Взаимосвязь научной картины мира и индивидуального мировоззрения

Термин картина мира весьма многозначен. В отечественной литературе этот термин применяется в двух смыслах: 1) в узкоспециальном он обозначает тип научной онтологии, т.е. таких представлений о мире, которые являются результатом научного теоретического знания или познания окружающей реальности. В этом значении научная картина мира - специфическая форма систематизации научного знания, задающая видение предметного мира науки соответственно определенному этапу ее функционирования и развития; 2) в широком смысле он применяется для обозначения мировоззренческих структур, лежащих в фундаменте культуры определенной исторической эпохи. В этом значении используются также термины «образ мира», «модель мира», «видение мира», характеризующие целостность мировоззрения. Структура картины мира при таком подходе задается через систему так называемых категорий культуры (универсалий культуры)1. Расширенное толкование термина «картина мира» дало основание ряду исследователей отождествить понятия мировоззрения и картины мира. Так, А.Н. Чанышев отмечал, что «под мировоззрением мы понимаем общую картину мира, т.е. более или менее сложную и систематизированную совокупность образов, представлений и понятий, в которой и через которую осознают мир в его целостности и единстве и (что самое главное) положение в этом мироздании такой его важнейшей (для нас) части как человечество»[1] [2] [3].

Сходные позиции занимает Дж. Холтон, у которого картина мира фактически отождествлялась с мировоззрением. Понятие картины мира как синоним понятия мировоззрения как раз и используется в концепции Дж. Холтона. Картина мира предстает у него как модель мира, которая «обобщает опыт и сокровенные убеждения человека и выполняет роль своеобразной ментальной карты, с которой он сверяет свои поступки и ориентируется среди вещей и событий реальной жизни»1. Многие выдающиеся естествоиспытатели, в том числе В.И. Вернадский, достаточно много внимания уделяли анализу взаимосвязи картины мира и научного мировоззрения. Он подчеркивал, что научное мировоззрение, которое обязательно включает в качестве компонента общенаучную картину мира, а также ее философские основания, развивается в тесном взаимодействии со всеми сторонами духовной жизни общества. По мнению

В.С. Степина, мировоззренческий образ мира - это не только осмысление мира, знание о мире, но одновременно система ценностей, определяющая характер мироощущения, переживания мира человеком, определенную оценку тех или иных его событий и явлений и, соответственно, активное отношение человека к этим событиям[4] [5]. В связи с этим В.Ф. Черноволенко пишет: «научная картина мира - такой горизонт систематизации знаний, где происходит теоретический синтез результатов исследования конкретных наук со знаниями мировоззренческого характера, представляющими собой целостное обобщение совокупного практического и познавательного опыта человечества. Научная картина мира стыкуется и с теоретическими системами меньшей степени общности (конкретными науками, обобщающими теориями естествознания и т.п.) и с предельно широкой формой систематизации знаний и опыта - мировоззрением»[6].

Тесную взаимосвязь между картиной мира и мировоззрением исследователи заметили уже давно. Их сходство, а зачастую и тождественность, объясняется тем, что оба они произрастают из одного и того же «ствола» - философии. Философия составляет теоретическое ядро мировоззрения. Как только человек начинает обобщенно думать о мире, он обязательно становится философом - либо доморощенным, либо профессиональным. В зрелые годы или на закате дней многие крупные ученые приходили к необходимости философского осмысления науки. Результатом размышлений нередко становилось открытие новой картины мира, которая была равноценной их научному вкладу. Глубоко религиозный человек Исаак Ньютон создал не только дифференциальную систему уравнений, открыл множество физических законов и предложил собственную конструкцию солнечной системы, но и сотворил новую картину мира, где религиозные представления гармонично соединились с научными. Противоположную ньютоновской картину вселенной описал другой великий физик Альберт Эйнштейн. В его НКМ пространство и время соединены в один четырехмерный континуум. Эйнштейновская картина мира не знает лапласовского детерминизма. «Квантовая физика формулирует законы, которые управляют множеством, а не частностями. Описываются не свойства, а вероятности, формулируются не законы, открывающие будущность систем, а законы, управляющие переменами во время вероятностей и охватывающие огромное множество частностей»[7].

Тейяр де Шарден, известный геолог и палеонтолог, сыгравший большую роль в открытии синантропа во время раскопок, производившихся в 1929 г. экспедицией Дэвидсона Блэка, и оставивший ряд важных работ по геологии Китая, по культуре палеолита и по эволюции млекопитающих, в 1938 г. написал книгу «Феномен человека». В этой книге он осмыслил свои представления об эволюции жизни и ее высшей формы - человечества, которое Шарден мыслит единым целым, связанным биологической, культурной и социальной общностью. Будучи настоящим ученым и верующим человеком, Тейяр де Шарден хорошо понимал необходимость создания научной картины мира в целом и места жизни в этой картине. Именно она, а не археологические открытия, принесла ученому посмертную славу.

Таким образом, расширенная трактовка картины мира как мировоззрения и культурной универсалии может звучать так: картина мира - совокупность мировоззренческих знаний о мире, или, как еще говорил К. Ясперс, «совокупность предметного содержания, которым обладает человек», а также совокупность культурных представлений эпохи, выявляющих отношение человека и общества к миру. Научные картины сильно интегрированы в культуру некоторой эпохи и цивилизации. Картина мира помогает вписать добытые теорией и эмпирией точные знания в абстрактный и неточный мир культурных ценностей. Конкретная культура конкретной эпохи оказывает явное и неявное давление на ученого, задавая цели и задачи науки, определяя критерии оценки и содержание знаний. Это может быть не только общекультурное, но и политическое, религиозное, экономическое давление. Выдержать культурное давление, принять на себя первый удар тех ценностей и установок, которые к науке не относятся, и призвана картина мира. Занимая промежуточное положение между культурой общества и конкретной научной деятельностью, она смягчает удар и переводит одно на язык другого.

Исходные принципы научной картины мира испытывают непосредственное влияние мировоззренческих установок, доминирующих в культуре некоторой эпохи. Так, становление концепции евклидова пространства в физике перекликалась с возможностями использования в изобразительном искусстве эпохи Возрождения принципов линейной перспективы. «Нетрудно, например, обнаружить, что представления об электрическом флюиде и теплороде, включенные в механическую картину мира в XVIII в., складывались во многом под влиянием предметных образов, почерпнутых из сферы повседневного опыта и производства соответствующей эпохи. Здравому смыслу XVIII столетия легче было согласиться с существованием немеханических сил, представляя их по образу и подобию механических, например, представляя поток тепла как поток невесомой жидкости - теплорода, падающего наподобие водяной струи с одного уровня на другой и производящего за счет этого работу так же, как совершает эту работу вода в гидравлических устройствах»1.

  • [1] // Вопросы философии. 1992. № 12. С. 3-20; Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г.Синергетика и прогнозы будущего. М., Наука, 1997.
  • [2] См., например: Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры М., 1972. С. 15-16; СтепинВ.С. Теоретическое знание. М. 2000. С. 184-292.
  • [3] Чанышев А.Н. Начало философии. М.,1982. С. 38-^43.
  • [4] Холтон Дж. Что такое «антинаука»? // Вопросы философии 1992. № 2. С. 38.
  • [5] Степин В.С. Теоретическое знание. М., 2000. С. 190.
  • [6] Черноволенко В.Ф. Мировоззрение и научное познание. Киев, 1970. С. 122.
  • [7] Albert Einstein and Leopold Infeld. The Evolution of Physics. New-York, 1967. P. 297
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >