Церковная организация и церковное право

Церковная организация во второй половине XVI в. складывалась из приходов и монастырей, которые включались в церковноадминистративные округа. Совокупность последних представляла епархию. В русскую поместную церковь в середине XVI в. входило 16 епархий (к концу века их количество увеличилось в разы, а с введением патриаршества появились еще и митрополии). Монастыри были мужскими и женскими, общежитийными и необщежитийными. В общежитийных монастырях, в отличие от необщежитийных, гражданская правоспособность монахов была ограничена, и они не могли иметь собственности. Однако сами монастыри являлись крупнейшими феодалами и обладали значительными массивами земель. Основой прихода являлся храм с причтом (церковными служащими).

Церковное управление. Высшим органом управления являлся церковный собор, на нем избирались митрополит (с 1589 г. - патриарх) и епископы. Созывались соборы, как правило, один раз в год, их состав определялся царем, и члены собора приглашались специальными царскими грамотами. Повестка дня и план работы собора по указанию монарха определялись боярской думой, равно как и проекты постановлений (<приговоров) собора, которые заранее готовились специальными комиссиями Думы. Таким образом, церковные соборы были простыми совещательными учреждениями при особе царя, органами царского законодательства по церковным делам.

Учреждение патриаршества в 1589 г. не изменило положения церкви, она только стала копировать византийскую модель, как в самой церковной организации, так и во властеотношениях с государством. Патриархи формально «избирались» соборами, но кандидатуру по предложению боярской думы указывал царь. Так, при избрании первого патриарха из трех кандидатов царь выбрал Иова. Так же «избирались» и епископы. Выборы местных священников осуществлялись под контролем воеводы и по его решению.

В руках патриарха была сосредоточена высшая церковносудебная власть. Ему подчинялись все духовные лица, он вправе был их лично судить и наказывать, в крайних случаях, как правило, при разборе дел высших иерархов, для этой цели мог созываться церковный собор. На суде патриарха разбирались наиболее важные дела, касавшиеся чистоты веры и церкви, а также дела, поступавшие по апелляции из епархиальных судов епископов.

Патриаршее управление состояло из трех приказов: дворового, казенного и судного. Епископы в своих епархиях также имели орган наподобие дворового приказа, а также судных бояр. Начальники приказов и судные бояре до конца XVI в., согласно Стоглаву, формально назначались и увольнялись архиреями, однако с 1613 г. было установлено, что патриаршие и епископские бояре, дворецкие и дьяки «даются от государя».

Таким образом, церковь ввиду своего экономического и финансового могущества и идеологического значения являлась второй властью в государстве и выполняла целый ряд общегосударственных функций. Настаивая на соблюдении в государственной, общественной и частной жизни церковных установлений, основанных на божественных заповедях, она во многом влияла на государственную политику. Вместе с тем, она все больше становилась в подчиненное положение к государству. Царь зачастую издавал религиозные установления о соблюдении постов, о служебных молебнах, о «житии монахов», о порядке в церкви и т.д., возлагая контроль за их исполнением на воевод, которым предписывалось наказывать нарушителей «без всякия пощады».

Об отношениях церкви и государства можно судить по содержанию Книги степенной царского родословия (от Рюрика до 1559 г.) или сокращенно Степенной книги, составленной по поручению митрополита Макария царским духовником Андреем. В книге, наряду с родословной великих князей, дается родословная всех русских митрополитов, и описываются их деяния, направленные на пользу государства и общества, чем подчеркивается необходимость союза государственной и церковной власти. По существу в Степенной книге параллельно описывается история государства и церкви, включая завоевание казанского и астраханского ханств, показываются различные «чудеса», «видения» наставления канонизированных святых, которые влияли на принятие государственных решений.

Церковное право. Церковная жизнь регламентировалась церковным и частично светским правом. Основными источниками церковного права во второй половине XVI в. являлись царские жалованные грамоты, судебники 1550 и 1589 гг., постановления церковных соборов, главное место среди которых принадлежит Стоглаву, соборные наказы епархиальным архиереям, Кормчая книга, Правосудие митрополичье.

Стоглав, сборник церковных и светских правил, состоявший из ста глав, по которому церковь управлялась до 1667 г., был принят на Московском соборе 1551 г. Он в наибольшей степени характеризует отношение церкви и государства во второй половине XVI в. В Стоглав вошли 37 вопросов царя, требовавших своего разрешения в соборном приговоре, и ответы церковных иерархов.

Наибольший интерес в Стоглаве представляют нормы церковносветского характера, которые исследователи делят на разделы: о святительском суде и управлении, о поповских старостах, о священниках и притче, о монастырях, о монастырских и церковных имениях, о писании святых икон и книг, о благотворительности, об училищах, о праздниках и суевериях.

Стоглав определил состав церковных судов и порядок судопроизводства. Он передал в юрисдикцию святительского суда епископов все дела священников и мирян, живших на церковных землях, кроме maтебных, разбойных и душегубных. Святительский суд делился на церковный и мирской. В юрисдикцию первого вошли дела «греховные» церковных и светских людей. Этот суд должен был вершить сам епископ, на него не допускались светские лица, за исключением истца. К юрисдикции мирского суда были отнесены гражданские дела всех лиц, подведомственных церкви, а также дела по завещаниям. Производство в этом суде осуществляли архиерейские бояре вместе с поповскими и городскими старостами (впоследствии с губными и земскими), целовальниками, земским дьяком и неделыциками. Низшую инстанцию церковного суда представляли «поповские избы» во главе с выборными «поповскими» старостами.

Стоглав закрепил за государством право контроля над монастырской казной, которая должна была находиться в управлении царских дворецких, равно как и монастырские села. Игуменам и епископам под страхом лишения сана запрещалось впредь отчуждать вотчины данные монастырям и церквям на помин души, за исключением тех, которые были отданы до выкупа их родственниками, и указана была выкупная цена. Кроме того, монастырям и епископам впредь запрещалось заводить новые слободы в городах.

В Стоглаве содержались также нормы регламентировавшие состояние монастырей и богослужения, об учреждении духовных училищ в домах «священников ... благочестивых», о «не по чину» крестящихся, об иконописи и т.д.

Кормчая книга (Номоканон) является одним из главных источников русского церковного права и представляет собой сборник церковных правил и государственного законодательства о церкви, заимствованных из Византии. Студенты часто неправильно представляют Кормчую книгу как сборник правил о кормлениях, в то время как ее название происходит от слова кормчий, который управляет кораблем. Она призвана была служить руководством для управления церковью.

Первая русская Кормчая была составлена еще при Ярославе Мудром (болгарский сборник), второй сборник (из Сербии) появился в XIII столетии. Обе Кормчих неоднократно переписывались, в них вносилось множество дополнений и изменений, поэтому в XV в. стали предприниматься попытки создания общей «сводной» книги. В нее вошли каноны греко-римской церкви, установления святых апостолов и вселенских и поместных соборов, положения греческих Номоканона, Эклоги и Прохи- рона, нормы из законодательства византийских императоров (Закона судного людем, Закона градского и др.). В нее были включены и отечественные источники права: церковный устав князя Владимира, устав о церковных судах Ярослава Мудрого, уставные грамоты новгородского и Смоленского князей XII в. о церковном судоустройстве, ханские ярлыки, а также княжеские и царские грамоты о привилегиях церкви и церковной юрисдикции.

Правосудье митрополичье помещено в «Цветнике» - церковном сборнике XVI в. Точное время его написания неизвестно, но, по мнению С.В. Юшкова и Б.Д. Грекова, оно не могло возникнуть ранее XIV в. Пра- восуие составлено на основе церковных уставов князей Владимира и Ярослава Мудрого, а также Русской правды. Оно использовалось в практике митрополичьего и архирейских судов.

Сборник состоит из 36 статей и содержит нормы, регламентирующие наказания за наиболее типичные для того времени «дела греховные» и светские правонарушения, разбиравшиеся в церковном суде. В нем содержатся нормы о бесчестии (ст. 1-3), об основаниях развода (ст. 4), о наказаниях за воровство скота и птицы (ст. 5), об изнасиловании (ст. 7), об оскорблении действием - «... кто кому пострижеть браду ...» (ст. 9), об убийствах - «... душегубца казнити градским законом...» (ст. 12), о татьбе без поличного (ст.13). Ряд норм содержат процессуальные правила, например, «дети отцу не послуси» (ст. 25), а «поп, игумен, дьякон никому не послуси» (ст. 26). Некоторые нормы определяют наказание за убийство холопа (ст. 28,29), за убийство собак и кошек - наказание - гривна (ст. 22), убийство женой мужа (ст. 34), о двоеженстве (ст. 31, 33), о кровосмешении и скотоложстве (ст.32). Несмотря на то, что правовой материал в Правосудье расположен бессистемно, многие нормы неконкретны, и их сложно понять, в целом данный сборник мог служить достаточно надежным пособием для разбирательства дел в церковных судах.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >