Второй этап Смуты: гражданская война и иностранная интервенция (1606-1613 г.г.)

Гражданская война и иностранная интервенция. Сомнительные легитимность и легальность власти нового царя вызвали раскол в верхах общества. В оппозицию к Василию и руководившему его действиями высшему боярству, встало среднее боярство, поддержанное столичным дворянством и приказными людьми. Эта среда вызвала на свет появление второго самозванца, Лжедмитрия II (Михаила Молчанова) которого поддержали литовско-польские магнаты, казаки и восставшие южные города во главе с Путивлем, Тулой и Рязанью.

В гражданскую войну втягивались беглые крестьяне, холопы и «гулящие люди», которых под видом воеводы Лжедмитрия II возглавил бывший военный холоп князя Телятевского И. Болотников. К восстанию Болотникова присоединились дворяне, служилые люди и даже некоторые бояре. Его поддержал еще один самозванец- «царевич Петр», холоп Илья Горчаков, выдававший себя за сына царя Федора. С большим трудом восстание было подавлено, но чтобы привлечь на свою сторону дворян, В.Шуйский вынужден был издать в марте 1607 г. «Уложение о крестьянах», по которому вводился 15-летний срок сыска беглых. Летом 1608 г. Лжедмитрий II подошел к Москве и остановился в с. Тушине, где из оппозиционного боярства, дворян и приказных людей были созданы аналогичные московским Боярская дума и приказы.

Однако новому самозванцу не суждено было занять русский трон в связи с резким изменением международной обстановки.

Попытка получить военную помощь от Швеции, которая находилась в состоянии войны с Польшей, посредством заключения с ней «вечного союза» дала повод польскому королю Сигизмунду разорвать формально мирные отношения с Московским государством, объявить войну и осенью 1609 г. осадить г. Смоленск. Согласно феодальному праву польско-литовское дворянство обязано было покинуть Лжед- митрия II и прибыть к войску своего короля. «Тушинский вор», лишенный поддержки поляков, бежал и впоследствии в конце 1610 г. был убит. Тушинская дума вынуждена была отправить к королю посольство боярина М. Салтыкова с просьбой об избрании его сына Владислава на московский престол.

Смоленский Договор от 14 февраля 1610 г. В проекте договора о призвании королевича Владислава излагались положения по ограничению царской власти и увеличению полномочий Боярской думы, и перечислялись юридические гарантии прав и свобод подданных. В договоре было закреплено, что привлечение к любым видам ответственности должно осуществляться строго по закону, определять вину подозреваемого и назначать наказание мог только суд. Положение о том, чтобы никто не наказывался без суда повторено дважды, что говорит о широкой практике применения внесудебных репрессий в Московском государстве. Договор, как и крестоцеловальная запись В. Шуйского, вводил запрет на применение принципа объективного вменения по отношению к родственникам политических преступников. В текст был включен также пункт об административной и дисциплинарной ответственности и поощрениях служилых людей - «больших чинов людей без вины не понижать, а малочиновных возвышать по заслугам».

Совершенно новыми для отечественного права явились требование о свободном выезде «для науки» любых лиц в другие «государства христианские» и положение о свободе совести и христианского вероисповедания (русский волен придерживаться православной веры, «лях - ляцкой», т.е. католической). Последний пункт был включен в договор в связи с опасениями насильственного насаждения католической веры среди русского населения.

Регламентация прав и привилегий носила ярко выраженный сословный характер. Договор обязывал будущего царя блюсти и расширять преимущества думных и приказных людей, столичных и городовых дворян и детей боярских, духовенства и частично торговых людей.

«Мужикам хрестьянам» право передвижения строго запрещалось. Правовой статус холопов оставался неизменным.

Договор достаточно четко разграничивал властные полномочия царя, Земского собора и Боярской думы. Земский собор получал учредительные полномочия и право законодательной инициативы в принятии основных законов, связанных с вопросами государственного управления, которые подлежали утверждению царем. Боярская дума получала право издания текущего законодательства, т.е. обычных законов о налогах, о жалованье служилым людям, о поместьях и вотчинах и т.д. Эти законы также должны были приниматься с царского одобрения, вместе с тем, царь лишался права введения новых налогов без согласия думы. Думе также вручалась высшая судебная власть - впредь карать, лишать чести, отправлять в ссылку и понижать в чинах можно было только по приговору боярского суда. В компетенцию Думы передавались также царские прерогативы по решению дел о наследствах после бездетно умерших.

Смоленский договор от 14 февраля 1610 г. в момент его подписания не мог иметь юридической силы. Он был заключен посольством незаконного тушинского правительства и выражал интересы преимущественно столичного дворянства и чиновного приказного люда. Вместе с тем, он стал основой для заключения нового Московского договора от 17 августа 1610 г., определившего ход дальнейшего развития отечественной государственности периода Смуты.

«Седьмочисленное правительство» (Семибоярщина). Неудачи в борьбе с поляками и Лжедмитрием II и подозрительная смерть популярного воеводы М.В. Скопина-Шуйского, которого рассматривали как возможного преемника В.Шуйского, настроили против царя все слои населения. Летом 1610 г. в Москве произошел очередной переворот. Дворяне во главе с братьями Ляпуновыми свергли В.Шуйского с престола и насильно постригли в монахи. Власть перешла к временному «седъмочисленному правительству», состоявшему из семи представителей Боярской думы во главе с князем Ф.И. Мстиславским. В истории оно получило название «семибоярщины».

Это правительство оказалось перед выбором - признать царем самозванца или польского королевича Владислава. Выбор был сделан в пользу второго, результатом чего стал заключенный под Москвой договор от 17 августа 1610 г. Интервенты на правах союзников вошли в Москву и заняли Кремль, столица присягнула Владиславу.

Московский договор 17 августа 1610 г. в целом с некоторыми изменениями и дополнениями явился повторением аналогичного акта

14 февраля 1610 г. Изменения коснулись прав и свобод подданных и порядка управления. Договор закреплял в основном лишь права и привилегии боярского сословия, в связи с чем была изъята статья о возвышении незнатных людей по заслугам. Она была заменена положением о том, чтобы «московских княжеских и боярских родов ... не теснить и не понижать. ... Жалованье денежное и вотчины, кто что имел, тому быти по-прежнему».

Из договора была исключена статья о праве московских людей выезжать за границу «для науки». Бояре считали, что европейское образование может вредно сказаться на обществе.

Существенному изменению подверглась статья о вероисповедании. Из нее было исключено положение о свободе «ляхской», католической или лютеранской веры. Договор предусматривал переход самого Владислава в православную веру. Особо оговаривались гарантии имущественных прав церкви: монастырских и церковных «вотчин или угодий, не отьимати».

Высшим органом власти признавался Земский собор, но под главенством Боярской думы. Собор должен был называться «Дума бояр и совет всей земли», однако о его функциях и полномочиях ничего не говорилось. Компетенция и полномочия думы были определены более конкретно: без ее участия царь не мог вводить новые налоги, издавать законы и вершить суд. В статье о государственной службе говорилось, что «польским и литовским людям на Москве ни у каких дел и по городам в воеводах и в приказных людех не быти».

Судопроизводство должно было осуществляться «по прежнему обычаю и по судебнику Российского государства». Подтверждались положения о том, чтобы «не сыскав вины и не осудивши судом всеми бояры, никого не казнити», равно как и не замешанных в преступлении родственников осужденных «не казнити и вотчин у них не отьимати».

В договоре были предусмотрены налоговые льготы для «запустевших» от войны вотчин и поместий, а в опустошенных городах и уездах предусматривалось проведение переписи населения, чтобы тягло распределять по новой переписи, а не по прежней раскладке. При этом купцам разрешалось «торговати повольно по-прежнему». Договор предусматривал после завершения военных действий вывод польских войск с территории государства.

Таким образом, Московский договор 17 августа 1610 г., в целом повторяя положения прежнего акта, оказался более консервативным. Он уменьшал роль Земского собора в пользу Боярской думы и закреплял главным образом лишь права и привилегии боярства и духовенства.

Приговор Земского собора первого ополчения ог 30 июня

1611 г. Своего высшего накала Смута достигла, когда в нее вслед за боярами и столичным дворянством вступило провинциальное дворянство, горожане и крестьяне. В стране поднялось массовое народное движение против интервентов, которое поддержала церковь во главе с патриархом Гермогеном. Города объединялись для борьбы с поляками и предавшим национальные интересы «седьмочисленным правительством». Сословные интересы (дворянство - против бояр, крестьяне и холопы - против тех и других) отошли на второй план, общим объединяющим для всех началом стала распространявшаяся по всем городам и уездам национально-религиозная идея.

В начале 1611 г. в Рязанской земле было создано первое ополчении во главе с рязанскими дворянами братьями Ляпуновыми и Сунбу- ловым. Заняв вместе с казаками сожженную поляками Москву и осадив уцелевший Кремль, ополченцы на военном Земском соборе выбрали временное правительство из трех лиц: путивльского воеводы князя Трубецкого, казачьего атамана Заруцкого и предводителя дворянского ополчения Прокопия Ляпунова. Компетенция и полномочия этого правительства были определены в Приговоре, составленном в лагере дворянского ополчения 30 июня 1611 г.

Согласно приговору, правительству вменялось в обязанность до изгнания интервентов «строить землю и промышлять всяким земским и ратным делом», т.е. осуществлять функции исполнительной власти по текущему гражданскому и военному управлению. Законодательную власть с учредительными полномочиями, а также контроль над деятельностью правительства должен был осуществлять военный всезем- ский совет. Этим сфера регулирования государственного управления заканчивалась. Остальная часть приговора была посвящена сословным правам и привилегиям дворянства: предоставлению им большей части должностей в государственном аппарате, укреплению поместного землевладения путем уравнения владельческих прав дворян с вотчинниками, возвращению в поместья беглых крестьян и дворовых людей.

Среди последних было много казаков, что вызвало их недовольство, которое было еще больше подогрето положением о запрете на занятие казаками государственных должностей. П. Ляпунов был вызван на казачий «круг» и там убит, дворяне покинули Москву, и первое ополчение распалось. Таким образом, Приговор Земского собора первого ополчения сыграл отрицательную роль в консолидации общества и восстановлении распавшейся государственности, т.к. преследовал в основном цели расширения сословных прав и привилегий дворянства, оставляя без внимания интересы и нужды других сословий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >