Философское осмысление проблем справедливости в древности

У древних индусов, например, объектом поклонения были силы природы, которые рассматривались как внутренние причины, космические начала, определявшие и содержавшие основные законы жизни общества, ее справедливость. Эти законы, считали они, властвовали как над физическими процессами, так и над общественными, моральными отношениями людей.

Даже в самых древних представлениях о справедливости уже заметны противоположные тенденции, отражающие противоречивость, антагонизм социальной структуры древнего общества. Так, например, идеи справедливости, которые развивал брахманизм, оправдывали неизменность кастового строя, извечную противоположность низших и высших слоев, пассивность, приспособленчество. Этим представлениям противостояло иное понимание справедливости. Один из вождей народного движения Шудр (IV - III вв. до н.э.) Махали Босала отвергал кастовый строй, представления брахманизма о справедливости в целом.

То же самое можно сказать и о древнекитайском обществе. Конфуцианские социальные и этические идеи оправдывали незыблемость иерархической социальной структуры, объявляли справедливым господство богатства и знати, послушание, покорность простолюдинов. Этой доктрине противостояли идеи народных движений, лозунги восстаний угнетенных, стихийно протестовавших против идеологии порабощения, суть которой метко подметил китайский писатель-демократ Лу Синь, писавший о конфуцианстве: «Я раскрыл книгу истории. Каждая страница была испещрена словами «гуманность», «справедливость», «добродетель», ... и вдруг между строками рассмотрел, что вся книга исписана одним словом - людоедство» [9, с. 64-65].

Божественный первоисточник сложившихся социальных и политико-правовых порядков - основная тема древних мифов. В мифах древних народов по-разному решается вопрос происхождения земной власти и порядка. Различные версии мифа представляют интерес как познавательное отражение в форме мифа различных вариантов упорядочения и регуляции соответствующих общественных отношений. В мифах ряда народов говорится о первоначальном непосредственном правлении богов, которые затем людей научили искусству управления и передали власть земным правителям. Согласно древневавилонским и древнеиндийским мифам, боги, являясь источниками власти правителя, вместе с тем и сами продолжают оставаться вершителями земных дел и людских судеб.

Согласно древнекитайскому мифу о божественном происхождении и характере земной власти, именно верховный правитель Поднебесной (император Китая) является единственной точкой связи с высшими, небесными силами. Вся власть сконцентрирована, в особе верховного правителя, а все остальные должностные лица и государственный аппарат в целом лишь помощники личной власти правителя.

Приведенные мифологические версии о божественном характере земных порядков лежат в основе более конкретных воззрений о власти, управлении, праве, справедливости, правосудии и др. Например, в соответствии с мифологическими и религиозными воззрениями древних египтян правду, справедливость и правосудие олицетворяет богиня Маат. Судьи носили изображение этой богини и считались ее жрецами. Божественный характер земной власти (фараона, жрецов, чиновников) и официально одобренных правил поведения, в том числе и основных источников тогдашнего права (обычаев, законов, судебных решений), означал, что все они соответствуют божественному порядку справедливости.

По древнешумерскому мифу, в качестве покровителя справедливости, защитника слабых и теснимых фигурирует бог Шамаш, жестоко карающий все злое, лживое, несправедливое. Всякого, кто нарушит путь правды, справедливости, права, ждет неминуемая и суровая кара. Шумерские и вавилонские правители настойчиво подчиняли божественный характер своей власти и своих законов, их соотношение неизменным божественным установлениям справедливости.

Постепенно происходит усиление правового аспекта в трактовках справедливости. Уже в Риме понятие справедливости перестает связываться, преимущественно, и только с областью морально-философской. Оно утверждается и в сфере правовой мысли. Вообще, по мере усиления роли товарно-денежных отношений категория справедливости становится все более предметом не только философских, этических, но и философско- правовых исследований, а также социально-экономических разработок.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >