Научная картина как онтологическая схема реальности

Понятие НКМ стало широко освещаться в литературе с середины 1960-х гг.[1] [2]. Как это часто бывает, многочисленные дискуссии не привели к выработке согласованной позиции, хотя общие контуры решения вопроса вполне наметились. Точки зрения широко варьируются - от понимания НКМ в качестве общего отражения действительности в мировоззренческом аспекте до изображения ее как идеальной модели природы, включающей в себя общие понятия, принципы и гипотезы той или иной дисциплины и характеризующей определенный исторический этап ее развития. Если обобщить основные достижения методологии науки, связанные с разработкой понятия НКМ, то результат можно представить следующим образом. Научная картина мира - это: 1) общее отражение действительности в мировоззренческом аспекте, 2) конкретизация основных философских категорий, 3) синтез научных знаний о природе (обществе), относящихся к конкретному историческому этапу, 4) идеальная модель природы (общества), включающая общие понятия и принципы. Пункты 3 и 4 отражают онтологическую функцию, выполняемую НКМ, а пункты 1 и 2 - гносеологическую.

Научная картина мира - это некие обобщенные схемы или образы предмета исследования, посредством которых фиксируются основные системные характеристики изучаемой реальности. Дж. Холтон выявил тематическое ядро картины мира, в центре которой находится совокупность тематических категорий и допущений, которые носят характер бессознательно принятых, непроверяемых, квазиаксиоматических базисных положений, утвердившихся в практике мышления в качестве его руководящих и опорных средств1. Обобщенная характеристика предмета исследования вводится в картине мира посредством представлений: 1) о фундаментальных объектах, из которых полагаются построенными все другие объекты, изучаемые соответствующей наукой; 2) о типологии изучаемых объектов; 3) об общих закономерностях их взаимодействия[3] [4]. Например, картину физического мира описывают такие фундаментальные принципы, как: «мир состоит из неделимых корпускул»; «их взаимодействие осуществляется как мгновенная передача сил по прямой» и др., получившие впоследствии название механической картины мира. Переход от механической к электродинамической (последняя четверть XIX в.), а затем к квантоворелятивистской картине физической реальности (первая половина XX в.) сопровождался изменением системы онтологических принципов физики.

А. Эйнштейн понимал под физической картиной мира систему фундаментальных принципов, которые позволяют связывать воедино опытные данные, и считал, что сама картина мира определяет характер и направление научных исследований[5]. Г.Я. Мякишев считает, что основными элементами физической картины мира являются представления о строении вещества, о взаимодействии материальных объектов и об уравнениях движения этих объектов[6]. М.В. Мостепаненко, анализируя понятие физической картины мира в связи с проблемой генезиса физических теорий, делает вывод, что структуру картины мира составляют конкретизированные философские представления о материи и движении, пространстве и времени, взаимодействии, а также эмпирический материал[7]. Согласно

С.Г. Мелюхину, физическая картина мира представляет собой комплекс теоретических моделей, концепций, имеющих мировоззренческое и методологическое значение и выходящих за рамки экспериментальных возможностей науки на данном этапе ее развития[8]. К последним относятся, в частности, концептуальные представления теории, которые могут формироваться и входить в теорию в виде философских гипотез. По аналогии с физической картиной мира можно выделить картины реальности в других науках (химии, биологии, астрономии и т.д.). Среди них также существуют исторически сменяющие друг друга типы картин мира, что обнаруживается при анализе истории науки. Например, принятый химиками во времена Лавуазье образ мира химических процессов был мало похож на современный. В качестве фундаментальных объектов в ранней картине мира фигурировали флогистон и теплород, которые исчезли из состава современной картины мира в химии.

Между различными картинами мира могут существовать отношения: 1) преемственности (в электродинамическую картину мира последовательно вносили свой вклад Фарадей, Максвелл, Герц и Лоренц), 2) несводимости одной картины мира к другой (особенно этот момент акцентировал О. Шпенглер), 3) соревновательности, конкуренции (эйнштейновская картина мира альтернативна ньютоновской)1. Картину мира можно рассматривать в качестве некоторой теоретической модели исследуемой реальности. Но это особая модель, отличная от моделей, являющихся основой конкретных теорий. Они различаются: 1) по степени общности (картина мира дает более абстрактный образ мира), 2) строгостью используемых понятий (в картине мира допустимы метафоры и нестрогие сравнения, которые отсутствуют в частной и общей теориях). В этом смысле специалисты предлагают по-разному обозначать компоненты, из которых складываются теории и НКМ, а именно: а) картину мира образуют идеальные объекты, б) теорию формируют абстрактные объекты. Научная картина мира взаимодействует с мировоззренческими структурами, образующими фундамент культуры, как непосредственно, так и опосредованно, через систему философских идей, которые предстают в качестве рациональной экспликации соответствующих мировоззренческих смыслов. НКМ сопровождает ученого практически на всех этапах теоретической деятельности. Вначале она ориентирует и направляет научный поиск, и указывая, что именно надо искать, что из обнаруженного ему подходит, а что нет. На завершающем этапе она помогает интерпретировать эмпирические данные. Таким образом, вне картины мира теория не может быть построена в завершенной форме.

Некоторые авторы предлагают различать общенаучную картину мира, которая интегрирует наиболее важные достижения естественных, гуманитарных и технических наук (представления о нестационарной Вселенной и Большом взрыве, о кварках и синергетических процессах, о генах, экосистемах и биосфере, об обществе как целостной системе, о формациях и цивилизациях и т.д.), и дисциплинарные онтологии (специальные научные картины мира), которые репрезентируют предметы каждой отдельной науки (физики, биологии, социологии, психологии и др.) . Такие понятия, как «картина мира», «стиль мышления», «надтеоретические логические структуры» и «предпосылочное знание», описывают одно и то же - метатеоретическое знание. Собственно теоретическое знание ограничено построением теорий - общих и частных. Специфическая черта теории - способность предсказывать события. Выделяют три основные познавательные функции научной теории: описание, объяснение и предсказание. В противоположность этому на метатеоре- тическом уровне происходит обобщение, осмысление и критическая переоценка того, что сделано на теоретическом уровне, - теоретических результатов и самой практики теоретической работы. Если основным элементом теоретического знания выступает закон, утверждение о необходимых, существенных связях между явлениями, то метатеоретическое знание формируется в виде принципов различного порядка, в которых утверждается нечто уже о самой теории.

Метатеоретические принципы задают определенное видение мира и методологию исследования. Архетипическое знание, как его еще называют, часто формулируется в неявном виде. Напротив, элементы общей теории все до единого должны формулироваться явным образом, а элементы частной теории должны не только явно выражаться, но и записываться на языке формальной логики или математики. Научная картина мира в социологии - это совокупность самых общих представлений, часто носящих философский характер, о том, как устроена и каким законам подчиняется социальная реальность, в которой существуют общество и образующие его индивиды. НКМ управляет процессом создания общей социологической теории (ОСТ), а последняя влияет на образование частных теорий. НКМ напоминает компас, который помогает ориентироваться ученому в законах социального познания. Компас указывает только общее направление, а конкретную карту местности ученому дают общая и частные социологические теории.

В НКМ включены основные понятия, которые описывают социальную реальность (общество, социальные группы, личности, мотивы, ценностные ориентации, коллективные представления и т. д.). В отличие от общей теории, они логически не связаны друг с другом в единое и проверяемое на опыте целое. ОСТ, в свою очередь, опираясь на частную социологическую теорию (более конкретные совокупности понятий), строит логическое целое относительно не всей социальной реальности, а ее узкого фрагмента. Общая социологическая теория, например, может быть посвящена выяснению того, что такое ценностные ориентации личности или социальные институты, и подобным крупным темам. ОСТ вытекает из НКМ, но опирается на частные социологические теории (ЧСТ), которых можно насчитать великое множество. Картина мира включает в себя следующие компоненты: общефилософские (метатеорети- ческие) положения о строении мира (онтология) и его развитии (динамика, генезис); общенаучные принципы, выступающие в роли нормативных регуляторов деятельности ученого (объективность и достоверность научного знания, истинность, и др.); идеологические стандарты и нравственные ценности; эвристические модели, заимствованные их других областей знания и используемые как средство объяснения социальной реальности (например, сравнение общества с живым организмом у Г. Спенсера). НКМ - это совокупность самых общих теоретических суждений о том, как устроена та реальность, которую собираются изучать. В отличие от научной теории, где все элементы выверены и пригнаны друг к другу, как в механизме сверхточных часов, в научной картине все приблизительно, неточно, предварительно.

Теорию иногда сравнивают с сетью, которую исследователь набрасывает на мир. Все, что вылавливается такой сетью, считает В.С. Степин, и есть предмет теории[9]. Картина мира дает предварительный эскиз этой сети, задавая предположительный и довольно приблизительный характер не только конфигурации, но и размеров ее ячеек. Действительно, философские и ценностные суждения, которые входят в состав социологической картины мира, вряд ли дадут точные параметры реальных объектов. Они определятся позже, после осуществления эмпирической стадии исследования. Однако на промежуточной стадии грубые контуры социальной реальности, задаваемые картиной мира, пройдут конкретизацию и шлифовку сначала на уровне общей, а затем частной теории. Например, социологическая картина мира определяет, что социолог должен изучать, в отличие от физика, не природу, а общество. На абстрактном уровне совершенно очевидно, что общество, во-первых, состоит из конкретных людей, во-вторых, обладает некой структурой и формируется этими людьми. Но как конкретно выглядят общество и люди? Общество и людей изучает множество наук, в том числе антропология, демография, этнография, политология. В чем же заключается специфика социологии? Представители различных направлений (в данном случае их лучше именовать перспективами) предлагали свое определение специфики социологии и того, что она, в отличие от других наук, должна изучать.

М. Вебер, ориентировавшийся на неокантианскую философию, считал, что реальны только индивиды, которых и должна изучать социология. Социолог не может познать такие абстрактные сущности, как народ вообще, класс вообще, государство вообще. Их составляют конкретные индивиды, изучая поведение, мотивацию и ценностные ориентации которых, можно затем определить контуры народа, класса, государства. Его оппонент, Э. Дюркгейм, придерживавшийся позитивизма, напротив, единственно реальным признавал коллективное сознание и социальную общность, аргументируя свою позицию тем, что общность всегда больше механической суммы отдельных индивидов. Если это так, то изучение отдельных представителей ничего не скажет о природе сообщества, у которого есть нечто, неразложимое на индивидуальные мотивы и потребности, скажем, традиции, обычаи, коллективные символы и верования, которым подчиняется индивид, но которые прямо не следуют из его поведенческих поступков и убеждений. Вебер и Дюркгейм придерживались разных картин мира, опираясь при этом на разные онтологии (учения о структуре мира) и разные философские традиции: Вебер опирался на традиции номинализма, а Дюркгейм - реализма. Однако кроме этих двух перспектив в социологии существуют и другие, формирующие собственные картины мира, непохожие на первые, например, марксизм, символический интеракцио- низм, этнометодология. Они иначе определяют то, что должна изучать социология, и то, как устроен тот мир, который она исследует.

Решающее влияние на НКМ оказывает философия. Это свидетельствует о том, что социология еще до конца не рассталась со своим философским прошлым. В одних странах такой отход произошел раньше, в других позже. В России с 20-е по 80-е гг. XX в. социологию считали частью философии, научные степени кандидата и доктора социологии появились только в начале 90-х гг. Правда, в США социологи по сию пору носят звание магистров и докторов философии, но это формальная дань прошлому. Никакого вмешательства на развитие социологии философия здесь не оказывает. Напротив, в Западной Европе все время были сильны философские традиции, в результате чего европейская социология создала более глубокую теорию и стала более аналитичной, чем американская.

В Европе фундаментальные знания в области философии были обязательным компонентом социологического образования. У социологов существовал широкий философский выбор: философия Канта и Еегеля, неокантианство и неогегельянство, позитивизм и неопозитивизм, феноменология и экзистенциализм, религиозная философия и философия жизни, томизм, агностицизм, сенсуализм и т.д. В США господствовало лишь одно направление - прагматизм, который и повлиял на основание американской социологии, ее менталитет и практическую направленность. Позитивизм, оказавший второе по значению влияние, особенно на становление количественной методологии и техники эмпирических исследований, был экспортирован из Европы. В Европу выезжали на учебу практически все американские социологи. Здесь они получали фундаментальную философскую, а вместе с ней и теоретикометодологическую подготовку. Т. Парсонс, самый выдающийся американский социолог, прошел полный курс обучения в Еермании. Другие мыслители, определившие облик американской социологии, в частности П. Лазарсфельд и П. Сорокин, эмигрировали в США из Европы, и вскоре после эмиграции создали свои научные школы и воспитали целые поколения социологов, впитавших европейскую интеллектуальную традицию. После второй мировой войны в США переехали большинство выдающихся европейских социологов, а потому учиться философии в Европе стало не у кого. Оторванное от своих корней молодое поколение европейских социологов обращало свои взоры не на Европу, а на США, откуда приходили все новомодные веяния и куда им приходилось выезжать для изучения эмпирической социологии. К 60-м гг. в США оформились собственные, отличные от европейских, философские течения, в частности, символический интеракционизм, которые, оставаясь во многом в сфере философии, органично влились в социологическое знание. С той поры можно говорить о том, что социология стала порождать собственную, нацеленную на обслуживание своих нужд, философию. Такие социолого-философские течения получили название социологических перспектив (иногда их также именуют школами, направлениями, парадигмами).

  • [1] Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники // http://philosophy.ru/library/fnt/OO.html
  • [2] См. работы В.С. Готта, М.В. Мостепаненко. П.С. Дышлевого, С.Т. Мелюхина. В.В. Казю-тинского. Л.А. Микешиной. Л.М. Волынской, Е.Д. Бляхера, В.С. Стенина. М.Э. Омельянов-ского. Б.Г. Кузнецова, В.Ф. Черноволенко, А.Д. Урсула.
  • [3] Холтон Дж. Что такое «антинаука»? // Вопросы философии 1992. № 2. С. 41.
  • [4] Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники // http://philosophy.ru/library/fnt/00.html
  • [5] Эйнштейн А. Собрание научных трудов, Т. 5. М.: Наука, 1967. С. 158.
  • [6] Мякишев Г.Я. Эволюция связи основных элементов физической картины мира / В кн.: История и методология естественных наук, Вып. 4. М.: Изд-во Московского университета, 1966. С.211-212.
  • [7] Мостепаненко М.В. Философия и физическая теория: Физическая картина мира и проблемапроисхождения и развития физических теорий. Л.: Наука, 1969. С. 71.
  • [8] Мелюхин С.Г. Марксизм-ленинизм и современная естественнонаучная картина мира. М.:Знание, 1968. С.41.
  • [9] Степин В.С. Становление научной теории. (Содержательные аспекты строения и генезисатеорет. знаний физики.) Мн.: Изд-во БГУ, 1976. С. 76.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >