономических отношений, ожидание стихийного установления механизмов индустриально-рыночного порядка на фоне понижающейся нормы прибыли и надежда на продолжение экономического роста, отказ от

' Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой./ Пер. с англ. / Под обгц.ред. В.И. Аршинова, Ю.Л. Клинонтовича. М.: Прогресс, 1986.

догмы безвозмездного и непрерывного развития научно-технического прогресса (мол, не переведутся в мире шизофреники-изобретатели).

В общественных науках усложняется концептуальное восприятие сути происходящего кризиса неуправляемости научно- техническим прогрессом при отсутствии возможности математического описания хаотических процессов, царит хаос научного и социального восприятия современной эволюции, делаются поиски новых моделей развития, нарастает бессистемное прогнозирование структуры воспроизводства, потребления и рынка. В научных исследованиях ученых, менеджеров и политиков, все более укрепляются убеждения, которые характеризуют системный кризис, как хаотический, определяя в качестве ведущих причин системные понятия[1]: «энтропия рыночных отношений и действия монетарных механизмов», обусловленных неуправляемым ростом цен и падением качества товаров и услуг, «институциональная энтропия и неэффективность управления», дополняемая круговой коррупцией и кумовством, «усиливающаяся энтропия научных знаний и образования», усугубляемая малограмотным и аллогич- ным тестированием знаний по типу ЕГЭ, «устойчивая энтропия социально-экономических отношений», подстегиваемых резким разрывом реальных доходов и постоянным снижением эффективности бизнеса и главных факторов производства - капитала, труда, ресурсов.

Надежды на быстрые прорывы в научно-технологическом прогрессе пока не дают реальных результатов именно из-за нарастания хаоса в экономике и науке при отсутствии системной организации и эффективных механизмов управления в социально-экономическом и научно-технологическом развитии. Развитые страны продолжают навязывать неэквивалентные механизмы бесплатного перетока капиталов из региональных и малоразвитых стран в метрополии. Особенно много потерь инвестиций и ресурсов приходится на страны с топливносырьевой структурой экономики. Причем Россия стоит в ряду стран, пока не активизирующих механизмы противодействия вызовам научно-технологического развития и обуздания хаоса.

Поэтому в целях обеспечения национального социального и научно-технического прогресса экономические отношения в нашей стране подлежат существенной трансформации с учетом того обстоятельства, что не весь окружающий ареал знаний должен быть товаром. Кроме того, динамика цивилизационного прогресса на базе инноваций не ограничивается противодействиями процессам неуправляемости природно-экологических факторов: без решения экологических проблем и поддержания эколого-экономического равновесия все достижения в области знаний и социально-экономического прогресса могут быть низвергнуты в пучину экологической катастрофы, из которой человечеству нет выхода.

Перед Россией особенно остро стоит задача выбора нового пути социально-экономического развития путем перехода к новому технологическому укладу. Наиболее предпочтительным решением проблемы перемен является ее стратегическая реализация в сотрудничестве с мировым сообществом. Рассуждая исторически глобально, следует признать, что сегодня в мировой цивилизации[2] [3] объективно сформировались три полюса общественного развития.

Первый полюс - это страны «золотого миллиарда», сосредоточившие более 80% мирового научно-инновационного потенциала,

свыше трех четвертей финансового капитала, эксплуатирующие при- мерно две трети природных мировых ресурсов , достигнувшие высшего уровня социально-экономического развития, перешедшие на постиндустриальный путь развития, обеспечивающий невиданные масштабы перепотребления товаров и перенакопления капитала. Преимущества в накопленных знаниях и в организационных системах мировых фискальных финансовых механизмов, угнетающих слаборазвитые страны, позволяют капиталистам «золотого миллиарда» постоянно перераспределять потоки денежных капиталов в пользу накопления невиданных масштабов национального богатства в своих странах. Апологеты этих стран активно проповедуют для субъектов противоположного полюса непременную реализацию догоняющей стратегии с осуществлением эволюционного перехода к постиндустриальному обществу, что, образно говоря, можно представить, как попытку запрыгнуть на подножку курьерского поезда, мчащегося на полной скорости.

Второй полюс - это активно развивающиеся страны, основное число которых вынуждены за бесценок продавать свои национальные богатства, прежде всего природные ресурсы, интеллектуальный потенциал, сосредотачивая капиталы в собственности узкого круга олигархов, заинтересованные в развитии своей национальной экономики и обрекающих трудовое население других развивающихся стран на постоянную борьбу за выживание и проведение широкой индустриализации[4].

Третий полюс - это слаборазвитые региональные страны, где проживает почти половина малообразованного и малоимущего населения Земли, практически лишенные прав по использованию своих природных богатств и национального капитала, живущие в нищете и влачащие полуголодное существование (примерно одна пятая проживающих людей на нашей планете постоянно голодает).

Население беднейших стран лишено возможности получать образование, нормальное медицинское обслуживание, для него создаются невыносимые социальные условия, гетто нищеты, что при повсеместной антисанитарии и недостатке чистой питьевой воды нередко приводит к возникновению региональных эпидемий типа куриной чумки, вселяющих ужас всем жителям Земли. При этом местная молодежь повсеместно «кормится» глобальной информационной ложью, согласно которой американские герои (шпионы-разведчики, бетмены, рейнджеры и др.) непрерывно борются и побеждают (уничтожают пачками) тупых и агрессивных азиатов, арабов, русских и т.д. В этих условиях от жителей стран третьего мира (при отсутствии институтов гражданского общества, минимуме образованного населения, подавлении национальных культур, презрительном отношении к гражданскому достоинству) нельзя ожидать ничего иного, кроме генерирования фанатичной ненависти к сытому миру «глобальной буржуазии» с нарастанием готовности к борьбе с любыми агрессорами, угрожающими их примитивным свободам, включая любые формы подражания героям американских вестернов. Под воздействием внутренних условий и внешних факторов у полуголодного населения региональных стран формируются ограниченные моральные устои и развивается агрессивное миропонимание. У обездоленных людей третьего мира не остается иной альтернативы, кроме как доверить себя фанатикам или вождям- фундаменталистам, выращенным бен Ладаном и другими доморощенными вождями-героями, часто использующими их в целях реализации террористических идей (например, ИГИЛ). Как показывает опыт «освободительной» войны в Сирии и Ираке, для защиты своих национальных свобод даже противоборствующие религиозные течения (сунниты и шииты) иногда объединяются против поработителей.

Положение усугубляется ускоренным разрушением биогеоценозов и экологическими угрозами, обусловленными неорганизованными действиями голодного населения. Поэтому, по мере неуправляемой глобализации и хаотичного углубления экономических и социальных противоречий между разнополюсным миром, цивилизационные противостояния и терроризм будут усиливаться, пока достижения общественного прогресса не сметут многочисленные войны, экологические и биологические катаклизмы. Поэтому по мере концентрации достижений НТП в странах «золотого миллиарда» возрастает региональная неуправляемость цивилизационного прогресса в мире в целом.

В то же время следует признать, что невозможно повернуть вспять или законсервировать развитие глобального постиндустриального капитализма, ожидая, пока слаборазвитые страны будут развиваться с использованием «догоняющих» технологий, усиливая неуправляемость технологического прогресса. Здесь не помогут никакие призывы к созданию патриархальных добуржуазных или коммунистических идиллий, которые на самом деле гораздо более утопичны, чем попытки догнать «курьерский поезд постиндустриализма» и запрыгнуть в последний вагон «золотого миллиарда». Речь идет о невозможности для всех стран повторить в своем развитии модель «золотого миллиарда», о том, что многие проекты, нацеленные на построение постиндустриального капитализма или каких-либо других утопических моделей общества, объективно недостижимы, а путь в постиндусти- альное общество для слаборазвитых стран вообще является тупиковым. Следовательно, необходимо преодоление неуправляемости НТП путем развития новой цивилизационной модели, способной не только обеспечить выравнивание уровней развития разнополюсного мира, но и включить новые мотивационные механизмы развития мирового сообщества, как единого целостного организма. Способы и методы реализации многополярной глобальной стратегии социально- экономического развития постепенно определяются мировой наукой по мере осознания новой цивилизационной модели. Даже президент США провозгласил национальные цели приоритетеными.

Передовая наука в последние два столетия занимается преимущественно созданием новых теоретических заделов и прогнозирует модели будущих социально-экономических систем на основе научного и экономического предвидения перспективных проблем и вызовов, возникающих в процессе общественного прогресса1. Попытки развертывания отдельных моделей социально-экономических систем будущего, в том числе социалистической и коммунистической, продолжаются в настоящее время в Китае, Северной Корее и в других странах. Однако возможности предвидения, накопленные современной наукой, ограничиваются не только уже освоенными научно-технологическими горизонтами, в которых развертывается научно-технический прогресс, но прежде всего определяются сложившимися социально-экономическими предпосылками и демографической ситуацией. Среди предпосылок и ограничений будущего социально-экономического развития наиболее острыми являются вызовы в экономической, научно-технологической, социальной, демографической, экологической сферах и в других направлениях человеческого развития, усиливающие неуправляемость эволюционного прогресса и обусловливающие необходимость учета факторов рыночного хаоса и корректировки векторов развития и стратегий формирования будущих социально-экономических систем.

Представления о будущем в научных исследованиях играют ведущую роль и определяют главную целевую ориентацию в результатах научных разработок, что находит дальнейшее отражение не только в инновационных проектах, но и в научно-популярных художественных произведениях и в научной фантастике. Полученные ранее результаты научных разработок, открытия и изобретения выступают главными факторами социально-экономической эволюции общества. Использование паровоза и теплового двигателя, электричества, полупроводников, ядерной энергии, информационных технологий и других достижений пока продолжают обеспечивать достаточный общественный прогресс. Только в результате применения машин и новых технологий в производственной сфере рост производительности труда за последние два столетия превысил 100-кратную величину, что позволило перейти от рабовладельческого и крепостнического способов эксплуатации че- ' Попытки искать вызовы и ответы на тупиковых направлениях общественного развития следует рассматривать как ошибочные, неизбежно приводящие к регрессу. Например, брошенный советской партноменклатурой в середине XX в. вызов о создании базы коммунизма в 1980 г. в СССР сопровождался формированием регрессных направлений ответа на этот вызов. Не менее вредным можно считать поспешную реакцию «младореформаторов» на вызов в 1992 г. о проведении демократических реформ и создании в России свободного рынка, что привело к уничтожению почти половины производственного потенциала страны и развертыванию криминальных рыночных отношений. Поэтому, с нашей точки зрения, целесообразно вначале определить ориентацию перспективных векторов человеческого прогресса, а затем искать на этих направлениях вызовы и формулировать адекватные им ответы, обеспечивающие продвижение в реальное будущее.

ловека к капиталистическому. Развитие знаний и инноваций в будущем, по мнению академика Ж. Алферова, позволяет предвидеть еще более значительный прогресс и установление социально справедливого способа применения трудовых и творческих способностей человека.

Выдающиеся ученые многогранно и системно прогнозировали научно-технологическое и социально-экономическое развитие общества, описывали нам будущее человеческого прогресса. И произошло это еще в XIX-XX вв. Академик В. И. Вернадский научно обосновал, что будущий прогресс человеческого общества будет происходить в ноосфере - сфере знаний и разума[5]. В СССР учение о ноосфере было проигнорировано партноменклатурой, но осталось в сердцах многих ученых и прогрессивно мыслящих людей светлой мечтой о будущем, достижимой, возможно, только после построения коммунизма. В трудах академика А. И. Анчишкина разработаны теоретические основы концепции развития инновационных систем[6] как главного фактора экономического роста и одного из способов продвижения к ноосфере.

Движение человеческого прогресса в направлении ноосферы и формирование инновационных систем подтверждаются динамикой развития передовых стран мира. Вступая в XXI в., мировая экономика устремляется к грандиозным переменам, которые раздвигают новые социальные горизонты будущего общества, базирующегося на развитии национальных инновационных систем, на совершенствовании структуры экономики, на повышении качества воспроизводимого богатства, на ускорении темпов накопления высокоинтеллектуального человеческого капитала, на расширении высокотехнологичных форм воспроизводства основного капитала путем ускорения инноваций, главным инструментом которых становится новая инвестиционная политика, которую сегодня начали реализовать все развитые страны мира. В последние десятилетия ориентация инвестиционной политики стала коренным образом изменяться. В развитых странах в начале XXI в. приоритетным направлением финансовых и материальных вло3

жений становится человеческий капитал, причем эти вложения направляются преимущественно на повышение интеллектуального потенциала и улучшение качества среды обитания человека - социальной и экологической. Одновременно начал резко ускоряться инновационный цикл, ядром которого становятся новые информационные технологии, обеспечивающие существенное увеличение нормы прибыли на капитал. В США, Японии, странах ЕС постепенно образуется новая системно взаимосвязанная социально-инновационная структура, базирующаяся на инвестировании человеческого капитала, ускорении инноваций, формировании новой структуры воспроизводимого богатства и расширении наукоемкой структуры потребления1.

Поэтому необходимо теоретическое и методологическое обоснование будущего социально-экономического прогресса в нашей стране, исходя из новой инновационной стратегии, формируемой на базе нового технологического уклада. Ориентация государственной политики в России на накопление знаний и повышение образовательного потенциала трудоспособного населения с последующим развертыванием ноосферной инновационной системы, способствующей массовому генерированию научных идей, открытий, ноу-хау, «неовеществленных» технологий и созданию наукоемких продуктов, обеспечивающих стабильное экономическое развитие и рост социальной обеспеченности людей, может существенно предупреждать возникновение факторов неуправляемости научно-технологического прогресса и стать началом рывка в новый технологический уклад.

Наука - это та единственная грандиозная сила, которая способна ответить на вызовы XXI в. и спасти мир. Именно науке предстоит решить проблему достаточного для всех жителей Земли снабжения материальными благами при резком повышении эффективности воспроизводства, сокращении удельного веса и масштабов материального производства, обеспечив приоритетное развитие ноосферы, прежде всего цивилизационной сферы. При этом новый цивилизационный прогресс позволит создавать не только научно-инновационную материальную базу и важнейшие воспроизводственные ресурсы будущего, использующие экологически сбалансированные биогеоценозы, но также развивать гуманистические идеи, формировать интеллектуальный человеческий потенциал, воспитывать новое поколение работников, обладающих творческим, новаторским потенциалом, сохранять и развивать культурные ценности и новые уклады социально-научного сообщества, применяя ноосферные формы воспитания и образования. Наряду с общедоступностью знаний и высшего образования должны развиваться эффективные рыночные формы реализации интеллектуальных и научно-инновационных результатов, включающие не только ноу-хау и «не- овеществленные» технологии, которые уже сегодня стали самыми дорогими и конкурентоспособными товарами на мировом рынке, но также произведения искусства и новые методы генерирования знаний.

Речь идет о попытках построения универсальных общественных моделей, основанных на сотрудничестве и интеграции в сфере генерирования знаний и повсеместном развитии творческой деятельности, при одновременной трансформации и повышении эффективности рыночных отношений на основе приоритетного расширении рынка инноваций и высоких технологий, распространяющих трансформированные отношения товарного обмена в область результатов научной и творческой деятельности, учитывающие «неовеществленность» многих научных результатов (включая программные продукты, ноу-хау, информационные технологии и т.п.) и особую специфику произведений искусства и творчества.

Идея состоит в том, что человечество, опираясь на прогресс знаний и избирая целевую ориентацию цивилизационного развития в направлении движения к ноосфере, должно качественно трансформировать самые основы своей экономической, социальной, политической, интеллектуальной и духовной жизни с тем, чтобы вывести 4/5 человечества (включая Россию) из нищеты и отсталости и предотвратить социальные кризисы, с одной стороны, а также предупредить возможные экологические и цивилизационные катастрофы путем ослабления бремени перепотребления и перенакопления в странах «золотого миллиарда»- с другой. Можно согласиться с мнением ряда ученых[7], поддерживающих эту идею, способную противостоять «рыночному хаосу», которая представляется наиболее реальной и предпочтительной, если принять во внимание следующие соображения.

Первое. Главным средством (если не единственным), способным спасти свыше 7 млрд населения (а через 30-50 лет, может, и 9-10 млрд.) от нищеты и голода является широкое применение знаний и инноваций, путем создания высокоэффективных инноваций VI технологического уклада - информационных технологий, нанотехнологий, биотехнологий и роботизированных орудий труда, в том числе полностью автоматизированных заводов с применением суперкомпьютеров с искусственным интеллектом, обеспечивающих повышение на несколько порядков уровень производительности труда и экологической безопасности. При этом обслуживать и управлять такими высокоэффективными технологиями смогут только интеллектуальные работники, обладающие высоким уровнем знаний, получившие, как минимум, высшее специальное образование. Вряд ли специалисты «золотого миллиарда» пожелают в качестве миссионеров выполнять функции «кормильцев» голодного большинства. Даже если отдельные высококвалифицированные работники и будут участвовать в управлении высокотехнологичными орудиями производства, то потребуют такую высокую оплату за свой труд, что она тяжелым бременем ляжет на плечи голодного населения слаборазвитых стран и сведет к нулю благородные намерения этих интеллектуалов. Небезопасным становится проведение в обнищавших странах, где процветает примитивная идеология выживания, поддерживаемая консервативными конфессиями, либеральными реформами. Военный путь также проблем не решает, а лишь обостряет социально-политические конфликты, а также увеличивает масштабы миграции примитивной рабочей силы в развитые страны «золотого миллиарда».

Главный путь - постепенно повышать уровень знаний и интеллектуальный потенциал в слаборазвитых странах путем обучения и переподготовки кадров, создавая в этих странах инновационнотехнологические сервисные центры (ИТСЦ), где целесообразно организовывать сборку, обслуживание и управление высокотехнологическими средствами производства. Кроме того, обучение и повышение культуры населения малоразвитых стран поможет ослабить влияние агрессивных конфессий, а также создать предпосылки для снижения рождаемости в интеллектуальных семьях, о чем свидетельствует опыт развитых стран мира. Естественно, что в процессе получения знаний всеми членами человеческого сообщества информационная идея общественного сотрудничества и интеграции научно-инновационных процессов должна пронизывать жизненный путь каждого отдельного человека. То есть цель эволюционного развития, сформированная на основе знаний, должна проповедоваться всеми интеллектуалами и миссионерами мирового сообщества и реально подтверждаться в процессе реализации научной и творческой деятельности во всех сферах общественного развития.

Можно определенно утверждать, что эффект от реализации знаний имеет многомерное воздействие на человека, совершенствование его интеллекта и распространение мировой культуры, организацию производства материальных благ, выравнивание уровней развития слаборазвитых стран и сохранение окружающей среды. Такой многомерности и комплексности в обеспечении цивилизационной эффективности невозможно достигнуть никакими другими способами и методами развития рыночной экономики. По существу научно-технологический прогресс и его инновационное распространение в региональном измерении представляется главным фактором противодействия энтропии рыночного хаоса.

Наша страна пока обладает достаточными возможностями для того, чтобы реализовать новую цивилизационную инновационную стратегию, опираясь на сохранившийся научно-инновационный потенциал, особенно на оборонные предприятия с элементами высоких технологий, используя значительные природные ресурсы и экологически чистые территории. Главный фактор реализации информационной инновационной стратегии заложен в человеке, в его интеллектуальном потенциале и в накопленных знаниях. В этом смысле можно определенно утверждать, что Россия подошла ближе всех к инновационным «стандартам» постиндустриального общества, где ключевым ресурсом и целью прогресса является всестороннее интеллектуальное и творческое развитие человека. Кроме того, для выработки концепции перехода на инновационный путь развития и создания стратегии продвижения к ноосфере на основе знаний. Россия обладает не только определенными методологическими предпосылками, обоснованными ведущими учеными РАН, но и имеет глубокие научные исследования и положения теории формирования информационной цивилизации на основе нового технологического уклада[8] [9].

При разработке концептуальных основ и долгосрочных приоритетов социально-экономического прогресса на основе знаний необходимо учитывать возникающие угрозы и монополистические тенденции, присущие новым формам генерирования, присвоения и овладения знаниями, которые резко расширяют факторы рыночного хаоса и снижают управляемость научно-техническим прогрессом в целях перехода к VI технологическому укладу. Главная угроза - это ограничение общедоступности знаний (из-за расширения торговли знаниями и плат- ными некачественными формами получения знаний) , что неизбежно будет использоваться «сильными мира сего» для упрочения индивидуального могущества и создания высокотехнологических способов порабощения людей, вплоть до применения оружия массового поражения. В качестве другой угрозы выступает монополизация способов реализации знаний, особенно в областях развития новых направлений научно-инновационной деятельности, примером которой является формирование мировых транснациональных монополий, специализирующиеся на прорывных инновационных технологиях, в том числе при монопольном развитии глобальной сети Интернет. Другим примером может служить организация мировой монополии на создание программной продукции при ограничении ее распространения на рынках слаборазвитых стран. Даже эти отдельные примеры (реальный их перечень гораздо шире) показывают, что подобная монополизация знаний противодействует развитию конкуренции в сферах реализации и применения знаний, создает предпосылки для создания мировых финансово-информационных империй, тормозящих многогранные информационно-технологические возможности использования научноинформационных систем. Особенно большие угрозы скрыты при монополизации отдельных направлений нанотехнологий, генной инженерии и биотехнологий. Речь идет о клонировании животных (человека) или о применении биотехнологий в военных целях. Поэтому сфера распространения и получения фундаментальных знаний должна быть общедоступна и нерыночна, а способы реализации и применения знаний должны осуществляться в конкурентной среде, прозрачной и контролируемой мировым сообществом, как это сегодня осуществляет МАГАТЭ (международное агентство по атомной энергии) в области использования ядерной энергетики.

Второе. Целенаправленное движение земной цивилизации в новый технологический уклад возможно только на основе мировой консолидации науки, интеграции научно-инновационных потенциалов всех стран мира для обеспечения прорывов в наиболее революционных направлениях научно-технологического прогресса. Речь идет о рациональном использовании капитала и методов глобализации в области научно-инновационной деятельности при создании глобальных инновационных проектов и разработок прорывных высоких технологий, в том числе в освоении прогрессивных видов энергии - термоядерной энергии (наши ТОКАМАК), водородного топлива, нанотехнологий, биотехнологий, генной инженерии, квантовых взаимодействий и других направлений научно-инновационного прогресса.

Современные процессы глобализации в научно-инновационной сфере создают базу для международной интеграции в экономической, политической, социокультурной, экологической и других областях[10]. В то же время становлению и формированию мировой интегрированной научно-инновационной системы присущи собственные закономерности и противоречия, которые неизбежно будут проявляться в российской практике.

Фундаментальная наука, изначально являющаяся интернациональной по своей сути, под воздействием глобальных факторов и тенденций окончательно преодолевает межгосударственные барьеры и становится общечеловеческим средством познания, прогнозирования мирового развития. Все большее место занимают исследования по глобальным проблемам, требующим межнационального и междисциплинарного подхода - освоение космического пространства, мирового океана, мирового воздушного бассейна, лесных и почвенных ресурсов планеты, экосистем и т.п. Прикладные исследования и разработки все больше ориентируются на создание технотронных технологий общемирового применения (при последующей адаптации к национальным особенностям); информационно-коммуникационных технологий (глобальной сети Интернет), имеющих перспективные рынки сбыта международного масштаба; био-, химико-фармацевтических технологий, способствующих интеграции различных производственных и социальных систем многих стран и регионов мира.

Постепенно формируется перспективный спектр критических технологий мирового уровня, рассматриваемых ведущими странами как приоритетные. К таковым в первую очередь относятся информационно-коммуникационные технологии, энергетические и термоядерные технологии, разработка новых материалов с заранее заданными свойствами, биотехнологии и др. Первостепенное значение во всем мире приобретают исследования общественно-экономических систем, обосновывающие теорию и методологию перехода к устойчивому развитию, гармонизации отношений человека, науки, общества и природы.

Мировой рынок наукоемкой продукции развивается весьма высокими темпами. Объем продаж на нем за период с 2003 г. вырос более чем в пять раз и в 2014 г. превысил 8 трлн долл. США. Наибольший удельный вес в торговом обороте (как в экспорте, так и в импорте) принадлежит электронной промышленности и производству вычислительной (в том числе офисной) техники (примерно по 30 и 35% соответственно). Доминирующее положение на рынке наукоемкой продукции занимают страны «Большой семерки», которые контролируют примерно 2/3 производства и торговли наукоемкой продукции, из них США - свыше 24%, Китай - 18%, Япония - порядка 12%, Германия- более 14%.

На долю России в торговом обороте наукоемкой продукции приходится около 1%'. Однако на мировом рынке вооружений Россия постепенно восстанавливает утерянные позиции. Так, по данным исследовательского центра конгресса США в 2013 г. Россия продала разных видов оружия на общую сумму около 8 млрд. долл, и вышла на второе место в мире (после США) по экспорту вооружений.

Интеграция научно-технологической сферы принимает различные институциональные организационно-экономические формы. Ведущую роль в глобальном технологическом развитии играют мощные транснациональные корпорации (ТНК). На базе концентрации их капиталов создаются зарубежные научно-технологические институты и компании, позволяющие аккумулировать научные кадры и инновационные ресурсы в целях расширения сбыта наукоемкой продукции, производимой ТНК. Формируются межгосударственные интегральные сетевые структуры, дающие возможность рационально комбинировать инвестиционные и интеллектуальные ресурсы разных стран, регулировать развитие национальных научно-инновационных систем. Под воздействием ТНК воспроизводство научно-технологических потенциалов различных государств корректируется (в том числе замедляется) в желаемом направлении. Как правило, в развивающихся странах подавляется разработка конкурентоспособных технологий мирового уровня и поощряется развитие второстепенных научно-технологических направлений. Кроме того, чтобы упрочить только собственное монопольное положение на мировом рынке высоких технологий, ТНК генерируют и монопольно навязывают потребительскому рынку свои виды наукоемкой продукции, скупая новые конкурирующие технологии, не допуская их промышленного применения. Наиболее активной формой глобализации стали технологические альянсы транснациональных корпораций. Существенное влияние на дальнейшую глобализацию мирового научно-технологического пространства оказывают международные организации, в частности ВТО, ИСО, МЭК и др. [11]

Наряду с усилением монополизации инновационных систем транснациональными корпорациями в мировой экономике реализуются более широкие формы интеграции: организуются международные научно-исследовательские коллективы, создаются уникальные объекты по развитию материально-технической базы науки (пример создания ускорителя ЦЕРН и др.), являющиеся международной собственностью, формируются межотраслевые совместные компании по разработке и производству наукоемкой продукции. Значительно активизируется качественное развитие первичных форм международной научноинновационной кооперации: формируется мировой рынок «неовещест- вленных» технологий, ноу-хау, изобретений, открытий, на базе интеграции науки мировых стран разрабатываются и реализуются международные программы и проекты, в первую очередь в области проблем экологии, мирового океана, геоклимата и др., осуществляется международный обмен учеными и специалистами. Ожидается значительное расширение участия российских структур в международных технологических альянсах и консорциумах. Этот процесс в ближайшей перспективе наиболее интенсивно будет происходить в авиакосмическом комплексе, энергетике, информационно-коммуникационной сфере и некоторых других областях.

В зависимости от мировых сценариев развития экономики российская наука будет испытывать влияние глобальных тенденций, взаимодействуя с зарубежными научно-инновационными системами. Однако масштабы и глубина международной интеграции, а главное, ее экономические и социальные последствия будут зависеть от выбора геополитической и социально-экономической стратегии, оборонной доктрины, структурной ориентации экономики. Вместе с тем будет усиливаться влияние макроэкономических, социальных и техногенных факторов, вследствие «взрывной» демографической ситуации, ожидаемого исчерпания ресурсов мирового природно-ресурсного потенциала, глобального потепления климата, обострения экологических проблем и ряда других факторов.

Третье. Неизбежна интеграция научно-технологических, социальных, экономических, институциональных и общественных форм организации процесса продвижения цивилизации к новому технологическому укладу.

В течение более чем 300 лет человечество (начиная от А. Смит- та) успешно использует рыночные механизмы экономического развития, обеспечивающие сбалансированность спроса и предложения в условиях товарного производства, организованного на базе разделения труда и перелива (перераспределения) капитала. И в условиях перехода к реализации новой инновационной стратегии механизмы рыночной экономики следует совершенствовать в целях активизации научноинновационного развития на основе концентрации капитала и интеллектуального труда в сфере трансформации знаний и создания высоких технологий.

Однако в сфере генерирования знаний роль рыночных механизмов неизбежно будет ослабляться, поскольку расширение горизонта новых знаний становится комплексным интегрированным процессом, основанном на коллективном сотрудничестве ученых, искусствоведов, работников культуры и многих других интеллектуальных субъектов. И здесь главными факторами выступают противодействующие механизмы рыночному хаосу. Только антиэнтропийное коллективное творчество равноправных генераторов знаний способно сделать прорывы за пределы современного горизонта научного познания и открыть принципиально новые знания. Времена гениев-одиночек, талантливых уче- ных-открывателей новых знаний постепенно уходят в прошлое, поскольку для новых открытий нужно применять многомерные комплексные универсальные теоретико-методологические подходы, требующие глубоких знаний во всех областях современной науки. Уже сегодня ученые - математики, физики, химики, биологи, социологи, медики, экономисты, программисты и др. - объединяются в интегрированные творческие коллективы для решения космических проблем, в том числе для исследования таких явлений как эволюция звезд типа черных дыр, а также при проведении исследований на МКС, организации полетов автоматических зондов к Марсу, Венере, Юпитеру и т.д. В среде свободного коллективного творчества возникает синергический эффект познания, на много порядков превосходящий индивидуальное научное творчество, противодействующее рыночному хаосу. Причем генерируемые фундаментальные знания, теории и открытия, как правило, обладают кумулятивным и многовекторным эффектом, а их трансформация в реальные инновационные и технологические изделия происходит в течение многих десятилетий и даже веков. Наиболее ярким примером является открытие свыше ста лет назад электричества и магнетизма (электромагнетизма), горизонты практического применения которых остаются неисчерпанными до сих пор (шаровые молнии).

В научном коллективе, где совместно генерирующего знания, практически невозможно в полной мере применять рыночные механизмы. Даже в современных условиях научного труда члены интегрированного творческого коллектива обычно стремятся распределять денежные вознаграждения на основе решения собрания научного коллектива. Внедрение различных стимулирующих систем на основе индивидуального подхода практически нивелирует синергическую эффективность коллективного разума. Генерируемые такими комплексными научными коллективами знания часто значительно опережают современный уровень науки и не всегда сразу могут быть трансформированы в конкретные инновационные проекты или технологии. Однако временной разрыв между глобальными научными открытиями и практической их трансформацией в реальные инновации и технологии постоянно сокращается при постоянном повышении их общественной эффективности. И здесь возникают проблемы рыночной реализации новых знаний. Засекретить и продавать научные теории или глобальные открытия практически невозможно, так как сразу после опубликования эти новые знания становятся достоянием всего интеллектуального человечества. Но творческий коллектив должен сохранять авторство на созданные теории, открытия, научные идеи и вправе претендовать на участие в доходах тех компаний и корпораций, которые трансформируют новые знания в инновационные проекты. Результаты индивидуальной творческой деятельности, представленные в виде книг и других произведений искусства, если они популярны, продаются по рыночным ценам, а их реальная стоимость определяется при массовых продажах на рынке. Но открытия в области квантовой механики или биохимии вряд ли можно назвать популярными, ведь они при опубликовании оцениваются профессионалами, физиками и биохимиками в основном путем компенсации типографских затрат или оплаты за поддержание открытого в Интернете сайта. Ведь новые знания довольно часто заимствуются другими учеными и только после их признания получают статус теории или открытия. Доступность и бесплатность знаний должна компенсироваться участием авторов (теоретиков и открывателей) в реальных прибылях при использовании любыми рыночными субъектами трансформированных знаний в бизнесе. Поэтому неизбежны постепенные изменения экономических отношений в области генерирования знаний и возникновение новых методов определения цены знаний в процессе их реализации на рынке.

Трансформация экономических отношений должна закрепляться установлением новых институциональных форм организации научной и интеллектуальной деятельности. В широком понимании предстоит сформировать устойчивые правила и нормы поведения в области генерирования знаний и их превращения в инновации, т.е. создать новые институты в научно-инновационной деятельности. Понятие «институт» здесь рассматривается как совокупность устойчивых форм человеческого поведения при переходе к инновационной экономике в условиях становления ноосферы, из которых вытекает все многообразие экономической и социальной жизни.

Очевидно, что институционализм, отличающийся философским и социально-экономическим подходом к трансформации систем управления знаниями,[12] способен предложить оптимальные институты генерирования знаний в системной взаимосвязи с научно-инновационной деятельностью и дать ответы на ряд острых вопросов:

  • - какое сочетание универсальных и специфических факторов при переходе к ноосфере на базе знаний и инноваций должно быть рациональным и какие необходимо создать экономические и социальные предпосылки для оптимального и системно увязанного взаимодействия институтов знаний и инноваций;
  • - какова цель трансформации новых институциональных систем и насколько взаимодействующие институты генерирования знаний должны отличаться от традиционных капиталистических систем управления;
  • - как должна решаться проблема когерентности или сцепленности рыночных институтов с новыми институциональными системами;
  • - сможет ли институциональная теория стать базовой для определения трансформации институтов капиталистической системы в целях развития инновационной экономики и перехода к ноосфере;
  • - какова роль государства в организации перехода на принципиально новый путь социально-экономического развития, базирующийся на знаниях и инновациях;
  • - сможет ли институционализм предвидеть целесообразность и необходимость формирования новых социальных институтов, эффективно воздействующих на развитие знаний и инноваций, а также решать новые острые организационно-управленческие проблемы в процессе движения к ноосфере.

Перечень вопросов и проблем можно расширять и расширять, но решать конкретные проблемы придется в порядке возникновения и в процессе прогнозирования путей перехода к новому технологическому укладу.

Самая сложная и многоаспектная проблема - это трансформация общественных форм и социальных институтов. Новые цели движения общества к новому укладу повлекут за собой формирование высокогуманных, высокосознательных, высококультурных, высокоинтеллектуальных общественных групп, объединенных коллективным творческим трудом и образующих особую социальную среду. Речь идет о становлении социально-научного сообщества, осознающего себя составной частью ноосферы, генераторами человеческого и общего цивилизационного процесса. Именно субъекты социально-научного сообщества будут создавать демократические общественные институты при верховенстве общих идейных целей и выдвигать на административные посты наиболее уважаемых и талантливых ученых и работников творческого труда при тесном сотрудничестве с руководителями бизнеса. В социально-научном сообществе наиболее важные политические и общественные решения неизбежно будут приниматься с позиций знаний в соответствии с высшими идеями и целями движения человечества к ноосфере. Но в этом прекрасном постиндустриальном и социальнонаучном обществе будут действовать конкретные и жесткие требования к властным структурам со стороны общественных институтов. Каковы будут новые демократические институты в социально-научном сообществе, сегодня трудно предвидеть, но в конечном итоге формы общественного устройства будут демократичны и высокогуманны.

Итак, три основные позиционные проблемы движения к инновационной экономике и предпочтительные направления социально- экономического развития на базе знаний и инноваций в целом подтверждаются созданными предпосылками и неотвратимостью дальнейшего постиндустриального развития человеческого общества. Выбор должно сделать все мировое сообщество, но в каждом демократическом государстве многонациональные социумы также имеют право на выбор альтернатив будущего общественного и социально- экономического прогресса. Многие высокоразвитые страны мира уже перешагнули постиндустриализацию и активно переходят к инновационной экономике[13]. Речь идет о целевой ориентации России как страны, обладающие собственным интеллектуальным и научноинновационным потенциалом, богатейшими ресурсами и всеми предпосылками для самостоятельного выбора целевых направлений и развития общества и экономики на базе знаний и инноваций. С нашей точки зрения, это должен быть осознанный и безотлагательный выбор пути движения к новому укладу на базе знаний и инноваций. Иного пути осуществить переход к инновационной экономике у России не будет. Топливно-сырьевая ориентация полностью исчерпает себя экономически в ближайшие 10-15 лет, как только страны-авангардисты обеспечат кардинальные прорывы в области знаний и высоких технологий в энергетической сфере. В этом случае Россия навсегда отстанет от развитых стран мира и даже может потерять свою государственность. Поэтому мы рассматриваем новый инновационный путь социально-экономического развития России на основе знаний, который большинством экономистов определяется как переход к инновационной экономике. Постановка проблемы чрезвычайно обширна, поскольку речь идет не только об инновационной экономике, а о целенаправленном социально-экономическом развитии в рамках эволюционного перехода к ноосферной цивилизации, формирование которой в земной биосфере является процессом неизбежным и явлением космическим, в соответствии с современными научными знаниями.

В данном исследовании отдается предпочтение эволюционным тенденциям человеческого прогресса в направлении нового технологического уклада, раскрываются научно-практические проблемы развития инновационной экономики в России на основе формирования высококачественного инновационно-инвестиционного потенциала с опорой на собственный интеллектуальный человеческий капитал, на созданные заделы знаний и накопленный научно-инновационный потенциал, а также на мощный природно-ресурсный потенциал.

  • [1] Дятлов С.А. Денежная энтропия как элемент воспроизводства глобального кризиса // Экономист. 2015. № 9.
  • [2] Термин цивилизация применяется как глобальная категория, присущая всей земной цивилизации. Мы базируемся на понимании этого термина В. И. Вернадским, который обосновалтеорию превращения цивилизации «культурного человечества» в «ноосферную» цивилизацию: «Образуя ноосферу, она всеми корнями связывается с этой земной оболочкой, чегораньше в истории человечества в сколь-нибудь сравнительной мере не наблюдалось».(Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Кн. 2. Научная мысль как планетарное явление//М.: Наука, 1977. С. 33
  • [3] См.: Сорокин Д.Е. Вызовы нового века для мира и России. 2002. Июнь. М.: ИЭ РАН.
  • [4] Примером, по нашему мнению, является Китай.
  • [5] Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. М.: Наука, 1991. Опираясь натеорию ноосферы можно наглядно показать, что догоняющий путь развития и переход напуть постиндустриализма, в то время как мировые страны переходят на научноинновационный путь накопления человеческого интеллектуального потенциала, являетсятупиковым направлением социально-экономического развития для России.
  • [6] Анчишкин А.И. Наука - техника - экономика. М.: Экономика, 1986.
  • [7] Конотопов М.В. Очерки экономической теории. М.: Просвещение, 2016; Бузгалип А. ШансыРоссии в глобальной неоэкономике: цели и средства реализации стратегии опережающегоразвития. М: Слово, 2002.
  • [8] Конотопов М.В. Очерки экономической теории. М.: Просвещение, 2016.
  • [9] Здесь автор не разделяет позицию А.Бузгалина о целесообразности и эффективности торговли, полученными в России знаниями, которая в условиях современного монополизированного товарного рынка может быть превращена в работорговлю «мозгами». Кроме того,постоянная монополизация и ограничение знаний с учетом наложения секретности постепенно «вымывает» знания из цивилизационного пространства, предрекая неизбежный регрессобщества.
  • [10] Шишков Ю.В. Мировая экономика: нарастающий процесс глобализации (прогноз на 2000-2015 годы). М.: ИМЭМО РАН, 1998.
  • [11] Кузьмин С. Перспективы России в развитии современных мирохозяйственных тенденций //Экономист. 2002. № 1. С. 14-25. Сегодня доля России на мировом рынке инновационныхтоваров не превышает 0,1% (симпозиум в ТПП-2014).
  • [12] Мильнер Б.З. Управление знаниями.// М., Инфра-М, 2004.
  • [13] Инновационная экономика / Под ред. чл.-корр. РАН А.А. Дынкина и Н.И. Ивановой. М.:Наука, 2001. С. 14.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >