Современный этап. Новые подходы и взгляды в экономической социологии

Продвигаясь вперёд, наука непрестанно перечёркивает сама себя.

Виктор Гюго

М. Грановеттер и Р. Сведберг как лидеры новой экономической социологии

Не будет метафорическим излишеством, если сказать, что в безбрежном океане мысли и знаний, парадигма новой экономической социологии стоит на трёх «китах», это сетевая теория, социология организации и социология культуры. Эти структуры в достаточной мере автономны и имеют собственные традиции, и было бы сложно даже предположить, что возможно будет вот так собрать под одной «крышей» вместе эти традиции, и начать без колебаний атаковать неоклассическую аргументацию. И несмотря на то, что вся «атакующая аргументация» по существу уместилась в одну статью, она получила широкое хождение и признание. Здесь, видимо, нельзя сбрасывать со счетов «встречный» интеллектуальный энтузиазм, который отмечается Свед- бергом как «побочный» позитив, когда он перечисляет достоинства новой парадигмы. А также следует сказать об ожидании новых прорывов, интеллектуальных движений и, отметить атакующий стиль, связанный с опровержением неоклассических аргументов. Однако сам Сведберг всё же остерегается называть «новую экономическую социологию» социальным движением, и даже задаётся вопросом: «Можем ли мы говорить о том, что новая экономическая социология создала отно- сительно единую теорию или основана на таковой?». ~ Так это или нет, но научное сообщество в данных обстоятельствах фактически приняло новую экономическую социологию как парадигму. Приняло прежде то, что «экономические действия «укоренены в конкретных системах социальных отношений» и что эти «социальные отношения» предпочтительнее (а то и непременно следует) трактовать в терминах сетей».[1] [2]

Но надо ли это понимать так, что понятие «отношения» устарело, и отныне всякие экономические действия должны будут уводить нас в сети. И что «отношения», где скрытно присутствует «визави», ныне замещается беспредельностью сетей. И что согласно уже сетевой логике, надо будет, например, понятие, «имущественные отношения» заменить понятием «имущественные сети». Будут ли эти понятия равнозначными по смыслу? Ответ надо искать в самой парадигме. Поэтому больше узнаем о ней, и уясним себе силу «атакующей аргументации».

Итак, как принято считать в американской литературе, своим рождением и названием «новая экономическая социология», обязана одному автору и конкретному событию, связанному с появлением статьи-манифеста «Экономическое действие и социальная структура: проблема укоренённости». Автором её был американский социолог Марк Грановеттер, а статья увидела свет в 1985 году. Так начался ещё один этап в развитии экономической социологии, отличающийся от «старой» (классической и неоклассической), ориентированной на представление о рациональном поведении, основанном на собственном интересе. Старая экономическая социология связывалась, прежде всего, подчёркивает Грановеттер, с индустриальной социологией и концепцией хозяйства и общества в трактовке Т.Парсонса, Н.Смелсера и У. Мура. Однако эти парадигмы со временем, в общем-то, утратили свой потенциал. Согласно новой экономической социологии Грановеттера, экономическое поведение надо рассматривать с тех позиций, что оно укорено в межличностных отношениях. Эта идея Грановеттера нашла своих сторонников в западной экономической социологии, и прежде надо понимать в лице Сведберга, который продолжает их развивать. То, что «укоренено» по Грановеттеру, и то, что было предложено другими авторами в развитии, мы представили схематично на рисунке 1.

На рисунке 1. мы поместили основные составляющие и переменные, которые в своём единстве и целостности предстают как «паспорт проекта» новой экономической социологии. Американские эко- номсоциологии предъявляют его научным сообществам как право на лидерство в данной области знаний. В России такой паспорт приняли, но в Европе, похоже, у него появились трудности в хождении. Во всяком случае, перфомативность, как встречный проект, восстановивший в правах экономического человека, и в не меньшей мере разработки Латура о пересборки социального, смогли пошатнуть основание новой экономической социологии.

Общая структура основных составляющих и ключевых понятий новой экономической социологии

Рис. 1. Общая структура основных составляющих и ключевых понятий новой экономической социологии

У нас лишь один вопрос, который здесь мы сформулируем так: если экономическое поведение укоренено в межличностных отношениях, то почему об имущественных отношениях ничего не говорится, ведь они занимают важное место в социальных отношениях. Именно в имущественных отношениях мы имеем возможность наполнения экономического понятия собственности реалиями конкретного человека. И разве решение этой проблемы не должна было стать приоритетной задачей экономической социологии, более того, разве имущественные отношения не должна рассматриваться как «базисные» в экономической социологии? Ведь заменяя «имущественные отношения» на «имущественные сети» и укореняя тем самым имущественные отношения в сетях, мы умаляем значения имущественных отношений, которым в экономическом детерминизме Маркса отводится решающая роль. Правда, у Поланьи экономический детерминизм имел место лишь на первом этапе машинной эпохи, когда появились хозяйства, основанные на ценообразовании. С окончанием первого этапа экономический детерминизм стал не более чем фантомом. Но, видимо, первый этап не завершился, если сохранилось ценообразование. В третьей главе мы вернёмся к рассмотрению этого вопроса, начав с того, что есть имущественные отношения? И как была вновь подтверждены и усилены их роли в российском обществе. Попытаемся также концептуально представить имущественные отношения в экономической социологии.

Что касается ключевых понятий новой экономической социологии, представленных на рисунке 1., то они разрабатывались в экономике и социологии. Так, ключевое понятие укоренённость во многом связано с именем Поланьи, понятие социальное конструирование разрабатывали в социологии Бергер и Лукман.[3] Американские экономсоцио- логи, и прежде Грановеттер и Сведберг, смогли наполнить эти понятия новыми смыслами, придать им новые значения и «жизненность» на стыке экономики и социологии. Например, понятие «переплетённый директорат», как членство в совете директоров более чем одной компании, говорит об укоренённости в бизнес - сетях семейственности. Ведь только семейный бизнес, представленный разными компаниями не стал бы конкурировать в силу родственных связей, а значит и такой переплетённый директорат в этой части соответствовал бы закону. Понятие бизнес- группа, которую разрабатывал Грановеттер, говорит уже больше о социальной солидарности. Сведберг считает, что это одно из продуктивных понятий, предложенных новой экономической социологией. И здесь, как видим, не обошлось без Дюркгейма, его понятия социальной солидарности.

Образующим понятием новой экономической социологии, объявляется сеть, рассматриваемая как основной структурный элемент современного общества. При этом сама сетевая структура исследуется Грановеттером приземлённо и в реальных практиках хозяйствования. Это и рынок, и поиск работы, выбор партнёров по бизнесу, а также формирование интеллектуальной элиты, обустройство иммигрантов и др. Критикуя экономические модели поведения, в которых признаются лишь экономические мотивы, влияющие на хозяйственную сферу, Грановеттер в исследовании рынка труда особое внимание обращает на переплетение экономической и неэкономической мотивации. Здесь он выходит на проблематики «Текучести» и «Мобильности рабочей силы», которые основательно изучались экономистами и социологами ещё в советский период.

  • [1] Западная экономическая социология. Хрестоматия современно классики. М., 2004. С.115.
  • [2] Западная экономическая социология. Хрестоматия современно классики. М., 2004. С.116.
  • [3] См. Питер Бергер, Томас Лукман. Социальное конструирование реальности. Трактат посоциологии знания. М., 1995.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >