Интеграционные процессы в мировой экономике и социально-экономические риски

Механизмы и последствия интеграционных процессов в современной России

Обеспечение национальной безопасности страны является одним из приоритетных направлений эффективной государственной политики, актуальность которого резко возрастает при возникновении взрывоопасных и аномальных ситуаций во внутренней или внешней сферах жизнедеятельности общества. Выступая на заседании Совета безопасности РФ, посвященном стратегии экономической безопасности страны до 2030 года, В.В. Путин отнес к наиболее приоритетным направлениям государственной политики решение вопросов, связанных с развитием национальной экономики России, особо отметив актуальность противодействия внешним рискам и угрозам. «Мы видим глубокие масштабные процессы, которые происходят в мире: формируются новые центры мирового экономического роста; с каждым годом возрастает конкуренция за рынки, технологии, капиталы; экономические ограничения, давление, санкции все чаще используются в политических целях, а под видом политических целей часто просто в конкурентной борьбе. Мы должны учитывать эти тенденции, превентивно реагировать на риски и угрозы. При этом наш главный, фундаментальный ответ заключается в том, чтобы наращивать свой собственный экономический потенциал [28]. В современном мире риски и угрозы национальной безопасности и условия их нейтрализации обрели ряд специфических особенностей, которые в прошлые эпохи либо вовсе отсутствовали, либо были слабо выражены. К их числу относятся:

  • 1. Системная природа современных рисков и угроз безопасности, заключающаяся в том, что возникший первичный очаг напряженности и высоких рисков, своевременно не ликвидированный, неизбежно распространяется на все сферы жизни общества и разрушает систему национальной безопасности в целом.
  • 2. Ослабленный эффект государственного управления национальной безопасностью, обусловленный глобализацией всего комплекса общественных отношений и всеобщей взаимозависимостью социально-экономических и геополитических процессов в мире.
  • 3. Возрастающая роль человеческого фактора в лице гражданского общества при реализации государственных мер по обеспечению национальной безопасности. Тенденция демократизации систем государственного устройства усиливает значимость общественного мнения в решении многих жизненно важных вопросов, включая проблемы обеспечения национальной безопасности. Так, например, волеизъявлением народа были определены решения о воссоединении Крыма с Россией, о выходе Великобритании из ЕС. С другой стороны, оппозиционные силы общества способны повлиять на условия функционирования и действия государственных институтов, вплоть до смены политических лидеров и общей направленности государственной политики.
  • 4. Возрастает многообразие объектов обеспечения национальной безопасности, что усложняет деятельность по нейтрализации угроз.

Указанные особенности угроз национальной безопасности и условий противодействия им потребовали создания правовой базы и национальных и международных институтов, специализирующихся на обеспечении безопасности. В 1945 г. с принятием Устава ООН был создан Совет Безопасности ООН - один из ее главных органов. С 1973 года действует Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) - крупнейшая в мире региональная организация по вопросам безопасности, ныне объединяющая 57 стран Европы, Северной Америки и Центральной Азии. В России создан конституционный совещательный орган при Президенте РФ - Совет безопасности, осуществляющий подготовку решений президента по вопросам проведения единой государственной политики в области национальной безопасности.

В России основными действующими нормативного-правовыми актами в сфере безопасности являются Федеральный закон от 28.12.2010 №390-Ф3 (в редакции от 05.10.2015) «О безопасности»; «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации», утвержденная Указом Президента от 31.12.2015 №683; «Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года», утвержденная Указом Президента от 13.05.2017 №208. Этими документами подтверждается, что обеспечение национальной и экономической безопасности является важнейшей предпосылкой для устойчивого развития экономики, сохранения территориальной целостности и суверенитета страны, создания достойного уровня жизни граждан России. Это возможно лишь при условии сбалансированности уровня защищенности от рисков и угроз всех основных структурных компонентов страны -государства, общества и личности.

Для достижения такой сбалансированности необходимы: а) для оценки ситуации - мониторинг уровня безопасности во всех сферах; б) для оптимизации целеполагания - гармонизация текущих задач и стратегических целей обеспечения безопасности; в) выбор ключевого принципа противодействия рискам - комплексный, системный подход при разработке и реализации мер по защите личности, общества и государства от рисков и угроз. Однако при осуществлении данного концептуального подхода к обеспечению национальной безопасности возникают некоторые проблемы организационно-правового характера.

Полномочиями в области обеспечения национальной безопасности обладают все институты власти - от президента и формируемого им Совета безопасности до органов местного самоуправления. Такая множественность центров ответственности обеспечивает полноту охвата защитными мерами всех подверженных рискам элементов общественной системы. Но, одновременно, возникает опасность дублирования или вакуума полномочий и рассогласованности действий участников процесса обеспечения безопасности.

Анализ круга проблем безопасности, рассматриваемых на ежегодных выездных заседаниях Совета безопасности РФ, на проводимых Президентом несколько раз в месяц совещаниях с постоянными членами Совета безопасности РФ, на заседаниях межведомственных комиссий Совета безопасности РФ, позволяет сделать два вывода. Во- первых, обсуждаемые темы исключительно актуальны и конкретны, по ним принимаются конструктивные решения. Во-вторых, за этими частными вопросами нередко теряются единство и целостность проблемы безопасности, внимание акцентируется преимущественно на вопросах текущей ситуации и, возможно, вне связи со стратегическими целями. В подтверждение сказанного приведем несколько примеров.

На состоявшемся 22.03.2017 г. заседании Межведомственной комиссии Совета безопасности РФ по безопасности в экономической и социальной сферах были рассмотрены вопросы энергетической безопасности России. В целях борьбы с угрозами энергетической безопасности России было предложено реализовать такие меры, как: совершенствование законодательства в данной сфере, повышение устойчивости функционирования топливно-энергетического комплекса, активизация структурной перестройки и ускорение инновационного развития отрасли. При достаточно противоречивых, но в целом тревожных оценках объема запасов нефти и газа, экономически целесообразных для добычи, важными задачами являются разведка и освоение новых месторождений. Однако данный аспект проблемы в выводах Комиссии не представлен, т.е. вне поля зрения остался главный вопрос стратегической перспективы.

Примером фрагментарности и некоторой односторонности государственной политики в сфере национальной безопасности может служить тематика ежегодных выездных заседаний Совета безопасности РФ. В 2016 г. на таком заседании в г. Челябинске рассматривались следующие вопросы национальной безопасности в регионах: 1) проблемы экологической безопасности при обращении с отходами производства и потребления; 2) профилактика угроз терроризма и экстремизма; 3) проблемы гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений. В марте 2017 г. на выездном заседании Совета безопасности РФ в г. Кургане обсуждались вопросы: 1) результаты реализации решений, принятых в 2016 г.; 2) меры по обеспечению информационной безопасности в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления; 3) итоги реализации Стратегии государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года.

Таким образом, основное внимание уделялось отдельным проблемам безопасности в социальной сфере, экологии и управлении. В течение последних двух лет на региональном уровне в Совета безопасности РФ не обсуждались вопросы экономической безопасности, составляющей базовую часть национальной безопасности. Но именно безопасное состояние экономики является фундаментом всей системы национальной безопасности.

При формировании государственной политики в области национальной безопасности важнейшим исходным критерием для выбора приоритетных направлений должно быть хорошее знание общей структурной иерархии угроз национальным интересам. Изо всего многообразия предлагаемых классификаций угроз безопасности наиболее значимыми позициями являются: а) разграничение угроз по источникам - внешние, внутренние и транснациональные; выделение видов угроз по характеру подверженных рискам объектов и сфер жизнедеятельности - экономические, социальные, экологические, политические и т.д.; б) дифференциация угроз и рисков по степени интенсивности - потенциальные и непосредственные; высокой, умеренной и низкой вероятности; угрожающих катастрофическими, высокими, средними и малыми потерями; в) разделение по способу возникновения - угрозы объективного характера и субъективной природы.

В подобной многоуровневой классификации угроз наиболее значимым является разграничение внутренних и внешних угроз национальной безопасности. К основным внутренними угрозам для Российской Федерации а современных условиях относятся:

  • - низкий уровень воспроизводственных процессов (слабый рост ВВП, производительности труда, инвестиций в основной капитал и инновационные технологии; недостаточное развитие инфраструктуры; низкий уровень воспроизводства человеческого капитала - незначительный прирост численности населения и трудового потенциала, неэффективность внутренней и внешней миграции, нарастание проблем физического и нравственного здоровья нации, пороки системы общего и профессионального образования);
  • - разбалансированность социально-экономических систем и отношений (деиндустриализация экономики, критически высокий износ основных фондов, низкая конкурентоспособность отечественной промышленной продукции, индикаторы научно-технического развития ниже порогового уровня, высокая доля теневого сектора экономики, углубление неравномерности социально-экономического развития регионов страны, крайне высокая степень дифференциации доходов и качества жизни населения);
  • - опасно высокий уровень деформации правового пространства страны и признаки системного кризиса в области государственного управления (несовершенство законодательной системы и правоприменительной практики, высокий уровень криминализации общества и институтов государственной власти, бюрократизация и коррупция госаппарата).

Характеризуя в целом состояние защищенности России от внутренних угроз, надо признать следующее: а) каждая отдельно взятая угроза, как правило, не превышает наиболее опасной критической зоны, что может создать видимость почти достаточного уровня защищенности национальных интересов страны от внутренних угроз; б) в действительности же степень защищенность личности, общества, государства от комплекса внутренних угроз находится в зоне крайне хрупкого равновесия. Подавляющая часть индикаторов внутренних рисков приближена к критическому порогу, что свидетельствует о состоянии, близком к системному кризису всей общественной системы и высоким рискам дестабилизации общества. Отсутствуют надежные потенциальные точки роста, с помощью которых можно было бы «запустить» процесс восстановления и устойчивого прогресса во всех сферах жизнедеятельности общества. Следовательно, необходимы политическая воля и активные действия по выводу экономики на траекторию устойчивого роста, чтобы не допустить перехода современного режима стагфляции в необратимую фазу.

Не способствует успешной нейтрализации внутренних угроз состояние отношений России с внешним миром. Комплекс основных внешних угроз национальной безопасности России включает:

  • - крайне высокую уязвимость и зависимость экономики России от внешнеэкономической конъюнктуры;
  • - санкционную «войну», развязанную Западом против России;
  • - ослабление тенденций экономической интеграции и взаимодействий в политической сфере на постсоветском пространстве и «вялотекущий» характер процесса евразийской интеграции;
  • - глобальный экономический кризис, напряженность и неопределенность мирохозяйственных связей и геополитической обстановки, резкое отставание России в области начавшейся смены мирового технологического уклада и перехода к модели информационного общества.

По оценке академика С.Ю. Глазьева, наиболее острые конкретные внешние угрозы для экономики России «касаются рисков замораживания валютных активов, отключения российских банков от международных платежных и информационных систем, запретов на поставки высокотехнологичной продукции, ухудшения условий российского экспорта» [31].

Степень устойчивости современной экономики определяется, прежде всего, состоянием финансовой системы. В связи с этим в России необходимо, по мнению С.Ю. Глазьева, реализовать следующий комплекс мер по обеспечению безопасности национальной валютнофинансовой системы: 1) достичь стабилизации курса рубля и валютного рынка и прекращения оттока капитала за рубеж; 2) осуществить де- офшоризацию и прекращение незаконного вывоза капитала; 3) предупредить дальнейшие потери российской финансовой системы вследствие неэквивалентного внешнеэкономического обмена и защитить финансовый рынок от угроз дестабилизации; 4) увеличить потенциал и безопасность российской денежной системы, придать рублю функции международной резервной валюты и сформировать Московский финансовый центр [32]. Условия для выхода из кризиса, модернизации экономики и реализации модели опережающего развития нового технологического уклада экономики России С.Ю. Глазьев видит в том, чтобы сформировать действенную систему стратегического управления развитием экономики.

Аналогичное видение основной предпосылки обеспечения экономической безопасности и долговременного устойчивого развития России было представлено на заседании круглого стола Международного союза экономистов в феврале 2016 г. Участники круглого стола на тему «Экономическая безопасность России» пришли к общему мнению о необходимости перехода на новую экономическую модель, о задаче разработки концепции и долгосрочной стратегии социально- экономического развития Российской Федерации. На заседании круглого стола директор Института проблем рынка РАН Цветков В.А. в своем докладе назвал в качестве основных внутренних угроз: 1) самоустранение Правительства РФ от проблем обеспечения экономической безопасности страны; 2) тупиковую модель развития экономики страны, постепенно превращающую Россию в технологическое захолустье и не дающую вывести экономику на инновационный уровень; 3) неэффективность налоговой системы; 4) неравномерность развития регионов РФ; 5) отсутствие социальной справедливости как фактора экономического развития [76].

Бесспорность того, что России необходим переход на новую модель экономического развития, отмечает член-корреспондент РАН Сорокин Д.Е.: «Ныне, когда экономическая динамика России указывает, что негативный тренд является не стечением тех или иных внешних экономических или политических обстоятельств, а как, на мой взгляд, абсолютно правильно, выступая в Думе, председатель правительства сказал: «Главная причина - структура нашей экономики», общество стоит перед необходимостью достаточно глубокого реформирования экономики» [67, с. 113].

Актуальная для России государственная политика в области перевода экономики на прогрессивную модель развития есть, одновременно, политика обеспечения национальной безопасности, нейтрализующая внутренние и внешние угрозы и риски. Методы управления рисками дифференцируются по их видам, в том числе - по внутренним и внешним.

Однако разграничение угроз и рисков на внутренние и внешние, четко представленное в теории рисков, не столь явно и однозначно определяется на практике. Это обусловлено системным характером рисков и угроз безопасности. Разные виды рисков, будучи элементами единой системы, взаимосвязаны. Сами же связи могут быть крайне разнообразными: прямые и обратные, тесные и слабые, управляемые и неуправляемые, взаимно усиливающие или ослабляющие друг друга, связи устойчивые и изменчивые.

Условия окружающего мирового пространства требуют от России способности нейтрализовать многочисленные свойственные современному международному сообществу экономические, технологические, политические риски и готовности к ответам на новые вызовы.

Стагнация европейской экономики и замедление темпов роста развивающихся экономик, усиление протекционистской экономической политики многих стран, продолжающееся санкционное давление в своей совокупности негативно влияют на уровень внешнеэкономической безопасности России.

В сфере внешнеэкономических отношений актуальными для Российской Федерации направлениями обеспечения безопасности являются: систематическое снижение зависимости от импорта продовольствия и высокотехнологичной продукции, оптимизация на паритетной основе межгосударственных финансовых потоков, повышение экспортного потенциала страны в целом при наращивании в нем доли промышленной продукции высокого передела, углубление взаимовыгодных экономических интеграционных связей в рамках Евразийского союза, на постсоветском пространстве и с остальным миром.

Сложное сочетание у каждой страны стимулов и барьеров к сотрудничеству определяет внешнеэкономическую конъюнктуру в разных регионах мира. Одновременное участие России в разных региональных сообществах государств и развитие ее двусторонних отношений со многими странами мира обеспечивают значительные потенциальные возможности для активизации и диверсификации разных видов внешнеэкономической деятельности.

Существенную роль в упрочении внешнеэкономических связей играет процесс развития интеграционных институтов. Однако, существует временной лаг между учреждением интеграционных институтов и формированием межстранового интегрированного экономического пространства. Данный лаг времени может сильно варьировать в зависимости от многих факторов. Более успешному развитию внешнеэкономических отношений между странами способствует его сочетание с совпадающими геополитическими интересами и с сотрудничеством в социально-культурной сфере.

При оценке позиций России в системе международной экономической интеграции необходимо исходить из основных положений научной теории интеграции и общих закономерностей интеграционных процессов в мировом пространстве. Существуют три взаимосвязанные научные категории, с помощью которых интерпретируются мировые процессы в современную эпоху: интернационализация, глобализация, интеграция. Если глобализация - это новое качество интернационализации на стадии предельно возможного развития ее вширь, то интеграция - это наивысшая ступень развития ее вглубь [60, с. 11]. Современная модель всеобщей глобализации реализуется в различных формах, из которых важнейшей является международная экономическая интеграция. Основными предпосылками экономической интеграции являются международное разделение труда и международная производственная кооперация, позволяющие повышать эффективность хозяйственной деятельности. Простейшие формы интеграции представлены созданием единого рыночного пространства с унифицированными условиями для стран-участниц.

Прежде всего важно различать виды экономической интеграции по степени унификации экономической политики и глубине взаимодействия стран между собой. По данным критериям принято, как известно, разграничивать семь видов (этапов) экономической интеграции: 1) льготная торговая зона; 2) зона свободной торговли; 3) таможенный союз; 4) общий рынок; 5) экономический союз; 6) экономический и валютный союз; 7) полная экономическая интеграция.

Создание теории экономической интеграции стало предметом исследований в мировой науке в середине XX века. Сложность и противоречивость мировых интеграционных процессов определяют множественность научных подходов к формированию теории экономической интеграции. Как отмечают специалисты, исследование феномена международной экономической интеграции находится на стыке ряда гуманитарных дисциплин - экономики, политологии, социологии, общественной психологии [60, с. 11]. Тем самым создаются как позитивный эффект междисциплинарных исследований, так и потенциальный риск ограниченного одностороннего полхода к анализу. Междисциплинарный аспект анализа международной интеграции наиболее актуален в плане совместных исследований, проводимых экономистами и политологами. Специфика международной экономической интеграции, в отличие от национальных интеграционных процессов, состоит в неизбежной опосредованности экономических взаимосвязей стран действиями политических институтов. При этом могут возникать противоречия между экономическими и политическими интересами стран- участниц интеграционных процессов.

Характерно, что существующие теории международной экономической интеграции основаны либо исключительно на экономическом подходе, либо учитывается политический компонент данного процесса. Основными вопросами данных теоретических концепций являются: сущность и природа международной экономической интеграции; ее характерные особенности, цели и механизмы развития; методологические и гносеологические проблемы интеграции; оценка интеграционных эффектов (последствий).

К числу наиболее известных теорий международной экономической интеграции (более детально [60 с. 6-23; 72, с. 29-34 ]) относятся:

  • - теории экономической интеграции в рамках раннего и позднего неолиберализма, неокейнсианского подхода;
  • - теория дирижизма;
  • - теории федерализма, функционализма, неофункционализма, институционализма, структурализма;
  • - коммуникационная теория «сообществ безопасности», теория корпорационализма;
  • - теория межправительственного подхода, теория многоуровневого управления и политических сетей.

Существенное внимание развитию теории международной экономической интеграции уделяется в отечественной науке. Так, в изданной УрО РАН монографии [64], развиты методологические основы исследования новых форм международного экономического партнерства. В трудах Ворониной Т.В. [27] разработана модель трансформации международных интеграционных процессов: «интеграция - дезинтеграция - реинтеграция - интеграция на новом уровне». Классификация теоретических концепций взаимоотношений стран с разным уровнем развития в условиях экономической интеграции предложена в монографии под ред. Татаркина А.И. [56].

Теории международной интеграции помогают осмыслить природу реальных мировых процессов, чтобы более эффективно управлять ими и адекватно реагировать на конкретную ситуацию. Вместе с тем, все труднее становится объяснять реальные мировые процессы на базе универсальных научных парадигм и концепций, т.к. в ускоренном режиме идет процесс нарастания многообразия форм и механизмов интеграционных процессов.

Проблема усугубляется также сложностью взаимодействий между странами - субъектами разных по своей сущности интеграционных потоков событий. Более того, в силу всеобщей глобализации одни и те же страны вовлечены одновременно в несколько трудно совместимых интеграционных процессов, что создает крайне противоречивую ситуацию. Партнерские отношения и конфликт интересов образуют сложное переплетение отношений, в котором требуются исключительно взвешенные и компромиссные решения во избежание вооруженных конфликтов или катастрофических для страны последствий в социально-экономической и политической сферах. Сказанное можно проиллюстрировать на ряде примеров из современной системы экономических отношений в мире.

Так, например, особого внимания заслуживает выдвигаемая М.О. Лихачевым идея о том, что в обозримой исторической перспективе в глобальном масштабе может произойти дезинтеграция, «которая способна полностью изменить структуру современной мировой экономики и сложившуюся систему международных экономических отношений» (курсив наш) [49]. В своих выводах автор опирается на ряд зарубежных исследований, раскрывающих опасные последствия современной модели международной экономической интеграции. Развитые страны все более специализируются на «экономике знаний», генерируя поток инноваций, становясь при этом импортерами товаров, услуг, капиталов из развивающихся стран. Но в перспективе наиболее передовые развивающиеся страны станут создавать собственную экономику знаний, генерировать новые технологические идеи, формировать стратегию импортоза- мещения. Тем самым будут подорваны основы глобального доминирования развитых стран и будет снижаться динамизм их экономик. Подобный сценарий развития мирохозяйственных отношений означает, что международная экономическая интеграция будут сама себя отрицать, т.е. результатом дальнейшего ее углубления может стать дезинтеграция.

Распространенные суждения о соотношении интеграции и дезинтеграции в мировой экономике основаны на попытках рассматривать их как сосуществующие тенденции. Дезинтеграция, по мнению сторонников данной позиции, порождается обычно диспаритетом взаимодействующих субъектов, что свидетельствует, как нам представляется, о крайне одностороннем и суженном видении реальных процессов. При этом дезинтеграция расценивается сторонниками данной позиции в качестве потенциального фактора, подталкивающего к поиску новых форм более эффективной интеграции [47] и, следовательно, несущего определенный позитивный импульс развития экономических отношений.

Еще один вывод по вопросу о соотношении тенденций интеграции и дезинтеграции в мировой экономике состоит в признании того, что нарастание интеграционных рисков и противоречий в мировой экономике порождает такие альтернативные научные гипотезы, как: 1) наличие тренда в направлении новой фазы хозяйственной эволюции, представленной как гипотеза деглобализации и 2) современные вызовы ведут к построению новых межстрановых институциональных конструкций по типу «интеграция интеграций» или «мегаинтеграция» [8, с. 133-134].

Особое место среди немногочисленных исследований теоретической направленности, посвященных проблеме соотношений интеграции и дезинтеграции экономических пространств, занимает работа авторов А.М. Либмана и Б.А. Хейфеца [48]. Авторы статьи, наряду с обстоятельным анализом текущих процессов в исследуемой области, затронули также теоретический аспект, представив классификацию моделей дезинтеграции и развернутую характеристику механизмов процесса в каждой модели. В основе предложенной классификации моделей интеграции лежит их разграничение по двум признакам - доминирующий канал дезинтеграции и скорость процесса. По первому признаку выделяются два типа - «сверху» и «снизу». Каждый из этих типов подразделяется на два подтипа по скорости - высокой и низкой. Соответственно получены четыре модели дезинтеграции:

  • - конфликтная дезинтеграция (сверху, высокая скорость), которая может быть обусловлена тремя видами движущих сил: пробуждением «спящих институтов», саморазрушением и форс-мажорными факторами;
  • - шоковая дезинтеграция (снизу, высокая скорость);
  • - стагнирующая дезинтеграция (сверху, низкая скорость);
  • - дивергентная дезинтеграция (снизу, низкая скорость), особенность которой в том, что она поддается управлению.

Как отмечают авторы, данные модели обычно не встречаются в чистом виде, а существуют в некоторых сочетаниях. Существенный интерес представляет вопрос о механизмах и типах соотношений экономической интеграции и дезинтеграции. Однако, проводимые исследования, как правило, ограничиваются автономным рассмотрением либо проблем интеграции, либо дезинтеграции, а вопросы их взаимодействия пока остаются слабо разработанными. Современные закономерности мировой экономической интеграции открывают большие возможности для обобщения информации и дальнейшего продвижения в вопросах развития теории экономической интеграции.

Трудность познания типичных тенденций экономической интеграции в современном мире обусловлена многообразием конкретных форм данного процесса, а также нарастающим его динамизмом. При всем различии авторских суждений в данной области, по ряду позиций достигнуто определенное единодушие мнений исследователей. Так, распространенным является представление о двух доминирующих моделях международной экономической интеграции - 1) на глобальном уровне, где основой институционализации процесса выступают ВТО, МВФ, МБРР и 2) множественные региональные межстрановые объединения с разной глубиной взаимодействия стран-участниц. В рамках этих двух моделей экономической интеграции страны-участницы получают значительные преимущества для своего экономического развития и одновременно на почве конфликта интересов и обостряющейся конкуренции возникает множество противоречий, противостояний, рисковых ситуаций.

Международная экономическая интеграция несет наибольшие риски для развивающихся и экономически отсталых стран. Для этих групп стран экономическая интеграция является, с одной стороны, жизненно важным фактором развития. Но, с другой стороны, она несет им ряд разрушительных последствий: утраты национальных ценностей и культуры, вывоза спекулятивного капитала, риска утраты политического суверенитета, снижения уровня национальной безопасности. Подобные риски и угрозы порождают стремление к поиску новых форм экономической интеграции и создают почву для дезинтеграционных тенденций. Для понимания механизмов дезинтеграционных рисков важно ориентироваться на базовые положения теории рисков, основы которых раскрыты, например, в статье Бородушко И.В. [16].

Закономерности международной экономической интеграции усложняются тем, что явно или в скрытой форме она сопряжена с политическими и даже военно-политическими целями взаимодействующих стран и групп стран. При этом объективные исторически обусловленные закономерности развития мирового хозяйства и влияние субъективных факторов, взаимно пересекаясь, создают трудно предсказуемые варианты интеграционных отношений и их ускоренную нелинейную трансформацию из одной формы в другую.

В современном мире крупнейшим интеграционным блоком является ЕС, устойчивость которого объективно обусловлена рядом благоприятных факторов: близостью экономического уклада и социально- политического устройства, достаточно высокий уровень экономического развития, исторический опытом последовательного развития взаимодействия стран с переходом к более высокому типу интеграционной модели. В процессе формирования ЕС имели место следующие основные этапы:

  • - - зона свободной торговли с участием 6 стран Западной Европы (60-е - 70-е годы XX века);
  • - создание таможенного союза с расширением круга стран- участниц ( 70-е - 90-е годы XX века);
  • - создание общего рынка с расширением круга стран-участниц (90-е - 2000-е годы);
  • - создание экономического союза с расширением круга стран- участниц на основе глубоких институциональных и инфраструктурных связей (1993 г. по настоящее время).

Текущая ситуация в зоне ЕС, несмотря на умеренный рост, характеризуется серьезными проблемами. Так называемый «евроскептицизм» порожден такими факторами, как: миграционный кризис; высокий уровень безработицы, особенно молодежи, в ряде стран; низкий уровень прироста ВВП; значительная неравномерность по территории ЕС уровня экономических показателей и социальных условий; макроэкономические дисбалансы между государствами-членами ЕС и внутристрановые противоречия. Принятая в 2010 г. стратегия «Европа 2020» направлена на обеспечение устойчивого роста путем решения проблем: 1) занятости, 2) исследований и развития, 3) изменения климата и энергетики, 4) образования и 5) социального развития. По данным доклада Европейской Комиссии, к настоящему времени только задачи №№3 и 4 решаются успешно. Но «кризис пустил под откос прогресс в достижении других целей» [39]. Указанные проблемы Евросоюза порождают риски дезинтеграции, наиболее резко выраженные в Великобритании.

Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЕС) является крупнейшим интеграционным союзом, объединяющим 21 страну (РФ, Япония, США, КИТАИ и др.), на долю которых приходится 55% мирового ВВП и 54% мировой торговли. Основными особенностями данного союза являются: наличие статуса совещательного консультативного объединения; крайняя разнородность состава стран- участниц; слабая реализуемость на практике вырабатываемых на ежегодных саммитах предложений. В ноябре 2017 г. состоится юбилейный 25-ый саммит АТЕС во Вьетнаме.

Россия является участницей ряда крупнейших международных интеграционных союзов. Кроме АТЕС, Россия - член «двадцатки», международного форума по проблемам глобальной экономики и финансов, очередной саммит которой состоялся в 2017 г. в июле в Гамбурге. Россия также является членом БРИКС, его саммит прошел в сентябре 2017 г. в Китае, и членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая провела саммит в июне 2017 г. в Казахстане.

Большое влияние на результаты интеграции России в мировое экономическое пространство имеют ее членство во Всемирной торговой организации (ВТО) и двусторонние соглашения РФ с целым рядом государств, предметом которых являются конкретные вопросы экономического взаимодействия.

СНГ явилось первой интеграционной организацией на постсоветском экономическом пространстве, который должен был обеспечивать институционно-правовую основу для организации межгосударственных отношений и некоторую нейтрализацию катастрофических последствий вызванных распадом СССР дезинтеграционных проявлений в экономике. Но действующие в рамках СНГ интеграционные механизмы к настоящему времени оказались недостаточными для эффективного экономического взаимодействия государств-участников в силу определенных расхождений позиций членов СНГ и усилившегося экономического и политического давления западных стран на государства постсоветской зоны евразийского региона.

Экономическая интеграция на постсоветском пространстве представлена такими объединениями, как Содружество независимых государств (СНГ), Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) , Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС, 2001 - 2014 гг.), Евразийский экономический союз (ЕАЭС, 2015 г. по настоящее время), Союзное государство России и Белоруссии (СРБ), Таможенный союз (ТС).

Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) было учреждено в 2001 г., его членами стали Россия, Белоруссия, Казахстан., Кыргызстан и Таджикистан. ЕврАзЭС было создано с целью развития экономического взаимодействия, торговли, эффективного продвижения процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства, координации действий государств Сообщества при интеграции в мировую экономику и международную торговую систему. Главный вектор деятельности Сообщества- обеспечение динамичного развития его членов путем согласования социально-экономических преобразований при эффективном использовании их экономических потенциалов в интересах повышения уровня жизни народов.

Договор о создании Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС вступил в силу в июле 2010 года и действует по настоящее время. Его основные задачи - беспошлинная торговля между странами участницами (РФ, Казахстан, Белоруссия) и общая таможенная политика при торговле с третьими странами. Более детально данный вопрос раскрыт в [52].

Соглашение о формировании преемника ЕврАзЭС - Евразийского экономического союза (ЕАЭС) - вступило в силу с 01.01.2015 года. Его учредителями были Росси, Казахстан и Белоруссия, а позже присоединились Армения и Кыргызстан. Созданием ЕАЭС знаменовался переход на новый уровень экономической интеграции. Обеспечивалось свободное перемещение между странами не только товаров, но и услуг, рабочей силы, капитала. Была обеспечена правосубъектность Союза путем учреждения его статуса в качестве юридического лица, что технически облегчило взаимодействие ЕАЭС с другими международными организациями.

Но, вместе с тем, текст Договора о ЕАЭС содержит некоторые положения, допускающие возникновение дезинтеграционных тенденций в Союзе. Причина кроется в недостаточном объеме полномочий у рабочих органов ЕАЭС и в отсутствии в Договоре положения о приоритетном праве Союза по отношению к национальному законодательству его членов. Например, решения Высшего Евразийского экономического совета и евразийского межправительственного совета не имеют прямого действия на территории членов Союза (п. 1 ст. 6 Договора о ЕАЭС). Для вступления в силу такие решения должны быть имплементированы в национальные законодательства членов ЕАЭС, но в Договоре о ЕАЭС не установлены сроки, в течение которых страны должны это осуществить (в праве Европейского союза такие сроки предусмотрены).

Еще одним примером того, что члены ЕАЭС могут отдавать приоритет своим интересам, вопреки общим целям Союза, может служить текст п. 13 и п. 30 приложения №1 к Договору о ЕАЭС. В соответствии данными положениями, если один из членов ЕАЭС не согласен с решением комиссии ЕАЭС, от он имеет официальное право не исполнять его и приостановить действие такого акта для остальных членов Союза.

Таким образом, правовая база ЕАЭС не обеспечивает создание наднациональных органов с четко обозначенными их компетенциями (как это имеет место в ЕС), что обусловлено спецификой позиции некоторых сран при заключении Договора о ЕАЭС.

Для современной России участие в процессах международной экономической интеграции является важной предпосылкой решения стратегических задач в области национальной экономики и оптимизации внешнеэкономических отношений. Вместе с тем, участие России в международной экономической интеграции сопряжено с рядом социально-экономических и геополитических проблем и рисков внешней и внутренней природы, требующих взвешенных решений, разумных компромиссов и эффективных превентивных мер.

Безусловно позитивную роль в развитии интеграционных процессов в зоне ЕАЭС имеет либерализация норм российского социально-трудового законодательства в отношении мигрантов из стран- членов ЕАЭС. Так, для данной категории мигрантов существенно упрощены правила пребывания и трудоустройства в России, они практически приравнены к гражданам РФ в праве на труд, в признании документов об образовании, в получении услуг в сфере образования, медицины, социального обеспечения.

Особое значение для России имеет ее членство и лидерство в ЕАЭС, призванном обеспечить экономическую интеграцию государств-участников через углубленное экономико-технологическое сотрудничество, расширение общего рынка, согласованную политику в области противостояния внешним экономико-политическим вызовам и внутренним социально-экономическим рискам, модернизацию экономики и создание конкурентных преимуществ на мировых рынках.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >