Государственный строй. Реформы 1540-х - 1550-х г.г.

Органы центрального управления. Сословная организация общества отразилась в органах управления государства, главным из которых являлась Боярская дума. Она представляла сложное учреждение с постоянным составом членов из нескольких десятков человек, имевших разные звания, соответствовавшие их сословной принадлежности и генеалогической знатности. Представители знатнейших княжеских родов носили звания бояр. За ними шли окольничие, выходцы из старого московского нетитулованного боярства. Боярами и окольничими становились по рождению.

Следующую ступень думских чинов представляли думные дворяне, лица из захудалых боярских родов или дворянства. Непосредственно рабочий аппарат думы составляли думные дьяки, секретари и докладчики.

«Думные люди» не только заседали в думе, но одновременно являлись главами (судьями) приказов, воеводами, исполняли дипломатические поручения и т.д., поэтому не всегда могли присутствовать на еженедельных заседаниях думы. Постоянными членами, как правило, были судьи приказов, а также секретари, докладчики и свободные от служебных поручений бояре.

Заседания думы проводились в Кремле или в месте пребывания царя, начинались с восходом солнца и длились несколько часов. Думные люди «сидели» в соответствии с занимаемым чином - окольничие ниже бояр, лица одного чина - в местническом порядке по родовитости и заслугам предков, дьяки обязаны были стоять.

Несмотря на то, что дума ведала широким кругом вопросов административного и судебного управления, главной ее функцией было издание законов. Порядок законотворчества выражался формулой: «государь указал, и бояре приговорили». Царь либо присутствовал на заседаниях - «сидел с бояры о делах», либо приказывал боярам «без себя сидеть». В последнем случае дума принимала закон («боярский приговор») самостоятельно, без последующего царского утверждения.

Избранная рада представляла собой небольшой круг приближенных к царю лиц из числа боярской знати (князья Андрей Курбский и Михаил Воротынский), придворной администрации (дьяк И.М. Вис- коватый), духовенства (митрополит Макарий и духовник царя протопоп Сильвестр), служилых людей (Алексей Адашев). Этот совет занимал господствующее положение в Думе и центральном управлении до конца 1550-х гг. Он стал инициатором проведения активной внешней и внутренней политики государства, в том числе и созыва Земских соборов.

Земские соборы. Первые соборы возникли стихийно как стремление государства в условиях возросшей социальной напряженности обеспечить более широкую социальную опору для власти. Они выросли из нескольких источников - практики церковных соборов, расширенных заседаний боярской думы и совещаний, организовывавшихся во время военных походов, наконец, из сохранившихся отголосков былых вечевых собраний. Традиционно первым собором считается собор, проведенный в 1549 г., однако, по мнению С.О. Шмидта, «в конце 1540-х- начале 1550-х годов было четыре расширенных собрания Боярской думы, освященного собора и еще некоторых лиц», - 1547, 1549, 1550, 1551 (стоглавый собор), которые он называет «соборами примирения».

Впоследствии практика созыва Земских соборов приобретает регулярный характер, в них начинают участвовать представители все большего числа социальных групп и регионов. На отдельных соборах, согласно М.Ф. Владимирскому-Буданову, особенно начала XVII в., среди их участников мы обнаруживаем не только традиционных бояр, дворян, представителей духовенства и высших городских слоев, но и «меньших людей» посада, крестьян, казаков. В 1613 г. на Соборе было представлено 39 уездов, в 1648 - 113.

Представительство определяется достаточно сложным образом, сочетая выборность и назначение одновременно. Для значительной части участников соборов эти заседания представляли своего рода повинность. Решения принимались на основе консенсуса, что нередко порождает представление о незначительной роли этих органов в политической системе страны, о том, что соборные приговоры являлись лишь формальным согласием с монаршей волей.

Однако в действительности постепенно институт Земских соборов стал важным элементом всей системы власти в стране, хотя это положение на протяжении XVI-XVII вв. не оставалось неизменным. Особенно отчетливо значимость роли соборов начинает проявляться с конца XVI в., когда они приобрели фактически «конституирующую» функцию избрания и утверждения на царство монархов. Так, Земский собор 1584 г. «умолил» быть государем Федора Иоанновича, на Земском соборе 1598 г. был избран Борис Годунов, 1606 г, - Василий Шуйский, 1613 г, - Михаил Романов. Элементы выборности можно обнаружить при вступлении на престол Федора Годунова (1605 г.), вступление на престол Алексея Михайловича (1945 г.), а также Петра и Ивана Алексеевичей (1682 г.), по сути дела, были утверждены, согласно М.Н. Тихомирову, на собраниях «соборной формы», аналогичных Земским соборам.

Соборы выполняли законодательные функции по принятию Судебника 1550 г., Соборного Уложения 1649 г., Приговора об отмене кормлений и др. На соборах принимались важнейшие решения по вопросам внутренней и внешней политики, например, о сборе налогов, о создании тех или иных государственных органов, о проведении переписей, о войне и мире, в частности о продолжении войны с Польшей 1566 г., о принятии Украины в состав России в 1653 г. или напротив - об отказе принятия захваченного казаками у турок г. Азова под «высокую государеву руку» в 1642 г.

Хотя внешне участники заседаний никогда не противоречили монарху, от имени которого, в конечном итоге, и принималось решение, подаваемые от различных групп мнения становились важным средством выяснения настроений в обществе, отношения к тем или иным (как сделанным, так и предполагаемым) шагам власти, своего рода средством «мониторинга» ситуации (на основе чего, собственно, и вырабатывалось окончательное решение). С другой стороны, соборный приговор придавал проводимым мероприятиям характер общенационального дела. Участники собора совершали акт крестоцелования (присяги), становясь таким образом ответственными за исполнение соборного приговора.

Приказы, как и Боярская дума, зародились в удельные времена из отдельных поручений князя «введенным» боярам заниматься той или иной отраслью управления. Такие поручения со временем трансформировались в учреждения - сначала в избы, а затем в приказы. Во главе приказов стояли начальники - судьи, под управлением которых находились дьяк, секретарь и штаты подьячих и подсекретарей. Каждый приказ имел свою компетенцию, как тогда говорили, «людей», дела которых находились в ведомстве приказа. В приказах существовало письменное делопроизводство.

По своему происхождению приказы можно разделить на три группы. К первой относились учреждения дворцового управления - Конюшенный приказ, приказ Большого дворца и т.д. Ко второй - отраслевые приказы -Большого прихода (государственные доходы), Посольский, Разрядный, Разбойный, Холопий, Поместный и др. К третьей - территориальные приказы - Новгородский, Казанский, Тверской, Сибирский. Все органы формировались постепенно, в зависимости от возникавших государственных нужд, поэтому их функции и компетенция зачастую переплетались и дублировались, в результате чего система центрального управления представляла громоздкий и плохо слаженный механизм.

Приказы одновременно являлись и судебными органами. По преимуществу в них разбирались дела административного и уголовного характера, для разрешения гражданских споров существовали специальные приказы - Московский, Владимирский, Дмитровский и Рязанский.

Органы местного управления в конце XV - начале XVI вв. представляли собой кормления, превращавшиеся из средств содержания служилых людей в местные органы управления, что повлекло за собой их законодательную регламентацию в судебниках 1497 и 1550 гг., в уставных грамотах, где расписывались права, обязанности и ответственность кормленщиков.

В 1550-х гг. во многих уездах кормления, ввиду злоупотреблений воевод, стали заменяться губными и земскими органами самоуправления. Первым шагом в этом направлении явилось уменьшение судебных полномочий кормленщиков введением в судебное производство порядка доклада. Согласно Судебнику 1550 г., доклад применялся в делах о земле, холопстве, душегубстве, разбое и татьбе с поличным. Это означало, что вершение дела (вынесение приговора) стало прерогативой судьи соответствующего приказа, а не кормленщика. Судебник 1550 г. ввел также правило, заключавшееся в обязательном присутствии на суде кормленщика выборных лиц - земских старост с присяжными заседателями - целовальниками, в обязанность которых входило «правды беречи ... без всякие хитрости». Логическим завершением этих преобразований явилось проведение губной и земской реформ.

Реформы 1540-х - 1550-х г.г. Губная реформа преследовала цель активизации борьбы с преступностью на местах, поскольку судебные разбирательства по поводу «лихих дел» и других преступлений давали кормленщику основную часть его доходов в виде судебных пошлин, и он не был заинтересован в предупреждении преступлений. В связи с этим Боярская дума «приговорила» о предоставлении городским и сельским общинам права, «свестясь меж собя за один», самостоятельно выявлять и судить преступников. Для этого в волостях создавались полицейские округа - губы во главе с избранными губными головами из дворян (по 3-4 на волость) и их помощниками - целовальниками из числа старост, десятских и лучших людей из тяглового населения. Наиболее серьезные дела решались на уездных съездах волостных голов, которые были преобразованы в уездные губные управления. В волостях создавались губные избы во главе с волостными и вотчинными губными старостами и целовальниками.

Судебный процесс в губных учреждениях носил розыскной характер, широко применялся повальный обыск и оговор соучастников под пыткой. Облихованный «по обыску», и даже под пыткой не сознавшийся в преступлении, все равно осуждался на пожизненное тюремное заключение, а истец вознаграждался из его имущества. Целью губного процесса было не столько восстановление нарушенного права, сколько искоренение «лиха» и лихих людей. В губных грамотах говорилось, что в случае обнаружения невыявленных преступников на губных голов и целовальников «... исцовы иски ... имати..., да им же ... бытии кажненым».

Таким образом, в результате губной реформы полицейские и судебно-уголовные функции были переданы в руки местных выборных органов. Однако институт кормлений продолжал существовать, что отрывало от «государевой» службы значительное количество людей и создавало определенное социальное напряжение в обществе в результате злоупотреблений наместников. Поэтому дальнейшим шагом в реорганизации местного управления явилось проведение земской реформы.

Земская реформа явилась крупным политическим событием, выгодным как государству, так и населению. Началось ее проведение в 1551 г., когда одной из волостей Владимирского уезда в качестве эксперимента была дана уставная грамота, по которой вместо кормов и пошлин наместнику (эта должность отменялась), жители обязаны были платить оброк в казну. Земства откупали свое право самоуправления и получали откупные грамоты на освобождение от воевод. Эксперимент оказался удачным, и в 1555 г. было предписано «во всех городех и во- лостех учинити старост излюбленных».

Земские старосты вели не только судебные дела, но и осуществляли сбор откупного оброка и прямых налогов, а также исполняли другие административные функции. За недобросовестное исполнение своих обязанностей они наказывались смертной казнью и конфискацией имущества, которое распределялось между истцами, пострадавшими от их неумелого или корыстного управления.

Сбор косвенных налогов, таможенных пошлин и доходов от государственного «питейного дела» и различных промыслов отдавался на веру, т.е. специально избранными для этого людьми верными, которые несли личную и материальную ответственность за полное и своевременное поступление порученного им казенного сбора. В случае недобора установленной суммы верный голова с целовальниками доплачивали недостачу из своих средств и в двойном размере.

Вооружённые силы. Дворянское ополчение (конница) составляло основу военной организации государства. Начало ему было положено в 1550 г. указом Ивана IV об «испомещении» в Московском уезде «избранной тысячи»- 1070 дворян, которые составили ядро дворянского войска. В 1556 г. порядок службы дворян был регламентирован «Уложением о службе». Дворяне являлись наследственными служилыми людьми «по отечеству» и получали «поместные дачи» (оклады) в пределах от 150 до 450 десятин и денежное содержание в размере 4-7 руб. С каждых 150 десятин земли дворянин обязан был поставлять «конно и оружно» не менее одного воина, в противном случае он подвергался штрафу. Если приводилось больше воинов, то дворянину выделялось дополнительное денежное жалованье.

Укрепление самодержавия сопровождалось также формированием постоянной военной силы, на которую монарх мог опереться в любую минуту. Такой силой с 1550 г. стало стрелецкое войско, вооруженное огнестрельным оружием. Первоначально стрельцы несли личную охрану царя, и войско состояло из шести полков {приказов) по 500 чел. в каждом, затем его численность была увеличена до 25 тыс. чел. и стрелецкие гарнизоны появились во всех крупных городах страны.

Стрельцы, как и казаки, пушкари, воротники, казенные кузнецы и др. являлись служилыми людьми «по прибору». Их служба не считалась наследственной. «Приборные» люди получали коллективные, в отличие от дворян, земельные дачи (например, на стрелецкий приказ), из которых им выделялись личные участки на праве пользования. Безземельным «приборным» людям выдавалось денежное и хлебное жалованье, которое было, как правило, нерегулярным, поэтому в свободное от службы время им разрешалось заниматься ремеслами и торговлей. Для несения пограничной службы использовались казаки.

Финансовое управление. Государственные доходы складывались из окладных и неокладных поступлений в казну. Окчады являлись обязательным для плательщиков фиксированными налогами и заранее учитывались в смете. Они состояли из прямых {подати, тягло) и косвенных налогов. Податной единицей являлась соха, которая включала от 40 до 160 дворов в городском посаде или площадь пашни от 800 до 1200 десятин земли, в зависимости от ее доходности.

Прямые налоги собирались специальными финансовыми приказами «четвертями» в виде денег данных (от слова дань) и денег оброчных {оброк). К оброку, как правило, относили плату за пользование казенной землей, доход с различных казенных промыслов и налог с частных городских заведений (бани, харчевни, торговые лавки и т.д.).

К косвенным налогам в основном относились таможенные и кабацкие сборы. Кроме того, ввиду больших расходов на военные нужды, вводились различные дополнительные налоги - запрос в виде «стрелецкого хлеба», «пятинных денег» (1/5 стоимости движимого имущества), «ямских» и «пищальных» денег. Они шли на содержание стрельцов, ямщиков, пищальников и т.д.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >